Глава 1

"Так оно и есть. Вы проследуете в гарнизон Гинзы, который осаждают демонстранты и передадите это генералу Хазаме из экспедиционных сил."

Кано не стал ходить вокруг да около. Он появился в назначенном месте и вручил Итами письмо, которое выглядело так, будто в нем содержался документ. В настоящее время они находились на одном из полей для гольфа в Сайтаме.

Томита и Курибаяши стояли в стойке смирно, поскольку находились в присутствии действующего министра. К Туке же и Итами это не относилось.

Секретарь Кано, Ноджи включил фары автомобиля, осветив зеленую полосу, а затем они услышали звук вертолета.

Рабочие в оранжевых комбинезонах стали заправлять вертолет из цистерны на грузовике.

Итами принял документ и задал вопрос, который таился в его сердце.

"Где Лелей?"

"Я ничего не могу сказать, учитывая мое положение. Делай так, как считаешь нужным."

Это было довольно хитро. Он не отдавал никаких приказов. Другими словами, Итами мог делать все, что ему заблагорассудится. Однако Итами не стал придираться к этому. Это было потому, что он уже решил спасти Лелей.

Кано продолжил говорить.

"Позвольте представить вашего пилота, Каваи из Каса Аэрлайнс. Когда-то он был лейтенантом в Силах Самообороны и он единственный, кого я мог сюда притащить.”

Пилот держал в одной руке карту, а вторую протянул Итами в знак приветствия.

Рад познакомиться лейтенант Итами. Я доставлю вас к 13.000 футов над Гинзой.

Итами пожал протянутую руку, но не смог воздержаться от восклицания, услышав кое что странное в этих словах.

"Эх!? Что значит, 13 000 футов?”

"Я объясню вам детали операции, лейтенант Итами. Взгляните на это.”

Ноджи шагнул вперед.

Секретарь Кано наклонился ближе, возможно, взволнованный атмосферой секретной операции, что витала в воздухе. Он посветил фонариком на листок бумаги, который лежал на капоте автомобиля.

И вот теперь я гадаю, что же он мне покажет, подумал Итами. Когда он посмотрел, то увидел, что это были чертежи купола гарнизона Гинзы.

“Министр получил эти данные через помощника в Министерстве обороны. Это национальная тайна, поэтому, пожалуйста, не раскрывайте ее. На вершине купола есть люк, через который можно пролезть. Если сможете попасть туда, то проникните внутрь, без проблем со стороны бунтовщиков. Врата находятся прямо под ним. Я подготовил веревки, так что вы сможете спуститься прямо перед Вратами."

Ноджи положил пучок 40-метровой красной альпинистской веревки, вместе в 8-образными карабинами и пряжками на капот авто.

После чего, он положил два дробовика сверху. Они представляли собой обрезы, что запрещены законом, и теперь они были примерно того же размера, что и пистолет-пулемет. Вместе с ними он положил коробку с патронами.

"К сожалению, мы мало что можем сделать с оружием. У нас не было выбора, поэтому мы украли личные дробовики персонала Министерства вместе со всем оружейным сейфом и сообщили о его пропаже, так что пожалуйста не возвращай их."

Итами был ошеломлен тем, как как секретарь министра мог так спокойно говорить о совершении преступлений.

“Мы были очень обеспокоены отсутствием огневой мощи, но, к счастью, у Томиты и Курибаяши есть личное оружие."

Томита и Курибаяси показали свои PDW, которые они держали в руках.

П.П ( PDW-Персональное оружие самообороны, термин, обозначающий лёгкое и компактное оружие)

А потом Ноджи достал большой чемодан.

"Вот длинный лук, который вы хотели. Тем не менее, вы точно сможете справиться с натяжением, Тука-сан?"

"Ара, лук натягивается спиной, а не руками."

Тука взяла лук, положила стрелу и натянула тетиву, чтобы показать, что она сможет стрелять.

"Акутэ-хно унджуху Ослашь-дфи жоро-аулм-уя вролгн!"

Она произнесла заклинание, чтобы ускорить стрелу попутным ветром, и выпущенная ей стрела попала по маленькому розовому флагу, стоящему в конце поля.

"Оххх! Ты проделала дырку в одном из них с такого расстояния! Невероятно! Если бы не увидел, ни за что бы не поверил."

Однако Итами указал, что не понял условий и высказался:

"Ах, подождите немного, вы только что говорили о парашютах?"

"Ах да. Эта операция возможна только потому, что вы и сержант Томита-квалифицированные десантники, лейтенант Итами. Ваши навыки прыжков с парашютом тоже являются профессиональными стандартами. К сожалению, мы не смогли обеспечить военные парашюты, поэтому вместо них мы получили два гражданских. Время было ограниченно."

Сказав это, Ноджи достал из багажника машины пару упакованных парашютов (в рюкзаках). Один он протянул Итами, а другой Томите.

"Томита, ты прыгал с парашютом?"

"Очевидно, он квалифицированный инструктор по прыжкам с парашютом.”

"Угу", сказал Томита и четкими отработанными движениями застегнул на себе лямки.

"Подождите, 13' 000 футов свободного падения? Ночью!? И тандемный прыжок!?"

Как только Итами собрался сказать, что это невозможно, Кано вмешался прежде, чем он успел что-либо произнести.

"К счастью, ты профессиональный парашютист! В конце концов, если ты не сможешь это сделать, то у нас больше не будет вариантов."

Итами обеспокоенно подошел к Кано.

Кано распространял дезинформацию; Итами вообще не обладал такими навыками. Итами не только не был профессиональным парашютистом, но и был вышвырнут за дверь инструктором по прыжкам с парашютом, другими словами, он был трусом.

Он пытался объяснить это много раз. Но, похоже, Таро совершенно забыл об этом факте во время этой чрезвычайной ситуации.

Однако Тука уже просунула руки в ремни и произнесла "Повезло мне.", и так он упустил возможность сделать это исправление. Казалось бы, она была очарована этим со времен Касумигауры.

"Йоджи! Помоги мне надеть это! Поторопись и надень это!"

Когда Итами пристегнул Туку ремнем безопасности, он сказал:

"К-конечно мы бы могли войти через другой люк или через метро. Например, есть знаменитые скрытые туннели в токийском метро; есть много способов подойти ближе? Даже если мы не будем высаживаться с воздуха..."

“Нет ничего подобного. Все эти подземные туннели находятся на территории Императорского дворца между Императорским дворцом и Нагатачо; они не простираются до Гинзы.”

“Ах, но…”

Ноджи уже обсуждал другие пути проникновения, и именно потому что у них не было другого выбора, он сказал:

"Ты меня слушаешь? Я уже говорил это раньше, но парашюты у нас яркие и очень привлекают внимание. Так что мы договорились с полицией. Когда вы высадитесь, мы на мгновение отключим питание Гинзы. Это должно погрузить улицы в темноту и никто вас не увидит. В это же время Спец подразделения полиции будет стрелять из водометов и начнут диверсионную атаку на протестующих. Это должно привлечь внимание врага. В это время вы упадете на Врата, лейтенант Итами, вам понятно?"

Хорошо, у нас нет времени. - Поторопись и приготовься, призвал Итами секретарь Ноджи. В конце концов Итами тоже надел парашют. Томита в это время тщательно готовил Курибаяши. Ремни безопасности были такими же, как и в дни, когда он проходил десантную подготовку, поэтому они не вызвали у Итами никаких трудностей.

Однако, возможно, Тука почувствовала вялость в движениях Итами, и она повернулась, чтобы задать ему вопрос.

“Только не говори мне, что ты не хочешь идти?”

И тогда Итами ответил:

"Извини, если это звучит, как предательство твоих ожиданий, но я очень не охотно пошел и в твоем случае. Я тогда очень боялся."

"Но в конце концов, ты все равно очень старался для меня! Я так счастлива!"

Тука обняла Итами. Для нее это звучало, как "Я победил свой страх перед огненным драконом ради тебя."

"Что страшнее, падение с высоты или огненный дракон?"

"Они примерно одинаковы. Кроме того, я неквалифицированный парашютист. Это против правил. Если бы люди из ассоциации парашютистов услышали об этом, они бы пожаловались.”

Однако, поскольку у них не было другого выбора, они должны были пройти через это.

"Все будет хорошо. Я уверена, что ты справишься, Йоджи.”

"Я думаю, что смогу быть храбрым, услышав это от тебя."

"Все будет хорошо. Если парашют откроется правильно, то я смогу контролировать место нашей посадки. Духи ветра были очень дружелюбны ко мне, когда я попробовала это в последний раз.”

После того, как она надела костюм для скайдайвинга и нацепила очки ночного видения, Тука заплела волосы в косу, чтобы они не мешали ей спускаться.

"Я так рада ,что буду гулять по ночному небу. И даже если мы упадем прямо вниз, я буду с тобой ... мм, звучит здорово.”

Тука была ужасно рада, когда она свободно призналась, что была бы счастлива умереть с ним.

Вертолет взлетел, а затем ускорился и полетел вперед.

Тряска внутри кабины была похожа на катание на американских горках.

В тот же миг внизу проплыл городской пейзаж. Уличные фонари, освещенные окна и огни на машинах - все это было похоже на падающие звезды.

Томита поправил ремешки Курибаяши и проверил не ослабли ли они. Поскольку весь вес после открытия парашюта придется на них, даже небольшая ошибка будет фатальна.

"Томита, ты веди. Я никогда раньше не прыгал в тандеме, так что я оставлю тебе проверку перед прыжком."

"Так что, я командую? Хорошо. Все, пожалуйста слушайте меня. Курибаяши я застегну наши ремни, так что пожалуйста сядь мне на колени."

"Тогда Тука, сядь на мои."

"Эх! Мы продолжим то, что произошло в больнице?”

"Как будто ты дурочка! Мы просто пристегнем ремни."

"Я знаю.."

Итами ударил Туку по голове, когда она подошла с "Уфуфу.."

"Ау.."

"После того, как мы пристегнемся и закончим осмотр, мы подождем пока Каваи крикнет "десять минут" а затем сядем на вертолетные салазки. Эль-ти, Тука, пожалуйста, сядьте рядом со мной. После этого, как только Каваи даст сигнал, мы прыгнем. Эль-ти, не забудь про тормозной парашют.”

Томита указал на маленький парашют внизу и справа от парашютного ранца Итами.

"Как насчет того, чтобы выпрыгнуть на третье "Прыгай"."

Томита кивнул. - "Самое время" - сказал он, а затем протянул руки под руки Курибаяши и позволил ей сесть к нему на колени, прежде чем начать соединять их ремни безопасности.

"Эль-ти, ты в порядке? Ты выглядишь немного бледным."

Курибаяши посмотрела на него сквозь очки. Его пальцы определенно не дрожали от холода.

Итами поспешно закрыл лицо очками.

"Не смотрите на меня свысока, я был бывшим членом SFGp, знаете ли. Я ветеран парашютного спорта и все такое.”

П.П (SFGp - контртеррористическое подразделение Сухопутных сил самообороны Японии, созданное бывшим агентством обороны Японии для противодействия террористической деятельности и предотвращения партизанских атак на японскую землю)

Серьезно? Курибаяши бросила на него подозрительный взгляд.

"Это так. На самом деле я супер S-класса и просто притворяюсь отаку, потому что это раздражает. Если что-нибудь случится, Я помогу тебе, так что расслабься и прыгай.”

"Какого черта ты говоришь? Что это за чушь чунибье?!"

“Но это же круто, да?”

Подумать только, он действительно мог сказать это, несмотря на то, что никогда не делал этого раньше.Поскольку вокруг него были опытные люди, Итами в конечном итоге учился у них в своей повседневной жизни, и благодаря своим личным тренировкам и практике он получил удивительное количество навыков из своего окружения.

Однако Курибаяши не была полностью убеждена. Она пробормотала: "Так ли это" и несколько раз кивнула.

"Курибои, когда будешь падать, не забудь крепко держать Томиту за руку, хорошо? И крепко держись за ремни. Кроме того, произойдет внезапное изменение давления воздуха, что повредит уши. Ты знаешь, как выровнять давление?"

Курибаяши ответила: "Ах, да." и это заставило его сильно нервничать. Неужели она действительно верила, что Итами был опытным специалистом в этом деле? Итами указал на высотомер на запястье Томиты. Он показывал 12, но стрелка уже была на максимуме. Если бы на нем было число 13, то стрелка, вероятно, указывала бы туда.

"Томита, я открою рано и буду спускаться медленно. Не волнуйся, если не увидишь меня.”

"Роджер!"

"Лейтенант Итами! Десять минут до прыжка!"

Когда слова пилота достигли его ушей, Итами собрал остатки своего мужества, наполнил им свое тело и глубоко вздохнул.

* * *

Лю слегка кашлянул, затем поднес микрофон ко рту и повернулся лицом к массивным Вратам перед ним.

"Мы-международная НПО, которая стремится освободить Особый Регион от монополии Японии! Господа из JSDF, пожалуйста, разрешите нам войти в Особый Регион!”

В центре Врат стоял танк Тype 74, окруженный стеной из людей. Позиция Сил Самообороны состояла в том, чтобы отказать всем во въезде в Особый Регион и их ответ был в пределах ожидания Лю.

"Особый регион находится под управлением японского правительства. Мы никому не позволим войти без разрешения правительства.”

"Вы, по сути, утверждаете, что Особый Регион-это японская территория. Мы не можем это терпеть. Договор по космосу, подписанный японским правительством, также применяется к Особому Региону, и он запрещает какой-либо стране претендовать на него.”

П.П (Грубо говоря, он запрещает милитаризацию космоса итп)

"Пожалуйста, направьте эти требования правительству. Мы никогда не рассматривали Особый Регион, как охватываемый Договором по космосу. Это связано с тем, что договор касается бесхозных небесных тел и пределов космоса. Однако Особый Регион и Арнус являются суверенной территорией империи. Они не охватываются Договором по космосу. Кроме того, наша страна подписала договор с Империей, признающий наши права на территорию вокруг города.”

"Международное сообщество не признает такой страны, как Империя. Мы считаем, что этот Особый Регион является неуправляемым небесным телом. Такие рассуждения когда-то использовал бывший премьер-министр Ходзе. Поэтому Особый Регион подпадает под действие Договора по космосу!”

"Во время инцидента в Гинзе ситуация была другой. Наша страна подписала договоры и соглашения, которые признают существование империи как государства. Поэтому договор по космосу не применяется.”

“Только японское правительство признало государственность империи. Международное сообщество-нет. Вы должны посмотреть на декларацию, которую мы, представители различных наций, подготовили.”

"Как я уже говорил, такие требования должны быть адресованы японскому правительству. Какие бы причины вы ни придумали, мы в конечном итоге действуем в соответствии с приказами нашего правительства. Мы не можем позволить вам пройти, если у вас нет разрешения правительства.”

"Если вы так и будете упрямиться у нас не будет иного выбора. Чтобы помешать японскому правительству претендовать на Врата, мы уничтожим их. Вам приемлемо такое?"

Два больших грузовика позади Лю завели свои двигатели, наполняя внутреннюю часть купола шумом и черными выхлопными газами. Охранявшие Врата войска Сил Самообороны подняли оружие, готовясь открыть огонь на поражение в любой момент. В воздухе повисла жажда крови. Пушка танка повернулось на грузовики.

Лю отложил микрофон и что-то проворчал себе под нос.

"Это грубая работа. Я больше подхожу для интеллектуальных задач.”

Он слышал, что японцам не хватает чувства опасности, но, похоже, это не так. Лю понимал, что дальнейшие переговоры бессмысленны, но в настоящее время такие бессмысленные переговоры необходимы для успеха операции. Они должны были выиграть время.

"Мы дадим вам время на размышления. А пока тщательно подумайте о том, что вам делать дальше."

После того, как он обратился к персоналу Сил Самообороны, как бы сделав им одолжение, он ушел.

Люди за его спиной подошли и уставились на JSDF, как бы заполняя оставленную им брешь. Это было так же, как пара подростков-правонарушителей, оценивающих друг друга перед дракой.

После ухода Лю с линии фронта он обнаружил, что один из военных командиров, майор Ву Лянпао яростно кричит на людей вокруг. Лю спросил майора Ву, в чем дело.

"Ахххх, почему они тоже отключили связь? Теперь мы даже не можем связаться с Диабло по ту сторону."

"Номер, который вы сейчас набрали недоступен..." произнес механическим голосом телефон.

"Мы были вынуждены сделать это."

Солдат, ответственный за перерезание кабелей, ответил:

“Вы так говорите, но мы понятия не имели, какие кабели контролируют сотовую сеть особого региона! Кроме того, мы просто выполняли наши приказы о прекращении связи японского правительства со специальным регионом.”

Майор Ву пнул колесо одного из грузовиков.

"Черт возьми! Все, что вы должны были сделать, это прервать связь между японским правительством и Особым Регионом, но вы также прервали и нашу связь с Диабло. И что же нам теперь делать?"

Солдаты молча смотрели на своего командира, который бросал резкие фразы, находясь во власти своих эмоций. Лю чувствовал, что это может повлиять на моральный дух, если он будет продолжать, и поэтому он попытался успокоить Ву:

"Пожалуйста, успокойтесь, майор. Именно я отдал приказ о внезапном изменении оперативного плана. Отсутствие координации, вызванное этим изменением, является моей виной.”

"Нет, это не ваша вина, шеф Лю. Если кто и виноват, так это Диабло за то, что не положил Нефритовую стену в коробку!”

Первоначальный план состоял в том, чтобы воспользоваться неразберихой, чтобы захватить контроль над грузовиком, содержащим ящик, и завладеть Нефритовой стеной, которая должна была быть в ящике. После этого они окружат гарнизон Гинзы людьми из других стран во имя протеста, скоординируют дипломатическое давление с протестующими и средствами массовой информации и таким образом заставят руководство Врат передать их международному сообществу.

Однако, когда они открыли коробку, они нашли только посох внутри.

В панике они связались с Диабо, чей ответ был "Если вы хотите Нефритовую стену, тогда сделайте меня императором. Что случилось с войсками, которые вы должны были передать мне? Если вы не пойдете на сделку, вы можете забыть о том, чтобы получить свою драгоценную Нефритовую стену.”

"Как только японское правительство закроет Врата, мы не сможем послать людей Вашему Высочеству, даже если бы захотели. Поэтому она нам и нужна. Доверьте нам безопасность Нефритовой стены.”

"В таком случае все, что вам нужно, это блефовать, не так ли? Вот почему я послал тебе ее посох. Используйте его с пользой, заставьте их думать, что Нефритовая стена в ваших руках, и это все, что вам нужно.”

"Как мы сможем это сделать? Японцы на это не клюнут.”

“В таком случае нет смысла продолжать этот разговор.”

"У вас ... у вас действительно есть Нефритовая стена, Ваше Высочество?”

“Конечно. Приведите 10 000 вооруженных и бронированных людей, и я передам ее вам.”

На данный момент у Лю было два варианта.

Первым было сдаться и вернуться домой с поражением. Другой - захватить Нефритовую стену у Диабо, войдя в Особый Регион. Лю был вынужден решить свою судьбу в очень короткое время.

"Даже если мы войдем в Особый Регион."

Лю посмотрел на протестующих перед ним, и его разум затуманился.

Номинально их называли протестующими, но люди перед ним были немного больше. чем международная НПО, собранная из разных стран. Там были мобилизованные студенты вместе с членами коммунистической партии в дополнение к подразделению вооруженных людей под его командованием.

Это было то подразделение спецназа, которое дало Комакадо ошибочное впечатление, что это была армия, но правда заключалась в том, что они не принадлежали к Народно-освободительной армии. Они были военным подразделением секретной агентурной организации, созданной партийным разведывательным аппаратом.

Чтобы вести тайную деятельность за границей, это подразделение состояло из турок, монголов, корейцев, белых и различных других рас и этнических групп. Конечно, среди них были и японцы. Кроме того, у каждого из них были некитайские паспорта... например, у турок были турецкие паспорта, были паспорта из Пакистана, России, Монголии, Японии, Тайваня и тому подобное. Они также не говорили на мандаринском языке; они использовали более редкие языки или английский. Конечно, каждый из этих них был способным человеком.

Лю принял решение.

Он выбрал женщин из этой секретной оперативной группы и сформировал из них команду.

"После этого мы устроим больше хаоса, чем планировали. Притворитесь туристами, которые попали в замешательство, и обратитесь за помощью к персоналу JSDF в гарнизоне. После этого мы пробьемся внутрь. Как только мы обрушимся на купол всей толпой, они наверняка заберут вас в Особый Регион для защиты."

Среди дюжины женщин-оперативниц самая младшая, Лин Фанхуа, наклонила голову и спросила:

"Если это то, что вы приказываете, то мы сделаем это. Но с вами все будет в порядке, шеф? Они не нападут на вас, если вы будете с пустыми руками?”

"Японцы всегда не решались стрелять. В частности, они жестко осуждают людей, которые применяют силу к безоружным людям. Кроме того, у нас есть люди из многих стран, поэтому они не посмеют ничего сделать из страха быть осужденными Международным сообществом, если они будут убивать людей.”

"Что мы должны сделать после того, как попадем в Особый регион?"

"Естественно, вы должны захватить Нефритовую стену. Вы принесете Нефритовую стену сюда любыми необходимыми средствами. Как только вы достигнете Особого Региона установите контакт с принцем Диабло. После этого потребуйте, чтобы он передал Нефритовую стену.”

"А что, если Диабло окажет сопротивление?”

“Любыми необходимыми средствами. Пока вы можете получить Нефритовую стену, Диабо является расходным материалом. Это ваша миссия. Ты понимаешь?”

После этого Лю и другие заставили студентов и рабочих, принимающих участие в протестах, пробиться в гарнизон Гинзы Там они окружили ворота и уставились на полностью вооруженных военнослужащих JSDF.

Майор Ву убрал бесполезный телефон в нагрудный карман и повернулся к шефу Лю.

"Во время своего обучения в академии, я узнал, что простота является ключом к успеху. Расчет на других или удачу должен быть сведен к минимуму, а задачи, поставленные перед каждым человеком, должны быть максимально простыми и понятными. Наличие мощного резервного плана также имеет важное значение. С этой точки зрения эта операция вообще не имеет смысла.”

Их цель - успешное получение нефритовой стены по прихоти Диабо теперь находилась в руках женщин оперативниц. Даже если бы их целью были переговоры с JSDF и японским правительством, было бы очень трудно заставить Японию уступить, просто взяв гарнизон Гинзы.

Возможно, слова Ву раздражали его, потому что Лю ответил самоуничижительно:

"В самом деле, возможно, все, что ты видишь-это битва, которая лежит в конце этой дороги. Но есть все шансы на успех. Тебе не о чем беспокоиться.”

"Однако, как вы можете видеть, нынешние обстоятельства вовсе не благоприятствуют нам.”

"Конечно, нет. Мы не будем противостоять JSDF с нашей боевой мощью здесь. Мы можем подчинить себе японское правительство, нападая на него во всех аспектах. Например, простое запрещение экспорта редкоземельных элементов серьезно повлияет на японскую экономику. Шок будет похож на взрыв в резиденции их премьер-министра. Кроме того, мы можем арестовать японских рабочих по обвинению, которое может повлечь за собой смертную казнь. Кроме того, мы можем устроить Японии трудные раздувая иену. Например, если мы купим большое количество иены, это нанесет смертельный удар по экспортной промышленности Японии. Согласно тому, что мы видели в телевизионных новостях, их городская инфраструктура очень уязвима для взлома. Потери, которые они понесут, неисчислимы. Мы можем запросить такую невоенную поддержку в любое время. Не волнуйся.”

“Эти штуки действительно эффективны? Все это кажется мне расплывчатым.”

"Я уверен, что ты подумал бы так, как военный человек, который проводит свое время в окружении оружия, которое непосредственно повреждает человеческие жизни и имущество. Однако эта операция проводится нами, невоенным ведомством. В моем случае я могу в полной мере использовать все имеющиеся в моем распоряжении методы, включая ваши собственные вооруженные силы, чтобы нанести удар по всем аспектам японского общества и тем самым обеспечить успех этой операции.”

"Шеф Лю ... у представителя НПО есть вопрос. У них есть свои сомнения относительно действий, которые мы предприняли, которые вышли за рамки того, что ожидалось. У них есть серьезные опасения по поводу эскалации беспорядков. И тогда есть вопрос обсуждения стратегии борьбы со СМИ…”

"Японские СМИ в наших руках. Свяжитесь со штабом и попросите их дать нашим сторонникам морковку. Это должно позволить нам сохранить это в тайне еще на один день или около того. Тогда не забудьте запросить второй раунд поддержки от нашей страны, чтобы встряхнуть японское правительство. Хотя, возможно, мне придется заняться координацией между другими НПО... майор Ву, я оставлю это место для вас на данный момент.”

Ву устало отсалютовал и сказал: “Роджер.”

Глава 2

Двенадцать женщин-оперативников, которым удалось избежать беспорядков в Гинзе, делающие вид, что просят помощи успешно проникли в Особый регион и сейчас шли за персоналом Сил Самообороны.

"Пожалуйста, подождите здесь, пока Гинза успокоится.”

Их отвели в небольшую комнату на четвертом этаже здания.

Внутри близко друг к другу стояли шесть двуспальных кроватей. Другими словами, они будут ждать здесь, пока беспорядки не утихнут.

Похоже, их туристическая маскировка сработала, потому что никто не был начеку.

Хотя у дверей стояли два часовых, оперативницы считали это вполне нормальным.

Они открыли окна, чтобы выглянуть наружу и узнать, что происходит снаружи. Охранники увидев это спросили что происходит. Линг играла роль иностранной туристки, изо всех сил старающейся выразить свои мысли, и намеренно спотыкалась в своих словах.

"А, туалет... мы не можем пойти?”

"Нет. С этим все в порядке."

Им разрешили сходить в туалет, а обед доставили в полдень, так что не было ощущения, что кто-то их опасается. Однако у входа в коридор как будто была невидимая граница. Как только они приблизятся, кто-нибудь мягко, но твердо скажет им, что дальше идти нельзя.

"Здесь не может? Мы приехали, весь путь, Особый регион, хотим, выходить на улицу, гулять, гулять."

“Мои глубочайшие извинения. Вы просто укрываетесь здесь во время чрезвычайной ситуации, и вам не было дано разрешение на въезд в Особый Регион.Поэтому вам разрешается передвигаться только в пределах этого здания. Надеемся на ваше понимание."

Даже милая улыбка в сочетании с искренней мольбой не могла убедить часового пропустить ее. Побежденная, Линг вернулась в свою комнату.

“Как там снаружи?”

Она обратилась с этим вопросом к одной из своих коллег, которая смотрела на улицу и ответ был не очень многообещающим.

"Много работы. Тут и там ездят машины.Похоже они очень заняты."

"Силы Самообороны ведут решающую битву с Империей.Наверное они готовятся к этому."

"Нет. Это так же возможно из-за того, что мы взяли Врата в Гинзе силой и они готовятся уничтожить нас."

По правде говоря, этот шум был вызван приказом Идатен, который был отдан, когда гарнизон Гинзы был захвачен.Подразделения, удерживающие форт в Арнусе, готовились к эвакуации в соответствии с приказом о подготовке к отступлению.

Чтобы подготовиться к предстоящему приказу "Белый кролик" , они закапывали топливо и боеприпасы в ямы, а затем устанавливали взрывные заряды, чтобы взорвать их на месте, в дополнение к выбору того оружия, которое они вернут и какое бросят здесь.

"Черт возьми... мне придется оставить тебя.…”

В ангаре JASDF Камикода потерся лицом о свой любимый Фантом, а затем вылил содержимое литровой бутылки на колесо шасси. Трудно было себе представить, что он простится со своим любимым самолетом так рано и таким образом, Курихама плакал рядом с ним.

Возможно, экипаж грузового самолета С1 чувствовал то же самое. Они очистили салон и по своему попрощались. Затем с грохотом захлопнулась дверь ангара.

Командир крикнул на Камикоду и Курихаму.

"Эй, Курихама! Мы идем, отрывай Камикоду от его самолета!”

"Командир. Пожалуйста, дайте нам еще немного времени. Для него это все равно что попрощаться с женой.”

"Ахххх, тогда ничем не помочь. Идем вперед первыми."

"Хорошо, спасибо командир!"

Персонал JASDF собрал свои сумки и двинулся к Арнусу. Около укреплений стояло большое количество грузовиков и других транспортных средств, чтобы немедленно покинуть этот мир через Врата.

Однако женщины-оперативники этого не знали, и для них это выглядело как подготовка к полномасштабному наступлению.

"Мы ничего не можем сделать, когда повсюду бегают вооруженные солдаты.”

“У нас нет выбора. Придется подождать пока не стемнеет."

Они болтали, читали книги и в остальном делали вид, что проводят время в ожидании заката.

В то время как военнослужащие JSDF иногда проверяли их, спрашивая: “вам что-нибудь нужно?" из-за того, что они были женщинами с ними вели себя очень вежливо: не заходили без стука и не подглядывали за ними. Поэтому время проходило для них без всякого напряжения.

В конце концов, солнце село, и после того, как они поужинали, наступил вечер. Однако количество людей вокруг них не уменьшилось, а окружение не успокоилось.

Кроме того, снаружи послышался шум беспорядка, смешанный с несколькими криками и воплями. Они даже слышали звуки выстрелов и взрывов. Это были явные признаки борьбы.

"В чем дело?”

Все высунули головы из окон, чтобы посмотреть, что происходит снаружи. В городе у подножия холма горел огромный костер. Казалось, что там был пожар.

"Что мы должны делать?"

Линг выглянула в окно и почувствовала, что персонал JSDF сосредоточен на том, что происходит снаружи.

"Мы должны улизнуть в этой суматохе. Здание располагается в соответствии с нашей информацией. Мы выйдем через окно и направимся к Арнусу пешком.”

Девушка в очках задала вопрос.

"Проблема сейчас в том, как наладить контакт с Диабо. Мы не знаем, как он выглядит и где его искать. Кроме того, разве это не так называемый принц в бегах?”

"В настоящее время мы знаем, что у Диабо есть женщина-переводчик, которая знает японский язык. Ее имя, по-видимому, Паначе. Она благородная женщина в этом мире. Я уверена, что она должна выделяться, куда бы она ни пошла.”

"Давай спросим кого-нибудь, где она.”

Проникновение и побег были их специализацией. Им не нужно было ничего обсуждать. Вскоре они превратили простыни в веревку и занялись приготовлениями.

Дамы выбрали шестерых из своего числа, а другая половина придумала бы алиби для того, почему остальные ушли. Это было потому, что кто-то поймет, что что-то случилось, если они все сразу исчезнут. Линг засунула скомканное полотенце под одеяло, чтобы было похоже, что она спит, затем молча открыла окно и медленно протянула руку наружу.

Учитывая, что они прошли специальную подготовку, связывание простыней в веревку и спуск вниз е составили проблем. Полдюжины женщин в тени казарм JSDF тихо направились к Арнусу, сердцу беспорядков,

* * *

Приказ Идатен глубоко затронул и жителей Арнуса.

В конце концов, вокруг было меньше персонала JSDF, несколько из них передали сообщение жителям, а затем внезапно исчезли.

"Что случилось? К чему такая спешка?”

"Шеф-повар увидел бегущего мимо знакомого военнослужащего JSDF и окликнул его."

"Был отдан приказ готовиться к отступлению в любое время."

“Разве ты не сказал им, что останешься здесь?”

"Если приказ Идатен был отдан, то все обязаны отступить."

Шеф-повар выругался: "Черт возьми!"- и пнул ногой стул.

“Почему все уходят, разве они не собирались оставить здесь кого-то?”

"Кажется у Врат что-то случилось, или, по крайней мере, они так сказали.”

Это неполное объяснение наполнило работников ALC тревожным чувством "наконец-то пришло время"- Это беспокойство вскоре распространилось на весь Арнус

Проблема заключалась в том, что не только жители Арнуса были обеспокоены, но это чувство распространилось и на вновь прибывших беженцев.

Как упоминалось ранее, эти новые беженцы были не из деревни Кода. Они были сиротами и жертвами "выжженной земли" кампании Зорзала. Это были осиротевшие дети, старики, потерявшие свои семьи, раненые и многие другие, все те, кто получил защиту Арнуса.

Воспоминания о массовых убийствах все еще были живы в их сознании, и без JSDF в качестве защитников, они снова будут подвергнуты кошмару, который Зорзал обрушит на них.

“Что же нам делать?"

“Мы должны попросить их взять нас с собой.…”

"Это никак не сработает. Неужели они и нас с собой не возьмут?”

"Как они могут быть такими безответственными? Разве они не обязаны заботиться о нас до самого конца?"

“Даже наши собственные лорды не сделали ничего, чтобы помочь; почему армия чужой страны заботится о нас? Они вообще ничего не обязаны делать. Мы должны быть благодарны, что они даже дали нам временное место для проживания.”

"Это правильно. Но я не хочу голодать и не хочу умирать. И мне надоело бояться. Я лучше буду жить в упадке и считаться вредителем, а не жить в гордой бедности! "

Беженцы смотрели друг на друга и беспокойно обсуждали происходящее.

В конце концов, они пришли к консенсусу, что они скажут JSDF: “пожалуйста, не оставляйте нас здесь, Если вы убегаете, то возьмите нас с собой.”

Но в углу зала заседаний, куда все пришли, чтобы обсудить вопросы, была группа, которая следила за окружающей обстановкой, они говорили о вещах, которые несколько отклонялись от основной беседы.

“Их безопасность сейчас слабее.”

" Все очень встревожены. Сейчас самое подходящее время, чтобы вызвать хаос.”

После того, как они услышали слова, которыми обменивались позади них, дети почувствовали странное предчувствие и наклонили головы, пытаясь понять, о чем они говорят. Однако они не могли понять, что содержание этого разговора было угрозой для безопасности каждого.

Гарпия Туваль стояла в углу этого зала.

На нее не действовала атмосфера беспокойства вокруг и она сидела на месте со спокойным выражением лица. С другой стороны, это было не столько спокойствие, сколько отсутствие беспокойства. Она просто не чувствовала дискомфорта, как все остальные. Каждый день казался нереальным с тех пор, как ее привезли сюда. Она задалась вопросом, исчезли ли ее чувства.

Она и остальные девушки решили забыть о своей жизни в Акушо и покинуть Имперскую столицу, чтобы начать новую жизнь со своими мужьями. Жизнь в пограничной деревне была отнюдь не легкой. Она не привыкла к напряженному образу жизни, который каждый день приводил ее и ее мужа в изнеможение. Но помимо этого, она была счастлива и удовлетворена. Это было потому, что в их сердцах была надежда на то, что завтра будет лучший день.

Но потом эти дни внезапно у нее отняли. Когда она пришла в себя, она обнаружила себя в медицинском учреждении Сил Самообороны в Арнусе. Почему она там оказалась? Что же случилось? Понять последовательность событий, которые произошли, было нелегко, и она не знала, как реагировать на все то, что внезапно произошло с ней. Даже когда она размышляла о том, что произошло, воспоминаниям не хватало ощущения реальности и свежести. Она не могла отличить то, что было правдой, от того, что было просто сном. Дошло до того, что она стала думать, что все после отъезда из столицы Империи было иллюзией или сном. Она даже думала, что ей нужно вернуться к своей повседневной работе, стоя по углам Имперской столицы и подбирая клиентов, дергая их за рукава.

И все же, это могло бы быть лучше. Таким образом, она могла бы сказать: “какой глупый сон” - и больше не обращать на него внимания.

Она подняла глаза и увидела незнакомый потолок конференц-зала, простирающийся над головой. Стены были завалены футонами и подушками из превосходных материалов.

Она надела тапочки из материала, который назывался “резина” или что-то в этом роде, затем медленно подошла к умывальнику, чтобы умыться. Глядя на себя в зеркало, она подумала о чем-то вроде:

Как она себя чувствует сейчас? Ей было грустно?

Честно говоря, она думала: “я знала, что это произойдет”. Она закончила так потому, что существо вроде нее пыталось сбежать от Акушо. Акушо, которому она принадлежала.

Однако голос позвал ее по имени и вернул к реальности.

"Туваль. Я собираюсь потом договориться с людьми наверху и привести их к себе. А пока не могли бы вы помочь мне позаботиться об этих детях?"

Оглянувшись, она увидела стоящую там женщину. С ней была группа сирот. Очевидно, ее звали Тоухатта. В ней, казалось, текла кровь многих рас, поэтому Туваль не могла определить ее вид.

"Мне, заботиться о детях?”

"Да. Кажется, что вы совершенно свободны, не могли бы вы это сделать?”

Некоторые из беженцев были полны энергии и жизненных сил, заботясь об остальных.

Нет, возможно, они сделали это, чтобы избежать встречи со своими собственными страданиями. Люди становились сильнее, пока им было кого защищать.

" Ты можешь? Тогда я оставлю их тебе.”

Она еще даже не согласилась, но прежде чем она поняла это, Туваль была вынуждена заботиться о детях.

Она посмотрела на детей с озадаченным выражением на лице. Дело в том, что Туваль плохо ладила с детьми. Когда они заплакали, она не знала, что с ними делать.

Она попыталась вспомнить свои детские годы, но не смогла найти никаких соответствующих переживаний. Это было потому, что никто не заботился о ней и не помогал ей, когда она плакала, поэтому все, что она могла сделать, это перестать плакать

Если бы они были мужчинами, остановить их слезы и подбодрить их было бы легко.

Она думала об этом, глядя на плачущего мальчика. Вероятно, он поцарапал колено, когда упал. С ее умениями, отточенными годами ловли, она могла играть с мужскими сердцами, как ей заблагорассудится. Например...

"Эх, почему я думаю о таких глупостях?”

Она покачала головой и заставила себя вернуться к реальности.

“Это просто слишком рано для всех вас.”

"Слишком, слишком рано."

"Какие лица будут у людей, если они услышат это", - тихо пробормотала себе под нос Туваль, а затем осторожно посадила плачущего мальчика к себе на колени.

По какой-то причине было что-то странное в том, как он плакал. Он чувствовал себя немного не в своей тарелке.

“В чем дело? Что случилось?”

Пока она смотрела на них, несколько детей вдруг покатились по земле с болезненными выражениями на лицах ти застонали в агонии.

" Что случилось? Что происходит!?”

Один из встревоженных детей посмотрел на того, кто был на земле и спросил: “у тебя болит животик?”

Они были больны? Они были ранены? Неужели они съели что-то плохое?

Несмотря на панику, Туваль случайно позволила ребенку упасть с ее колена, ребенок, который упал с ее колена, разорвал свою одежду и стал огромным.

“Это... это же дар?!"

Дар были своего рода монстром, который подражал людям или полулюдям, чтобы проникать в города и деревни. Они поглощали людей или полулюдей, которые заботились о них. Какими бы милыми или невинными они ни казались, это была не более чем мимика монстра. Дело в том, что они не были детьми.

Со всех сторон раздавались крики.

"Это чудовище!”

“Мы обречены! Никто нас не спасет!”

"Помогите!”

"Беги! Они нас съедят!”

Человек, который подул в тихую флейту отобрал их спокойную жизнь.

Глаза чудовища налились кровью и он обнажил острые когти и клыки, нападая на все вокруг. Пока Туваль смотрела, Дар бросился на детей перед ней.

"Убегай!”

Туваль крикнула детям, чтобы они бежали. Это было все, что она могла сделать.

Однако Дар схватил ребенка, который не смог вовремя убежать. Он с хрустом раскроил череп, затем оторвал конечности и сунул их в пасть.

"Айййййй.... Ааааааааий...."

Кровь залила ее тело, и Туваль попятилась.

Дар перевел взгляд на Туваль. Голоса вернувшихся мужчин сменились плачем женщин и детей, и они распространились по всему лагерю беженцев. Таким образом, беженцы стали первой мишенью этого чудовищного акта терроризма.

Глава 3

 

Ночью огонь вспыхнул во всех временных постройках и между ними стали сновать монстры.

Это было не просто один или два. Множество Дар отлавливали паникующих людей.

"Враг атакует лагеря беженцев? Они подожгли это место!”

"Нет, дети превратились в чудовищ! На всех нападают!”

"Именно так поступила бы армия Зорзала, черт возьми!"

Люди из Сил Самообороны схватили свое оружие и поднялись на ноги. Однако, поскольку они получили приказ Идатен им было запрещено покидать гарнизон Арнуса.

"Почему?"

Когда их люди подошли к ним, офицеры приказали военнослужащим сдерживаться.

"Значит ли это, что мы должны смотреть, как беженцы умирают на наших глазах?”

"Ты не можешь так рисковать. Если выйдешь, то больше не сможешь вернуться!"

Когда он остро ощутил давление, исходящее от его подчиненных, майор Хигаки вытер лоб от пота, который бисером выступил на нем, и повторил: “вы не можете, это приказ.”

"Ребята из других подразделений не могут этого сделать, но мы можем."

“А что мне делать с нашими номерами?"

За исключением 3-й разведгруппы, 1-я-6-я разведгруппы при штабе разведки были распределены по различным боевым группам для участия в операциях против Зорзала.В настоящее время под командованием Хигаки была только 3-я. Итами больше не был лидером, в то время как Фурута, Курокава, Курата, Курибаяси и Томита так же отсутствовали. Остались только сержант-майор Кувабара и еще шесть человек.

Когда Кувабара настоял на том, чтобы уйти, Хигаки вытер пот обеими руками, как будто пытаясь стереть свое кислое выражение.

“Нет. Я не могу этого допустить.”

“И все же мы не можем просто оставить этих граждански, верно?"

“Таковы правила. Как только будет отдан приказ Идатен, мы должны приготовиться к отъезду."

"Нет необходимости подчиняться таким приказам!" - Крикнул рядовой Тозу.

Однако офицер-инструктор, стоявший рядом с Хигаки, упрекнул его.

"Ты идиот! Как, по-вашему, должна функционировать организация, если люди не подчиняются приказам?"

“Это правда, но мы все еще люди. Как мы можем называть себя всеми любимыми Силами Самообороны, если мы просто наблюдаем, как люди находятся в трудном положении?"

“Что вы имеете в виду, говоря такие банальности?”

“То же самое говорил и Эль-ти.”

"Хватит!" - крикнул Хигаки и хлопнул ладонью по столу.

Я прекрасно понимаю, что вы хотите сказать. Но я не могу отпустить вас. Это потому, что если будет отдан приказ "Белый кролик" нам придется как можно скорее вернуться к Вратам. По крайней мере, вы должны оставаться рядом и не уходить слишком далеко. В противном случае вы можете застрять здесь и не сможете вернуться.”

Однако, Кувабара поправил шлем и сказал:

Не волнуйся, выход найдется. В конце концов, Лелей-кун сможет снова открыть нам путь.

“Что это значит?”

На этот раз настала очередь Хигаки задавать вопросы. Способность Лелей открыть Врата рассматривается как государственная тайна, так что он не знал об этом. Тот факт, что его подчиненный более низкого ранга информировал его об этом, был странным поворотом событий.

Возможно, Хигаки принял объяснение Кувабары, но он все равно покачал головой и сказал: “Нет.”

“Даже если она попытается, нет никакой гарантии, что это сработает, разве не так? Я не могу рисковать тобой из-за возможности.”

Даже солдаты 3-го разведывательного полка не знали, сколько раз Лелей добивалась успеха. Тем не менее, они уже начали собирать людей, которые хотели остаться при условии, что Врата могут быть открыты снова. Поэтому можно сказать, что многие люди с нетерпением ждали этого. И поэтому они закричали:

“Мы будем в порядке. Просто оставьте это нам!”

"Нишина, у тебя ведь есть жена?”

“Если я буду стоять и смотреть, как умирают женщины и дети, как я смогу вернуться к своей жене? Она сильная женщина, она скажет, что ненавидит меня, а потом разведется со мной.”

“Я не хочу сворачиваться калачиком и прятаться от этого!”

"Вы, парни...."

Хигаки оглядел остальных, как будто они были сияющими, блестящими существами.

“Если ты не можешь одобрить все, что угодно, можешь хотя бы притвориться, что не видел этого? Мы возьмем на себя ответственность за это. Иначе я не смогу с гордостью сказать своим внукам, что дедушка сражался, чтобы защитить всех.”

Эти слова исходили от старшего сержанта Кувабары. Однако Хигаки просто уставился на свой стол и ответил дрожащим голосом:

"Я не могу. Это единственное, чего я не могу допустить.”

"Майор!"

“Это потому, что если кто-то и возьмет на себя ответственность за это, то только я!"

У офицера-инструктора рядом с ним было удивленное выражение лица, когда он спросил:

"Майор Хигаки?"

"Если кто-то и должен взять на себя ответственность за это, то это буду я. Вы все мои люди, и все, что вы делаете, должно выполняться под моим командованием.”

"Майор?”

Хигаки встал и оглянулся на офицера-инструктора.

"Может быть, так оно и есть сейчас. Для меня это так!"

 

“?”

"Как только будет отдан приказ Идатен, весь личный состав экспедиционных сил особого района должен покинуть свои посты и начать боевые действия, чтобы подготовиться к отступлению. Они будут ждать, пока приказ "Белый кролик" не будет дан или приказ Идатен не будет отменен.Но теперь я отдаю приказы по собственной воле. После этого 3-ий разведывательный отряд под моим командованием."

"Сэр!"

Когда Кувабара ответил, Нишина, Сасагава, Тозу, Азума и Кацумото выпрямились. Хигаки оглядел своих людей, которые стояли в ряд и кивнул.

"Мне нравится выражение ваших лиц. Давайте спасем всех!"

Глава 4

Под командованием Хигаки они почти прыгнули в HMV.

Один из них вел рядовой Тозу, который ударил себя по шее.

Он знал, что есть дети, которые могут превратиться в гигантских монстров. Однако он, казалось, не горел желанием заботиться о них, но был расстроен.

"Черт возьми ... подумать только, что их было больше одного. Нужно было сказать людям наверху об этом.!?"

Чтобы развеять его сожаления, Кувабара сказал:

"Так ты такой умный, хах? Ты правда мог предсказать будущее. Ну, это шокирует. Не жалуйся ,что не смог сделать этого. Ты не один знал, что эти монстры могут выглядеть, как дети! Но даже так, никто этого не ожидал. "

"Но мы могли бы провести обследование детей или как-то проверить их, босс!”

"Как?! Как бы ты их различил? ? Любые проверки, которые мы проводим в Особом Регионе, очевидно, дадут аномальные результаты, и мы не знаем, что эти результаты означают. Не похоже, что мы можем отличить их, как например латексную маску для лица."

"Но.."

Кацумото, который направлял пулемет 50 калибра согласился с Кувабарой.

"Тозу, было бы лучше сосредоточиться на том, как спасти пострадавших, а не зацикливаться на том, что уже произошло.”

"Всем зарядить оружие и примкнуть штыки! Кацумото, ты можешь стрелять по желанию.”

Под руководством майора Хигаки солдаты закрепили штыки на своих винтовках Type 64. Кацумото отодвинул затвор установленного на машине пулемета и зарядил патрон.

Кувабара повернулся к Нишине.

"Скорее!”

Тозу нервно спросил у Хигаки:

"Кстати, а как насчет детей? Должны ли мы спасти их, даже если они могут превратиться в монстров?”

Ситуация, когда нельзя отличить друга от врага, была просто ужасной. Если кто-то может быть врагом, то нужно быть осторожным со всеми. И в этой ситуации, когда ребенок может быть врагом, лучше всего избегать их.

"Почему ты утверждаешь очевидное?"

Однако Хигаки сказал, что детей тоже нужно спасать.

“Если ты пойдешь к ним, а они не монстры, тогда ты спасешь их, ребенка или нет."

“А что будет, если они появятся прямо перед нами?”

"Согласно правилам, ты ждешь, пока оно не станет больше. Как только он станет достаточно большим, чтобы больше не считаться ребенком, мы будем отмечать его как монстра. После этого можешь убить его без колебаний. Даже если они осудят нас за то, что мы стреляли в детей, я возьму вину на себя. Так что вы не должны наводить оружие на детей, пока я не отдам приказ.”

"Р-роджер."

Азума и Тозу кивнули друг другу, когда Хигаки приказал им не направлять оружие на детей, пока они не будут признаны монстрами. Сержант нишина повернулся и сказал:

"Вы же знаете? Атаковать их, когда они трансформируются запрещено! Запомните это!"

"Принято, принято."

Ревущий HMV поднимал пыль в районе беженцев Арнуса. Фары сразу же осветили группу монстров, бродящих вокруг и ищущих добычу.

Нишина увидел группу людей, преследуемых монстрами, и поэтому он проехал между ними на машине.

Дар не успел ударить вовремя, и раздался ужасный звук столкновения, когда его когти погрузились в капот.

"Стреляй в него!”

Кувабара и Тозу открыли огонь,и пули посыпались на монстра.

Это большое плотоядное чудовище было сравнимо со слоном или носорогом, и оно могло выдержать несколько пуль. Кровь брызнула в воздух, и зверь отшатнулся, но не упал.

"Стреляй в него! Стреляй! Продолжайте стрелять!”

Однако это был не первый раз, когда они встречали такого врага.

Самое главное, что Курибаяши победила такого противника в ближнем бою. Люди в Зеленом не проиграют теперь, когда им разрешили использовать оружие. Все они были обученными и опытными солдатами, и они могли справиться с любым врагом. Вот во что они верили.

Монстры начали приближаться к ним, как будто привлеченные огнем.

Однако Тозу и Сасагава продолжали стрелять, пока Кувабара перезаряжал оружие, продолжая вести непрерывный огонь по монстру.

Даже чудовище не выдержало их плотного огня и упало на колени.

"Хорошо, следующий.”

Они убивали монстров одного за другим.

Кацумото управлял тяжелым пулеметом и положил целую толпу монстров, которые приближались к ним издалека.Падая, они издавали звуки, похожие на удары молота по наковальне.

Ой-ой-ой, сколько же их сюда попало!?”

Крупно калиберные пули рвали монстров на куски. Но там были просто слишком много монстров.

“Ладно, пошли!”

"Садись! Сюда! Быстрее!”

Когда Хигаки принял решение, Кувабара схватил за руку беженцев, преследуемых чудовищем, и затолкал их в машину.

"Ты в порядке? Как тебя зовут?”"

"То...Тоухатта. Это Тойста.”

"Хорошо, тогда ты в порядке. Пошли, Нишина!”

"Роджер!"

После того как майор Хигаки отдал приказ, Нишина нажал на газ.

Бампер HMV отправил встречных монстров в полет, а затем их переезжали колесами.Монстры, пытавшиеся преследовать, немедленно отступили.

"Фуф... мы спасены.”

Сасагава сказал это со вздохом облегчения, но майор Хигаки предупредил его, чтобы он не был беспечен.

"Здесь все еще есть монстры. Мы должны вернуться после того, как высадим этих людей!"

"Все будет хорошо. Мы легко справимся с этими безмозглыми монстрами."

Лицо офицера-инструктора было пустым, когда он отчитывал Сасагаву.

Такое твое отношение опасно. Не обращай внимания ... гувааргх.”

"Майор!" Тозу заплакал.

Майор Хигаки и офицер-инструктор были ранены в грудь беженцами, которых они только что спасли.

Ударив ножом Хигаки, мужчина подул в флейту, которая не издала ни звука.

"Какого черта ты делаешь!”

Крича Тозу сбил прикладом женщину, которая ударила ножом офицера-инструктора, а затем повернулся, чтобы достать человека, который который ударил ножом Хигаки.

" Умри! Умри, черт тебя побери, умри!”

Он бил их снова и снова. Прошло много времени, когда Кувабара смог удержать его неистовство.

"Тозу! Успокойся. Они уже мертвы!”

"Откуда мне знать, босс? Они тоже могут быть монстрами!”

Избитая Тозу женщина застонала на земле, а затем достала из потайного кармана мешочек и выплеснула жидкость внутрь машины, облив Кацумото и Тозу.

"Это воняет! Что это за чертовщина!?”

"Это телесные жидкости насекомых-зверей. Теперь Дар войдет в исступление и будет преследовать вас. Вы все мертвы !”

Сказав это, Тоухатта пронзительно рассмеялась, перекатываясь через сиденье, а потом выпрыгнула из машины.

Женщина тяжело ударилась о землю, и Азума выпустил в нее град пуль.

"Подожди, не стреляй! Хватит стрелять!”

"Босс, что случилось?”

Нишина в данный момент вел машину, поэтому он был сосредоточен на дороге впереди и не мог оглянуться.

"Их обоих зарезали! Нишина, отвези нас в больницу!”

"Роджер!"

Нишина повернул руль в сторону госпиталя Арнуса, но путь вперед преградили монстры. Время было выбрано идеально, как будто их туда позвали.

Чудовища своими могучими руками повалили временное жилище и преградили им путь.

Кацумото осыпал их градом пуль и HMV проехал по груде бревен.

Машина подпрыгивала вверх и вниз. Она вышла из-под контроля и начала быстро крениться. Впереди них, шаркая ногами, медленно ковыляла Туваль.

“Берегись!”

Нишина закричав резко повернул руль.

"Ох дерь-!”

Вышедший из-под контроля HMV перевернулся и ударился об угол длинного дома, используемого как временное убежище, прежде чем остановиться.

“Какого черта!”

“Все в порядке?”

Поскольку транспортное средство перевернулось, Нишина должен был вылезти из водительского кресла. После того, как он убедился, что внутри не было гражданских, он сказал: “это временное жилое здание"- Потом его люди закричали из машины:

"“Сержант Нишина! Я не могу двигаться!"

"Кацумото выкинуло из машины." В панике ответил Азума.

Нишина спрыгнул с машины и стал помогать остальным.

Однако он услышал за спиной звуки выстрелов и поспешно оглянулся. Он увидел Кацумото, которого вышвырнуло из HMV, стреляющего в орду наступающих монстров. Он, вероятно, не мог бежать, потому что он защищал Туваль, которая лежала на земле.

"Черт возьми, почему монстры собираются здесь?"

"Сержант Нишина, их, должно быть, притягивает запах жидкости, которую эта женщина плеснула на нас!”

“Кацумото! Я иду, держись!”

Нишина отчаянно потянулся за винтовкой, которую он бросил в машину.

Однако в этот момент патроны в винтовке Кацумото закончились.

Когда он посмотрел вниз на монстров, приближающихся к нему, Кацумото закричал: "подавитесь!" Раздался звон, когда он выдернул чеки из кранат в обоих руках.

"Остальное я оставлю тебе, Нишина!”

С этими словами Кацумото бросил гранаты под ноги чудовищам, а затем прикрыл Туваль своим телом.

* * *

Отряд "бравен" и отряд "Кватинко", укрепляйте оборону на улицах!”

Чувствуя, что ситуация была критической, Яо надела кожаную броню,заменила командный жезл своим мечом, а затем приказала наемникам, нанятым для защиты торговцев, занять оборонительные позиции

Племя, где родилась Яо , было атаковано огненным драконом, поэтому она ясно понимала важность оценивания ситуации и быстрого реагирования в чрезвычайных ситуациях.Поэтому она была первой, кто начал действовать. При нынешнем положении дел не было необходимости в какой-либо особой тактике.

Потеряв работу, которая приносила стабильный доход, наемники бросили свое снаряжение и сразу же образовали стену щитов, чтобы укрепить свою оборону.

Глава 5

"Яо! Разве не плохо действовать самостоятельно?”

Защитой арнуса занимались силы самообороны.

Человек, сказавший это беспокоился, о будущих проблемах, которые могут быть вызваны организованными наемниками в этом месте. Его звали Хант. Он был самым популярным и опытным наемником среди остальных.

"Теперь мы не можем полагаться на солдат Японии. У них есть приказы и все, что они делают, так это следуют им.

"Неужели?”

Яо вспомнила, как она когда то умоляла их, но они ничего не сделали.

Один на один, японцы были неплохими людьми. Но как только они сгруппировались, то сразу же стали, как каменная стена. Тут уж ничего не попишешь.

"Арнус-наш город, и мы будем защищать его ценой собственной жизни. Разве не так должно быть?”

"Понятно, но как же ее Святейшество!?”

Хант говорил о самом могущественном командире офицеров ALC. Когда Рори была с ними, каждый мог спокойно сражаться.

"Ее Святейшество сейчас разыскивает Лелей."

"Ищет Лелей? Она пропала?"

"После обеда ее никто не видел. Сначала мы подумали, не прячется ли она где-нибудь, но она так и не появилась. В прошлом Лелей была мишенью для убийц. Поэтому Ее Святейшество очень обеспокоилась и направилась на поиски."

"Значит ты теперь здесь главная?"

"Я могу передать командование в любое время. Эта ноша слишком тяжела, для такого раба, как я."

Нет, если я приму командование, люди будут сомневаться во мне. Из-за того, что эта работа требует взаимодействия с различными людьми, ты лучше для нее подходишь. В конце концов, ты ближе всех к главам ALC и ты раб Итами-Доно. Никто не будет жаловаться на это. Итак, что же нам делать?”

"Начните с укрепления обороны, а затем соберитесь и защитите мирных жителей. Хант, я оставлю эту часть тебе. Выполняй."

"Хорошо."

Хант стукнул себя кулаком в грудь, отдавая Яо честь по-имперски, давая понять, что он все понял.

"Так же я надеюсь, что ты скажешь людям снаружи, чтобы они шли в кантину. Я думаю, собрав всех в одном месте, будет легче защитить их. Как думаешь?"

"Среди людей на улицах есть благородные дамы?”

Там были знатные наследницы и их служанки, приехавшие в Арнус для изучения языка.

В то время как большинство из них переехали в Италику, чтобы присоединиться к Пине, Паначе сказала, что она останется, чтобы следить за передвижениями Японии. Хант намекал, что приказать Паначе собраться вместе с другими беженцами было слишком для него, как наемника.

Однако Яо не колебалась.

"Я же сказала тебе собрать всех. Если они не пойдут, то скажи, что это приказ мастера Итами. Она должна отправиться сразу же, как услышит это имя."

"Господин Итами правда сказал это?"

“Конечно, нет. Но я полагаю, Итами простит меня за то, что я использовала его имя, чтобы справиться со всем в такое время. Если вы покажете ему результаты, он не будет жаловаться.”

"Роджер!"

И вот, дети из деревни Кода во главе с Като-сэнсэем, старики и работники ALC собрались в кантине. Конечно, Мейя, шеф-повар и Жизель тоже были там.

"Прошу прощения, если здесь немного грязно, но, пожалуйста, проходите сюда.”

В конце концов наемники привели Паначе и ее служанку в кантину. Диабо с Метмесом так же появились там.

"Яо! Почему ты собрала их всех здесь? Столько людей здесь не поместится!"

Они отодвинули столы по углам и оставили только стулья, но внутри все равно еще было полно народа.

"Люди без стульев могут либо сидеть, либо стоять. Пожилые люди, дети и люди, у которых есть проблемы с тем, чтобы стоять могут пройти в VIP-зону и взять стулья оттуда. Если места все равно не хватает, то встаньте рядом или вдоль дороги. Соберите всех в городе сюда."

“Что, черт возьми, происходит?"

Возможно, новость еще не полностью распространилась, поэтому Яо объяснила всем ситуацию.

"Короче говоря монстры, которых называют Дар неиствуюствуют в городе. Беженцы подверглись нападению."

"Так это Дар! Что эти монстры здесь делают?!"

"Судя по обстоятельствам, они превратились в детей и смешались с беженцами. Мы собираем всех, чтобы защитить. Но даже если бы мы собрали всех наемников ALC, их не хватило бы. Поэтому мы решили заранее укрепить оборону."

"Черт, этот ублюдок Зорзал!" Проклинал Диабо.

Однако шеф-повар восхищенно посмотрел на него.

"Слуга-сан, все вышло именно так, как вы сказали.”

"Я знаю. Но не говори так здесь, шеф-повар. Люди просто запутаются от этой шутки.”

"Мм, понял. Извиняюсь.”

Извинения шеф-повара были искренними. Однако никто не мог просто проигнорировать этот весьма содержательный обмен мнениями. Все посмотрели на шеф-повара и Диабо, и их молчание потребовало ответа от обоих.

“Кто ты такой? Я тебя раньше не видел.”

"Ээ, ум. Я последователь Диабо. С тех пор как империю захватил Зорзал, Его Высочество приезжал сюда погостить к госпоже Паначе Я прошу прощения за то, что спрятался здесь, но были смягчающие обстоятельства, поэтому я прошу вашего понимания.”

“Э... это значит, что ты принц Империи?”

Метмес элегантно кивнул.

"К сожалению, мне пришлось прятаться в таком месте. “

Таким образом, все узнали о Метмесе, притворявшимся Диабо. Однако это заставило задуматься о том разговоре, который такой человек вел с шеф-поваром.

Шеф-повар не выдержал молчаливого давления со стороны всех и выпалил:

"Он пришел, чтобы предупредить, что Зорзал может сотворить нечто подобное с этим городом.”

Не зная, что делать дальше, Диабо согласился.

"Да. Его Высочество очень хорошо знает характер своего нечестивого брата, поэтому ему не составило труда предсказать, что он совершит подобное. Однако он не ожидал, что он действительно прибегнет к таким аморальным методам.”

* * *

Две гранаты взорвались, и монстры рухнули, захваченные их взрывом. Но это также означало, что их метатель, Кацумото, также будет поражен взрывом.Тем не менее, быстрая смерть была лучше, чем быть разорванным на части и съеденным заживо чудовищем, или так он думал, готовясь к смерти.

Конечно, он не мог вовлечь Туваль в свой самоубийственный план. Поэтому Кацумото бросился на нее сверху, словно щит.

Но в конце концов, он не победил монстров.

"Ах, я ненавижу это! Я ненавижу такие атаки смертников!"

Это было потому, что черный вихрь обезглавил Дар еще до того, как взорвалась граната. Лишенные голов, их массивные тела падали сверху на гранаты, которые поглощали большую часть взрыва и шрапнели. А затем массивная алебарда, воткнутая в землю еще больше защитила Туваль и Кацумото от осколков.

Рори надулась и подняла алебарду, поднеся к ней корень дерева. Она указала на ошеломленного Кацумото и впилась в него взглядом.

"Сражайся, чтобы дожить до самого конца! Как один из людей Йоджи, ты должен учиться у своего босса. Йоджи боролся бы до последнего момента!”

Почему-то ее слова прозвучали очень страстно. Чувствовалось, что она терпеть не может, когда знакомые люди рано оканчивают свою жизнь.

Хотя в этом мире были воины, герои, смелые и великие полководцы... нет, именно потому, что в этом мире были такие люди, должно было быть много мужчин, которые могли бы понравиться Рори. Кацумото все это время беспокоил этот факт. Но, увидев гнев Рори, он почувствовал, что она не ищет человека, живущего среди сражений.

Человек, живущий в битве, умрет в ней. Наверное, она видела слишком много людей, решивших умереть, как Кацумото. Однако Итами был другим. Это было потому что он не жил сражением и точно не желал погибнуть в нем. Скорее всего он будет бороться до последнего вздоха.Даже если причиной тому были его увлечения ... так вот почему ее влекло к нему. Должно быть, так оно и было.

Кацумото криво усмехнулся и стал искать оправдание.

“Э-э... я просто подумал, что это единственный выход.…”

"Заткнись! Конечно, я уважаю твое мужество. Но если ты потеряешь жизнь, то оставишь душевный шрам спасенному человеку."

Сказав это, Рори указала на Туваль, которую Кацумото защищал своим телом.

В то время как самопожертвование было прекрасной вещью, смерть вместе с врагом- это все еще поражение.Бежать навстречу смерти было не более чем самоубийством, так выразилась Рори.

"Понял? Как бы неловко или жалко ты не выглядел, не сдавайся до самого конца, но подумай о том, как жить дальше. Если есть граната, то возьми ее в правую руку и сражайся, даже если ее откусят, ты уничтожишь Дар и выживешь. Я ненавижу таких людей! Ты понял?!"

Рори сказала, что хочет, чтобы воины были стойкими. Это было потому, что желание не отказываться от жизни до конца было тем, что рождало чудеса.

"Если ты умрешь в бою, это будет считаться самоубийством, и я не заберу твою душу. Все, что ты можешь сделать, так это пойти к Харди.Так что, пожалуйста.”

После того, как Рори произнесла свою сердитую, мрачную мольбу, все, что Кацумото мог сделать, это кивнуть.

* * *

"Синн оэнн хуумррра!?”

Они должны были прятаться в тени города Арнус, но кто-то внезапно обратился к ним сзади. Лин Фанхуа подпрыгнула от неожиданности и выпрямилась.

"Это было огромным позором для подготовленных оперативниц."

"Она смотрела на людей Особого региона, как на дикарей, иными словами, низшую расу, и смотрела на них свысока. Одно дело, если бы их заметили Силы Самообороны, но Лин Фанхуа не ожидала, что ее поймает кто-то из местных.

Направленный на нее взгляд продирал до мурашек своим звериным присутствием. Доспехи выглядели так, будто их использовали в бою, что только добавляло ей страха.

При ближайшем рассмотрении более половины наемников были собакоподобными полукровками.

“Нет, это не собаки, скорее волки.”

Хотя из ее досье она знала, что в особом регионе живут полулюди, когда она увидела их в реальности, это заметно отличалось от того, что она представляла. Возможно она думала, что они должны быть похожи на костюмированных людей из парков с аттракционами.

Но после того, как она увидела одного во плоти, ее тело онемело от свирепого присутствия, как будто на нее был направлен заряженный и взведенный пистолет. Именно так чувствовали себя жертвы, когда их замечал голодный волк.

Они были очень чувствительны к запахам и безошибочно нашли всех ее коллег, которые решили спрятаться.

“Коии морам мутта! Маи фаюре хуммета?"

Человек-волк снова и снова задавал Лин этот вопрос.

Наверное, он спрашивал, кто они такие или что-то в этом роде

Конечно, Линг не понимала языка особого региона. Однако, учитывая их действия, настроение в воздухе и ситуацию, в которой они находились, она предположила, что они пытались проверить их личности.

"...Мы ... э-э ... ах…”

Линг притворилась смущенной, когда они с подругами переглянулись, и одновременно ответили по-японски.

Услышав ее, наемники расслабились и коротко вздохнули. Их отношение, казалось, говорило: "хорошо,мы поняли.”

Это сделало Линг несчастной. Она притворилась слабой, чтобы заставить человека-волка ослабить бдительность, но чувствовала себя так, словно ее презирали как совершенно никчемную.

Линг не могла вынести такого обращения. Человек-Волк вложил меч в ножны и махнул рукой, чтобы она следовала за ним.

Глава 6

Похоже, Лин Фанхуа и остальных отвели в один из ресторанов города.

Возможно они собрали всех людей в городе, но сейчас он бы забит представителями различных рас. Людей было так много, что заведение не могло вместить их всех, и они высыпали на прилегающие улицы и площадь. Там были закованные в броню воины, несущие щиты, копья, мечи и тому подобное, охранявшие остальных.

"Почему местные солдаты здесь?"

Линг наклонила голову.

Она могла бы еще понять, если бы Силы Самообороны собрали здесь людей, чтобы защитить от беспорядков, но Сил Самообороны здесь не было и поэтому было похоже, что город захвачен этими солдатами.

"Линг, что нам делать?"

"Давайте понаблюдаем за ситуацией. Мы не можем отвечать, если не знаем, как реагировать. Кроме того, из-за того, что всех жителей собрали вместе, должно быть легче найти Диабо."

И так, Линг с остальными остались сидеть в углу кантины, как и сказали наемники.

В другом месте наемники, которые привели Линг, окликнули Яо, чтобы доложить ситуацию.

"Яо, слушай меня."

"В чем дело, Волк? Слушай, у меня есть хозяин, которого я очень уважаю, и хотя я очень рада, что ты приглашаешь меня на свидание, мне придется отказаться.”

"Дело не в этом! Не думай о таких вещах, когда смотришь на меня! Иначе даже он начнет думать, что я охочусь за девушками, разве не так?"

"Я думаю, что мы далеко за пределами "Начала". "

“На этот раз все не так. В общем, я вынюхал несколько женщин, которые выглядели так, будто приехали из Японии и привел их сюда."

"Почему люди из Японии прятались в городе?"

"Не знаю, может они боятся атаки Дар? В любом случае, я посадил их в углу. Похоже на то, что они не понимают нашего языка. Но судя по их телам и движениям, они не похожи на тех репортеров."

Яо повернулась в ту сторону, куда указывал Волк и посмотрела на Линг и остальных.

Почти весь персонал Сил Самообороны заперся на холме, готовясь к отступлению или чему-то подобному. Так зачем же они пришли сюда? Честно говоря, ей было трудно поверить, что они столкнулись с Дар и прятались от них.

"Волк. Ты видел Дар?"

“Нет. И не почувствовал их запаха.”

"Тогда почему же они прятались?"

"Понятия не имею, разве люди из Арнуса не думают иначе, чем мы?"

Волк поднял палец и указал им на холм Арнуса.

"Хоть ты и говоришь об этом, одна из женщин очень пристально смотрит на тебя. Только не говори мне, что ты с ней что-то сделал. Надеюсь, ты не сделал ничего подозрительного, да? Если это так, то мне придется передать тебя военным.."

“Я ничего такого не делал! Если она устремила на меня горящий взгляд, то наверняка влюбилась с первого взгляда из-за моего природного обаяния."

“Что за чушь ты несешь" - рассмеялась Яо. Но Волк посмотрел на тело Линг и облизал губы.

"Черт, но эта женщина выглядит восхитительно. Если бы я только мог общаться с ней, может быть, мы могли бы оказаться вместе …"

“Даже если бы ты мог общаться с ней, ни одна женщина не пошла бы с тобой на свидание.”

"Боже мой, неужели мы ревнуем?”

“Говори, что хочешь. Я займусь остальным, а вы, ребята, оставайтесь на страже.”

Яо прогнала Волка со словами "Поторопись и иди."

Как только Волк собрался уходить, он остановился и спросил у Меи "Не могла бы ты перевести кое-что для меня?"

"Что, ня?"

"Пожалуйста, спроси ее, не хочет ли она повеселиться со мной."

Мея а мгновение потеряла дар речи, прежде чем пробормотать: "ты что, отсталый ~ня?”

Однако Мея почувствовала, что лучший способ познакомить его с реальностью-это передать ей его послание, и поэтому Мея передала его, добавив "Этот человек-Волк хочет, чтобы вы делали что-то непристойное с ним, вы должны пнуть или ударить его, ня."

Линг моргнула, когда к ней внезапно обратилась Мея,но тут же улыбнулась и ответила: "Конечно, в следующий раз, когда я буду свободна." Ее улыбка казалась очень веселой.

"Ня!?...Этот человек-волк не шутит ~ня. Если ты скажешь ему это, он, вероятно, изнасилует тебя и ты забеременеешь ~ня.”

"Воу, правда?"

“Он притворяется джентльменом и все такое, но он пойдет на это, если ты ему позволишь. Для тебя все будет кончено ~ня.”

"Такое чувство, что ты слишком много сказала."

Даже Волк, который не понимал Японского, мог сказать, что Мея его точно не хвалит. Но Линг посмотрела на Мею блестящими глазами и ответила:

"Честно говоря, мне нравятся мужчины-волки. Может быть, я реагирую на него из прошлой жизни или что-то в этом роде.”

Она вспотела и усмехнулась про себя:” н-ну, представь себе", а затем передала слова Линг Волку.

"Правда?! Она сказала это?! Прекрасно!"

Волк радостно вскинул руки и завилял хвостом, у него был такой вид, словно он вот-вот поднимется и столкнет ее вниз прямо здесь, на виду у всех. Тем не менее, Линг проговорила: “Я же сказала тебе, мы поговорим об этом позже, сейчас не время для этого, разве нет? Хотя я не знаю, что вызывает это беспокойство, у вас должна быть работа. Иди и закончи ее" - и она оттолкнула его.

"Это, это так, мы должны защитить всех от этих ублюдков Дар. Тогда встретимся позже. Я Волк. Как тебя зовут?"

“Меня зовут Фанхуа. Но мои друзья зовут меня Хуахуа.”

"Хуахуа? Ладно, тогда это свидание!"

Волк ушел со словами: "Вы, все, идем, скорее!" и забрал всех своих товарищей.

Все молча уставились на Линг.

Это был первый раз, когда флирт Волка сработал и все об этом шептались. Даже переводившая Мея с недоумением уставилась на Линг.

"Кстати говоря, кто такие Дар?"

"Дар это монстры, которые притворяются детьми, чтобы проникнуть в деревни, а затем становятся большими и противными и нападают на людей, ня. Они съедят тебя, ня, если встретишь их. Для Японца лучше просто убежать."

"Я не могу. Вообще-то у меня дело к человеку, которого зовут Диабо, так что я ищу его. Ты не знаешь, где он?”

"Ты ищешь Диабо, ня? Спроси у этого человека, ня."

Метмес сидел на стуле Вип зоны и Мея указала на него.

Рядом с Метмесом стоял Диабо и говорил о чем-то важном с людьми рядом.

"Человек рядом с ним - его слуга Метмес, ня. А та женщина - госпожа Паначе, ня."

"Слуга? О чем тот мужчина говорит?"

“Он говорит,что хочет воспользоваться мудростью каждого, чтобы договориться с японцами, чтобы они не закрыли Врата, ня. Он говорит, что на этом этапе нам важно собраться вместе и попросить их."

"Понятно..."

Линг кивнула, а затем попросила Мею, "Если тебя не затруднит, не могла бы ты перевести?" А затем вместе со своими спутницами отправилась к Метмесу.

Мея считала, что они все японки и поэтому не опасалась их.

Яо с наемниками сосредоточились снаружи.

Все люди в кантине думали о том, как вести переговоры с японцами.

Таким образом ловушка была расставлена и никто не заметил пропажи Меи и Метмеса.

Мею и Метмеса бросили в угол заброшенного склада, они были ошеломлены таким грубым поведением, потому что не понимали, чем они заслужили такое.

“Что, что ты пытаешься сделать?” Спросил Метмес, но Линг и остальные не понимали его.

Метмес бросил умоляющий взгляд на Мею. "Господин Диабо говорит, что боится и не понимает, что происходит. Он сказал Это, я просто перевожу, поэтому, пожалуйста, не сердитесь” - долго переводила она.

"Передай ему это. Мы прибыли в Особый Регион, чтобы забрать Нефритовую стену у Его Высочества."

"...Ня? Нефритовая стена?"

"В точности предай ему то, что я сказала."

Однако на лице Меи возникло болезненное выражение.

Мея каждый день говорила с персоналом Сил Самообороны и потому считалась достаточно квалифицированной в знании японского языка.Однако она не знала, что такое "Нефритовая стена". Линг сразу же поняла это. Она могла говорить на пекинском, кантонском и многих региональных диалектах, а так же на японском и других языках. Линг прошла через множество трудностей, чтобы выучить эти языки, поэтому она глубоко понимала, что чувствовала Мея.

"Нефритовая стена - это девушка по имени Лелей."

"Ня! Лелей-сен?"

"Да, теперь поторопись и скажи ему!"

Мея перевела для Линг. Метмес, боявшийся всего этого наконец с облегчением вздохнул.

"М-м, значит, вы из Китая? Мы волновались, потому что связь была прервана на полпути.”

"Это была наша вина, и мы хотим извиниться за это. Однако вы нарушили наше соглашение, поэтому мы были вынуждены пойти на столь радикальные меры.”

"С этим ничего не поделать. В конце концов, нет никакой гарантии, что вы действительно выполните свою часть сделки. Мы тоже должны были позаботиться о себе. Однако, раз уж вы приехали сюда, я надеюсь, что Его Высочество тоже согласится на сделку. Где же армия?”

"К сожалению армии с нами нет."

“Его Высочество должен был ясно дать понять, что он обменяет Лелей-сан за право командовать армией."

"Сначала передайте нам Лелей-сан."

Мея смутилась от этого обмена репликами. Это было выше ее понимания.

Говорили об армии, о передаче Лелей и тот человек, который должен был быть Диабо говорил так, будто он не Диабо. Охваченная шоком, она оторвалась от своей работы переводчицы и стала задавать собственные вопросы.

"Подожди-ка, ня. Мы положили Лелей в коробку и отправили на ту сторону, потому что вы сказали, что будете ее защищать, ня! Что происходит, ня!?"

Линг покачала головой и ответила:

"В ящике был только посох. А теперь переведи ему то, что я сказала."

"Как такое вообще могло произойти, ня!? Что происходит, ня!?"

Мея умоляюще посмотрела на Метмеса в поисках ответов. Под вопрошающими взглядами Линг и Меи, Метмес первым ответил на вопрос Меи.

"Это не имеет к тебе никакого отношения. Все это - часть грандиозных планов Его Высочества.”

"Конечно это имеет ко мне отношение! Я ведь помогала! Я помогла Его Высочеству в его планах, потому что верила, что это защитит Лелей-сан. Но то, что они говорят, это совсем иное, ня!"

Линг злилась все сильнее, когда они говорили между собой на языке, которого она не понимала. Она схватила Мею за волосы и развернула к себе лицом.

"Хватит с тебя, болтливая кошка. Я здесь не для того, чтобы говорить с тобой. Я здесь, потому что у меня здесь дело к принцу-саме. Если ты не сможешь выполнять свою работу переводчика, я сломаю тебя и выброшу! В конце концов, если ты сломаешься, то я просто найду новую."

Но Мея, боровшись с болью посмотрела на Линг.

"Кого ты назвала принцем? Разве ты не поняла, что этот человек с самого начала говорит так, будто это не его дело вовсе, ня? Я хорошо перевела то, что он сказал, ня."

"Что ты имеешь ввиду? Другими словами..."

"Этот человек, должно быть, двойник Диабо, ня."

"Чего-чего!?"

Линг яростно отшвырнула Мею и схватила за воротник Метмеса.

“Ты смеешь мне лгать!?”

Однако он не ожидал, что с ним будут обращаться грубо, поэтому со всей силы отбросил ее руку. Спутницы Линг оглянулись, чтобы проверить не пришел ли кто-нибудь, а затем злобно сказали:

"Линг, что мы должны сделать? Нам вернуться назад и найти другого Диабо?"

"Наша миссия-получить Нефритовую стену. Для этого нам Диабо не нужен. Сойдет любой, кто может знать о местоположении нефритовой стены."

Линг снова приблизилась к Метмесу. Она ударила его по лицу, а затем угрожающим тоном обратилась к испуганному мужчине: "Эй придурок. Где Нефритовая стена? Если знаешь, то покажи дорогу и не прикидывайся дураком. Люди, которые не знают о местоположении Нефритовой стены бесполезны для нас. А бесполезные вещи мы ломаем. Ломаем и выкидываем, понимаешь?"

Хорошо, теперь скажи ему. После всех угроз Мея спросила: "Где она, ня?"

Метмес понимал, что сломать и выбросить связаны с убийством. Сейчас он оказался в ловушке между лояльностью и страхом.

"Я, я знаю. Но не могу сказать вам."

Впрочем это не смутило Линг и остальных.

"Может немого боли развяжет тебе язык?"

Возможно они почувствовали, что нет нужды сдерживаться, если он не был принцем или, возможно, это было потому, что они злились на то, что потратили впустую свои усилия, но Метмес был избит ими до полусмерти.

Линг с остальными прошла обучение рукопашному бою. Они точно знали куда бить, чтобы причинить меньше всего вреда и больше боли. Таким образом, слуга второго принца стал демонстратором того, чему они научились в области истязания человеческого тела.

"Хорошо, ответь мне... где Нефритовая стена? Я скажу заранее. Если не знаешь, то я спрошу напрямую у его высочества."

Метмес повернулся к отвечавшей за перевод Мее и тихо заговорил, чтобы боль от сломанных коренных зубов и порезанных щек не повлияла на его речь.

“Не думаю, что ты сможешь это сделать. В кантине слишком много свидетелей. Как же ты его захватишь? Ты ведь не сможешь этого сделать?"

"Нет никакой необходимости хватать его. Все, что нам нужно сделать, это сказать, что мы привели армию, которую он хочет, и принц-сама придет по своей воле. В конце концов, он очень хочет получить ее."

"Его Высочество не будет обманут этими словами. Надеюсь, вы не собираетесь сказать, что шестеро из вас и есть та самая армия, о которой идет речь?”

“Тогда я скажу, что мы-часть армии. Он не будет против поговорить с нами, если мы скажем ему, что японцы сильно укрепили Врата и остальные не могут пройти. Наверняка он примет такое объяснение. Как только мы найдем безлюдное место, мы разберемся с ним. Не думаю, что Диабо сможет продержаться так же долго, как и ты."

Сердце Метмеса дрогнуло, когда он услышал это.

Человек не сможет остаться упрямым, если поймет, что все его усилия напрасны. Возможно Линг почувствовала это и торжествующе хмыкнул продолжила.

"А теперь скажи нам, где находится Нефритовая стена, и избавь нас от лишних хлопот.”

Метмес ответил ей.

Но Мея удерживала Метмеса от ответа. Если Метмес говорит правду, то они заберут Лелей.

"Если ты скажешь им где Лелей, я убью тебя, ня. Если не хочешь этого, то молчи, ня."

"Нет, ты не можешь. Все, что мы можем сделать, так это сказать им правду. Иначе в следующий раз пострадает Его Высочество. Он принц Империи. Нельзя допустить такого. И я уверен, что в следующий раз переводить будешь не ты. Этим женщинам наплевать на нашу жизнь. То же самое касается и тебя, понимаешь? Поэтому, пожалуйста, скажи им праву."

Нас обоих убьют, если ты не передашь им правду - предупредил ее Метмес.

Но Мея сильно прикусила губу и слезы потекли по ее щекам, когда она замотала головой.

"Я не могу позволить забрать им Лелей-сан, даже если умру. Я бы не закончила так, если бы ты не обманул меня ~ня.”

"Да кто ты, что бы говорить такое, получеловек? Это лучше, чем если они будут пытать Его Высочество. Теперь скажи им, что они хотят, что я отведу их."

Но Мея сказала: "Этот человек не желает вести вас к Лелей-сан, ня."

Это вывело Линг из себя.

Метмес взвыл от неожиданной жестокости, которая основательно раздавила его гордость. У него было жалкое, ошарашенное выражение лица. Затем он повернулся к Линг, которая держала его за воротник, и энергично кивнул.

Он пытался показать, что действительно готов согласиться на их просьбу, и Линг поняла его послание.

Его слова и отношение не совпадали. Осознав это, Линг крикнула Мее.

"Сука, ты врала нам!"

Линг наконец отпустила Метмеса и без поддержки он упал на землю.

Он имел решающее значение для поисков Нефритовой стены. Осознавая это, все посмотрели на него. Мея использовала этот шанс и подпрыгнула.

Подпрыгнув, Мея сделала сальто назад, и приземлилась на стропила на четвереньки, как кошка, после чего рванула вперед, словно пантера.

Линг была ошеломлена такой ловкостью получеловека.

Как получеловек- кошка, она родилась с атлетическими способностями, которых человеку никогда не достичь, независимо от того, сколько тренироваться. Ее скорость была, как у свирепого хищника. По правде говоря, ее предки и были свирепыми хищниками.

Мея пробежалась вдоль карниза, прежде чем упасть на землю.

Линг и другие оперативницы кинули ей ножи в спину. Почти все они промахнулись, но один нож попал, хотя это и не была смертельная рана. После чего, Мея скрылась с их поля зрения.

"Черт."

"Черт возьми, эта ебаная кошка! Она хочет рассказать всем о нас? Линг, что нам делать? Стоит ли нам броситься в погоню?”

След от пятен крови вел к кантине. Теперь они не смогут догнать ее, даже если бросятся в погоню.

Линг прокрутила в голове список действий, которые они должны сделать и выбрала подходящее.

"Нет. У нас нет на это времени. Идем за нефритовой стеной."

Глава 7

Как раз в это время Диабо произносил речь перед горожанами.

Он использовал словесные навыки, отточенные в Сенате, чтобы превратить жителей города Арнус в своих сторонников.

Все, слушайте меня. Я чувствую, что Врата-неотъемлемая часть этого города. Это потому, что мы не можем надеяться жить так, когда Врата исчезнут. Недавно я тоже поселился в этом городе. Он действительно замечательный. Каждый человек полон жизни. Кто-нибудь здесь когда-нибудь жил в столице империи? Это жестокое место. Мужчины кланяются и скребут так, как диктуют капризы их начальства, и в их сердцах нет гордости. Женщины-уродливые существа, которые обмазывают себя толстыми красками, плохо отзываясь о своих друзьях за их спинами. Рабы, вечно усталые и слабые. Безопасность ужасна; даже нищих можно ограбить на улицах. Имперская столица находится в таком состоянии; конечно, нет необходимости смотреть на остальную часть империи. Так почему же вы, дамы и господа, вы улыбаетесь? Ваши лица светятся. Вы наслаждаетесь жизнью. Я понял причину этого. Это потому, что у вас есть надежда на завтра, на будущее. Основа этой надежды - Врата. Поэтому мы не можем отказаться от них, независимо от причины. Это потому, что отказ от Ват будет означать возвращение к вашей предыдущей жизни, к печали и страданиям.”

Шеф повар прокричал: "Правильно!" И все обратили внимание на слова Диабо.

Конечно, люди, привыкшие жить хорошо, этого не поймут. Не буду вам лгать-раньше я был одним из них. Меня преследовали и гнали в столице, и в конце концов мне удалось скрыться в этом городе, чтобы сохранить свою жизнь. Я впервые наткнулся на него, когда думал о том, как защитить этот город. Да, они не понимают, насколько это важно. Те, кто удовлетворен, скажут, что это было только временно. Но они не знают, сколько вы выстрадали и сколько отчаяния пережили ради этого! Я больше не могу молча смотреть! Посмотрите, как монстры бушуют сейчас, в то время как солдаты Японии заботятся исключительно об отступлении. Это конечно вина Зорзала! Не ошибитесь. Японская армия до сих пор так страстно защищала это место, что наверняка должна быть столь же веская причина для этого внезапного отступления. Я уверен, что они не собираются покидать вас. Но это слишком быстро! Мы не сможем выстоять!"

Речь Диабо захватила сердца слушателей.

Его речь была рациональна, но на самом деле он взывал к их эмоциям. Он играл на их гордости и умело рационализировал их эгоистичные желания.

"Поэтому я и задумался. Сейчас самое время для вас, чтобы выразить свою волю. Вы должны принять меры. Вы должны кричать: Пожалуйста, подождите, не закрывайте Врата, не уходите от нас! Это не акт предательства или сопротивления. Это просто просьба, чтобы они знали, как вы себя чувствуете. Это делается не для того, чтобы причинить кому-то вред, а для того, чтобы помешать им совершить ошибку. Это необходимо для того, чтобы те, кто не намерен нас слушать, смотрели нам прямо в глаза! Конечно, боги простят такой поступок. Конечно, мы должны учитывать состояние мира. Действительно, Врата должны когда-нибудь закрыться. Но не сегодня! Давайте готовиться к зиме, пока снег не выпал!"

Диабо сказал всем, что они должны отсрочить закрытие Врат.

Во время осеннего сезона сбора урожая люди наедались досыта, запасались едой, а затем переждали зиму до весны. Диабо использовал базовую метафору закладки запасов на зиму, чтобы сказать жителям Арнуса, что они испытывают беспокойство из-за того, что недостаточно подготовлены.

"Мы надеемся, что они просто подождут, пока мы не приготовимся. Скажите им это, спросите их, что в этом плохого. Какой от этого будет вред? Совсем никакого. Да. Мы находимся прямо здесь. Кто-то должен остановить их от совершения ошибки. Если хозяин собирается совершить ошибку, то даже раб скажет: "тебе лучше этого не делать". В таком случае они примут слово свободных людей, подобных вам. Есть ли что-то неправильное в том, что я говорю?”

Жители Арнуса были очарованы тем, как этот человек блестяще выразил свои мысли о текущих обстоятельствах.

Они все почувствовали, что он сможет говорить от их лица и предотвратить закрытие Врат.

"Если вы все готовы довериться мне, то я приму это бремя. Я передам им вашу волю. Пока вы будете стоять за моей спиной, я смогу вести переговоры с кем угодно. Готовы ли вы мне довериться?"

Рабочие спросили Диабо:

"Мы действительно можем оставить все тебе?”

"Прислушаются ли они к нашим просьбам?”

“Во-первых, согласятся ли они вообще вести переговоры?”

Диабо стер всеобщее беспокойство.

"Конечно. Это потому что меня поддерживает Диабо. Диабо, принц Империи. В таком случае, японское правительство не может игнорировать это.”

Все ответили "Да" и кивнули с таким видом, будто приняли решение. После этого громовые аплодисменты наполнили кантину, Диабо почти стал их представителем. Однако:

"Подождите, ня! Этот мужчина лжец, ня!"

Мея, хромая, появилась в поле зрения, она истекала кровью и ее крики погасили огонь всеобщего рвения. Кровь капала с ее тела, как ведро холодной воды на голову,и несколько человек бросились к ней.

"Что, что с тобой случилось, Мея!"

Мея рухнула на колени.Наемники вытащили нож из ее спины и остановили кровотечение отработанными движениями.

Когда они перевязывали ее раны, Мейя указала на Диабо и закричала.

"Слушайте меня, ня! Этот человек - лжец, ня! У него в рукаве припрятан какой-то хитрый план, ня!"

“Что за чушь ты несешь?"

“Да, мы должны доверять Метмесу.”

Диабо начал беспокоиться, но он отшутился от заявления Меи :"Зачем ты заявилась сюда и несешь такую чушь?"

"Но он хочет передать Лелей сан стране под названием Китай, в обмен на армию из того мира, ня! Это потому что он хочет власть, ня!"

"Что за Китай?"

"Это страна по ту сторону от Врат, отделенная от Японии, ня. Человек, называющий себя Диабо был избит женщинами из этой страны. Они хотели, чтобы он передал им Лелей и поэтому пытали, ня. В конце концов он не выдержал."

"Что ты сейчас сказала?"

Даже Диабо не мог притвориться, что не понимает этих слов. Он подошел к ней и спросил: "Что случилось, расскажи мне подробно.”

Но Мея лукаво улыбнулась и заговорила достаточно громко, чтобы все слышали:

"Почему ты так волнуешься, ня? Если я все это придумала, тогда нет и повода для беспокойства, разве нет, ня?"

"Но ведь, Ди-Диаб-бо пытали... Паначе, где Его Высочество?"

* * *

Он огляделся, но нигде не нашел Метмеса. Беспокойство сковало Диабо, когда он понял, что попал в ловушку.

"Метмес-сан, ты слуга, но не заметил, как пропал твой хозяин, разве это не странно, ня? Как слуга может игнорировать движения своего господина, ня?"

Мея посмотрела на служанок Паначе и те закивали головой, показывая, что такое невозможно.

“Да, да, это правда. И он ведет себя ужасно великодушно для того, кто должен быть слугой.”

“Ой-ой-ой, почему мне кажется, что все вдруг становится странным?”

Все начали подозревать, не понимая, что происходит.

"Все совсем не так. Просто послушайте меня.”

И хотя Диабо отчаянно искал предлог, чтобы воспользоваться им, тот факт, что он так быстро завоевал доверие, был той же самой причиной, по которой это доверие исчезло так же быстро. В этом случае, он ничего не мог сказать, чтобы удержать людей от погружения в отчаяние.

Однако шеф-повар крикнул: "Подождите минутку.”

"Подождите все вы. Разве это не значит, что он думал о вас? Кроме того, те женщины, которых Мея назвала Китайцами, наверняка принадлежат Зорзалу. Мея, тебя обманули. Поэтому ты пытаешься засыпать нас сомнениями и повредить репутации Диабо."

"Правда, ня? Они очень хорошо говорили на Японском, чтобы быть людьми Зорзала, ня. Я пробыла в этом городе много времени, ня. Единственное место, где можно выучить японский, так это в Арнусе, ня Но я не видела их здесь раньше, ня."

"Это, это может быть правдой. Но ты не можешь быть уверена, верно?"

"Диабо должно быть притворился, что положил Лелей в ящик, чтобы спрятать ее в другом месте, ня.. И это было не ради ее спасения, а ради сделки. Люди из Китая были очень злы на то, что ты нарушил свою часть сделки и поэтому пришли сюда. Они сказали, что привели армию к той стороне Врат, чтобы совершить сделку, ня,"

"Значит, армия здесь!?”

Лицо Диабо засияло от восторга, когда он задал этот вопрос.

"Диабо... если ты ничего не сделаешь сейчас, то они заберут Лелей, ня. Разве это не значит, что ты не получишь свою армию, ня?"

Мея насмехалась над ним. Если он сейчас бросится спасать Лелей, то докажет, что лгал. Но он не мог просто молча наблюдать за этим. Это было потому что Лелей была единственным козырем Диабо.

"Ч-Черт!"

Целью Диабо было обменять Лелей на армию, а затем занять трон.

Конечно, он не думал, что Китайцы так легко с этим согласятся. Занять трон, вероятно, будет очень трудно.

Обмен ее на трон был не более, чем детской фантазией. Но если он сможет хорошо использовать Лелей, то оседлает волну и сохранит статус кво.

Итак, он определился со своими методами и стратегией. Он также был одаренным оратором. Можно сказать, что сейчас было самое время для Диабо блистать. Однако если он сейчас потеряет Лелей, то эта возможность навсегда исчезнет. Это было важнее поддержки жителей Арнуса.

"Что с тобой, ня?"

Мея изучала лицо Диабо с лукавым блеском в глазах.

Диабо громко щелкнул языком, а затем сказал: “Пойдем, Паначе." Прежде чем выбежать из кантины.

Все шокировано наблюдали за его действиями.

Это было потому, что он доказал, что Мея говорит правду.

"Но, как?"

"Так он и правда схватил Лелей-сан?!"

Лелей была исключительным человеком в Империи, но ее имя было особенно значимым в Арнусе. Она была основателем ALC, а также его лидером. Она была хозяйкой всех этих людей. Кроме того, именно ей предстояло решить, по какому пути пойдет ALC. Хотя они и возражали против закрытия Врат, Лелей была для них чем-то вроде благодетеля. Они никогда не позволят, что бы с ней обращались, как с какой то разменной монетой.

Их чуть не обманул человек, который сделал бы именно это.

Все были слишком ошеломлены, чтобы что-то сейчас предпринять.

"Метмес-сан! Куда вы?!"

В то время как все были не в состоянии двигаться, единственным человеком, который мог его преследовать, был шеф-повар.

Глава 8

"Разве это не значит, что вы Диабо?"

Шеф-повар догнал его и подошел ближе. Диабо раздраженно ответил

"Да. Я Диабо."

"Тогда тот человек, что был с вами...?"

"Он был моим слугой Метмесом. Я не лгал тебе. В конце концов, Зорзал нацелился на меня, поэтому я просто использовал двойника."

"Понятно, но разве вы не собирались отправить Лелей сан в безопасное место?"

“Об этом я тоже не врал. Я просто подумал, что будет безопаснее держать ее под рукой, чем отправлять в Китай. Разве не говорят, что для того, чтобы обмануть врага, сначала нужно одурачить друга?"

"Разве это не значит, что вы все-таки лгали нам?"

"Хватит об этом! Это не важно! Мы не должны допустить, чтобы ее забрали.”

Однако путь Диабо перегородил отряд наемников во главе с Яо. Стоя посреди нескольких наемников в разномастных доспехах, темная эльфийка направила острие своей сабли на Диабо.

"Минутку пожалуйста. С этого момента вы подозреваетесь в похищении."

"Какая наглость! Как вы смеете, полулюди, преграждать мне путь! Я-второй принц Императора Молта, и член Имперского Сената!"

Если бы они были в столице Империи, возможно, этот крик испугал бы целую орду. Но они сейчас были в Арнусе. Как ни повышал Диабо голос, ни Яо, ни наемники не выказывали ни малейшего намека на страх.

Яо не убирая меча сказала:

"Ох, я знаю это. И что же теперь значит ваш титул?"

"Черт побери, подонки."

"Подожди, подожди минутку."

Паначе обвила руками Диабо, который собирался достать кинжал и сказала:

"Ваше Высочество, нам пора уходить. И пожалуйста, все вы, пожалуйста, отойдите. Пожалуйста, я умоляю вас!"

Конечно, Яо ничуть не сдвинулась.

Наемники тоже обнажили мечи, окружив их со всех сторон. Столкнувшись с этим молчаливым давлением, Диабо удвоил свое упрямство и попытался вытащить свой кинжал, и поэтому Паначе схватилась с ним в попытке остановить."

По команде Яо, наемники протянули руки, чтобы схватить Паначе и Диабо.

В этот момент ясный, звучный голос наполнил их уши, рассеивая напряжение в воздухе.

"Схватить его! Этот принц приведет нас к Лелей и без допроса. Не так ли?"

"Ро-Рори.... Ваше Святейшество..."

Теперь, когда появилась Рори, Диабо покорно хмыкнул и убрал руку от кинжала.

"Так ты Диабо? Если ты знаешь, где Лелей, я бы хотела, чтобы ты показал нам дорогу..."

Острие алебарды с грохотом вонзилось в землю. Диабо попятился назад, когда гигантский сверкающий край лезвия топора замаячил перед ним

“Ваше, Ваше Святейшество... для этого есть много веских причин.."

“Да, я знаю. Ты хочешь власти, верно? Во всяком случае, удачи.”

"Эх...? Так, вы, вы простите меня?"

"Дело не в том, простят тебя или нет... мне просто нравятся мужчины, которые борются до последнего. Как принц страны, вы должны стремиться к трону. Этого и следовало ожидать.”

"О-Огромное спасибо."

Эти слова были спасением для Диабо и он улыбнулся. Однако следующие слова были для него наказанием и он опустил голову.

"Тем не менее то, что вы делаете не должно быть подлым, это лишь унижает вас."

"Да, да, конечно. Я запечатаю это в своем сердце."

“Ну что, хорошо ли вы обращались с Лелей?”

"Конечно, хотя можно было бы сказать, что мое обращение с этой обычной (Рурудо) девушкой... нет, нет, я имею в виду, девушка известная, как убийца дракона и великий мудрец , мы позаботились о том, чтобы она получила обращение, соответствующее ее положению. Хотя она была связана, я не прикасался к ней. Вместо этого Паначе мягко ее связала и мы поместили ее в соответствующее место..."

"Тогда, где она?"

“Э - э ... э-э ... в кладовке."

"Кладовая ... так вот как ты определяешь обращение, соответствующее ее положению и подходящее место."

Рори почесала щеку.

"Ах, эм..."

Диабо не мог ничего ответить. Тем не менее, они должны были пойти и спасти ее прямо сейчас. Во главе с Диабо все пришли в кладовую, где держали Лелей.

"Это здесь."

Внутри стояла кровать, из тех, что используются для королей и знати, что доказывало, что Диабо обращался с Лелей так, как она этого заслуживала.Но когда они заглянули внутрь, то увидели только связанного и с кляпом во рту Метмеса, который скулил и катался по земле.

* * *

Генерал Хазама запросил у своих людей информацию, и они поспешили к нему в кабинет.

"Что происходит в городе?!"

"Среди новых беженцев много убитых и раненых. Мы заняты, просто спасая людей, и мы не можем выделить людей на борьбу с монстрами. Наемники мобилизовались для борьбы, но им не спасти беженцев."

"Ничего не поделаешь. Отмените резервные приказы 5-й боевой группы и попросите их помочь принять раненых и убитых. Откройте госпиталь и окажите помощь раненым.Соберите горожан в гарнизон. Пусть все соберутся здесь. А потом... когда другие группы отчитаются?"

"Передовые части ближайшей боевой группы все еще находятся примерно в трех-четырех часах пути. Возвращение всех обратно займет примерно день или два...."

"Офицеры штаба указали на то, что им не получится вернуть все боевые группы в течение дня.

“В любом случае продолжайте переговоры с протестующими, чтобы выиграть время. Связь с Ичигаей восстановлена?"

"Нет, все линии оборваны."

"Беспроводная связь?”

"К сожалению, здание было спроектировано так, чтобы блокировать радиоволны.”

Хазама посмотрел на монитор, который показывал ситуацию внутри купола.

Самопровозглашенная международная организация протестующих ввела внутрь купола грузовики, к переднему бамперу которых была приварена тяжелая стальная арматура. Ее передний конец был заострен, как осадный таран, вероятно для того, чтобы увеличить силу удара. Можно лишь оценить их приверженность делу, когда они говорили, что разрушат Врата.

Хазама не думал, что это простая НПО, состоящая из гражданских.

Человек, который называл себя их лидером, Лю, возможно, был гражданским или чиновником, но его окружали люди с осанкой военных. Кроме того, его стиль ведения переговоров был не силовыми односторонними требованиями, которые часто выдвигали протестующие, а объявлением войны, хитроумно сделанным в формате переговоров.

Скорее всего, это были агенты из другой страны или что-то в этом роде.

“Если что-то случится, не стесняйтесь использовать силу, чтобы устранить их и вернуть наших людей. Подготовьтесь к приказу Белый Кролик. Кроме того, не забудьте оставить после себя лекарства и пайки.”

"Да."

Если они сейчас начнут ломать Врата, то им трудно будет вернуться обратно.

Многие из личного состава экспедиционных сил Особого Региона окажутся тут на мели. В этом случае все, что они могли сделать, это выжить на своих оставшихся запасах до следующего раза, когда они откроют Врата.

"Как насчет того, чтобы отменить приказ об отступлении и для начала уничтожить Зорзала? Таким образом, наш договор с Империей вступит в силу. Тогда мы сможем защитить Арнус с нашими оставшимися подразделениями.”

"Нет, мы не можем этого сделать. Сейчас нужно следовать руководству."

Руководство по реагированию на чрезвычайные ситуации было подготовлено Кабинетом Министров, и фактически это были распоряжения премьер-министра. Хазама был всего лишь командиром экспедиционного корпуса, и нарушать эти инструкции было нехорошо. Конечно, полностью выполнить их было невозможно, и им приходилось считаться с людьми, которые оставались позади, но приоритет военных вопросов перед ними ставил телегу впереди лошади.

“Как раз вовремя.”

Хазама снова вышел из офиса и вошел в купол, а затем прошел перед танком, который стоял в центре Врат. Там ждал человек, который утверждал, что является представителем международной НПО. Он встал перед Хазамой и начал переговоры, которые были скорее формой устрашения.

"Так вы готовы принять наши требования?"

Двигатели двух больших грузовиков взревели в такт словам. Однако Хазама не раздумывая сказал нет.

“Делай, что тебе угодно. Мы здесь только для того, чтобы остановить любые ваши планы. Но когда придет время, мы сможем использовать огнестрельное оружие, так что готовьтесь."

Хазама отдал приказ и дуло танка повернулось к грузовикам.

Бойцы Сил Самообороны сняли предохранители и направили штыки в сторону протестующих. Однако их представитель, похоже, не испугался.

"Тебе лучше не торопиться" - сказал он и рассмеялся, прежде чем продолжить.

"Конечно, вы не можете открыть огонь по безоружным гражданским.Все знают, что вы хорошие ребята. И это не должно быть похвалой. Если вы не можете ожесточить свои сердца и делать жестокие вещи, когда ситуация требует этого, вы не сможете защитить достоинство или безопасность своей нации. Страну надо бояться, а не любить. Но ваша страна не такая.”

“Что ты хочешь этим сказать? Ты смотришь на нас сверху вниз?”

"В точку. Конечно я не думаю, что это ваша вина."

Хазама не мог ответить. Потому, что как должна жить страна должно решать правительство, а не персонал в форме.

"Тогда я повторю наши требования. Пожалуйста, позвольте нам войти в Особый Регион. Японское правительство сможет передать управление Вратами ООН, нам возможно придется разрушить Врата, это зависит от результатов переговоров. И вы останетесь в другом мире. Если передадите нам Врата, то не чем будет беспокоиться, так что?"

"Эти условия не только неприемлемы, они очень неприятны. Неужели ты думаешь, что мы поддадимся на такие угрозы? Мы никогда не позволим вам войти в Особый Регион."

“Тогда ты не сможешь вернуться в Японию. Если это случится, виноваты будете вы и японское правительство, а не мы.”

“Мы к этому готовы. С самого начала мы не могли принять ваши требования. Если вы хотите вести переговоры, идите и поговорите с правительством.”

“Это неправда. Как сказал Сунь-Цзы: "когда полководец способен и правитель не препятствует ему, он будет победителем". Вы-генерал Японии, поэтому вы должны иметь право действовать на свое усмотрение. Поторопитесь и впустите нас в Особый Регион и тогда мы не разрушим Врата."

Что-то поразило Хазаму, когда он услышал слова Лю.

Даже если бы они смогли с оружием попасть в Особый Регион, то вместо Сил Самообороны не смогли бы долго поддерживать ситуацию в норме. Какова же цель этих переговоров? В сердце Хазамы закрались сомнения.

Он задал вопрос для подтверждения.

"План правительства состоит в том, чтобы временно закрыть Врата. Даже если ты займешь наше место, мы закроем их без колебаний. В таком случае, ваши действия бессмысленны."

"Конечно мы не позволим закрыть Врата. Потому что Генеральная Ассамблея ООН должна принять такое решение."

"Понятно. Значит ли это, что вы пришлете своих зеленых беретов? Но японское правительство, конечно, откажется. И уже было обнародовано, что существование Врат вызвало неестественные явления в различных странах мира... как вы думаете, бедствия от этих явлений не связаны с Вратами?”

"Многие страны ставят под сомнение эти доклады. Именно по этой причине мы, мирные протестующие, собрались здесь из числа народов крупнейших стран мира.”

"Мирные протестующие, не смешите меня. И вы говорите, что вы из крупных стран, но разве вы не единственные здесь? Где же Европейцы?"

"Я веду здесь переговоры. Европейцы ведут переговоры с полицией за пределами купола."

"И в каком национальном агентстве вы работаете?"

“Мы являемся НПО. Мы действуем не в интересах какой-то конкретной страны.”

“И ты ждешь, что я в это поверю?”

Их манера говорить и кооперация выдавали в них организацию, работающую на Китайскую Коммунистическую Партию.

Существовали различные группы как внутри страны, так и за ее пределами, которые выполняли приказы правительства. Именно поэтому существовали китайские группы, которые громко провозглашали, что " острова Дяоюйдао-китайская территория!” в Европе и Северной Америке были китайцы, которые казались послушными гражданами до тех пор, пока что-то не случилось и они не превращались в шпионов и агентов.

В последние годы появились сообщения о том, что персонал Сил Самообороны начинает вступать в брак за рубежом, и были примеры того, как супруги работников оборонных отраслей фактически становились агентами. Первоначально они нормально жили в Японии, но стоило им только попасть в среду, где они могли собирать разведданные, им приказывали начать шпионаж, используя семью в Китае в качестве заложников.

Хазама чувствовал, что этот человек делает вид, что представляет мнения разных стран, но его слова выражали волю только одного народа.

"Понятно. Вот оно значит как. Я понимаю.Тогда я повторю окончательный ответ на ваши требования. Мы будем выполнять те поручения, которые дает нам правительство, при любых обстоятельствах.”

"Как храбро. Но Японское правительство не будет таким спокойным, как вы. Как ты думаешь, они переживут, если потеряют вас?"

"Благодаря вам наши связи с японским правительством были прерваны. Таким образом, мы можем выполнять только те приказы, которые были даны нам до этого.”

“Ты собираешься упрямо выполнять эти приказы?”

“Конечно. Это то, что они называют гражданским контролем над военными.”

Лю подошел к Хазаме и сказал:

"Это значит, что вы все решили стать бродягами в том мире?"

“Мы уже готовы к этому.”

“Я думал, ты собираешься сказать, что вернешься в Японию силой.…"

"К этому варианту мы тоже готовы."

“Мы будем очень рады этому. Это потому, что вы наверняка воссоздадите площадь Тяньаньмэнь 1964 года. Международное сообщество наверняка будет критиковать Японию за это. Использовать штыки и танки, чтобы сокрушить мирных демонстрантов ... ну, это будет хороший кадр. Хотя наша страна была осуждена за нарушения прав человека, теперь мы сможем сделать то же самое с Японией.”

Представитель жестом указал на человека, держащего рядом с собой видеокамеру.

"Наш единственный путь назад в Японию заблокирован вами, поэтому наш единственный вариант-пройти мимо вас силой. Все, что нам нужно сделать, так это предоставить факты. Это будет воспринято, как экстренная мера."

“Если это будет принято. Как, по-вашему, японские СМИ будут освещать ваши действия? Они будут раскручивать это как резню протестующих с использованием незаконной силы и критиковать вас за разрушение Врат."

Услышав это, Хазама воскликнул: "Чего-чего!?" и его лицо побледнело.

"У твоих людей есть семьи, разве их не станут презирать даже соседи?"

Хазама закусил губу.

Это было потому что он не мог отрицать того, что Японские СМИ могут сделать такое.

Средства массовой информации настаивали на том, что новости существуют для того, чтобы следить за теми, кто находится у власти. Но в последнее время средства массовой информации начали решать, что хорошо, а что плохо, а затем навязывать свое мнение массам. Их доклады стали откровенно выходить за рамки простой критики, а их содержание становилось все более политизированным и призванным манипулировать волей граждан для их собственного удобства.

Их предвзятые интервью с кандидатами на выборах, которые шли вразрез с их мнением, были явным признаком этого.

Это было также подтверждено тем, как они нападали на людей не за то, как они будут обращаться с властью премьер-министра, а за то, что они неправильно произносили кандзи, как они проводили свое свободное время и за свой характер.

Другими словами, СМИ фактически не сообщали новости, а пропагандировали для создания себе благоприятной среды. Кроме того, трудно было поверить в то, как их действия "случайно" согласовывались с заморскими группировками, выступавшими против Японии.

Лю возглавлял битву за захват японских СМИ, и его голос сочился гордостью за свои достижения, когда он продолжал говорить с Хазамой.

"Я скажу это первым. Мы не те, кто причинит вред семьям ваших людей. Вы. Ваши действия решат все."

Можно было бы сказать, что любой человек, обладающий способностью контролировать средства массовой информации, мог делать любые отчеты, которые он захотел бы и таким образом он имели возможность диктовать ситуацию. Хазама знал, что Япония не может противостоять этому, и это его раздражало. Но в то же время он отстреливался в надежде найти какую-нибудь линию контратаки.

"Правда рано или поздно выйдет наружу. И международное сообщество также …”

Праведность и истина-все это чепуха. Деньги могут решить все. Например, когда люди, выступавшие против китайского истеблишмента, получали Нобелевские премии мира, сколько стран отсутствовали на церемонии? Это только доказывает, что никто не уважает так называемую справедливость. В мире мало стран, к которым можно применить термин "справедливый". Возможно, было бы лучше рассматривать Японию как исключение из правил.

После этого Хазама глубоко вздохнул и привел себя в порядок.

"Понятно ... теперь я понимаю.”

"Охх, неужели?"

“О да, знаю. Вы притворяетесь, что ведете переговоры, но на самом деле тянете время.”

"...Что?"

“Мы не можем выполнить ваши требования. Другими словами, вы хотите, чтобы мы ничего не делали.”

“Действительно. Однако, похоже, ты понял это слишком поздно.”

Лю усмехнулся Хазаме, а затем указал подбородком за спину другого мужчины.

Женщины, стоявшие там, держали в заложниках связанную Лелей.

“Разве это не те туристки, которых мы защищали?”

"О да. Хотя мне больно пользоваться вашим добродушием, вы должны рассматривать это как урок того, что люди, которые относятся ко всем доброжелательно, не более чем дураки.”

Когда люди Хазамы увидели, что Лелей находилась в заложниках все, что они могли сделать, так это наблюдать.

Наемники Яо и горожане также догнали их, но как и персонал Сил Самообороны они могли только наблюдать, когда видели, как они приставили нож к горлу.

"Отпустите Лелей!"

Когда он краем глаза взглянул на горожан Арнуса, которые ревели и кричали, Лю сделал предложение.

“Хорошо. Отойдите в сторону и дайте им пройти. В таком случае мы не причиним вреда заложнику. Я обещаю."

“Вы не должны пропустить их, несмотря ни на что! Она-их цель! Они не причинят ей вреда!”

Хазама приказал своим людям не пропускать их, а затем оглянулся на Лю.

"Понятно... значит, все это было ради нее, да?”

"Это была одна из наших целей."

Лю расплылся в улыбке.

* * *

"Десять минут до Гинзы. Пожалуйста приготовьтесь!"

Выслушав команду пилота, Итами приготовился.

Он снова и снова проверял свои ремни безопасности на предмет проблем. Эти чрезмерные действия показывали насколько сильно он нервничал.

Итами и Томита обняли Туку и Курибаяши, затем открыли дверь вертолета и приготовились к прыжку.

По какой-то причине ночной город выглядел как звезды над их головами, и на мгновение он даже почувствовал, что плывет в космосе.

"Я наааапугааааан и мзааааамеррррз!"

Холодный ветер снаружи заставил Итами вздрогнуть.

Курибаяши раздраженно посмотрела на него и взвизгнула. - В голосе Итами вспыхнули ее собственный страх и беспокойство.

"Эль, Эл-ти, разве ты не должен быть ветераном в этом деле?"

Курибаяши упрекнула его.

Она сказала: "Если ты такой опытный, то должен вести себя соответственно и не пугать новичков!”

"Тупи-цааа, неужели ты думаешь, что из кого-то без страха получится хороший десантник? Ты более осторожен потому что боишься, не так ли?"

Затем Тука внезапно захихикала со своего места на коленях Итами. Она могла сказать, что он дрожал и делал вид, что храбр, потому что они были так близко друг к другу.

"Ч-Чего?!"

"Ничего, ты просто успокаиваешь, вот и все."

Это, казалось, вызвало воспоминания Курибаяши, потому что она закричала:

“Вот так, вот так! Я забыла кое-что важное! Эль-ти, Томита поднял флаг смерти!”

"Чего-чего?!"

“Он сказал, что женится на Бозес после окончания войны.”

“Какого черта, почему ты не сказала мне раньше!?" Крикнул Итами. "Это плохо, это действительно плохо! И после этого мы займемся таким рискованным делом, что же нам теперь делать!?”

"Вот именно, почему я должна делать это с парнем над которым висит флаг смерти?!"

Курибаяши вздрогнула и сказала: “Теперь я тоже часть этого.”

В этот момент пилот Каваи обернулся и крикнул: "пожалуйста, прыгайте!”

"Эль-ти! Мы прыгаем на три!”

Услышав голос Томиты, Итами ответил: "Подожди!”

Курибаяши тоже закричала. "Неееет! Я не хочу этого! Я не хочу прыгать с парашютом или что-то еще после поднятия флага!"

Но Тука сказала: "Не волнуйся, Шино! Я избавлюсь от этого флага для тебя" - а затем она подмигнула Томите, когда он посмотрел на нее.

"Первый пошел!"

"Эээ?!"

"Я выйду замуж за Итами, когда эта война закончится!"

Когда она прокричала Это, Тука прыгнула в небо, потянув Итами за собой, и к тому времени, когда он понял это, он уже был в воздухе.

"Эй, Тука! Что ты только что сказала? Уаааааааааааа! "

Итами принял пикирующую позицию, крикнув это, а затем выбросил дрог, чтобы замедлить свой спуск.

Вскоре после этого Томита бросился вдогонку за ними.

Томита обнял Курибаяши за шею, слегка приподняв ее подбородок, и они несколько раз перевернулись в воздухе, пролетая по ночному небу Токио.

Глава 9

Они рассекали воздух со скоростью свыше 200 км / ч, и ветер обтекал вытянутые руки и пальцы.

Итами потянулся к поясу, чтобы немедленно развернуть парашют. Он дернул изо всех сил и почувствовал, как парашют раскрылся за его спиной, мощный удар сотряс его тело

Однако Итами сразу почувствовал, что что-то не так. Ветер слишком быстро обдувал его кожу. Возможно, он замедлился, но это была не та скорость, которую он должен был бы испытывать, если бы его парашют полностью раскрылся.

“Мы не замедляемся!?”

Проблема с ночными прыжками заключалась в том, что было очень трудно сказать, раскрылся ли парашют. Хотя можно было проверить с помощью приборов ночного видения, но у Итами не хватило на это ума и вместо этого он рефлексивно решил отбросить его.

Сбросив основной парашют, он снова начал свободное падение.

Сделав в воздухе кувырок, Итами обнял Туку.

"Гуваааааааргх! Почему один шанс из тысячи и прямо сейчас? Это из-за флага смерти!? Вот что такое флаг смерти!?”

Крикнул Итами, но свирепый ветер не дал ему услышать собственный голос.

Причина, по которой он не чувствовал, как его внутренности вдавливаются в тело, как когда он катался на американских горках, была, вероятно, в том, что он не сидел. Или, возможно, это было потому, что давление воздуха поддерживало все его тело.

"Нееееееееееаргх!"

Вокруг себя он видел море звезд в ночи и огни города, раскинувшиеся по всей Земле.

Это не падение, а полет ― на мгновение у него возникло ошибочное впечатление, что так оно и есть.

Итами больше не мог доверять своим чувствам, поэтому он посмотрел на свой наручный высотомер. Стрелка, казалось, вращалась так же быстро, как секундная стрелка на часах.

"Вот дерьмо!”

ОН уже потянулся к шнурку запасного парашюта.

Однако для начала, ему следует принять правильное положение в воздухе.

Если он откроет его сейчас, то запутается в веревках. Это была верная смерть.

“9000, 8000, 7000…”

Их скорость была такова, что они падали на 1000 футов за пять секунд.

Каждые несколько секунд у него болели уши. Он сглотнул, чтобы выровнять давление, но сразу после этого боль возобновилась. Поэтому он должен был держать себя в руках.

“Это может быть плохо!”

Если бы это продолжалось, AAD (устройство автоматической активации) сработало бы.

Итам поспешно раскрыл объятия и согнул колени, словно натягивая лук.

Его живот был выпячен, так что он был похож на креветку. А потом он судорожно разжал руки и поднял голову. Мир начал вращаться в одно мгновение.

“5000, 4000!”

Итами с силой дернул за шнурок.

Он сразу же почувствовал, как запасной парашют на его спине открылся и затрепетал и сразу после этого раздался щелчок и ощущение тяжести на ремнях безопасности.

"Гуууаааах!

"Он посмотрел вверх и увидел, как парашют закрывает небеса.

Их спуск замедлился. Не было никакого неестественного поворота. Казалось бы, парашют успешно раскрылся.

"Яяяяяяяяяхууууууу! Вот оно! Вот оно!”

Внезапно радостные крики Туки наполнили воздух.

“Ты пытаешься убить себя, Тука!? Это все потому, что ты поднялаэтот флаг смерти! Прыгать с парашютом очень опасно, ты же знаешь! Во-первых, зачем ты вообще это сказала?”

"Ой, как неловко, я не буду повторять это снова! Кроме того, мы не мертвы, что в этом плохого?”

"Честно говоря, наша высота сейчас составляет…”

Он посмотрел на свой наручный высотомер и обнаружил, что стрелка зависла примерно на 3000 футов.

Холодок пробежал по его спине, когда он подумал о том, как они бы распластались по земле, промедли он еще 10 секунд. осле этого Итами потянул на себя один из рычагов управления парашютом, спрашивая Туку о том, что она имела ввиду."

Центробежная сила словно раскачивала их на гигантских качелях, и они начали медленно поворачиваться.

Поскольку Итами не был уверен в своей способности точно управлять полетом, он крикнул Туке: "Я оставляю управление тебе."

До сих пор Тука визжала от восторга, но она ответила: “оставь это мне, это просто кусок пирога!” а потом она начала читать заклинания на языке, которого Итами не понимал. Это было похоже на пение.

А потом ветер, появившийся из ниоткуда, направил Итами и остальных к куполу, закрывавшему Врата в сердце Гинзы.

Когда их относило вправо, ветер дул справа, а когда они отклонялись слишком далеко влево, он дул слева.

Он снял очки и приложил к глазам прибор ночного видения. Он мог видеть хаотичную сцену, когда полицейские использовали водометы, а протестующие из международных НПО бросали в них камни.

Казалось, никто не заметил, как Итами и другие спускались в небе над головой.

"Видишь вон ту круглую крышу? Мы должны приземлиться на ее вершине. Там есть запасной выход."

"Это очень деликатный маневр, ты сможешь его выполнить?" Спросил он, но ответа не последовало.

"Эй~ ты меня слышишь~”

"Тука, казалась потеряла контроль над небом. Держа обеими руками прибор ночного видения, он нежно прикусил ее длинное эльфийское ухо. Тука сказала "Кьяяя!" и съежилась.

“Что, что, что ты делаешь!?”

“Нам нужно приземлиться на эту круглую штуку. Я рассчитываю на тебя.”

"Конечно, оставь это мне."

Сказав это, Эльфийка элементалистка подняла указательный палец и помахала им вокруг, взбалтывая воздух.

В отличии от куполообразных парашютов, парашют-крыло был разработан так, чтобы лететь вперед при спуске. Поэтому они могут изменять направление полета. С помощью этого они могли выбирать место для приземления. Однако при приземлении они не просто опускались, а двигались вперед. Поэтому для остановки они должны были использовать тормозные устройства. Однако это затормозит лишь парашют, а не Итами и остальных, болтающихся снизу.

Итами сильно потянул за рычаги с обеих сторон, чтобы замедлить их.

Однако это были напрасные усилия.

Тука приложила большие усилия, чтобы контролировать потоки ветра и парашют начал тормозить.

"Э?"

В конце концов, Итами и Тука раскачивались взад и вперед по инерции, как на качелях, когда они двигались к большому зданию перед ними.

Поскольку парашют замедлил их спуск, они столкнулись с землей ... крышей купола наполовину погасив инерцию во время качания.

"Абббааааааахххххх, коф, коф, угех!"

Итами приземлился на задницу с Тукой на руках.

Тука сразу же забеспокоилась ,Что ее вес сделал этот удар опасным для Итами, но она не могла двигаться из-за ремней безопасности.

"О ветер!”

В панике крикнула Тука ветру. Поэтому парашют вновь поднялся, и они оба увидели, что вот-вот соскользнут вниз по другой стороне купола.

Итами поспешно выбросил запасной парашют и потянулся к выступающей части внешней стены..

"Ахххххх!"

"Берегись!”

Казалось бы, они успешно остановили свое скольжение вниз.

Выброшенный парашют сдуло ветром, и он повис на стене ближайшего универмага.

Именно тогда Итами почувствовал, как его сердце заколотилось, когда он понял, что его жизнь резко оборвалась.

“Значит, это сила так называемого флага смерти... если бы я не действовал быстро, я бы умер... Тука, ты в порядке?”

Тука ахнула: "я думала, что умру~", когда она посмотрела на руку Итами, которая поддерживала их общий вес тела, как будто она светилась

"Моя жизнь сократилась благодаря тебе!”

Итами напряг все свои силы и поднялся, опираясь только на руки.

"Если бы можно было разделить свою жизнь, я бы отдала тебе 500 лет."

"Не говори глупостей.”

”Я не шучу, я действительно хочу, чтобы ты прожил еще 500 лет.”

“Это бред. Если бы такой способ действительно существовал, он потряс бы весь мир.”

Подшучивая друг над другом, они поднялись на вершину купола, где он освободился от Туки.

"Тука, достань веревку из мешка.”

“Что ты собираешься с ней делать?”

“Мы собираемся использовать ее, чтобы проникнуть внутрь.”

Он достал дробовик, который дала ему секретарь Кано, и зарядил его двумя патронами. Пристегнул веревку, которую Тука передала ему, к карабину и прицепил ее к металлическому бруску на люке, а затем привязал ее к креплению парашютной сбруи.

Он открыл люк в потолке и заглянул внутрь.

Вокруг Врат было много людей. За ними стояло два грузовика с ревущими двигателями. Было так громко, что казалось, будто сносят небоскреб.

“Что происходит?”

“Нечто ужасное.”

Лицо Итами побледнело, когда он посмотрел вверх и за спину Туки.

"Проваливайпроваливайпроваливай!"

Томита с Курибаяши устремилась вниз, к крыше купола.

"Какого черта вы делаете, идиоты!?”

Итами заорал на них, но это явно была его вина. Это было потому, что на вершине было узкое пространство, в которое они могли бы целиться, если бы захотели приземлиться на куполе. Если учесть тот факт, что двое других еще не приземлились, они должны были освободить место и ждать их прибытия.

Итами подумал: "Черт, мы сейчас разобьемся!" и тогда он толкнул Туку вниз. В то же время Курибаяши скользнул ногами вперед в промежность Итами, отправляя его в полет в люк в крыше купола.

Глава 10 

* * *

"А теперь, пожалуйста, пропустите их!”

Лю потребовал, чтобы Хазама пропустил Линг и остальных, которые были заблокированы солдатами. Хазама тут же отказал ему.

"Я отказываюсь. Мы не будем вести переговоры с преступниками.”

“У нас есть заложник. Что будет, если ты ее потеряешь? Тогда вы действительно не сможете открыть Врата. Ты все это время был с состоянии держать жесткую позицию только из-за того, что у тебя была она, верно?"

Хазама был подавлен тем фактом, что этот секрет, который знали только самые высокопоставленные офицеры, был так легко разглашен.

"Понятно. Так вся эта постановка была для того, чтобы захватить ее."

"Я же сказал, это только одна из наших целей."

“Но даже в этом случае ты не можешь причинить ей вреда. Ее нельзя использовать в качестве заложницы.”

“Ты действительно так думаешь?”

“Конечно. Ты планируешь попросить ее о помощи, но что будет, если ты разозлишь ее?”

"И правда. Но мы ценим ее не за внешность. Палец, рука, нога - мы не станем возражать против того, чтобы их отрезать.”

“Если ты это сделаешь, она никогда тебя не послушает!”

"Конечно не станет. По крайней мере в краткосрочной перспективе. Однако человеческая воля это то, что можно сломить. В конце концов, мы так же можем использовать наркотики."

"О чем ты говоришь? Ты собираешься промыть ей мозги?”

“Это просто чтобы показать, что в нашем распоряжении есть много методов. Даже Императора можно заставить сказать, что он хороший коммунист. Всегда есть способ справиться с так называемым человеческим духом.”

В этих переговорах более безжалостная сторона имела преимущество.

При выборе своих методов сторона, сопереживающая страданиям других, окажется в невыгодном положении.

“Снайпер на позиции.”

Штаб офицер сказал: "Цельтесь в женщину." Но Хазама остановил его."

Здесь было несколько человек, которые собирались причинить вред Лелей. Если они не смогут устранить их всех сразу, то не было никакого смысла делать это.

"Что же теперь вы будете делать? Для начала, у меня нет желания позволить вам выиграть время."

По команде Лю, Линг приставила нож к сердцу Лелей.

Все, что Хазама мог сделать, так это приказать своим подчиненным расступиться.

После чего, Линг и остальные неспешно прошли через Врата и возвращались к своим товарищам. Когда их осыпали высокомерными насмешками все, что могли сделать солдаты Сил Самообороны, так это подавить свой гнев и стиснуть зубы.

"Ну и какого это, вы сходите с ума?!"

Возможно, это было сделано для того, чтобы насладиться ее превосходством, но Линг Фанхуа прижала Лелей к себе, прижимая нож к груди, а затем повернулась обратно. Глаза Лелей были закрыты, рот заткнут кляпом, конечности связаны, и нельзя было сказать, была ли она еще в сознании, только то, что она выглядела совершенно измученной, как кукла. Линг похлопала Лелей по щеке тыльной стороной ножа, как бы показывая, что она имеет власть над жизнью и смертью девушки и персонала Сил Самообороны.

"Черт возьми!”

Один из солдат Сил Самообороны бросился к ней в гневе, но его товарищи тут же закричали "Подожди!", "Потерпи немного!" и прижали его к земле.

После того, как Линг увидела это, на ее лице появилось выражение непревзойденной радости, когда она самодовольно рассмеялась.

"Ахахахахаха! Как же так, ты и правда злишься, да? Ах, какое же это прекрасное чувство!"

Лю победно ухмыльнулся и подал знак водителям грузовиков позади себя.

Ужасающий рев наполнил купол. Двигатели взревели, и эхо внутри купола заставило всех зажать уши.

"Не говори мне, ты ... повернись”

"О, да. Вы станете бродягами."

По указанию Лю два больших грузовика помчались к углам колонн Врат. Там, где они были слабее всего.

“Берегись!”

Персонал поспешно отступил от Врат.

Послышался скрежет металла, и грузовики врезались во Врата. Часть основания прогнулась под ударом и ее сильно тряхнуло.

“Отступаем, отступаем!”

Чтобы избежать обломков, падающих на их головы, люди Хазамы бежали в непосредственной близости от Врат. Все, что они могли сделать, это беспомощно наблюдать, как враг делает все, что хочет, и дрожать от полного унижения.

Когда Лю увидел, что Врата остались стоять, несмотря на огромный удар, он оглянулся на майора Ву.

"Они выглядят удивительно неповрежденными. Я думал, что мы уничтожим их за раз."

"Я думаю, что если ударить их еще пару раз, то они точно упадут."

Водители нажали на газ и двигатели грузовиков взревели еще громче, когда они отъехали от Врат.

Раздался скрежет, часть основания Врат была сильно искорежена от удара.

После того, как они отъехали на достаточное расстояние, они переключили передачи.

Штаб офицеры увидев это, крикнули Хазаме:

"Генерал! Мы можем остановить их только силой! Пожалуйста, прикажите нам открыть огонь!”

“Нет, не можем! Наша страна будет в большой беде, если они сообщат, что мы открыли огонь по мирным жителям!”

"Конечно, эти люди не обычные гражданские, не так ли?"

“Это не то, что мы думаем, это то, что видят другие! Там много людей пытаются представить нас людьми, которые будут убивать мирных жителей! Потерпите, все вы!”

"Черт возьми!”

"Не в силах подавить свой гнев, военнослужащие направили оружие на грузовики, но офицеры остановили их. Увидев это, Лю снова дал сигнал грузовикам двигаться вперед

Как будто они пытались увидеть, кто может ускориться быстрее, грузовики снова тяжело врезались во Врата.

От страшного удара, от основания посыпались куски.

“Какой позор. Опять!”

Грузовики снова развернулись. Голос, который произнес: "автомобиль движется назад, пожалуйста, будьте осторожны", прозвучал для всех как похоронный звон.

Однако, голос сказал: “Какого черта ты делаешь!?- сигнализируя о прибытии третьего лица.

У Лю было раздраженное выражение лица, когда он оглянулся. Ву приказал своим людям блокировать незваных гостей, пытающихся проникнуть внутрь снаружи купола.

Однако Лю тоже не мог просто не заметить их, потому что у третьей стороны было оружие, которое они высоко держали, врываясь в купол.

В отличие от персонала JSDF, который колебался, когда камеры были подняты, новички явно не заботились о том, сталкиваются ли они с невинными гражданскими лицами или что-то еще, и поэтому люди Лю колебались.

"Директор Лю. Ваши действия не были освещены на брифинге перед миссией.”

Все мужчины в масках держали оружие. Только их представитель показывал свое лицо.

Скорее всего, это была коалиция американских, английских и французских оперативников.

“Дженкинс. Вы сами создаете нам проблемы, предпринимая эти незапланированные действия. Я должен отвечать за это место. Ты создаешь мне кучу проблем, врываясь сюда.”

“Мы тоже хотели бы уважать разделение обязанностей, но ваши действия превысили допустимый порог. Наша цель - оказать давление, чтобы заставить японское правительство сдаться. Почему Вы предприняли такие действия?"

"Потому что Силы Самообороны отказались согласиться на наши просьбы. Мы просто немного переборщили, демонстрируя свою решимость.”

“С первого взгляда ясно, что ты зашел слишком далеко. Дело в том, что если Врата разрушены, то нет смысла вести переговоры, не так ли?”

“Это также правильная тактика ведения переговоров. Вы начали с того, что не хотели портить отношения с Японией и поэтому вы подтолкнули грязную работу к нам, но теперь вы жалуетесь на наши методы?”

“Не прикидывайся дурачком. Ваша стратегия - заполучить девушку, Нефритовую Стену, разве я не прав?"

Это несколько испортило настроение Лю, но он тут же взял себя в руки и шагнул вперед.

“Вы пытаетесь украсть ее у нас!”

“Что, ты заметил?”

"Странным было то, как Америка, мировая полиция, уступила нам командную власть. Конечно, мы учуяли крысу.”

“Ах, что происходит? Кто-нибудь знает?”

Штаб офицеры Хазамы засыпали вопросами и он вздохнув, рассказал им.

"Короче говоря, американцы почувствовали цель Китая и прикинулись обманутыми. Они планировали дождаться, пока Китай доберется до нее, а потом похитить.”

Лю кивнул, показывая, что он прав.

“Именно так. В то же время мы тоже знали, что Америка поняла это с самого начала.”

Лю достал спрятанный пистолет и направил его на Дженкинса.

Ву и остальные восприняли это как сигнал, чтобы вытащить свое скрытое оружие. Оперативники направили оружие друг на друга, и напряженная тишина заполнила купол.

Но сразу после этого...

"Уаааааааааааааах!"

Кто-то упал сзади Линг, держащей Лелей, паря над головами солдат.

Глава 11

* * *

Давайте ненадолго вернемся во времени примерно к 23: 00.

В Акасаке была ночь, и черный мерседес отражал яркие неоновые огни, пробираясь между машинами, остановившись у первоклассного отеля.

Лицо человека на заднем сиденье было не видно из-за тонированных стекол автомобиля, но Комакадо, который смотрел на них сверху вниз из отеля, знал, что это была его цель.

Рядом с ним агент, управлявший камерой, предназначенной для сбора фотографических улик, нажал на кнопку.

Служащий отеля открыл дверцу машины, и из нее вышли представительного вида мужчина лет 70 и девушка лет 15 в платье. Их близость казалась неестественной, и они совсем не походили на дедушку, гуляющего с дочерью.

"Черт возьми, эта девушка-Турен Хуна!”

The cameraman shouted all of a sudden, and everyone looked at him.

"Туран... кто?”

Перевести вGoogleBing"Турен Хуна. Она суперзвезда Восточной Азии. А ей всего 16!”"Турен Хуна. Она суперзвезда Восточной Азии. И ей всего 16!”

Мужчина тут же озвучил ряд фактов о ней, от ее любимых блюд, до последних драм ни с чем не сверяясь.

“Только не говори мне... что ты фанат?”

"Я член ее фан-клуба под номером 0003."

Агент вытащил свою членскую карточку, словно сверкая полицейским удостоверением. Комакадо не знал, должен ли он утешать его или быть шокирован, но в каком-то смысле он жалел его.

"Знаешь ,если эта девушка действительно супер звезда, как ты говоришь, я удивляюсь, что кто-то вроде тебя мог получить такое низкое число, как 0003."

"А? Конечно, это потому, что я был первым, кто заметил ее очарование. В тот момент, когда я увидел ее, это было похоже на молнию…”

0003 Член рассказал об удивительном моменте, когда он впервые увидел ее и красоту ее голоса.

"Но... Как ты узнал ее? Ты ииз ее страны?"

"Нет..."

“А это значит, что до того, как ты узнал, было только два других поклонника?”

"Э? Нет! Как это может быть ... но, э-э, а?”

"Тебя обманула телевизионная реклама.”

Комакадо сказал ему, что никогда раньше не слышал имени Хуна.

"Я уверен, что ее сильно продвинули из-за того, что у ТВ станций есть права на ее песни. И так, поклонники, как ты были обмануты, ошибочно думая, что она звезда."

"Эххххх?!"

"В противном случае, почему звезда должна быть вовлечена в секс-индустрию идолов?"

Лицо 0003 члена застыло, словно он услышал объявление о том, что наступил конец света. Он выглядел жалко, но Комакадо нечего было ему сказать.

Остальные агенты смотрели на члена 0003 с жалостью на лицах.

"Ш-шеф. Все на своих местах... что нам делать?”

“Мы получили ордер?

“Да, он будет здесь прямо сейчас. Но это действительно нормально? Директор Хидеаки-близкий друг премьер-министра Мориты, мы тоже можем столкнуться с давлением.”

"Тебе не стоит беспокоиться о Нагате-чо. Сегодня вечером будет большая операция.”

“Вы знаете об этом?”

“Это секрет. Хорошо, просто подождите, пока придет время.”

По указанию Комакадо, его люди расслабились и пошли пить кофе, играть в телефоны или смотреть ТВ. Но тут 003 член, которого будто сломали вскочил и закричал:

"Я не могу простить ТУрен или идолу секс индустрии! Я иду прямо сейчас!"

"Быстро, остановите этого идиота!”

Все агенты отправились, чтобы остановить 0003 члена. Казалось бы, он был очень искусен в рукопашном бою, так что даже полдюжины человек с трудом смогли его подчинить. После того как они повалили его на землю, он обиженно заплакал.

“Перестань плакать! Какая боль!”

"Но, но я...."

“Да, да, я знаю. Я позволю тебе допросить его.”

"Гууух, ты ублюдок. Я заставлю тебя выплюнуть это, я заставлю тебя рассказать мне все об этом. Я заставлю тебя рассказать мне все, что ты сделал с Хана-тян! Я раскрою истинное лицо организации, стоящей за секс-индустрией идолов!"

Охваченный негативными эмоциями, агент начал бормотать себе под нос, словно произнося проклятие. Комакадо не мог больше смотреть. Он отвернулся и пробормотал: "Вот так - то, вот так-то”, прежде чем сесть на стул и потянуться за сигаретами в нагрудном кармане.

Дым от сигареты поднимался к потолку, плавая там, как туман.

Наконец, когда стрелка на его часах приблизилась к двум часам ночи, раздался стук в дверь.

Вошедший был одним из его людей. Он быстро вошел и достал из сумки коричневый конверт, когда заметил Комакадо.

"Это ордер на арест, а это ключ от номера. В 2 часа ночи вы должны арестовать всех двенадцать туристов, зарегистрированных в списке."

Комакадо проверил содержание письма и улыбнулся.

"Хорошо. Тогда пойдем оформим ордер. Однако все подозреваемые-большие шишки. Все, будьте осторожны."

Официально одетые мужчины собрались и быстро зашагали по устланным коврами коридорам.

Вид у них был довольно странный, и остальные гости попятились от них с удивленными выражениями на лицах. Комакадо неторопливо шел впереди, держа в руках трость.

Мужчины стояли перед дверью, окружив ее.

По команде Комакадо один из агентов вставил ключ-карту.

"Пора."

Комакадо кивнул, и дверь открылась без всякого сопротивления.

Полицейские потоком хлынули в коридор.

Один из людей Комакадо держал в руках фотоаппарат. Его вспышка вспыхивала снова и снова, пока он делал снимки для доказательства.

“Вы, вы все! Кто вы такие!?

Комакадо достал ордер на арест и сообщил мужчине, что тот арестован.

"Директор Хидеаки, вы арестованы по подозрению в нарушении закона О защите детей. Кстати, этой девушке 16 или около того ... похоже, мы поймали тебя с поличным.”

Вспышка вспыхнула несколько раз, когда они фотографировали сцену на кровати. Голый старик лежал лицом вверх, а на нем покачивалась молодая девушка.

На прикроватном столике стояла бутылка минеральной воды и таблетки от эректильной дисфункции. Были также следы белого порошка и соломинки.

Однако бедра девушки все еще двигались даже сейчас.

Казалось, она не обращала внимания на то, что происходило вокруг. Она уставилась в пространство пустыми глазами. Скорее всего, ее чем-то накачали.

Комакадо злобно улыбнулся и посмотрел на девушку так, словно облизывал ее глазами.

“Что это такое? Она просто соплячка, но она, безусловно, очень хорошая женщина. Это явно не первый раз, когда она делает это...:”

С этими словами он улыбнулся Хидеаки, будто Мрачный Жнец.

"Похоже, вы достаточно искусны в создании хороших воспоминаний, будучи главой ТВ станции, не правда ли? Но похоже, что зашли слишком далеко. Наш допрос будет жестким, особенно от того парня.Он большой поклонник этой девушки,и он сходит с ума. Он вас крепко свяжет, и это не будет похоже на детективные драмы, которые так любит показывать ваш канал..."

“Я ... мне нужен мой адвокат.”

С усилием, Хидеаки наконец смог выплюнуть эти слова.

“Это, конечно, ваша привилегия, и мы будем уважать ее. Однако, прежде чем ваш адвокат прибудет, ваша личная безопасность будет в руках полиции. Вбей-ка себе это в голову."

"Ты, ты, ты из общественной безопасности? Я очень близок к Морите. Такие как ты…”

“Когда вы будете обращаться к премьер-министру Морите, вам скоро придется добавить бывший "

"Что, Что ты сейчас сказал?"

“В любом случае, нам предстоит долгий разговор. Мы свяжем тебя хорошенько и крепко, пока ты не завизжишь. Конечно, для прозрачности, ты же знаешь, что нам придется все снимать на пленку? Мы поставим тебя лицом к камере и расскажем все. Все то, что заставляет публику краснеть.”

Он подозвал женщину-агента, чтобы та накрыла девушку полотенцем и отвела в другую комнату.

После этого. Хидеаки не разрешалось одеваться самому. Вместо этого он надел халат и надел наручники на запястья и веревку вокруг талии прежде чем его вывели через заднюю дверь отеля.

Комакадо объявил, что их работа здесь закончена.

"Хорошо, дамы и господа. Пришло время смыть личинок, гнездящихся в нашей стране! Это время расплаты!”

* * *

В резиденции премьер-министра, Морита среди ночи встретился со своими посетителями.

Было нелепо навещать кого-то еще по такому поводу. Но прежде чем Морита успел лечь спать, весь кабинет сообщил ему о чем-то важном, и он не мог отказаться.

Он велел секретарю пожоэжаь в гостинной, а сам спустился к гостям.

“Что все здесь делают в такое время?”

Тем не менее, Морита не был одет должным образом, только в кардиган поверх пижамы. Перед ним стоял Кано в безупречном наряде, представлявшем кабинет министров, и он сказал:

"Прошу прощения, что пришел в такой час... но дело срочное.”

"Ну, я же премьер-министр. Если это важно, то тут уж ничего не поделаешь. Что же случилось?"

"По правде говоря, мы хотели бы, чтобы вы ушли с поста премьер-министра.”

Кано без всяких предисловий вывалили всю суть. Морита подумал, не ослышался ли он, и поправил очки, прежде чем сказать:

“Что. что ты только что сказал?”

Кано не собирался повторяться. Вместо этого он сказал: “прочтите это” и вручил ему заявление об уходе. Он также включал письма об отставке для всех министров кабинета, кроме Мориты и секретаря Кабинета Когуре.

"Почему?"

Морита стукнул кулаком по столу.

“Мы считаем, что ваше суждение о Вратах ошибочно. Мы не позволим вам передать юрисдикцию ворот постоянным членам СБ ООН.”

“Но если все вы хотите уйти в отставку, то я просто назначу новых министров.”

"Это предполагает, что вы можете найти кого-то, кто готов выполнить эту работу. Надеюсь, вы понимаете, почему мы все собрались здесь.”

Стратегия Мориты состояла в том, чтобы сбалансировать партии, и поэтому он назначил различных членов от различных консервативных партий в свой кабинет. Тот факт, что все они были здесь, подразумевал, что все их партии знали об этом

"Тот кто станет премьер-министром, не задержится на долго. Он просто будет временным управляющим до всеобщих выборов. Как вы думаете, кто будет делать эту работу?”

"Я так и сделаю. Потому что это лучше ,Чем позволить вам испортить эту страну."

 

“Тогда чего же ты от меня ждешь?"

"Верьте в своих людей. Кем черт возьми вы себя возомнили, уступив в делах Врат, бросив тех людей, которые усердно старались?! Все, что нам нужно было сделать, так это защитить мисс Лелей.Но вы и этого не смогли сделать. А теперь, благодаря вам, мы передадим безопасность нашей страны другим народам!”

"Но, Но, как же иначе ... кто, по-твоему, возьмет на себя вину, если что-то пойдет не так!?”

“Именно поэтому я собираюсь освободить вас от этой ответственности. Просто оставьте все это мне…”

“Нет. Я-премьер-министр. Я-премьер-министр!”

Морита встал и взял телефон, чтобы позвонить лидеру своей партии.

Была уже поздняя ночь, но человек, которому он звонил, ответил после нескольких гудков. Очевидно, он ждал этого звонка. Однако Морита был в таком отчаянии, что не понимал, как это странно.

"Ах, Такацу-Сан. Это плохо. Кано, Кано хочет, чтобы я ушел с поста премьер-министра…”

“Морита-кун. Вы не подходите на роль премьер-министра этой страны.”

"Что?"

"Не волнуйся. Просто освободите место премьер-министра. Это будет выглядеть аккуратнее, если вы сделаете это по своему усмотрению.”

“Но как же, как же выборы?”

"Если кто-то и может, что-то сделать, то пусть это будет Кано. Ваши решения поставят под угрозу всю страну, и я не могу их поддержать.”

Морита повесил трубку и дрожащими руками набрал другой номер.

"Главный Исполнительный Директор Ивахара!”

“Мы уже решили поддержать Кано. Мои извинения, но никто в этой стране не поддержит вас, бывший премьер-министр.”

"Ах, ахххххххх…"

Морита бросил телефон и схватился руками за голову.

* * *

" А? Что ты сказал? Нашего шефа арестовали!? Не может быть!"

После отключения электричества Гинза погрузилась в темноту. Нанами таскала своего оператора повсюду, опрашивая членов международной неправительственной организации, а затем ее коллега внезапно сообщил ей об этом.

"Детская проституция?! Это же ужасно. Нет никаких оправданий такого рода подозрениям."

Если бы это было преступление, связанное с налогами, это можно было бы оправдать в суде.

Можно было бы мобилизовать армию адвокатов, откупиться от свидетелей и применить давление в зале суда, чтобы заставить людей отменить показания по незначительным делам. Однако проституция и то, что его поймали на месте преступления с несовершеннолетней - это такие вещи, которые невозможно скрыть. Если они все равно попытаются использовать юридические уловки, то, скорее всего, их будут критиковать за попытку нанести психологический ущерб несовершеннолетнему, что по сути будет означать социальную смерть.

"И эта девушка Турен Хуна? Воу, ей же 16, это ужасно!"

“Дело не только в Шефе, но и в том, что имя начальника отдела журналистики появилось в списке имен этой проститутки, так что его только что доставили на допрос.”

"Эх, и он тоже?"

"Похоже, что они не только преследуют финансовый сектор, но и вовлекают действующие и оппозиционные партии. Полицейские из общественно безопасности повсюду."

Этот репортаж ошеломил всех присутствующих сотрудников.

Это может привести к смене руководства на телеканале. При этом может смениться направление их деятельности. Они всегда должны были остерегаться настроений начальства, но теперь они не знали, что происходит, они перестали думать.

Однако Нанами усмехнулась.

"Это же шанс! Давайте поместим все, что мы видели в Гинзе, в новости! Разрешите? Чье разрешение нам нужно? Какое право имеет тот, кто был арестован, давать такое разрешение? Все, что мы можем сейчас сделать, это позволить людям решать!”

“Но сейчас его никто не увидит, сейчас три часа ночи.”

"Не имеет значения! Главное, чтобы его показывали по телевизору! Люди, которые смотрят ночное аниме, увидят его! Если мы запустим это в эфир сейчас, то это попадет в утренние новости! Люди увидят репортаж за утренним чаем!"

Нанами легко говорила о чем-то, что разозлило бы людей, которые записывали ночное аниме.

“Тебе лучше взять на себя ответственность за это.”

"Просто скажи, что я заставила тебя сделать это! А если кто-то будет жаловаться, просто шепни ‘ " шефа арестовали, и он запел, как канарейка, разве ты не должен сейчас бежать’!?”

Нанами повернулась лицом к оператору.

" Сунагава-кун, мы здесь вместе! Если случится что-то плохое, приношу свои извинения. Я не могу заплатить вам много, но я постараюсь удовлетворить ваши просьбы, как только смогу, поэтому, пожалуйста, простите меня!"

"Для этого нет необходимости, Нанами! Кроме того, я тоже всего лишь скромный репортер. Так как насчет того, чтобы позволить мне снять непристойное видео с тобой?"

Оператор поднес объектив поближе, словно хотел лизнуть им руки и ноги Нанами.

"Эй! Только не говори мне, что ты отказываешься от своего слова!?”

Нанами легонько постучала по линзе. Камера ударила оператора в лицо, и он взвыл “вааааргх”, прежде чем упасть на задницу.

"Ладно, пошли, вставай! Возьмите все вокруг нас, все 360 градусов! Транслируйте, что на самом деле происходит в Японии! Ничего не добавляйте и ничего не убирайте, и не выносите никаких суждений! Отправляй все, что видишь и слышишь! Не судите о нравственности того, что вы видите. Мы здесь, чтобы собрать кадры. Пусть зрители спорят об этом! Это мой способ журналистики!”

Нанами закричала: "пошли!” и бросилась внутрь, таща за собой оператора

Глава 12

"Ооогг! Я, я сейчас умру! Я сейчас умру! Я сейчас умру!"

Итами катался между кусков бетона и обломков, упавших с Врат.

"Ты в порядке, Эль-ти?"

Томита ,Курибаяши и Тука спустились следом и подбежали к Итами, который катался по земле, не замечая ничего вокруг. Агенты вокруг ошеломленно уставились на это.

Все присутствующие держали оружие наготове и готовились убить или быть убитыми. Они еще не привыкли к тому настроению, которое витало в воздухе.

"Посмотри, что ты наделала, Шино! Как можно быть в порядке после такого?!"

Тука встревоженно подбежала к Итами и положила руку ему на спину, чтобы помочь сесть.

Курибаяши не могла вынести вины, когда осознала величину своего деяния, и поэтому она попыталась уклониться от ответственности, сказав: "Ах, давайте, давайте разберемся, это вина Эль-ти за то, что он внезапно появился передо мной."

Но Тука тут же дала ей отпор.

"Ты что, издеваешься надо мной? Что ты будешь делать, если он не сможет больше его использовать?"

“Что в этом плохого, это же никому не причинит неудобств, верно?"

“Это доставит мне много хлопот!”

"И что я должна была тогда сделать?"

Тука указала на грудь Курибаяши и сказала: "Ты не должна была пинать его, а просто ударила бы этим. У тебя такая толстая амортизация, что все бы так не закончилось!”

“Ты, ты хочешь, чтобы я обняла Эль-ти!?”

Рядом с враждующей парой Томита вспотел, он ударил Итами по талии так сильно, как только мог, говоря: "Успокойся, успокойся!"

"Что, какого черта вы все делаете?"

Первым, кто отреагировал среди присутствующих, был Хазама. Он знал незваных гостей, поэтому быстрее всех вернулся к реальности.

"Ах, генерал!"

Томита встал, чтобы доложить, но один из людей Лю закричал, заглушая его голос.

"Линг, Линг! Что ты делаешь! Вставай!"

Обернувшись, они увидели, что Линг, которая держала заложницу, упала в обморок, потому что ударилась головой, когда они упали.

Так, Волк и остальные схватили ее без сопротивления.

"Отлично, бери ее, бери!”

Жители Арнуса нашли Лелей и она была передана в руки шеф-повара.

Хазама явно испытал облегчение, увидев это, и повернулся к Лю и Дженкинсу.

"Похоже, мы поменялись ролями. Девушка, которую ты хотел, вернулась к нам.”

"Черт возьми! Отдай ее нам!”

Но Дженкинс направил пистолет на Лю.

"Если все так, как есть, нет смысла сопротивляться. Ты провалился! Сдавайся!"

"Как бы ни так! Кроме того, правда ли Америка позволит Японии монополизировать Врата?!"

“Мы-союзники Японии. Мы знаем, где найти то, что нам нужно. В этом случае все, что нам нужно сделать, это провести официальные дипломатические переговоры, чтобы они согласились. Наш план всегда заключался в том, чтобы отобрать у вас Нефритовую стену силой, когда вы забирете ее из Японии. А теперь бросайте оружие!”

Лю и Ву переглянулись.

Они не могли победить и Силы Самообороны и Американских оперативников.

Кроме того, Силы Самообороны вернули себе заложницу, возможно они и колебались стрелять в безоружных людей, но теперь у Лю и остальных оружие было и они, вероятно, откроют огонь без колебаний. Если бы начался бой, то они не смогли бы победить танк, который стоял в куполе.

"Директор Лю?"

"Какой, какой позор.”

Лю свирепо посмотрел на Дженкинса и Хазаму, потом опустил пистолет и поднял руки.

"Директор, нас нельзя взять живыми.”

“Я знаю, так ты готов?”

Однако другой голос прервал это развитие событий.

"Нет! Нет никакой необходимости сдаваться!”

Со стороны Особого Региона раздался крик.

Кто это был ― все обернулись посмотреть.

На этот раз нож к шее Лелей приставили шеф-повар и Диабо.

“Мне все равно, кто это сделает! Сделай меня Императором! Я буду твоей марионеткой или кем там еще! Как насчет этого, Японский генерал!? Как насчет того, чтобы использовать меня!? Я справлюсь лучше, чем Пина! Я сделаю Империю вассалом Японии. Как насчет этого? Мне все равно, кто меня использует! Никто меня не хочет!?”

Возможно, Диабо выкрикнул все это потому, что был доведен до безумия.

Паначе побледнела и упрекнула Диабо:

"Ваше Высочество! Какая жалость! Вы понимаете, что вы говорите?"

Но Диабо решил не обращать на нее внимание.

"Я знаю, знаю Паначе.Но если так пойдет и дальше, я никогда ничего не добьюсь! В таком случае, мне нужно стать знаменитым, даже если это на самом деле позор! Я бы предпочел, чтобы люди хмурились, когда слышат мое имя, чем чтобы они говорили: "Диабо... кто это?’”

“Но в таком случае Империя―”

"Кого это волнует? Я все для меня! Без меня в этом мире нет смысла! Мир, который относится ко мне несправедливо и отказывается признать меня, может погибнуть в огне! Хорошо, есть ли кто-то, кто будет использовать меня? Я сделаю все что угодно!"

“Ваше, Ваше Высочество!”

Паначе рухнула на землю. Она знала, что больше не сможет убедить его.

"Диабо! Мне нравится твоя сила духа!”

Однако кто-то ответил на просьбу Диабо.

"Кто это? Кто назвал мое имя?"

Диабо искал человека, который пожелал его использовать.

“Сюда.”

Рори сама показалась. Все взгляды устремились на человека, который раздвинул перед собой толпу людей, держа одну руку на массивной алебарде.

"Ваше, Ваше Святейшество ... Рори Меркьюри…”

Даже Диабо потерял дар речи.Это было потому, что он не ожидал, что один из полубогов, которые обычно дистанцировались от императора и политики, на самом деле скажет, что сделает его Императором.

"Не ошибись. Все, что я тебе даю-это возможность.”

"Возможность, говорите?"

"Да... уже некоторое время я ищу кого-нибудь, кто мог бы управлять Арнусом. Ты сможешь стать марионеткой его граждан. Собирать их мнение и управлять ими. Пусть все решают, что ты будешь делать. Как только эта земля станет процветающей, ты сможешь жить, как Император."

Рори коснулась алебардой шеи Диабо.

"В любом случае, я даю тебе первый срок в четыре года. Если ты хорошо справишься, то я продлю его еще на четыре. Если все будут доверять тебе. твой срок будет обновляться."

"Но ведь эта земля должна принадлежать Японии. Как я буду развивать эту землю? Что насчет ресурсов?"

"Эта девушка должна знать.”

Рори указала на Лелей, которую держал шеф-повар.

"Если подумать, она упоминала что-то о приглашении поселенцев сюда и строительстве новых городов вроде Арнуса…”

Шеф-повар закричал: "Это невозможно!”

Диабо заткнул его со словами "Замолкни, ты, заноза в заднице. Не суди вещи по своим стандартам!", а потом задумался над этим вопросом.

Он признал, что ему нужно будет обсудить этот план с Лелей.

"Это наверняка будет нелегко. Если не нравится, можешь отказаться."

"Действительно, но…”

Диабо прошептал ответ Паначе.

"Ваше Высочество, пожалуйста, сделайте это. Это лучше, чем уничтожить себя здесь, прося невозможного.Преодолейте испытание, которое дала вам ее Святейшество, и искупите свое имя. Если это сработает, вы попадете в учебники истории.”

“Но все ли примут меня?”

Диабо огляделся по сторонам и посмотрел на горожан Арнуса.

"Ну. Однажды ты всех обманул, так что никто тебе не поверит. В такой ситуации будет очень трудно вновь завоевать их доверие. Но тогда альтернатива забывается, и разве смерть не была бы лучше, чем это? В таком случае, ты же сможешь управлять ими?"

"Да, именно так. Все именно так, как вы говорите.”

Диабо сглотнул.

Рори ткнула в шею Диабо алебардой.

“Ты станешь марионеткой полулюдей и нищих, на которых ты все это время смотрел свысока, их правителем. Хотя мы можем снова открыть Врата и эта земля вновь станет Японской , если все примут тебя как своего лидера... кажется, ты что-то говорил о "Чиджи"?"

Рори вопросительно взглянула на Хазаму, и тот кивнул.

"Стать" Чиджи " означает стать чиновником, который управляет Арнусом... ’

Диабо ответил: "Значит, эта штука "Чиджи" - что-то вроде регионального губернатора. И если это возможно, это может стать ступенькой в политику Японии.... Тогда я сделаю это. Пожалуйста, позвольте мне взять на себя эту задачу", кивнул Диабо.

Вместо того, чтобы исчезнуть здесь, Диабо решил, что он будет использовать это как трамплин для своего будущего.

* * *

"Сунагава-кун, сюда, сюда!”

Следуя за своим оператором, она проникла в гарнизон Гинзы, который был базой НПО, и начала опрашивать людей. Побеседовав с присутствующими здесь людьми, она обнаружила, что члены НПО, родом из многих стран, решили взять гарнизон Гиндзы, но не решили, что делать после этого.

“С кем мы могли бы поговорить, чтобы узнать о ситуации?”

“Даже не знаю. Но ведь организаторы наверняка знают?”

Она получала один и тот же ответ от всех, кого спрашивала.

Довольно многие из них с подозрением относились к незапланированному захвату гарнизона Гиндзы. Учитывая то, что она видела, как только они устанут от суеты, все просто встанут и уйдут. И в самом деле, хотя они могли бы яростно сопротивляться полиции, довольно много протестующих ускользнули из поля зрения общественности и ушли.

"Я хотела бы взять интервью у организаторов, где же они?

Чернокожий мужчина поднял плакат, требуя компенсации за иностранцев, убитых в инциденте в Гиндзе. Нанами окликнула его, и после разговора с ним он сказал ей: “они пошли в купол, чтобы вести переговоры с японскими солдатами из особого района. Но тебе лучше не подходить близко. Японские солдаты из особого района не такие, как здесь, они откроют по тебе огонь…”

Возможно все держались в стороне, потому что считали, что Силы Самообороны станут стрелять даже без малейшей провокации. Однако Нанами чувствовала, что именно здесь находится сердце протестующих, и, зная, что подвергает себя опасности, подошла к куполу.

* * *

"Ладно, мы закончили.”

Увидев эту последовательность событий, Хазама вздохнул с облегчением, прежде чем повернуться к Лю.

“Теперь, когда все так закончилось, что ты собираешься делать?”

“Как, как, как это может быть!? Диабо, тебя обманули. Отдай мне девочку. Если ты это сделаешь, я сделаю тебя настоящим Императором.”

После того, как Паначе перевела, Диабо ответил:

"Я больше вам не верю. Для того, чтобы стать Императором, нужна огромная военная мощь, но у вас ее сейчас нет, Кроме того, вы пытались разрушить Врата. Я подчинюсь ее Святейшеству и стану марионеткой горожан Арнуса. Я стану региональным губернатором этой территории. Это более реалистичная цель.”

“Проклятие.”

Теперь, когда у Лю не было выбора, он снова повернулся к майору Ву.

"В таком случае... майор, вы понимаете, не так ли?”

"Да. Нельзя, чтобы нас арестовали."

После всего этого, Внешняя политика их страны пошла бы прахом, если бы их взяли живыми.Чтобы предотвратить такое событие, оперативникам придется бежать или умереть. Конечно, самоубийство было последним средством. К счастью, они не были окружены. Не было бы невозможно сбежать из купола.

Подумав об этом, майор Ву дал сигнал своим людям отступать.

Они вытаскивали наступательные гранаты и дымовые шашки и бросали их на землю.

Битва в куполе транслировалась в прямом эфире, как раз вовремя, чтобы люди, находящиеся в долгой поездке и завтракающие люди, которые готовились к работе могли увидеть ее. Даже те, кто был в полусне, проснулись сразу же, как только увидели новости.

“Что, что это такое?”

В воздухе клубился белый дым, слышались звуки взрывов и летящих пуль.

Эта сцена, которая могла бы прийти прямиком из боевика, заставила работников остановится на половине глотка.

"Интенсивное сражение происходит между вооруженной группой и Силами Самообороны."

Камера Сунагавы запечатлела Лю и его людей, бешено стреляющих через дымовую завесу.

Нанами попросила его снять их оружие.

"Что происходит в Гинзе, должен был быть мирный протест, но почему у них оружие и они стреляют друг в друга."

Нанами кричала так громко, что это перегружало динамик камеры.

Под пулями, летящими вокруг Врат, Тука, Томита и Курибаяши переместили Итами в безопасное место.

"Эль-ти, вставай быстрее!"

"Я, я не могу. Это правда очень больно!"

Тем не менее, Итами знал, что ему нужно найти безопасное место, и когда дым от дымовых шашек и выхлопных газов танка заполнил все вокруг, он заставил себя подняться на ноги.

Рикошеты отскакивали от брони танка и осколки пуль задевали Итами и Туку

"Кяаа!”

“Ложись! Ложись!”

Пули ударяли в почти разрушенные Врата, вырывая куски. Благодаря этому с них начал падать огромный камень.

Как упоминалось ранее, конструкции, сделанные путем укладки камней, могли стоять только потому, что каждая часть была на своем месте. Даже если отсутствует только один компонент, это может привести к катастрофическому коллапсу. Более того, Врата уже были наполовину разрушены из-за таранивших их грузовиков. То, что они еще не были уничтожены, было настоящим чудом. Они были сложены из больших камней, что едва удерживали их. Сейчас они начали падать.

Другими словами, это стало последней каплей.

Глава 13

* * *

Битва за замок Формаль превратилась в хаотическую схватку.

Воины Харьо, посланные Боуро, устремились вглубь, к комнате Императора.

Чтобы остановить их, охрана дома Формаль и боевые служанки вышли на охоту за нарушителями. Однако воины Харьо сражались не заботясь о своей жизни, и поэтому повсюду вспыхивали кровавые сражения.

"Хуу.."

Коридор был завален телами солдат, один из воинов Харьо приподнялся на коленях, чтобы встать.

"Корме, Неря... кто-нибудь еще жив!?”

На его зов никто не ответил.

Он огляделся и увидел, что его друзья лежат мертвые среди тел полулюдей-боевых служанок. Должно быть, они сражались до последнего вздоха.

"Черт возьми, Боуро, ты ублюдок!”

Укси выплюнул это имя, как будто простое произнесение его запятнало его рот. Затем он прислонился к стене и захромал вперед.

"Этот ублюдок оставил эту дерьмовую работу нам, он, должно быть использует нас, чтобы заработать себе имя!"

Их целью было проникнуть в Империю, распространиться по ней и поглотить ее.

Это был неплохой план. Однако единственным, кто мог наслаждаться его плодами, был Боуро, в то время, как остальные занимались такой грязной работой.

“Ублюдок…”

Проклинал ли он Боуро или самого себя за то, что подчинился приказу и принял участие в этой миссии, где ему придется рисковать своей жизнью? Укси тоже не был уверен. В общем, все его расстраивало.

Он шел по коридору и его глаза встретились с кошачьими ушами горничной, которая шло в другую сторону, держать за рукку.

“Проклятие.. Еще один враг, да?”

Увидев, что юбка у нее такая короткая, что уже не годится для униформы горничной, Уси пожалел, что не встретил ее в другом месте. У нее великолепные ноги, тут же подумал он.

"Ня? Они проделали весь этот путь сюда?”

Враг проник гораздо глубже, чем она ожидала, и, чтобы уничтожить его, Персея потянулась к внутренней стороне бедер. Однако кинжалов там больше не было.

О нет, у меня кончились ножи, ня.”

"Что, с пустыми руками? Тогда убирайся с моего пути. Я отпущу тебя, так что просто отойди.”

"Я не могу, ня. Это поместье - мое поместье, ня."

"Твое говоришь? Ты всего лишь служанка - получеловек для благородного дома и говоришь, что это поместье твое?"

"Да, ня. Это наш дом, ня. Что плохого в том, чтобы сказать, что оно наше, ня?"

Сказав это, персея потянулась за талию и обратным хватом вытащила танто.

"Курата-сан дал мне этот нож, ня."

Катаны разрешалось изготавливать как произведения искусства. Однако некоторые мастера клинков делали свои ножи скорее как оружие, чем как художественные произведения.

Слова, вырезанные на нем, гласили "Нож для разделки человека" П.П(???Man-Carving Butcher Knife) Он был тяжелым и жестким.

Рукоять была обернута паракордом, а лезвие сияло остротой.

Курата потратил деньги, которые накопил за два года жизни в казармах, чтобы купить его для Персеи.

Он действительно купил нож для женщины? Эта мысль тоже приходила ей в голову. Однако для Персеи, боевой горничной, нож был чем-то, от чего зависела ее жизнь. Персея, конечно, будет счастлива получить хороший подарок, и как только она будет тронута, она не сможет отвергнуть его, и она, наконец, примет его любовь ― вот во что он верил.

"Он очень хорошо режет, ня."

Когда он увидел свет, отражающийся от заточенного края, Укси на мгновение задрожал.

“Ты служишь дворянину, но утверждаешь, что это место принадлежит тебе. Так вот почему со всеми горничными здесь было так трудно иметь дело? Но я не могу проиграть здесь!”

Их боевые кличи разрывали воздух между ними, и это означало начало битвы.

"Хаааах, хааах, хах..."

Шэнди была поставлена задача служить последней линией обороны Императорских покоев, и она сражалась с воинами Харьо раз за разом.

Держа саблю в одной руке, она ловко двигалась всем телом и целилась в конечности своих врагов. Она не делала пышных взмахов, а скорее резала жизненно важные органы своих врагов с минимальным возможным движением. Тем не менее, даже после того, как их ударили их в жизненно важные органы, враги пытались схватить ее обеими руками или укусить ее своими клыками, чтобы попытаться прорваться через последний барьер на их пути.

Они твердо верили, что до тех пор, пока они причинят Шэнди хоть какой-то вред или хотя бы боль, их друзья позади, них в конце концов смогут прорваться через препятствие.Их вера постепенно стала реальностью.

Суисс приняла атаку своего врага, приготовилась умереть вместе с ним и пала, обменявшись ударами со своим врагом.

Это оставило на Шенди много ран, с которых капала свежая кровь.

"Хах!"

Немного удачи спасло Шэнди и после обманки, она глубоко вонзилась в грудь своего врага.

Она почти не могла вытащить меч из-за веса своего врага. Собрав все силы, она вытащила меч и рухнула.

"Хах, хах, хах!"

Острие сабли было отколото, запекшаяся кровь притупила ее остроту. Она была вся в ранах, но не столько чувствовала боль, сколько жар. Пальцы ее левой руки больше не могли свободно двигаться. Возможно, ее рука была ранена. Возможно, клинки ее врагов были отравлены.

Ее руки дрожали, ноги дрожали и ее голос дрожал.

"Ха, ха, ха... думаю, теперь никто не захочет на мне жениться... ха.”

Она была вся в ранах. Возможно, ей придется найти странного мужчину ― который не будет возражать, если она обнажит свою плоть в постели.

"Ах, да."

Если клинки ее врагов были отравлены, то она не могла просто сидеть сложа руки. Она высосала столько крови и яда, сколько смогла набрать в рот, а затем перевязала раны носовым платком.

Если бы это был быстродействующий токсин, то, вероятно, это было бы бессмысленно, но это было лучше, чем ничего не делать. Эта мысль пронеслась у нее в голове, пока она выполняла процедуру.

"Хах..."

Она проверила еще раз. Вокруг нее было около десяти тел. Это означало, что больше никто не придет ― если только она сможет в это поверить. Однако Шэнди почувствовала приближение еще двух человек.

"Ну же, дайте мне передохнуть. Я не хочу умирать."

Шэнди подавила желание заплакать и поднялась на ноги, надавив на колено.

После этого она направила на них саблю и крикнула: "Кто идет!? Это опочивальня Его Величества; неужели вы все еще будете так грубы!?”

Я сказала им, что Император был здесь во время допроса - промелькнуло в ее голове. Однако именно так поступал дворцовый страж

Шэнди вытянула сгорбленную спину, чтобы встать прямо, а затем посмотрела вперед.

Затем она подавила приступ удушья, изобразила спокойную улыбку и снова спросила:

"Кто идет сюда?"

А потом из темноты появились мужчина и женщина. Мужчина выглядел старше, но в нем была смешана кровь разных видов. Проблема была в женщине. Шэнди помнила ее.

“Только не говори мне, что это ты?”

Перед Шенди стояла Нора, и, похоже, Нора тоже помнила Шенди, потому что ее поведение, казалось, говорило: "это ты?”

“Не думаю, что у меня получится.”

Зная, что у нее нет шансов победить, Шэнди прикусила губу.

* * *

Фурута схватил Тьюле за руку и они покинули лагерь.

Борхус отпустил их.

"Другими словами, ты не солдат снабжения, а повар Зорзал-сама, и ты пришел в этот лагерь, чтобы забрать эту женщину?”

"Э-э, да, именно так.”

"Как тебе это удалось? Путешествие сюда было совершенно секретным.”

"Я пробрался в багаже Зорзала-самы."

Не зависимо от того, каким путем они пойдут, вещи Зорзала в конечном итоге окажутся рядом с ним.

Борхус смог проглотить историю о том, что личный шеф-повар Зорзала мог легко проникнуть в его грузовую повозку.

А потом он посмотрел на Тьюле, которая смущенно пряталась за спиной Фуруты.

"Понятно... действительно, кажется, что эта женщина испытывает к тебе особые чувства.”

Однако на лице Фуруты отразилось удивление, когда он спросил- Судя по выражению его лица, он не знал, что чувствует к нему Тьюле.

“Если нет, то почему эта смелая женщина вдруг стала кроткой маленькой девочкой? Это потому, что ты появился. Зачем еще ей это делать, если она не влюблена в тебя? Только не говори мне, что ты из тех мужчин, которые не могут сказать о чувствах женщины, пока она не скажет тебе прямо. И что же это за человек такой, а?”

"Э-э, ах, извините. Я действительно не заметил."

Он полный болван - Борхус бросил сочувственный взгляд в сторону Тьюле.

"Я понимаю. Независимо от причины, ты пришел спасти эту женщину. Вы двое должны постепенно понять, что вы чувствуете друг к другу после этого.”

"Мм, я поговорю с ней об этом.”

"Правильно, понял. Тогда бери ее и беги! Не попадайся никому на глаза! Даже если тебя поймают, не упоминай мое имя!”

“Но ... не вызовет ли это потом неприятностей?”

"Войска снабжения никогда не не входили в нашу боевую мощь, так что мы что-нибудь придумаем. А что касается этой женщины, то они будут допрашивать этого Боуро, а не меня."

Итак, Фурута покинул лагерь Зорзала вместе с Тьюле. Они направились к месту посадки вертолета.

Фурута достал из сумки на плече карту и компас, изучая направление, в котором ему следовало идти.

"Этот холм-323, а это болото-53.…”

"Хааа, Хаа... Фурута-Сан, куда ты идешь?”

"Я собираюсь в Арнус. Они разослали приказ о подготовке эвакуации, так что кто-нибудь придет и заберет нас. Ты будешь в порядке, как только мы доберемся туда. Идем."

"Неужели? Ты возьмешь меня с собой?”

Тьюле посмотрела на Фуруту с некоторым подозрением.

Она не ожидала, что кто-то спасет ее, заберет... это было невозможно, этого не могло быть-она все это время отрицала это. Она не могла поверить, что такое может случиться.

"Разве ты не говорила мне, что нужно было показать, что я готов вырвать тебя? Я возьму тебя с собой. Пожалуйста помоги мне с моим магазином."

"В твоем магазине? Я, я не могу, не такая, как я ... Ты же видел все это? Я и те люди.."

Фурута просто сказал: "Этого достаточно", чтобы заглушить слова Тьюле.

“В любом случае, пожалуйста, пойдем со мной! Ничего хорошего не случится, если ты останешься там! Хорошо, теперь встань, мы будем там, как только мы пройдем через этот участок леса.”

“Я в это не верю. Я не могу в это поверить.”

"Доверься мне."

Фурута отложил компас, взял Тьюле за руку и снова побежал.

Наконец, они услышали звук двигателя.

Они вошли в лес, прошли мимо деревьев, затем достигли большой поляны, где приземлился вертолет. Он уже завел двигатель, ожидая Фуруту.

“О, наконец-то ты здесь.”

Он оглянулся и увидел, что Янагида и его люди ждут его.

“Эй, сюда, скорее!”

Солдаты подняли оружие и огляделись, а когда увидели его, то вздохнули с облегчением и помахали ему рукой.

"Отлично, ты справился.”

“Что ты говоришь, мы так долго тебя ждали, что теперь опаздываем!”

"Мы тоже торопились сюда, это заняло много сил."

Янагида и солдаты поднялись на борт вертолета. Фурута собирался следом.

А потом они обнаружили, что внутри уже был гость. Это была девочка, которая выглядела так, словно училась в средней школе, она держала в руках большую сумку.

"Янагида-сан, уто это?"

"Эта девушка- Имперский посол в Японии. Подробности я расскажу позже. Давай, садись.”

"Ну, хорошо.”

Фурута оглянулся и протянул руку Тьюле.

"Ну же, Тьюле-сан, поторопись."

Однако, Далила, которая ждала в вертолете, внезапно прыгнула на Тьюле, когда Фурута протянул ей руку.

“Ты предательница! Встреча со мной - это твой конец!”

Брызги крови последовали за криком Далилы.

“Подожди, что ты делаешь, Далила?"

Фурута остановил Далилу, крикнув в ее сторону.

"Господин Фурута, это должно искупить грех, так что, пожалуйста, потерпите. Ей нельзя позволить жить! Из―за нее наш народ кроликов-воинов ... ”

Хотя Фурута и Янагида пытались остановить ее с обеих сторон, в конце концов она потащила их за собой.

Ее цель, Тьюле, быстро отступила, из ее левого плеча торчал нож.

"Прекрати сейчас же, Далила!”

"Мастер Янагида, пожалуйста, простите меня, но я не могу оставить ее в живых! Из-за этого предателя мы―”

"Сейчас не время для этого!”

Фурута оставил Далилу Янагиде, а сам побежал к Тьюле.

"Ты в порядке?"

“Не надо ей сочувствовать! Все должны были страдать из-за этой женщины! Мы были убиты, мы были порабощены, мы были опозорены, мы были куплены и проданы, мы страдали…”

“Послушай меня! Это ошибка! Это все был заговор!”

"Что значит ошибка? Все страдали! Кто теперь тебе поверит!? Это твоя вина! Ты причина всего этого! Пока мы шли через ад, ты стала игрушкой врага, сворачивая свой плащ, когда он тебе подходил,и теперь ты планируешь утащить мастера Фуруту!?”

Далила, все еще сдерживаемая Янагидой, громко закричала, и ее тело задрожало.

“Мастер Янагида! Просто думайте об этом, как о мести за проступок или искуплении прошлых грехов, но, пожалуйста, позвольте мне убить ее!”

Однако Янагида ущипнул Далилу за ухо, чтобы она повернулась к нему, и холодно сказал:

"Заткнись. Если ты меня не послушаешь, я брошу тебя здесь.”

"Ах, нет! Пожалуйста, не надо!”

"Тогда послушай меня.”

Янагида приказал Далиле сесть в вертолет.

"Садись обратно.”

“Пожалуйста, пожалуйста, не оставляй меня!”

“Вот почему я сказал тебе вернуться.”

"Я знаю, я буду хорошей девочкой. Пожалуйста.”

Фурута увидел, что она успокоилась, и пригласил Тьюле подняться с ним на борт вертолета.

"Это должно быть больно, да. Я сделаю тебе укол морфия, так что, пожалуйста, не двигай ножом в своем плече. Если вытащить его сейчас, это вызовет кровотечение. Я попрошу доктора осмотреть это в Арнусе, так что пожалуйста держись."

Сказав это, Фурута достал из аптечки инъектор и воткнул в руку Тьюле, прежде чем забрать ее на борт.

Однако Тьюле посмотрел на лицо Фуруты, и выражение ее лица стало сложным.

"Нет... я не пойду. Я не хочу идти.”

"Лейтенант Янагида. Нам надо идти, пора.”

Услышав пилота, Фурута крикнул: "подожди немного, я сейчас подойду.”

Однако Тьюле внезапно отступила, чтобы избежать протянутой руки Фуруты и злобно улыбнулась.

"Ты идиот. Почему ты решил, что я пойду с кем-то вроде тебя? Только не говори мне, что ты ошибся, потому что я была немного мила с тобой.Ты меня совсем не интересуешь.”

Возможно, более слабый человек потерпел бы поражение от такого холодного заявления. Но Фурута стиснул зубы, как будто его сильно ударили, а потом ответил:

“Я это знаю. Ты Тьюле-сан, королева кроликов-воинов и любимая рабыня наследного принца империи. Как ты можешь быть хозяином продуктового ларька? Тем не менее, я хочу взять тебя с собой, я принял решение."

Тьюле застыла, словно ее кто-то ударил.

"Ты идиот. Ты глупый человек. Ты такой глупый человек! Почему я должна идти с тобой? Возвращайся в свою страну. Найди себе хорошую девушку и открой свой маленький магазинчик.”

Тьюле взглянула на человека, который был главным. Янагида понял, что это значит, и дал знак своим людям схватить Фуруту.

Фурута закричал "Отпустите меня!" Когда они прижали его сзади.

"Взлетай!”

"Ага."

Под руководством Янагиды вертолет поднялся в небо. Он постепенно отдалялся от Земли.

Тьюле продолжала смотреть на Фуруту, который все это время протягивал ей руку.

“Ты не можешь! Ты не можешь оставить Тьюле!”

Впервые в жизни Голос Фуруты привел Тюуле в восторг. Она была уверена, что Фурута сможет осуществить свою мечту.Если бы она решилась пойти с ним, то могла бы стать частью его мечты и тоже стать счастливой. Нет, она определенно была бы счастлива. Это был не оптимизм и не надежда, а факт.

Даже она, чье сердце было полно отчаяния и разрушения, могла бы выбрать счастье. Именно этот момент наполнил Тьюле самой яркой радостью. Можно сказать, что это был самый лучший поворот судьбы, с которым она могла закончить свою жизнь.

Тьюле представила себе будущее, которое у Фуруты на уме - будущее, которое они разделят.

Они вдвоем ели в своем пустом магазине, снимая усталость с их сердец и тел от дневной работы. Пока Фурута мучился над тем, какой цвет обоев использовать, она предлагала: “светлый цвет может быть хорошим”. Это был не сон и не иллюзия, а будущее, которое она могла бы выбрать.

“Аааа, это здорово!”

И так, без всякой надежды, радость Тьюле воплотиться в жизнь.

В таком случае, все, что ей теперь оставалось, - это закончить прошлые дела. Она должна была положить конец всему, что происходило на той стороне. Потому что это тоже было частью ее судьбы, которую она сама для себя определила. Если бы она этого не сделала, то сожалела бы всем сердцем.

"Ау, гх!"

Тьюле вытащила застрявший в ее плече клинок, сжимая его со всей ненавистью своего племени, и, представив себе счастье, которым они с Фурутой будут наслаждаться вместе, изо всех сил бросилась к Зорзалу.

Глава 14

"Я нигде не могу найти Бифитию-сан!"

“Только не говори мне!?”

"Услышав доклад, Пина внезапно встала. Остальные девушки причитали и плакали. Бифития была прямолинейным человеком и Леди-рыцари восхищались ею, а старые солдаты считали ее мальчишеское поведение восхитительным.

Но среди сражающихся не было видно знамени белой розы. Хуже того, вражеские силы в том месте активизировались.

“Она так легко не умрет, пойди проверь!”

Отдавая приказ Пина схватила свои рыжие волосы и позвала Гамильтон.

"Разве они еще не здесь?"

"Еще нет."

Они ждали подкрепления.

Это правда, что нападение Зорзала на Италику было одним из первых сценариев, которые они предвидели.

Нет, можно сказать, что они легко устроили себе засаду. Поэтому Зорзал не покинул поле боя и не бежал, а вступил с ними в решающий бой.

Но Кенгун, войска Сил Самообороны и правительственные войска еще не вернулись сюда.

Они ждали и ждали, но помощь так и не пришла. Прошли мгновения, секунды и минуты. Жизни ее людей подходили к концу.

Пина прикусила ноготь большого пальца. Она укусила так глубоко, что кровь пошла, но гнев заставил ее покраснеть.

Грей Ко Альдо сочувственно посмотрел на нее, он командовал пехотой и отдавал приказы своим людям.

"Враг приближается! Не двигайтесь, пока сержанты не отдадут приказ!”

Смешанный отряд кентавров и кавалерии появился из хаоса схватки они с грохотом неслись к подразделению Пины.

Они столкнулись с пехотой. По команде Грея пехотинцы сразу же выставили свои пики, встретив конную атаку лоб в лоб. Кентавры пригнули головы, но все равно были проткнуты другими пиками и рухнули на землю. Тем не менее, импульс их атаки прорвал строй и враг поспешил воспользоваться этим.

Пики пронзали людей и кентавров.

Не выдержав тяжести они затрещали и начали ломаться.

Всадники, что были позади растоптали людей и лошадей, продолжая движение вперед. Пронзённые пиками лошади кричали от боли и метаясь давили пехоту.

Вскоре была воздвигнута целая гора трупов.

Во главе стоял Грей, который использовал трупы, как укрытие.Он был весь покрыт ранами от стрел, и кровь сочилась по всему его телу.

“Сейчас самое время, отбить их!”

Подгоняемая Греем, который размахивал мечом, пехота двинулась вперед.

Используя импульс от атаки, они продвинулись вперед на 300юн, прежде чем враг смог закончить атаку. Однако это не изменило неблагоприятных обстоятельств, с которыми они столкнулись. Войска, вырвавшиеся из рукопашной схватки и устремившиеся к штабу Пины, только увеличились, а число товарищей, которые могли поддерживать линию боя и продолжать сражаться, заметно уменьшилось.

Пехота во главе с Греем также была окружена с флангов и они немедленно потеряли 50 Юн за которые они так боролись. Они хотели отступить, чтобы укрепить свои позиции, но отступать было некуда. Пина была позади них.

Грей сражался в непосредственной близости от нее и кровь его врагов брызнула ей на лицо.

"Ваше Высочество, при всем уважении, вам пора вернуться в Италику.”

“Нет. Я не покину это место.”

"Но если так пойдет и дальше …"

"Справимся с этим."

Даже если вы скажете мне справиться с этим... У них не было заготовленных резервов или ловушек. Все, что мог сделать Грей, - это подбодрить людей для упорной борьбы.

Нет, они уже упорно сражались. Во время этой долгой битвы каждый человек держал оборону, но теперь их выносливость и сила были истощены. Они больше не могли упорно сражаться,даже если бы захотели...

"Лалалалала!”

Закричал кавалерийский отряд, поражая врага в спину.

Хотя их осталось всего половина, знамя белой розы развивалось у них над головой.

"Это Знамя Белой Розы! Это Бифития-сама!"

“Я знала, что она еще жива!”

"Был ли прошлый доклад ошибкой?"

Служанки кричали от восторга.

Как только выкрикнули ее имя, вернулись и рыцари Желтой Розы.

Они вернулись чтобы спасти Пину, которой угрожал враг. Однако это означало, что они бросили солдат, сражавшихся на передовой. Они были силой, поддерживающей линию сражения, и после того, как они отступили, линия, которую они с таким трудом поддерживали, быстро рухнула.

Хельм хлопал в ладоши и кричал:

"Отлично, мы выиграем!"

Линия обороны, поддерживаемая Легитимными Имперскими Силами вскоре была прорвана, как плотина.

"Ваше Высочество Зорзал, время пришло!"

"Хмм, мм."

Зорзал тоже верил, что победа близка, он наклонился вперед на своей лошади. Было ясно видно, как сильно он жаждал победы.

Возможно, он почувствовал, что другие смотрят на него, но Зорзал выпрямился, кашлянул и поправил осанку, затем поднял руку и рубанул ее вперед.

"Все силы, в атаку!”

Хельм подумал, что Зорзал был совершенно спокоен, отдавая этот приказ.

Однако это несвойственное ему спокойствие свидетельствовало о том, как взволнован был Зорзал. Да, сейчас Зорзал был так счастлив, что забыл о себе.

Тем не менее, все это не имело никакого отношения к его людям. Они будут следовать чьим угодно приказам, пока знают, что это приведет их к победе.

Получив приказ, солдаты двинулись вперед, когда медный диск Солнца выглянул из-за земли, чтобы растоптать Легитимную Имперскую Армию. Войска Пины, стоявшие у Италики уже потеряли свою сплоченность и просто бились в агонии.

Конь Зорзала, пришпоренный двинулся вперед, грохоча копытами по земле.

Купаясь в ликующих возгласах своих людей и своего Министра, он изо всех сил мчался вперед, навстречу рассвету.

Но потом перед ним возникла тьма, как будто солнце затмилось.

Небо на востоке заполнила тьма.

С востока подул сильный ветер, достаточный для того, чтобы повалить деревья. Тяжелые частицы песка закрывали обзор.

А потом земля задрожала, дрожь намного превосходила дрожь от копыт лошадей. Зорзал понял, что произошло землетрясение.

"Земля трясется”

Земля так сильно содрогнулась, что лошади и люди попадали на землю.

"Спасите, спасите нас!”

Радостные крики о скорой победе сменились мольбами о помощи и криками отчаяния.

Магнитуда землетрясения составила 5 баллов по шкале сейсмической интенсивности JMA.

(П.П http://www.jma.go.jp/jma/en/Activities/inttable.htm кому интересно что это)

Это землетрясение было гораздо более сильным, чем то, которое потрясло столицу Империи.

Это землетрясение также затронуло различные боевые группы, возвращавшиеся на Арнус.

“Мы почти у Арнуса.”

"Если мы подойдем к Арнусу, будет огромная путаница ... все обойдется, если мы заранее разберемся с трафиком."

Командир первой боевой группы полковник Камо обратился к подполковнику Цуге.

"Мы ведь не потеряем ни одной машины из конвоя, правда?”

"Да. Хотя каждый автомобиль будет на расстоянии от остальных, все они будут продолжать двигаться вперед. Однако, поскольку мы были ближе всего к столице империи, мы, вероятно, будем в хвосте. Так что дорога впереди может оказаться заблокированной, и мы не сможем продвинуться вперед.”

"Если они сейчас отдадут приказ Белый Кролик, последствия не заставят себя ждать...по крайней мере, нам нужно вернуть наших людей. Нам лучше подготовиться к тому, что мы можем оставить наши машины на обочине и заставить их бежать обратно. Нам нужно будет распределить припасы.

“Роджер. Тогда пусть те, кто хочет остаться, разбираются с брошенными машинами.”

"Согласно Руководству по чрезвычайным ситуациям, Белый Кролик означает, что никто не остается, все возвращаются. Мы не можем никого оставить, даже если они захотят."

"Понятно."

Однако внезапная песчаная буря полностью перекрыла им обзор.

"Колонна, стой! Стой! Стой!”

Камо приказал всем остановиться, чтобы предотвратить несчастный случай. Сразу после этого их охватила дрожь.

“Землетрясение!?”

"Похоже на то, да и довольно сильное!"

Даже для японцев землетрясение магнитудой 5 баллов не было чем то обычным.

Тем не менее, они не беспокоились о том, что происходит с миром. Они спокойно ждали, когда все это закончится.

“Вести наблюдение во всех направлениях! Следите за трещинами, лавинами и оползнями!”

Пока офицеры выкрикивали приказы, солдаты высунулись из машин, чтобы посмотреть, что происходит, и получили целую кучу пыли.

"Ни хрена не вижу, капитан!”

"Черт возьми! Пока оставайтесь на месте!”

Песчаная буря, предвещавшая землетрясение, утихла, как только прекратилась тряска.

Все, что осталось-это покрытый песком пейзаж. Водители вышли и вручную очистили лобовые стекла от песка, чтобы сохранить видимость.

"Ну как... Мы можем двигаться вперед?"

Камо высунулся наружу, чтобы спросить водителя.

"Да... если мы будем двигаться медленно.”

Мм, Хорошо. Мы уйдем, проверив безопасность каждого.

Но когда они приблизились, то увидели, что небо впереди было мрачным.

Черное воронкообразное облако надвинулось на Арнус, как Извивающийся дракон, и инстинкты подсказали им, что сейчас произойдет что-то странное.

 

Глава 15

На вершине холма Арнус мир исказился.

Сначала они подумали, что Врата рухнули, но потом земля застонала, последовало внезапное землетрясение, а затем внезапно появилось чёрное солнце, там, где должен был находиться купол.Это была вращающаяся сфера красного и фиолетового цветов, и выглядела она очень зловеще. Пол купола должен был быть плоским, но почему-то казалось, что он провалился вниз, как воронка. Это было похоже на 2D-модель черной дыры, углубление становилось все глубже, чем ближе к центру, и в центре его была дыра, которая вела к неизвестности.

“Что, черт возьми, происходит!?”

Прямо под черным солнцем майор Ву и Дженкинс прекратили стрельбу, поскольку сами испытали это ненормальное явление.

Однако из-за внезапной деформации пола они оба потеряли равновесие и не могли даже стоять.

Их выжившие люди отчаянно карабкались прочь, чтобы избежать черной дыры на дне впадины.

"Это плохо..."

После того, как ее путы разрезали и вынули кляп, Лелей объявила об аномалии с пустым выражением лица.

"Что, что произошло?"

"Если Врата разрушатся, то два мира разъединятся. Но здесь действует что-то еще, что пытается соединить два, нет, больше миров вместе.”

"Что, что это значит!?"

Итами подошел к Лелей, надеясь, что она сможет объяснить.

"Во многих мирах открылись Врата. Это значит, что другая сторона..."

Като объяснил от имени Лелей. Тот факт, что даже Лю и Дженкинс, которые были в Гинзе, находились в куполе Особого Региона, было явным признаком ненормального.

"А в чем причина этого?"

"Вы видите черное солнце, но видите ли шестиконечную звезду? Это магический круг..."

Като указал на массивную шестиконечную звезду, плавающую в воздухе вокруг Черного Солнца.

"Кто нарисовал такой огромный магический круг!?”

Впервые столь невыразительная Лелей говорила таким взволнованным голосом.

Хазама ответил им.

"Должно быть... да, это не магический круг!"

"Тогда что-же это?"

"Это оборонительные укрепления вокруг Арнуса, сенсей. Я уверен в этом, учитывая их уникальную структуру."

"Но почему что-то, сделанное на земле, парит в воздухе? Как насчет купола?”

Итами, поддерживаемый Тукой, указал на небо и сказал:

“Это должно быть зеркальное отражение. Настоящая вещь лежит на земле. Плывущее по небу Черное солнце-отражение купола и самого Арнуса!”

“В любом случае, теперь, когда все миры перемешаны, если мы не сделаем что-то сейчас, случится что-то плохое.”

Итами вспомнил другой мир, который он мельком увидел через ненадолго открытые ворота. Какое-то существо отложило в пустыне бесчисленное количество яиц. Он представил себе, что произойдет, если они все вылупятся и детеныши смогут свободно бегать. Но кто-то громко опроверг предупреждение Итами. Это был Дженкинс.

"А что в этом плохого? Что плохого в том, что многие миры соединяются вместе? Разве это не означает, что у человечества будет больше миров? Мы деремся за ресурсы потому что наш мир слишком мал. Но если бы мы смогли жить во множестве миров, то нам не пришлось бы этого делать и эксплуатировать друг друга. Это благословение от Бога! Мы могли бы страдать в нашем тесном маленьком мире, но теперь нам больше не нужно беспокоиться об этом. Возможность бесконечно расширять наши границы освободит нас от проблем идеологических и религиозных конфликтов! В конце концов, вам просто нужно пойти туда, где люди, которых вы ненавидите, не существуют. Мы можем просто очертить наши границы и никогда не выходить из них. Это хорошая вещь! С этим ничего не нужно делать!”

Однако Лелей опровергла это:

“Это еще не все! В каждом мире есть свои жители. Вдруг контакт с ними вызовет катастрофу.”

"Если там есть туземцы, то мы просто должны их уничтожить! У нас ведь есть это, не так ли?”

Дженкинс поднял свой пистолет, чтобы показать его силу.

Возможно, Лю согласился с ним, потому что он тоже кивнул.

“Именно так. Если бы мы могли неограниченно расширять свое жизненное пространство, нам не нужно было бы говорить: "запад Тихого океана принадлежит нам, а Восток-американцам" и тому подобное!”

С этими словами Лю приблизился к черной бездне.

“Это ведет в другой мир? Что же это за мир?”

Лю казался скорее любопытным, чем испуганным, и поэтому он высунул голову, чтобы взглянуть в глубину бездны. Итами уже пережил это однажды и поэтому закричал: "Подожди, подожди!" Но никто не мог его остановить.

Когда Лю наклонился над пропастью, его тело замерло, содрогнулось, а затем обмякло.

"Директор!"

Майор Ву и его люди поспешно подбежали. В тот момент, когда они приблизились, бесчисленные щупальца схватили их и утащили в пропасть или просто пронзили. Раздались вопли, крики и выстрелы.

Дженкинс понял, что ошибся.

Миры По ту сторону Врат не обязательно были гостеприимны для человечества и полны ресурсов. Туземцы не обязательно должны быть слабее человечества. Подобно тому, как можно потревожить змею, пошелевив траву, человечество может в конечном итоге привлечь внимание ужасного врага.

Пока они смотрели, из бездны выползли бесчисленные твари.

"Они идут, они идут, они выходят! Это правда они!"

Появившиеся существа были точно такими, как описал Итами. Они были слишком большими, чтобы их можно было назвать насекомыми. Эти инсектоиды были размером с человека.

Итами, вероятно, подтолкнул их к вылуплению, а затем Лю привел их в этот мир.

"Чтобы набить свои животы, жуки напали на людей Лю и Дженкинса.

"Это не шутка! Мы в жопе!”

Рори бросилась вперед с алебардой, сбивая их с ног. Она уклонялась от их острых, как бритва, передних лап и рубила хитиновые панцири.

Фиолетовая жидкость брызнула во все стороны, и Рори нахмурилась от зловония.

"Эу! Что это!"

Возможно ее отталкивали телесные жидкости жуков, но Рори, отступая, отпрыгнула назад. В момент прыжка ее перехватил летающий жук. Одно из его жал вонзилось в ее стройное тело.

"Рори!"

Тетива Туки загудела, когда она выпустила стрелу, которая пронзила тело крылатого жука.

Крылатый Жук, покалечивший Рори, столкнулся со стеной купола.

Рори попыталась встать, стиснув зубы от боли. Но бесчисленные крылатые жуки собрались в небе, а затем нырнули на нее вниз.

Курибаяши и Томита открыли огонь из PDW, прикрывая Рори.

"Гх... убивать их одного за другим-пустяки, но их слишком много!”

Итами был потрясен, увидев выражение лица Рори. Даже полубог бледнел при мысли о борьбе с этими жуками. Итами выстрелил из дробовика в крылатого жука, пытавшегося напасть на Рори сзади, но ему пришлось зажать нос из-за попавшего на него сока жука. Потом он схватил Рори за руку и помог ей подняться.

"Это плохо, Генерал! Это очень плохо! Мы должны остановить их!"

В манге, аниме или фильмах, враги, как эти всегда были плохой новостью.

Был ли мир покрыт морем разложения и стал непригодным для жизни, или человечество было паразитировано и использовалось в качестве пищи, или солнце и звезды были съедены... в любом случае, в мире будущего не будет места для людей.

"Открыть огонь!"

Возможно, на него подействовала настороженность Итами, но Хазама немедленно приказал атаковать.

Окружающие солдаты подняли оружие и открыли огонь по орде Жуковм и вскоре их массивные тела упали на землю.

Однако жуки продолжали течь, словно гейзер. Кроме того, винтовки не могли остановить более крупного врага.

"Черт возьми, пригоните танк!"

Пушка танка извергла огонь и ударная волна снесла орду жуков. Но это было все равно, что бить молотком блох. Кроме того, танковые снаряды повреждали купол, который сдерживал жуков от попадания в Особый Регион, поэтому они не могли стрелять часто.

"С меня хватит их!"

Нахмурилась Рори давя средних жуков, которых не брали пули, она размахивала алебардой вокруг себя, будто танцуя.

Томита и Курибаяши охраняли Рори, пока Итами стрелял из дробовика по летающим жукам в воздухе.

Тем не менее, жуки сохраняли подавляющее преимущество. Их численность была такова, что они могли поглотить даже разрушительную силу Рори и Огневую мощь JSDF.

Лелей вскочила.

Она обернула пучок волос вокруг кулака, тихо произнесла заклинание, а затем расширила портал в мир Итами.

После этого углубление под куполом снова стало плоским, и Черное Солнце исчезло, показав потолок. На куче мусора у Врат лежало что-то похожее на бесцветную лужу.

Жуки, которые, казалось, захватили внутреннюю часть купола на мгновение потеряли свое численное преимущество.

Под градом выстрелов количество жуков неуклонно уменьшалось, а пол купола был завален трупами.

"Йоджи, я расширила путь к Гинзе. Если так будет продолжаться, то Врата в другой мир будут разрушены и жуки не смогут пройти. Поторопись и разрушь магический круг!"

"Единственный способ все изменить-это разрушить этот магический круг!”

"Оставь все нам и уходи!"

Услышав, как говорят Лелей, Рори и Тука, Итами повернулся к Хазаме с сомнительным выражением лица.

"Лейтенант Итами, я разрешаю вам принять все необходимые меры!”

"Э... но..."

Итами понятия не имел, как ему разрушить магический круг.

"Като-сенсей, как мне разрушить его?"

Старый человек выдал "Хммммм.." когда он произнес свою речь в ответ на вопрос Хазамы.

"Эффективный магический круг должен быть тщательно и точно составлен. Он потеряет свою силу, если будет поврежден только угол или небольшая часть. Если магический круг состоит из крепостных стен и траншей, то все, что вам нужно сделать, это разрушить стены или засыпать траншеи песком.”

"Понятно... Тогда идем за взрывчаткой."

Все посмотрели на Итами и это оказало на него значительное давление.

"И все же, почему я?”

"Кроме тебя здесь никого нет, верно?”

Установка подрывных зарядов займет несколько часов. Судя по выражению лица Лелей, она не могла так долго держать открытым проход к Гинзе.

"Подождите, разве это не значит, что я не смогу вернуться в Японию?”

“Совершенно определенно.”

Хазама кивнул.

"И вы все еще посылаете меня сделать это?"

"А кто подходит на это больше всего?"

"Но, в этом году Комикет…"

После сказанного на него угнетающе посмотрели Лелей, Рори и Тука. Ошеломленный, Итами по очереди посмотрел на них.

Их индивидуальные намерения и что-то сформировавшееся между ними троими схватило Итами и связало его.

Итами повернулся к Томите и сказал: "Идем со мной" и побежал. Курибаяши тоже собиралась, но Итами остановил ее.

"Но, почему?"

"У тебя есть причина остаться здесь?"

Итами наклонил голову, на его лице было написано недоумение.

"Ах, но потому что …. Это..."

Пробормотала Крибаяши, посмотрев на Томиту.

Однако, Томита сказал: "Курибаяши. Вернись в Японию."

"Э?!"

“Я очень благодарен, что ты так считаешь, но я уже решил быть с Бозес. Прости!"

Сказав это, Томита подтолкнул Курибаяши в спину.

"Ууу…"

Курибаяши отшатнулась, из глаз ее текли слезы. Возможно, она говорила о нем серьезно.

Но Итами и Томита повернулись спиной к Курибаяши и убежали.

"Только не говори мне, что Курибаяши влюблена в тебя?"

“Должно быть, это эффект висячего моста. Что касается тебя, то ты, кажется, наконец сдался, Эль-ти."

"Ну, все трое смотрели на меня именно так. Что я мог сделать, когда они зашли так далеко?”

Выйдя из купола, они увидели Яо, которая командовала наемниками. Итами закричал: "я оставляю всех тебе!”

“Я выполню свою задачу, даже если это будет стоить мне жизни!”

"Особенно Тука. Я понятия не имею, о чем она думает, поднимая все эти флаги смерти."

После этого Томита сказал ему правду.

"Она чувствовала, что если споткнется о флаг смерти перед кем-то еще, у кого есть флаг смерти, то это принесет несчастье тому, кто последним споткнулся о флаг.”

П.П (¯\_(ツ)_/¯)

"Сначала она хотела, чтобы ты споткнулся о флаг смерти. Не пойми неправильно, она ничего такого не имела ввиду. Она просто думала, что ты не пойдешь на поле боя, если будешь в больнице. Однако все пошло не по плану и она планировала взять это несчастье на себя."

"Эта дурочка..."

Итами прищелкнул языком, на его лице появилось ошеломленное выражение. Он оглянулся на Туку и остальных и крикнул:

"Эй, Тука! После того, как все закончится.... мы пойдем на свидание с чаем и пирожными!"

“...”

Внезапное действие Итами заставило Томито, Яо и Туку широко раскрыть глаза.

“Таким образом, флаг смерти перейдет ко мне, верно? Нужно ли мне говорить о том, насколько я расслаблен?”

"Понятия не имею. Не уверен, как этот троп работает, и я не могу комментировать... все же, это действительно хорошо, Эль-ти?”

"Ну, мы просто закладываем взрывчатку. Мы ни с чем не боремся, так что там будет безопаснее. То же самое со взрывчаткой, пока ты осторожен, ты не умрешь!”

После сказанного Итами добавил: "Не волнуйся, все будет хорошо."

Хазама оглянулся на своих людей и объявил:

"Ладно! Это общее отступление! Отдайте приказ Белый Кролик!"

"Это Белый Кролик! Белый Кролик!"

Солдаты эхом повторили приказ Хазамы, и он быстро распространился. Войска, стоявшие снаружи купола, выстроились в линию и прошли через Врата, которые сделала Лелей.

Позади них Рори махнула рукой Яо, показывая, что она должна приказать горожанам и наемникам организовать оборону.

"Пока Йоджи заботится о магическом круге, вы должны сдержать жуков."

“Что это такое?”

"Этот документ, Министр Кано просил передать вам."

Хазама поблагодарил его, открыл коричневый конверт и быстро просмотрел его содержимое. В нем содержалась информация о текущей ситуации в Японии и слова премьер-министра Мориты. И потом, были приказы от министра обороны.

"Чего?"

Увидев лицо Хазамы, офицеры штаба с любопытством уставились на содержимое документа.

“В чем дело?”

“Это приказ Министра обороны. Хорошо, это означает, что связь с правительством восстановлена. Мы также проверили безопасность Лелей-сан. Я изменяю часть приказа об отступлении! Все, кто хочет остаться, могут остаться!”

"И все же, является ли этот документ обязательным?"

Хазама не позволил своим штабным офицерам сказать что-либо еще.

“Нет. Но поскольку связь с Ичигаей была прервана, это единственная директива правительства. Все, что мы можем сделать, это подчиниться."

“В таком случае, не можем ли мы проскользнуть через Врата и попросить разъяснений по радио?”

"Врата теперь односторонние.”

"...А, ладно.”

"Все, что мы можем сделать, это выполнить этот приказ. Ты ведь понимаешь, да?”

“...”

Штабные офицеры улыбались, впитывая многозначительные слова Хазамы.

"Генерал! Что нам делать с жуками?”

"Верно, мы не можем допустить, чтобы на оставшихся людей напали жуки.”

"Тогда пусть они образуют оборонительный периметр внутри и снаружи купола.”

"Хорошо, защитная линия, чтобы не дать жукам прорваться! Все, кто не останется, возвращайтесь в Гинзу! Скорее!”

Глава 16

Экспедиционный корпус Сил Самообороны начал выводить людей.

К тому времени, когда половина войск, оставшихся в Арнусе, отбыла, части, посланные в различные другие районы, наконец вернулись.

"2-я боевая группа вернулась.”

"Мм. Отправь их в Гинзу. Оставь как можно больше машин и боеприпасов, за исключением того, что нам нужно для перевозки раненых и критически важных ресурсов."

"Да."

Когда люди один за другим прошли через Врата в Гинзу, Хазама и остальные собрали людей, которые хотели остаться, а также горожан Арнуса и заставили их нагромождать грязь внутри и снаружи купола, чтобы помочь установить проволочные заграждения. Они готовились расправиться с жуками, которые выскочат из Врат, когда у Лелей кончатся силы.

"Все из этого подразделения, кто хочет остаться, соберитесь здесь!”

"Все, кто возвещается оставьте оружие и боеприпасы!"

"Расставьте приоритеты в передвижении раненых! Скорее!”

Члены различных разведывательных групп появились среди людей, которые возвращались назад.

Старший сержант Кувабара приказал Тозу и Азуме нести носилки с Хигаки, и, наблюдая за строительством укреплений, он обнаружил среди рабочих одетую в штатское Курибаяши.

"Эй, Курибаяши, что ты делаешь?! Хочешь остаться?"

“Я плохо умею сдаваться.”

“Разве это не доставит тебе хлопот?”

"Все в порядке, кроме того, дома меня не ждет ничего интересного. Я хочу сойти с ума здесь.”

"Значит Силы Самообороны для тебя лучшее место? Только не обижайся."

"Вы тоже босс."

Хигаки, лежа на носилках, напевал какую-то мелодию. Должно быть, это был Морфий в действии. Нишина, Кацумото, Сасагава ... члены 3-й разведгруппы оставили позади Курибаяши и исчезли во Вратах.

Курибаяши собрала несколько человек ниже по званию во временное командование вместе они занялись установкой колючей проволоки.

Хазама крикнул из-за ее спины: "Мы можем достать сюда тройной колючей проволоки?"

Курибаяши отдала честь и ответила:

"Роджер. Тройная... должна сработать против жуков?"

"Просто установи ее. Мы не сможем остановить нападение Жуков, если будем полагаться только на стены купола. Купол - наша последняя линия обороны. Ты же не хочешь потом пожалеть об этом?"

"Роджер."

"Кроме того, если ты хочешь остаться, тебе лучше подготовиться. Ты планируешь так драться?”

После того, как Курибаяши убежала переодеваться, офицеры под командованием Хазамы подошли к нему с полными руками вещей, которые нужно было вернуть, и спросили:

"Генерал, вы не собираетесь возвращаться?"

“Как командир, я обязан выполнить свою задачу. Когда мы наступаем, я должен быть первым, а когда мы отступаем, я должен быть последним. Вот как я считаю, должен действовать командир."

"Но, как же ваша семья?"

"Мой сын достаточно взрослый, чтобы позаботиться о себе. Нет необходимости беспокоиться о моей жене. Более того, вам придется разобраться с этим после того, как вы вернетесь. Я оставлю это вам."

"Сэр! В таком случае, прошу нас извинить.”

Сказав это, офицеры отсалютовали Хазаме и исчезли за Вратами.

* * *

В это время Янагида и Фурута летели на вертолете в Арнус.

Увидев холм, Вертолет скорректировал направление и полетел прямо на нее.

По радио раздался крик: "Все, кто хочет остаться, могут остаться." Казалось, что они хотят собрать всех летчиков, кто остался бы.

Услышав это, удивительное количество людей разразилось радостными криками.

“Ну, многие люди кажутся счастливыми.”

"Это очень привлекательно, когда тебе позволяют свободно летать здесь и приятно, что у тебя нет никаких ограничений. Но на другой стороне у меня есть семья..."

“Тогда почему бы тебе не привести сюда свою семью?”

"Таков был первоначальный план. Но, черт возьми, это было так неожиданно…”

"Лейтенант Янагида, я собираюсь остаться в Особом Регионе, пожалуйста высадите меня в Арнусе."

Все еще обездвиженный всеми, Фурута выразил желание остаться. Однако Шерри, которая все это время молчала, обратилась к Фуруте так, словно упрекала капризного ребенка.

"Это не то, что хотела бы от вас Тьюле-сама. Я уверена в этом."

“Что может знать ребенок?”

"Ну, я тоже женщина" - продолжала Шерри. - "Поэтому, пожалуйста, возвращайтесь в Японию и осуществите свою мечту, Фурута-сама.”

"Нет."

После этого, Далила перебила его.

"Я должна была просто убить ее на месте. Тогда у мастера Фуруты не осталось бы никакой привязанности к этому месту.”

"В любом случае, я хочу остаться."

"Вы не можете. Вы все еще обязаны осуществить свою мечту, Фурута-сама."

"Обязан?!"

"Тьюле-сама верила, что ты можешь осуществить свою мечту. Вот почему она выглядела счастливой."

"В каком месте она была счастлива? Когда?"

В глазах Фуруты, лицо Тьюле представляло собой мешанину эмоций.

Но Шерри без колебаний кивнула.

"Мм, у нее было очень счастливое выражение лица. Я уверена, что она была счастлива, потому что чувствовала, что ты можешь осуществить свои мечты, Фурута-сама."

"Почему же?! Какое в этом счастье для Тьюле-сан?"

"Я не знаю, как тебе это объяснить.”

"...Я не понимаю. Это вообще ненормально.”

"И тогда Далила сказала: "Может быть, только может быть, я смогу понять, что чувствует эта женщина.”

Продолжая говорить, Далила выглянула наружу.

"Если кто-то долгое время был в отчаянии, то даже мысли о том, что “возможно, я мог бы быть счастлив”, может быть достаточно для них. Дело в том, что вы подумали о ней, господин Фурута, и сказали ей: "Пойдем со мной". Поэтому она чувствовала, что будет счастлива."

"В таком случае, почему она не взяла мою руку? Это тоже самое, что смотреть на еду, говоря "как же вкусно, но я сыт", не так ли?"

"Ты понимаешь, что значит бояться счастья? Представьте себе, что есть дверь, и что, пройдя через нее, вы будете счастливы, но как только вы подумаете, что на самом деле вы не можете быть счастливы, вы начинаете сомневаться. Может быть, за этой дверью ничего не будет, когда ты ее откроешь. Напротив, возможно, что ты получишь лишь отчаяние. Поэтому, может быть, лучше не открывать дверь, а прижаться к ней ухом, прислушаться к звукам с другой стороны, и, может быть, так ты будешь счастливее.”

“Ты даже это можешь сделать?”

Фурута не хотел принимать слова Далилы, потому что они были слишком печальны. Однако его сердце понимало, что она пыталась сказать.

Фурута замолчал и Янагида сказал пилоту: “хорошо, у нас нет времени на посадку, просто летите прямо через Врата."

"Нет времени, спешите, вы не сможете вернуться, если решите садиться" Сообщило радио.

"Роджер!"

Пилот проворно поработал ручкой управления и коллективом, после чего влетел в проем купола.

"Берегись! Мы влетаем!"

Люди внутри купола видели вертолет, который почти скреб землю и проворно прыгнули в стороны. Другие не увернулись, а вместо этого плашмя упали на землю. Янагида и остальные чуть не задели их спины, когда вертолет врезался во Врата.

Войдя во Врата и пройдя через мутный мир белизны, перед ними открылся пейзаж Гинзы.

"Это Гинза!"

Миновав Врата, вертолет чуть не влетел в возвращавшихся людей, поэтому пилот задрал нос, тем не менее, он ударился о купол.

После этого, вертолет наконец вылетел из купола и заскрежетал по земле.

Фюзеляж вертолета выдолбил борозду в асфальте, лопасти несущего винта согнулись и сломались, ударившись о землю. Он скользнул среди искрящегося следа в переулок между двумя зданиями универмага.

Если бы гарнизон Гинзы не был осажден протестующими, если бы окружающее движение не было перекрыто, то, вероятно, произошел бы несчастный случай. Но в настоящее время все машины в этом районе исчезли, и поэтому только спецназ видел, как вертолет проскользил по асфальту.

Он остановился перед витриной со свадебными платьями.

"Эй, все в порядке?"

Воздух наполнился запахом железа и авиационного топлива.

За ними внимательно следили люди из пожарной части, которые облили вертолет водой, чтобы он не горел

Янагида лежал головой на земле, обхвативши себя руками. Он поднял голову с криком "Пвха!"

"Я думал, что умру..."

"Ах, да... Я видела, как отец и мать сказали мне, что еще слишком рано присоединяться к ним...”

Маленькая фигурка Шерри застряла между Янагидой и Далилой, она лежала на спине.

"Все живы?"

"Угу.."

"Думаю, что жив."

"Я в порядке."

Все ответили по очереди. Пилот молча поднял руку.

Янагида и остальные успешно вернулись в Гинзу.

Глава 17

"Гх.."

На лбу Лелей выступил пот, когда ее тело накренилось набок.

Она держала Врата в течении нескольких часов, что полностью истощило ее силы. В частности внезапное расширение Врат для Янагиды сильно сказалось на ее выносливости. После этого Врата уменьшились до таких размеров, что люди могли проходить только ползком.

"Лелей, ты в порядке?"

Лелей кивнула в ответ Туке.

Из-за того, что она стиснула зубы и сосредоточилась у нее не было сил говорить.

“Как долго она сможет продолжать в том же духе?”

Като ответил генералу Хазаме от ее имени.

“Еще минут десять или около того.”

“А ты не можешь заменить ее, Като-сенсей?”

“Я не могу этого сделать!”

Хазама осмотрел оставшихся людей. Им не хватит десяти минут, чтобы пройти.

Хазама махнул рукой, чтобы они поторопились.

"Все, кому надо возвращаться, валите быстрее!"

“У меня беременная жена!”

"Ладно, ты иди первым.”

“Я не замужем, вернусь позже!”

Тех, у кого были неотложные причины вернуться, хлопали по спине и заставляли идти дальше.

К этому Времени Врата сузились до размера трубы. Военнослужащие были вынуждены ползти по ней.

"Скорее! Скорее!”

Они не смогут пройти, неся вещи.

Многие мужчины побросали свои вещи и вытянули вперед руки, в надежде, что их вытянут с той стороны.

"Лелей-сан! Сделайте Все возможное!”

"Ну же, еще немного, так что держись!”

Лелей откликнулась на всеобщее приветствие, откинув назад слипшиеся от пота волосы и кивнув.

"Вы все, поторопитесь!”

Но Врата постепенно уменьшались.

"Ох, нет!"

А потом Лелей потеряла сознание.

У последнего прошедшего отрезало носок от берцев, обрубленный кончик покатился по земле.

"Ах, черт возьми!”

После этого произошло небольшое землетрясение. Однако солдаты, колотившие землю в негодовании, этого не почувствовали.

Все посмотрели на Лелей, но когда увидели ее в объятиях Като, никто не смог ничего сказать. Все понимали, что ее усилия вышли за пределы возможного.

Мужчины нервно посмотрели на кусок берца, лежавший там, где раньше были Врата и вздохнули с облегчением, увидев, что там нет пальцев.

Наконец, Черное солнце снова появилось на вершине купола. Мир снова начал деформироваться, и плоская поверхность начала опускаться вниз.

"Хорошо, жуки идут. Всем занять свои позиции. Закройте двери в купол.”

о приказу Хазамы раздался тяжелый лязг, когда стальные двери захлопнулись и каждый из солдат занял свое место.

Большинство оставшихся были молодыми и у них еще не было семей.

"Так, как много людей осталось?!"

"По моим оценкам, от четырех до пяти тысяч.”

“Значит, всего четыре-пять тысяч человек, у которых здесь есть что-то хорошее и которые не могут вернуться? Ладно, все, кто остался, реорганизуются в новые подразделения. Это нормально. Выведите их за пределы купола и приготовьтесь к прорыву стен.”

"Что насчет наемников из Арнуса?"

“Мы можем рассчитывать на них в ближнем бою. Пусть они присоединятся к обороне.”

"Роджер!"

Солдаты приготовили винтовки и направили стволы пулеметов на черную дыру в самом сердце впадины.

Рори направила на нее свою алебарду, ее пальцы проскрежетали по трупу жука, когда он скользнул по земле, а пятка твердо уперлась в пол. От нее исходила мощь, как от натянутого лука.

Рядом с ней стояла Курибаяши, держа в руке винтовку со штыком.

"Значит, мы снова сражаемся вместе.”

“Я с нетерпением жду этого.”

Две женщины обменялись взглядами, а затем улыбнулись друг другу.

Вокруг дверей купола наемники сформировали стену из щитов. Оставшиеся солдаты просунули винтовки в промежутки между ними.

Проверив состояние своих людей, Хазама взял рацию.

"Это Хазама. Итами, ты меня слышишь? Как дела на твоей стороне?

"На самом деле, дела здесь идут не слишком хорошо.”

“Что случилось? Вам нужна помощь? Вы заложили взрывчатку?”

"Нам нужно подключить детонатор."

"Подумайте, как справиться с этим в течение десяти минут...”

Сказав это, Хазама убрал рацию. Из дыры вот-вот должен был вылезти жук размером со слона.

“Запрашиваю подкрепление. Это Итами. Ситуация критическая, мне нужно подкрепление."

Однако радио замолчало прежде, чем решающий запрос смог пройти, и не было никакого ответа.

“Что-то случилось?”

"Наверное.”

"Разберись с этим в течение десяти минут ... легче сказать, чем сделать.”

“Конечно, он бы так подумал, Раз ты не объяснил ему ситуацию здесь.

Итами что-то проворчал, и Томита попытался успокоить его, пока он болтался на веревке на середине стены, чтобы заложить взрывчатку.

"Итак, нам нужно найти способ разобраться с этим. В конце концов, если у нас больше не будет трюков в рукаве, нам придется сдаться.”

Томита опустился на середину стены, чтобы расставить предохранители. Он должен был совершенно точно сделать это. Если он ошибется, то взрыватели будут в беспорядке и было бы пустой тратой времени разбирать их заново. Он должен был подождать, пока Итами спустит ему главный детонатор.

“Ну, у нас же нет выбора, не так ли? Подожди здесь, Томита.”

Однако перед Итами появился Дар. Вероятно, это был выживший из группы, которая устроила хаос в городе. Дар оскалил клыки и уставился на Итами так, словно готов был в любой момент броситься на него.

"В любом случае, мне нужно придумать, как справиться с этим парнем.”

Детонатор был как раз за спиной у этого Дар.

Теперь проблема заключалась в оружии Итами ― его дробовик был заряжен дробью 12 калибра (каждая пуля была 2,75 мм в поперечнике), и он мог заряжать только два патрона за раз. Ему было не по себе оттого, что перед ним стоял такой монстр.

"Если бы у меня было немного снарядов…"

“Как у нормального человека может быть что-то подобное?”“Как у нормального человека может быть что-то подобное?”

"Боже мой. Если бы я знал, я бы не забрал этот флаг смерти обратно.”

Итами зарядил патроны в дробовик.

Рори и Курибаяши столкнулись с большим жуком, похожим на паука.

Жук был невероятно ловок, что никак не вязалось с его массивным телом, он постоянно наносил удары заостренными кончиками щупалец и конечностей.Проворная поступь Рори пронесла ее мимо ударов, которые едва задели ее.

Тем не менее, его конечности могли нанести фатальный урон просто задев.

Платье гот-лоли было разорвано, обнажая участки кожи, даже полубогиня щелкнула языком в раздражении.

"Никто не просил вас приходить в этот мир!”

Пот Рори блестел на ее коже, как жемчужины, и они рассыпались, когда она подпрыгнула.

Падая, она подняла свою алебарду и опустила ее вниз, чтобы добавить инерции удару.

Она нырнула вниз, к голове гигантского жука, который отскочил на значительное расстояние, чтобы уклониться.

Промахнувшись, алебарда ударилась о бетонный пол, и взрывной удар поднял облако пыли, которое ненадолго затуманило ее зрение. Однако Рори легко вытащила наполовину зарытую алебарду, а затем шагнула вперед с криком "сюда", и вонзила в его тело острие шипа.

Она не прогадала. Ощущение было такое, будто она соприкоснулась с тяжелой металлической плитой.

Экзоскелет жука представлял собой толстую пластину панциря, и хотя она не могла пробить его, она отправила его в полет и сбила на землю.

"Получай, получай и умри!"

Жуку было трудно блокировать град ударов, который обрушился на него. Массивное тело задрожало, как будто он боялся ее разрушительной силы и инстинкты самосохранения заставили его броситься обратно к своим товарищам.

Курибаяши продолжала нажимать на спусковой крючок, уничтожая мелких жуков перед Рори. Теперь, когда путь ей был расчищен, Рори бросилась в атаку.

Трепещите передо мной! Тряситесь от страха!"

Рори помчалась вперед и резко крутанула, чтобы использовать инерцию для удара.

Она отправила Жуков в полет, как будто стряхивала их со своего оружия. Массивное тело жука-паука медленно обнажалось.

"Сейчас же! Открыть огонь!”

По приказу Хазамы сверкающие трассирующие пули хлестнули по жуку, прикрывая Рори.

"Огонь! Огонь!”

Тяжелый пулемет и танковая пушка пробили Панцирь неподвижного жука/

Рори и Курибаяiи отступили, чтобы избежать взрыва.

Жук-богомол расправил крылья, чтобы преследовать их. Курибаяши осыпала его пулями, но полученные им раны не были смертельными, и он сразу же приготовился атаковать при приземлении.

Как только жук-богомол собрался укусить ее, Рори нырнула в сторону и приготовилась перехватить атаку.

"Значит, ты достаточно умен для совместной работы. Я не могу смотреть на тебя свысока, хотя ты и жук.”

Рори повернула талией и взмахнула алебардой. Жук-богомол прыгнул на нее, Рори подождала подходящего момента, прежде чем обрушиться на него.

Однако Жук-богомол внезапно расправил крылья и остановился. Промахнувшись, Рори потеряла равновесие и рассекла только воздух. Черное платье гот лоли распустилось, как цветок и Рори, будто танцуя опустилась на землю.

Под тяжестью алебарды она снова развернулась, а затем сделала еще один шаг вперед и ускорила вращение. По ее уверенным, ровным шагам можно было сказать, что пальцы ее ног устойчиво поддерживали центр тяжести, удваивая силу вращения, и эта удвоенная разрушительная сила столкнулась с косой жука-богомола.

"И все же слишком наивно!”

Раздался звук, похожий на удар металла о металл, и от удара коса с лезвием разлетелась вдребезги.

Это был сильный удар. Все верили, что Рори победит.

Однако с неба прошел дождь из пуле-видных жуков и задел тело Рори.

Она уклонилась от них, но все равно получила урон.

“Моя левая рука? Хм, пусть будет так.”

Рори не обратила внимание на болтающуюся левую руку. Она могла быть полубогиней, но восстановление все равно заняло некоторое время. Она не сможет бороться, если будет ждать, пока выздоровеет. Таким образом, Рори отказалась от мысли, что у нее когда-либо была левая рука, и ее ум переключился на использование только правой руки.

"Ладно! Подойди и... а?”

Вновь прибывшие ползучие противники имели вид, который вгонял в дрожь любую девушку.

"Аиииииииииииии"

Рори и Курибаяши побледнели, увидев их. Они покрылись мурашками и вспотели.

"Нет, неееееет!"

Девушки вопили, обнимая друг друга. Они просто не могли преодолеть свою биологическую реакцию.

Эти жуки бросились на них.

В этот момент из ниоткуда вылетела пылающая стрела и попала одному из жуков в глаз.

Маслянистый жук был быстро поглощен пламенем.

"Рори, Шино, оставьте их мне и возвращайтесь!"

Наложив еще одну стрелу на композитный лук, эльфийка натянула тетиву до упора. Как самая искусная из троих девушек в хозяйстве, она не колеблясь истребила этих вредителей и быстро перешла в наступление.”

"Аку-хно уньхы Ослаш-ДХ йопо-аумл юмл-уя вхколгн! О огонь, очисти этих паразитов!”

Стрелы, выпущенные из такого лука, могли достигать скорости свыше 270 км/ч, после того как они были дополнительно усилены силой сильфов, они пронзали жуков, как молнии.

Для Туки это было воссозданием ночного божественного мастерства, которое любил ее отец. Кроме того, сила духов пламени окутывала ее противников пламенем.

Крики жуков эхом разнеслись по всему Арнусу.

Орда набросилась на Туку, возможно, считая ее новой угрозой.

Однако Тука отпрыгнула от них, словно акробат.

Мелкие жуки ползали по всей Земле.

“Оборонительная позиция!”

После этого, по команде Яо, наемники выстроили свои щиты, чтобы блокировать орду.

Они уничтожали врага на ближней дистанции, в то время, как Силы Самообороны отстреливали врагов в дали.

За это время Тука закончила произносить заклинание и выпустила голубовато-белую молнию. Мелкие жуки тут же поджаривались до хрустящей корочки. Хотя это не повредило более крупным жукам, солдаты Сил Самообороны теперь могли сосредоточить свой огонь на выживших больших жуках.

Увидев, как храбро сражалась Тука, Рори больше не могла бояться.

Когда тараканы появились перед ней, она закричав подняла алебарду и с криком "Я попрошу Итами искуать меня после этого", обрушилась на них.

Тошнотворное ощущение пробежало по ее руке, и Рори сморщила свои красивые брови и закрыла глаза. Возможно, она предвидела это, но когда осторожно открыла глаза, то обнаружила, что жидкость жука окрасила ее алебарду в новый ужасный оттенок.

Глава 18

Дробь попала в Дар.

Несколько маленьких шариков погрузились в плоть существа. Однако чудовище было покрыто с головы до ног густым мехом и не подавало никаких признаков того, что оно ранено. Отойдя от Итами он угрожающе оскалил клыки.

"Я не ожидал, что попаду в пост-апокалиптический фильм, из всех мест именно здесь."

Итами достал пару патронов и перезарядил дробовик. Однако, увидев маленькие дробинки, он вздохнул.

"Какого черта я ему сделаю с дробью для птиц?!"

Такие обрезы часто использовали террористы.

Их было легко спрятать и не требовалось точно целиться. Они наносили большой урон и хорошо действовали в ближнем бою.

Но в то же время у них была небольшая дальность. Их хватило бы для людей, но огневой мощи точно недостаточно, чтобы уничтожить монстра.

Дар взревел и прыгнул на Итами.

"Уваааа!"

Увернувшись от когтей монстра, Итами направил на него свой дробовик.

Раздались два выстрела.

Шкура Дар была пробита и повсюду полетели брызги крови.

Однако монстр выглядел так, будто его просто пощекотали.

Битва внутри купола становилась напряженной.

Количество жуков все увеличивалось, как и их разнообразие.

Колючая проволока, на которую они потратили столько времени оказалась бесполезна. Солдаты уже не могли отстреливать отдельных жуков, а беспорядочно поливали огнем целые толпы. Но даже в этом случае, это не было бесполезно. Множество летающих и мелких жуков было уничтожено.Перед ними ползало так много насекомых, что им не нужно было целиться, чтобы попасть в цель.

Наемники держали щиты, защищая от сыпавшихся вниз подстреленных жуков. Однако копьеобразные лапы пронзали их, и ранили людей.

"Гвааааагх!"

Пол купола постепенно заполнялся бесчисленными трупами гигантских жуков. Но жуки шли по трупам сородичей, поражая все больше и больше наемников.

Потери Сил Самообороны превосходили численность наемников.

"Уаааа, уааааааааааааааахх!"

"Кто-нибудь, снимите его с меня!”

Солдат метался, покрытый огромным количеством жуков, которые в конце концов повалили его.

Обстрелянные жуки метались в воздухе и Тука метко отстреливала их.

Однако, после очередного сбитого жука у нее закончились стрелы.

"Ох, ох нет...." Пробормотала она, пытаясь нащупать стрелу, в то время, как крылатый жук летел на нее, намереваясь пронзить.

"Берегись!"

Яо толкнула Туку, чтобы защитить ее. Однако жук ударил ее прямо в грудь.

"Яо!"

Тука обняла упавшую лицом вниз Яо.

"Это всего лишь рана на теле! Держись там!"

Но Яо не ответила на крики Туки.

Наемники выстроились квадратом, чтобы защищаться со всех сторон. Солдаты Сил Самообороны отступили внутрь квадратов и продолжили отстреливать наступающих жуков.

В другом месте жуки, заполнившие купол, наконец добрались до внешней стены.

Они начали сверлить своими конечностями бетонную стену, чтобы открыть себе путь в Особый Регион.

Сделав небольшое отверстие они посыпали в воздушное пространство Особого Региона.

“Огнеметы вверх! Сметите их!”

Солдаты, ожидавшие снаружи, брызнули на Орду языками пламени, выжигая Жуков, роящихся в дыре. Но инстинкты насекомоядных Жуков заставляли их лететь к огню, и они нападали на солдат, даже объятые пламенем.

"Уааа, кто-нибудь, помогите....!"

Солдат с огнеметом был схвачен горящим жуком и сожжен собственным пламенем.

Хазама достал рацию и прокричал:

"Итами, скорее! Мы не сможем долго продержаться!”

Рука монстра размером с телефонный столб замахнулась на него.

Каждый раз, когда острые как бритва когти рассекали воздух, Итами уклонялся от них, падая плашмя на задницу.

Я не могу убить монстра этим дробовиком, держась от него на расстоянии. Придя к этому выводу, Итами только и мог думать о том, как бы приманить его по ближе. Тем не менее, он знал достаточно много приемов рукопашного боя, чтобы провернуть это. Хотя он и не был бойцом любителем, просто так ему остановить монстра было бы трудно.

"Разрежь и переломай кости!... Как будто я могу это сделать! Уаааа!"

План Итами состоял в том, чтобы сначала понаблюдать за противником, а затем ранить его. Но он немного ошибся в оценке расстояния, и коготь Дар внезапно оказался у него перед носом

Он поднял руку, чтобы защититься, но ужасающий удар заставил его пролететь по воздуху и растянуться на земле. Дробь, которую он с таким трудом выпустил в упор, лишь слегка поранила монстра.

"Кфффф, Кффффф! Моя рука еще на месте?!"

Было так больно, что он подумал, что рука разорвана. И все же, как ни странно, Итами не пострадал.

"Черт возьми!”

Он хотел встать, но все его тело скрипело. И все же это не было невыносимо.

Он стиснул зубы от боли, но Итами хотел посмотреть на то, что случилось с его телом.

После этого, из рук хлынула кровь, словно их ободрали когти. Это оказалось письмо. Царапины приняли форму слов, которые появились на его коже.

"Кровь, текущая в твоем теле, принадлежит мне. Следовательно, твои раны и мои тоже."

"Эх, Рори? Серьезно..."

Итами вспомнил о том, как Рори получала его раны.

"Постарайся не пострадать. Страшная участь ждет тех, кто оставляет шрамы на девичьей плоти.”

Итами знал, почему Рори сделал это.

"Теперь я даже не могу умереть или пострадать! Не могу поверить, что эта женщина взяла себя в заложники!”

"И еще: я могу принять только твои раны. Если твоя голова оторвется, ты умрешь.”

Другими словами, она предупреждала его "не ранься и не умирай.”

После того, как он зарядил патроны, Итами вновь столкнулся с монстром.

"Ближе. Четь ближе."

Все, что он мог сейчас сделать, так это прижать дробовик к монстру в упор и выстрелить.

Он слегка наклонился вперед, смотря Дар в глаза, и ждал, пока тот замахнется.

Но Дар двигался со скоростью, не видимой невооруженным взглядом, и распорол грудь Итами.

"Вот дерьмо! Прости, Рори!”

Итами сжал грудь.

Думая, что Итами побежден и больше не может сражаться, Дар широко разинул пасть, чтобы зубами раздавить череп.

“Я ждал, что ты это сделаешь!”

Итами воткнул дуло дробовика в горло монстра и выстрелил.

Два заряда дроби 12 калибра разорвали монстру глотку, раздробили шейные позвонки и прошли легкие.

Монстр застыл и Итами пинком отправил его в полет

Глава 19

Падая, Дар зацепил Томиту, который все еще цеплялся за веревку.

Томита, который чуть не отправился за ним, прокричал:

"Эль-ти, ты пытаешься меня убить?!"

"Ах, извини! Ты в порядке?"

"Это было близко. В следующий раз скажи мне, если ты собираешься уронить что-то мне на голову.”

Итами неуверенно приблизился к рулону детонационного шнура и опустил Томите.

Взявшись за шнур, он соединил его вместе с предохранителями.

Бесчисленные насекомые проходили сквозь отверстие в куполе, разлетаясь в разные стороны.

Солдаты, ожидавшие снаружи, использовали огнеметы, чтобы не дать жукам выползать наружу, но по мере того, как стало появляться больше дыр, людей стали теснить. Увидев это, Рори закричала:

"Это плохо!"

Рори подбежала к стене, пытаясь предотвратить это. Но в ее груди тут же забурлила свежая кровь, словно невидимый противник ударил ее ножом. Это заставило даже полубогиню опуститься на колени.

"Гх! Кто-нибудь, остановите его!"

Но никто не ответил на крик Рори.

Все были заняты только тем, что защищали себя.

Жуки вылетали из купола в невероятном количестве.

Однако тут же последовал страшный рев, заглушивший все остальные звуки.

Появились вертолеты 4-й боевой группы, и они окатили Жуков, выходящих из купола, дождем пуль.

"Убейте их всех до единого!”

Следуя приказу Кенгуна, UH-1Js преследовали убегающих жуков повсюду, постепенно снижая их количество.

Вдобавок ко всему, небо над Арнусом наполнилось Вивернами.

“Я не держу на вас зла, но поскольку вы представляете опасность для всего мира, я уничтожу вас всех. Все, хватайте их!”

После слов Жизель, Виверны бросились вниз.

После чего накинулись на жуков, пожирая их. Чем значительно уменьшили их число.

"Не дайте никому сбежать!"

Пока остальные разбирались с жуками снаружи, Жизель приказала Вивернам пролезть внутрь купола.

Приспешники Жизель - Виверны - проникли внутрь и атаковали орду жуков.

Когда наступление уменьшилось, на лице Рори возникло выражение облегчения, и она тяжело дыша, облокотилась на алебарду.

Жизель подошла к Рори.

"Сестрица. Я надеюсь, что теперь мой долг погашен?"

"Мм, это меня устраивает.”

Услышав желанный ответ, Жизель захлопала в ладоши. После этого она снова обратилась к Рори.

"И еще ... э-э ... мне бы хотелось, чтобы ты помогла мне замять это дело. Тогда госпожа не будет ругать меня за то, что я помогаю тебе, Сестрица."

"Хорошо. Я позабочусь об этом. Ты сможешь вернуться домой с высоко поднятой головой."

Услышав это, Жизель снова захлопала в ладоши от восторга.

"Замечательно! В таком случае, как насчет женитьбы на Госпоже!"

"Ни в коем случае."

"Черт. Как насчет бесплатной еды и питья?”

"Это обязанность полубога. Не будь слишком жадной, если сделала то, что должна была! Я не буду спрашивать, почему ты собрала так много Виверн, так что следи за собой."

"Эх, наверное я сама напросилась. Поняла. Я помогу позаботиться об остальном здесь!"

Чтобы избежать недоверчивого взгляда Рори, Жизель снова атаковала Орды Жуков.

Где-то в другом месте Хазама помогал раненым, когда крикнул в трубку:

"Чего? Десять секунд? Понял!"

Он положил рацию и крикнул солдатам:

“Взрыв через десять секунд! Приготовьтесь к исчезновению черной дыры!”

Получив предупреждение Хазамы, солдаты сделали все возможное, чтобы держаться подальше от черной дыры. Тем не менее, битва с жуками все еще продолжалась. Из-за вмешательства Виверн битва зашла в тупик, но она еще не закончилась.

Тука изо всех сил старалась утащить Яо как можно дальше от черной дыры.

"Я, я сейчас найду врача. Давай, Яо!"

А затем из юбки брони Яо вылился поток монеток в 500 йен.

"Это... монетки в 500 йен?"

На ее вопрос ответили немедленно.

"Монеты в 50 йен лучше, чем монеты в 5 йен, поэтому монеты в 500 иен должны быть лучше, чем монеты в 50 йен. А иметь больше-это лучше, чем иметь одну, поэтому я попросила кузнеца сплавить несколько дюжин из них в большой медальон. Это спасло меня.”

Яо посмотрела на Туку.

"Не пугай меня так! Я думала, что ты умерла!"

Тука тяжела опустилась на землю и ударила кулаком в большую грудь Яо. После этого, Яо издала "Гухххххх" и отключилась.

"Эй, эй, держись! У тебя не глубокие раны!"

Услышав голос Туки, медики Сил Самообороны бросились к ней.

"Ее сердце.... Ох, нет! Хорошо, бери дефибриллятор!"

Они начали массаж сердца, чтобы спасти Яо.

"Что случилось, Тука?"

"Не задавайте вопросов с очевидными ответами! Очевидно, это были те жуки-ублюдки!”

“А, э-э, ну …”

Тука не могла дать должного ответа.

"Обратный отсчет от пяти!”

Итами отступил на безопасное расстояние, затем вместе с Томитой посмотрел на часы и крепко сжал детонатор.

Томита поддразнил Итами.

"Эй, Эль-ти, как твоя грудь?"

"Э-э, ты это имеешь в виду?”

Итами потянул себя за клочья форменной рубашки.

“Я был проклят.”

"Проклят? Только не говори мне, что ты перепутал проклятье с благословлением богини?"

"Пять."

"На данный момент, это проклятие. Это не имеет ничего общего с моей волей. И из-за них я буду скучать по летнему Комикету и зимнему Комикету... черт возьми! Но я не сдамся. Я вернусь! Я вернусь к Акибе и Комикету!”

“Четыре.”

"Но когда я думаю о таких вещах, разве я не должен чувствовать себя счастливым в этот момент?”

“Три.”

"Неужели? Так ли это?”

"Два."

“Так оно и есть. Тебя накажут, если ты будешь слишком много болтать.”

"Правда?"

"Один."

"Но ведь ты не отказался от них, верно?"

"Ну, наверное. Это правда…”

На счет "ноль" Итами повернул ручку на детонаторе.

Что произойдет, если связать две резинки вместе, растянуть их до максимального удлинения,а затем разрезать?

Исчезновение Врат было подобно разрыву резинки. Кроме того, искажение, которое накапливалось с момента создания Врат было немедленно выплеснуто в миры.

Однако землетрясение на этот раз было особенным.

Чем дальше от эпицентра происходили регулярные землетрясения, тем их интенсивность снижалась. Однако интенсивность этого землетрясения глобального масштаба нисколько не уменьшилась, и весь мир содрогнулся.

Это было землетрясение высшего 5 балла, по шкале сейсмической интенсивности JMA.

Сила землетрясения измерялась степенью нанесенного им ущерба, но в данном случае это было неприменимо.

Это было особенно наглядно там, где землетрясения случались редко и здания строились без их учета.

Японцы могли бы сказать:” Ого, это поразило меня " о землетрясении, но в других местах оно разрушило много зданий и вызвало массовые разрушения.

Италика, Замок Формаль.

Два землетрясения полностью разрушили боевой дух сражающихся.

Земля внезапно накренилась во все стороны, и солдат охватил страх, не рожденный кровавой битвой.

В бою человек боится врага. Убивая врага и побеждая его, можно победить свой страх.

Однако люди ничего не могли поделать со стихийными бедствиями, такими как землетрясения. Таким образом, они не могли победить свой страх простым мужеством. Поэтому солдаты не могли сосредоточиться на сражениях.

Бурлящая жажда битвы погасла, словно ее окатили водой, не оставив в сердцах ничего, кроме пустоты.

Как только их боевой дух остыл, его трудно было разжечь вновь. Солдаты вспоминали усталость и боль, о которых они забыли во время бешеной схватки. Поэтому они отказались от мысли сражаться, помогли раненым встать или поддержали их, а затем начали возвращаться к своим позициям.

Рыцари Пины устремились обратно к ней.

"Ваше Высочество!"

"Ох, Бозес. Спасибо за твою тяжелую работу.”

Первое, что сказала Бифития, когда вернулась, было: "Ах, я так устала! Вода, принеси мне воды”, прежде чем упасть на спину перед Пиной.

"Вот, для вас, Бифития-сама."

Подбежали девушки из командного состава, держа в руках стакан с водой. Лица девушек были бледны, а губы дрожали, вероятно, из-за землетрясения.

“Ты боишься?”

"Очень боюсь, Бифития-сама!"

Бифития утешила девушку, помогая ей подняться, и погладила ее по голове, пока она осматривалась.

Рыцари, солдаты и полулюди-воины вернулись. Однако ни один из них не был невредим, и они походили на рассеянную толпу, которая не могла даже сформироваться в подразделение или принять строй.

"Думаешь, это конец?"

"Конечно, нет!”

Однако резкий голос Пины прорезал мрачное заявление Бифитии.

Пина оседлала своего коня, держа меч в правой руке, а левой галантно размахивая флагом, все взгляды устремились на нее.

Даже после сильного землетрясения Пина все еще была полна уверенности, когда мужчины увидели ее, храбрость вновь вернулась к ним.

"Ваше Высочество!"

"Все, не паникуйте! Такого землетрясения не стоит опасаться!"

Конечно, она изо всех сил старалась справиться со своим страхом.

Можно было бы сказать, что условия боя стали в высшей степени неблагоприятными, с наступлением этого внезапного землетрясения. Пина покрылась холодным потом, ее ноги неудержимо дрожали, а зубы стучали, так как она не могла закрыть их полностью.

Если бы она могла, ей бы очень хотелось немедленно убежать и засунуть голову под кровать.

Но у Пины уже хватало опыта.

Во время землетрясения в столице империи. Итами не выказал ни малейшего страха, и он даже посмеялся над этим. Пина поразилась, насколько обнадеживающим и ободряющим было это зрелище.

"Именно так должен вести себя генерал в подобной ситуации.”

Если генерал не выказывал страха, ее люди тоже могли чувствовать себя спокойно.

Она должна была передать те слова, которые он сказал ее людям. Поэтому Пина стиснула зубы и заставила себя изогнуть застывшие от страха губы в улыбке.

По другую сторону Зорзал тоже старался.

"Сражайтесь, все вы! Немедленно сражайтесь!”

Однако все усилия были направленны в противоположную от Пины сторону. Все, что делал Зорзал, так это кричал на своих генералов и заставлял их сражаться, в надежде поднять боевой дух.

“Почему ты не сражаешься?"

"Зорзал-сама. Мы не можем сражаться прямо сейчас. Мы должны дать войскам отдохнуть.”

"Да. Даже если вы загоните испуганные войска на поле боя, они не смогут сражаться.”

Хельм и Мутра попытались словами выразить сковывающий солдат страх.Они были не в том состоянии, чтобы идти в атаку.

Однако в глазах Зорзала это была нелепая просьба. Это было потому, что он чувствовал, что ему удалось вынести это, так что только это имело смысл и люди должны были бороться изо всех сил.

”Как ты думаешь, войска Пины тоже съежились от страха? Если условия одинаковы, то преимущество имеет сторона с большим числом! Если мы атакуем сейчас, то обязательно победим!”

"Теоретически это верно. Но когда люди боятся, они могут разбежаться из-за мелочей.”

На протяжении всей истории было бесчисленное множество примеров того, как испуганные солдаты ломались и убегали. Испуганные войска могли обратиться в бегство, услышав шум крыльев водоплавающих птиц или оказаться неспособными сражаться, увидев затмение. В этих условиях логика более многочисленной стороны, имеющей преимущество, была бы очень опасной. Таким образом, было бы лучше дать людям отдохнуть и успокоиться, прежде чем снова сражаться ― можно сказать, что это было очень разумное решение.

Однако Зорзал не мог этого понять.

“Что ты хочешь этим сказать? Вы планируете позволить этой золотой возможности ускользнуть от вас? Если так пойдет и дальше, то основная часть регулярной правительственной армии может вернуться!”

Они были так близки к полной победе, но ожидание здесь могло привести к тому, что эта победа будет утрачена.Нет, возможно, он полностью проигнорировал землетрясение, потому что победа, которую он так жаждал, стояла перед ним. Его войска могли бы оказаться полностью обездвиженными страхом перед землетрясением, если бы они остановились на мгновение-это беспокойство было тем, что подтолкнуло его к окончательному противостоянию.

Но―”

"Молчать! Мы уладим это раз и навсегда, несмотря ни на что! Сформировать подразделения! Поднимите высоко знамена и прикажите всем наступать!”

Когда они посмотрели на Зорзала, который, казалось, был глух к их просьбам, Хельм посмотрел на остальных и покачал головой. Мы не сделаем это - эти невыразимые слова циркулировали между ними.

Генерал Караста выступил вперед.

"Ваше Высочество, мы должны хотя бы попытаться убедить Пину сдаться."

"Чего-чего?"

"Может быть, доблесть Вашего Высочества такова, что вы еще не заметили, но если мужчины уже так боятся, то что же делать с женщинами? Конечно, они должны быть так напуганы землетрясением, что даже не могут стоять. Возможно, если вы сейчас потребуете капитуляции, враг послушно подчинится, чтобы избежать необходимости сражаться.”

Эти слова, казалось, задели струну в сердце Зорзала.

Это было потому, что Зорзал знал, что так все пойдет гораздо легче.

"...Хм. Хотя, сдастся ли Пина?”

Хельм поддержал идею Карасты.

“Очень вероятно, что она сдастся.”

Мутра так же кивнул в одобрении.

“Все так, как он говорит. Если Пина не прислушается к голосу разума,то все, что нам нужно будет сделать, - это снова напасть. А до тех пор мы должны дать нашим войскам успокоиться.”

Зорзал кивнул с выражением понимания на лице.

"Понимаю. В таком случае, Хельм, ты пойдешь к Пине и убедишь ее сдаться. За это время, Мутра, иди разберись с нашим строем и сделай наши войска способными сражаться. Понятно?”

Глава 20

Как и велел Зорзал, Хельм лично отправился в лагерь Пины, чтобы переговорить с ней.

Он направил коня вперед и увидел войска Пины.

В глубине души он считал, что ее люди должны были бы съежиться от страха, но неожиданным фактом было то, что встреченные им солдаты были полны решимости и боевого духа. Тот факт, что несмотря на все произошедшее, ее люди были в столь приподнятом настроении заставил его почувствовать, что Пина превзошла его.

"Великолепно сделано.”

Они могли бы победить благодаря численному превосходству, но если привести в бой испуганные войска, будет много жерт и это даже может привести к поражению.

Чтобы победить такого врага, его люди должны были не бояться смерти. Но как ему этого добиться? Сейчас Хельм не мог ни о чем думать.

“Как я и думал, мне нужно заставить Пину сдаться."

Как только он подобрался достаточно близко, чтобы увидеть знамя Пины, он окликнул ее.

"Госпожа Пина. Это была тяжелая битва. Может с вас уже хватит? Сомневаюсь, что кто-нибудь осмелиться назвать вас трусом, после того, как упорно вы сражались. Они будут восславлять мужество Ее Высочества на протяжении веков. Сейчас самое время сложить меч в ножны. Я призываю вас сдаться."

Вокруг повисло молчание и Пина ответила:

“Нет. Я больше не потерплю твоего существования.”

"Почему вы столь упрямы? Неужели не заботитесь о жизни своего народа? Все они способные и справедливые люди и их ждет светлое будущее. Разве вы не хотите помочь им?”

"Конечно я хочу этого."

"В таком случае―”

"Именно потому, что я хочу помочь им, я не могу сдаться."

"Почему же? Вы должны знать, что впереди вас ждет верная смерть.”

"Это потому, что если я отпущу брата, он наверняка соберет еще больше войск для восстания. И когда это произойдет, множество людей умрет. Если мы не уладим все прямо здесь и сейчас, то число погибших и раненых будет только расти.”

"Что вы такое говорите? Разве вы не осознаете своего положения? Почему вы думаете, что Зорзал сбежит? В удущем все будут равняться на Зорзала и он будет ковать новую империю, когда это произойдет, кто восстанет? Ваши опасения действительно необоснованны. Если вы готовы сдаться, то восстанию в Империи придет конец.”

"И тогда вы продолжите сражаться с Японией? Сколько тогда солдат погибнет?"

“Об этом…”

Хельм не мог отрицать этого, если Зорзал победит, он точно пойдет на Японию войной.

Хельм прекрасно понимал о чем говорит Пина, поскольку командовал отрядами, которые сражались с Японцами.

“И тогда в войну будут втянуты бесчисленные невинные люди. Все ради битвы, которую вы не можете выиграть.”

“Ваше Высочество. Нет, это ради победы в битве. Эта жертва должна быть принесена, чтобы Империя восторжествовала.”

"Да. За победу. Я стою здесь ради победы. Я веду всех в бездну смерти и заставляю сражаться ради победы.”

"Ваше Высочество, вы верите в свою победу?"

"Конечно."

Его попытка убедить Пину провалилась. Совершенно сбитый с толку тем, как ведут себя эти королевские особы, Хельм вернулся к рядам Зорзала, обхватив голову руками.

"Хельм. Что сказала Пина?”

"Пина кажется, во власти бреда. Она, кажется, верит, что сможет победить, если продолжит сражаться.”

"Что ты сказал!? Неужели Пина забыла даже основы ведения битвы?"

"Сомневаюсь, что Пина такой человек.”

"Должно быть, она испугалась землетрясения, которое потрясло ее и помешало ясно мыслить. Хельм... Отправь Пину на тот свет."

"Но, наши силы…”

"Все в порядке. Они уже готовы.”

"Неужели?”

"Пойдем со мной."

Он вышел из палатки за Зорзалом. Войска уже стояли в рядах. Лица у всех застыли, как у бесчувственных марионеток. Он огляделся и увидел на земле трупы нескольких солдат.

"Могу я узнать, что вы сделали, Ваше Высочество?”

"О, Ничего страшного. Я просто приказал Апсону строго дисциплинировать солдат и казнить любого солдата, не имеющего сил сражаться.”

Люди в шлемах кобольдов бегали туда-сюда.

"Ты! Твои глаза недостаточно блестят!”

"Ты! У тебя спина не прямая!”

Все эти недостатки могли быть несущественны для людей, о которых идет речь, но опричники ухватились за них, чтобы заколоть насмерть. Они также кричали: "Это судьба трусов, бездельников и пораженцев!"- чтобы запугать людей.

"Что ты думаешь об этом? Они уже готовы сражаться. Хорошо, Хельм. Поторопись и верни Пину в реальность."

Хельм был ошеломлен.

Однако, если так пойдет и дальше, эти кобольдоголовые идиоты будут продолжать убивать солдат. Это могло привести только к поражению.

Отбросив все иллюзии контроля, Хельм отдал честь, затем вскочил на коня и обнажил меч.

“Все силы! Вперед!”

Зазвучал горн и войска Зорзала двинулись вперед.

Пина сглотнула, увидев, что вражеские войска приближаются.

"Значит, они идут, да?”

"Верно, Ваше Высочество.”

"Не беспокойтесь, я с вами."

Служанки собрались вокруг Пины и обнажили кинжалы. Это было сделано не столько для того, чтобы сражаться с врагом, сколько для того, чтобы убить себя, прежде чем их возьмут в плен и изнасилуют, но Пина предпочла, чтобы эти девушки сражались с врагом.

"Эмрой соберет души всех, кто погибнет в бою. Вы не должны убивать себя.”

Девушки привязали кинжалы к правым рукам, чтобы они не выпали.

Рыцари и солдаты из разных племен стекались к ней, ожидая прибытия войск Зорзала.

"Для меня было честью сражаться со всеми вами. Спасибо вам."

А потом Грей рассмеялся.

"Я не ожидал, что вы будете говорить так, будто все закончилось. Какой сюрприз, Ваше Высочество. После этого мы покажем вам нашу истинную силу. Для меня этих слов недостаточно. Мы будем драться так упорно, что вы не сможете закончить благодарить нас всех за одну ночь!”

"Хм. Когда придет время, покажи мне все, что у тебя есть.”

За это время войска Зорзала приблизились настолько, что стали видны лица его людей.

Пина подняла меч, чтобы приказать наступать.

"Всем войскам!"

Но команда так и не раздалась.

Внезапно раздался рев и два истребителя понеслись в небе над Пиной.

Напалмовые бомбы, которые они сбросили, смели войска Зорзала с линии фронта.

В их тесной формации, войска Зорзала не имели и малейшего шанса избежать небесного огня, обрушившегося на них. До того момента, как они заметили пламя, что заполнило небо, они уже были мертвы.

"Простите за долгое ожидание, мои будущие любовницы!”

Камикода прокричал "Яхууууууу…" прежде чем F-4 Phantom был направлен им вверх.

Ударная волна, которую истребитель-бомбардировщик оставил после себя, казалось, взмыла в небо и била в барабанные перепонки наземных войск.

А затем раздался Полет Валькирий сопровождаемый шумом винтов. Все произошло так быстро, что все застыли на месте, но Пина сохранила обладание.

“Прямо сейчас! Все силы в атаку! Не дайте Брату сбежать!"

Приказ Пины пронесся по войскам. Под ее командованием войска дружно атаковали армию Зорзала.

"Ха!ха!ха!ха!ха!ха!ха!ха!ха!ха!ха!ха!"

"Ха!ха!ха!ха!ха!ха!ха!ха!ха!ха!ха!ха!ха!ха!ха!"

Эскадрилья вертолетов UH-1J направила свои пулеметы на армию Зорзала и открыла огонь.

Сидевшие внутри солдаты Сил Самообороны так же поливали их из своих винтовок.

Хотя войска Зорзала уже получили свое, Дюран и его люди высадились из вертолётов и разбрелись, чтобы уничтожить отставших солдат.

Один из них схватил лошадь без всадника и сказал: "Ваше Величество, я нашел вам лошадь, пожалуйста садитесь." и передал поводья. Это был идеальный подарок для Дюрана, у которого была больная нога.

"Мм, хороший юноша."

Дюран вскочил в седло и окликнул окружающих его людей.

"Уму. Все вы, соберите всех лошадей без всадников, которых сможете найти, а затем организуйтесь в кавалерийское подразделение.”

Рыцари Королевства Эльба разбрелись, чтобы собрать лошадей, прежде чем реорганизоваться в подразделения.

В другом месте Пина приказала Бозес и Бифитии преследовать самую большую концентрацию бегущих сил Зорзала.

"Схватить Брата! Все со мной!"

После этого, один из UH-1J спустился двигаясь в одном ряду с всадниками Пины.

Позади Пины, золотисты волосы Бозес были взъерошены предшествующей битвой, она ловко управляла лошадью и увидев Кенгуна и Томиту, заставила Бифитию посмотреть вверх.

"Кенгун!"

Бифития замахала обеими руками.

Позади нее, Бозес погладила живот и сказала: "Папочка пришел спасти нас."

* * *

Император лежал на кровати, а министр Маркс и старшая горничная услышали за дверью звон мечей.

Из-за сильного землетрясения мебель и другие предметы в беспорядке лежали на земле. Однако сейчас не было времени об этом беспокоиться. Героическая битва рыцарей сейчас решала их судьбу, отгоняя смерть, что ждала за дверью.

Наконец с громким треском дверь распахнулась.

Вошедшие были мужчина и женщина, оба уже в годах.

Мужчина не стал закрывать за собой дверь. Хотя они смотрели на предметы на земле с подозрением, они все же сокращали расстояние между собой и Императором шаг за шагом.

Аврея подошла, чтобы остановить их. Тем не менее, она сделала это небрежно и женщина отрубила ей голову, сказав: “какой вредитель.”

"Аврея!"

Мьюи закричала. Обезглавленное тело рухнуло, как марионетка, у которой перерезали веревки.

Она видела, как тело Шэнди упало на землю. Старшая горничная окликнула главу дома Формаль, глаза которой были закрыты.

"Мьюи-сама. Сюда.”

Мьюи схватила своих кукол и спряталась за спину Старшей Горничной.

"Кто вошел сюда? Это спальня Императора. По крайней мере, назови свое имя, чтобы тебя не упрекнули за грубость.”

"Прошу прощения" сказал мужчина и преклонил колено, в то время как женщина чинно склонила голову

"Позвольте представиться, пожалуйста. Мы воины Харьо и у нас есть дело к Его Величеству."

“Я уже слышал о Харьо раньше. Какое у тебя ко мне дело?”

Император приподнялся в сидячем положении и уставшим голосом задал вопрос.

"Зорзал-сама дал нам несколько приказов. Первый - это привлечь Ваше Величество на сторону Зорзала."

"Я не смогу этого сделать. Даже встать с постели для меня трудно."

"Тогда мы обязаны выполнить наш второй приказ.”

“И что же это будет?”

“Это значит лишить Ваше Величество жизни.”

И тогда Граф Маркс встал между Императором и человеком из племени Харьо, держа наготове кинжал.

"Глупость! Отойди немедленно."

"Мы не можем. Мы, Харьо, принесли много жертв, чтобы прийти сюда. Если мы не завершим нашу миссию, мы опозорим наших павших товарищей.”

"Хм. Насколько я помню, Харьо - это раса, в жилах которой течет кровь многих племен. Но они не более чем сборище разношерстных неудачников.”

"Да, вы хорошо осведомлены.”

Сказав это, воин-Харьо бросил перчатку графу Марксу.

Маркс наклонил голову и уклонился от нее.

"Что все это значит? Вы в такой ситуации просите дуэль?"

"Конечно, нет. Как мы могли требовать дуэли после того, как силой ворвались в спальню Его Величества? Мы Харьо. В конечном счете, мы используем коварную, но эффективную тактику. К счастью, никто из вас здесь не искусен в бою. Это, несомненно, позволит нам выполнить нашу задачу с минимальными усилиями.”

В этот момент лоб Маркса начал блестеть от пота. Он несколько раз потер глаза, как будто у него кружилась голова. Судя по тому, как он покачивался, ему было трудно стоять.

"Похоже, что "Лекарство" сейчас подействует."

"Это ... наркотик?”

Харьо слегка взмахнул другой перчаткой. В воздухе витал белый порошок.

"Это не пыль. Это особый препарат. Вдыхая его в больших количествах, вы замедляете деятельность мозга. Когда состав изменяется, это делает людей более внушаемыми. Большая доза приведет к галлюцинациям и параличу.”

Объяснение мужчины указывало на то, что этот препарат был сделан из пшеничной плесени.

К этому времени граф Маркс упал на одно колено.

"Хорошо... остаются старик, служанка, иностранный эмиссар и молодая девушка. Я надеюсь, что вы не заставите меня идти на ненужные усилия. Если ты не будешь сопротивляться, мы не убьем и девушку.”

Предупредив старшую горничную, он вздернул подбородок и приказал женщине: "Нора, иди.”

Однако, прежде чем Нора успела сделать шаг, она упала, услышав звук выстрела.

"Чего..."

Сугавара, стоя у стены, держал в руке пистолет.

Возможно, этот человек был шокирован внезапным развитием событий, но его внимание было сосредоточено на пистолете, который теперь указывал на него. В этот момент с потолка упал алый комок, закрывающий голову мужчины.

"Чего?!"

Это была голова Медузы. Мужчина лихорадочно работал руками, пытаясь оторвать цепляющуюся за голову тварь, но щупальца Авреи уже обвились вокруг его конечностей.

"Что это?!"

Тело мужчины начало быстро съеживаться.

Используя его душу в качестве питательного вещества, Медуза вырастила тело из своей головы.

Когда удовольствие наполнило его тело, на лице мужчины появилось восторженное выражение, и он закричал.

Увидев его, Император с разочарованным видом покачал головой.

“Я не выношу стонов человека в экстазе. Как отвратительно.”

И тогда Медуза перестала кормиться.

“Пожалуйста, не останавливайся!”

Выглядя несколько опустошенной, Аврея спросила: "Что мне теперь делать?” и Старшая горничная ответила:

"Аврея, быстрее покончи с ним."

"Да."

В конце концов, мумифицированный человек рухнул. На его месте стояла Аврея, у которой теперь было тело лет 13-14.

"...Я выросла.”

"Это несправедливо" пробормотала Мьюи, глядя на Аврею. Она была почти такой же, как до раны, но, увидев, как она внезапно повзрослела, Мьюи не могла не позавидовать.

"Аврея, надень что-нибудь.”

Заметив, куда смотрит Император, Старшая горничная посоветовала ей одеться.

У Авреи не было табу на наготу, частично из-за расовых причин. Бывали случаи, когда она ходила совершенно голой, если окружающие ее люди не запрещали ей этого делать. Она надела костюм горничной, потому что люди говорили ей, что она должна это сделать.

“Здесь нечего надеть.”

Ее прежняя одежда больше не соответствовала ее нынешнему размеру. Оглядевшись, она не увидела никакой одежды. На лице Авреи застыло смиренное выражение, когда она потянулась к трупу Норы, чтобы снять с него одежду.

Однако Император остановил ее.

"Я не возражаю, чтобы она осталась так. Кожа красивой девы наделяет мой взор силой добра. Тем не менее, стыдно, что ты показываешь свое прекрасное тело другим. Поэтому разрешаю вам использовать мой халат. Считай это наградой за хорошую работу."

Император лично вручил ей свое атласное одеяние.

Глава 21

В особняке, где потолок и стены обвалились из-за землетрясения, воин Харьо, Укси размахивал полуторным мечом, как сумасшедший.

Однако оборона боевой гоночной Персеи была неприступна, словно скала и он не мог сломить ее.

Спустя несколько раундов, он наконец смог нащупать брешь, но ему не удалось воспользоваться ей и отрубить ей голову.

Она уклонялась от его ударов и отражала его удары своим танто.

Это еще не все. Когда они столкнулись очередной раз, его полуторный меч повредился.

"Черт возьми! Это чертовски хороший клинок!”

Несмотря на то, что все тело Персеи покрывали раны, она избегала его клинка малейшими движениями или блокировала их танто.

"Йеарт!”

В таком случае, он должен использовать грубую силу.

Раздраженный тем, что она отразила все его атаки, Укси сжал меч обеими руками и навалился на него всем своим весом.

Он хотел одним ударом прорваться сквозь защиту Персеи и разрубить ее пополам.

Персея, казалось, почувствовала его намерения, и хмыкнув выдержала этот удар.

Металл скрежетал о металл, издавая звук, который больно было слышать.

"Просто сдавайся!”

"Черта с два я это сделаю, ня!"

Персея отчаянно оттолкнулась руками, но больше не могла поддерживать вес тела Укси. Полуторный меч медленно приблизился к горлу девушки.

"Умри и мы покончим с этим! Положи этому конец!"

"Ни за что, ня! Гг-гг-гхххххххх!”

Персия боролась с ним, ее пот и слезы лились рекой. Она не так давно могла сдаться. Но у Персеи была причина, по которой она не могла умереть.

Однако клинок Укси наконец коснулся ее горла.

"Черт бы тебя побрал!”

Персея собралась с силами и попыталась заставить его отступить. Но Укси отскочил от удара и снова навалился на нее.

"Аииииии!"

“!”

Клинок Укси наконец вонзился в шею Персии. Теплое, влажное ощущение рассекаемой кожи наполнило Персею отчаянием, а Укси-ощущением надвигающейся победы.

"Ладно, теперь умри!”

Он хотел еще глубже вонзить клинок в горло Персеи.

"Неееет!”

Взвыла Персия.

В этот момент раздался выстрел и голова Укси разлетелась, словно спелая дыня.

Мозг сочился из черепа, который был разбит, как яичная скорлупа. Персея была обрызгана с ног до головы внутренностями рухнувшего Укси.

Потрясенная и испуганная розоватым веществом, покрывавшим ее лицо, Персея вытерла лицо дрожащими руками.

"Персея, ты в порядке?"

К ней подбежал Курата, окруженный несколькими людьми.

Курата оттолкнул труп и заключил девушку в объятия.

"Это я! Помнишь меня? Ты в порядке?"

"Я, я жива, ня... Я в порядке, ня!"

"Прекрасно!"

Убедившись, что она в безопасности, Курата крепко обнял Персею.

* * *

Железные стрекозы, танцующие над головой, повергали своих врагов одного за другим.

Он должен был взять под контроль всю армию и отступить. Вернувшись к своим позициям, Хельм наказал своих паникующих подчиненных и приказал им немедленно взять на себя ответственность за потрясенных людей и успокоить их.

“Мы собираемся отступить. Мы отступим к Падбаркалею и перегруппируемся там.”

Однако Караста покачал головой с выражением полного поражения на лице.

"Хельм. Забудь об этом. Мы проиграли.”

"Еще нет. Пока наша армия в порядке, мы можем восстать из пепла! Если я приму такое поражение, как я смогу противостоять Пине?"

"Ох, да. С Его Высочеством все в порядке? Он благополучно отступил?”

Однако никто не мог ответить на этот вопрос. Штабные офицеры и его гонцы исчезли с командного пункта, и даже знаменосцы бросили свои знамена и убежали.

“Есть, есть здесь кто-нибудь? Где Его Высочество?"

Никто так и не ответил. В какой-то момент люди вокруг Хельма тоже исчезли.

"Ваше Высочество! Зорзал!"

Он лихорадочно открыл палатку Зорзала, но Крон Принца нигде не было видно. Походный трон и листы с приказами валялись на земле.Такое трагическое положение дел едва ли можно было считать упорядоченным отступлением, на которое надеялся Хельм.

"П-почему, почему, Ваше Высочество! Мы должны отступить в полном порядке, чтобы восстановить наши силы! Что вы собираетесь делать без армии?"

Пламя напалмовых бомб уже погасло, и звук марширующих сапог доносился с другой стороны клубящегося дыма. Ободренный этим, Хельм улыбнулся.

"Кто то еще держит строй? Хорошо, мы сейчас же отступим! Кто командир?"

Однако люди с другой стороны оказались солдатами полулюдьми. Рядом с Карликами маршировали Темные Эльфы, Шестирукие, Драконолюди, Дварфы...

Позади солдат развивался алый флаг, цвета свежей крови.

Он обернулся и увидел Дюрана, Короля Эльбы, который вел к нему отряд.

Хельм крикнул солдатам полулюдям:

"Что это такое?! Вы смеете бросать вызов мне, Генералу Империи?"

Хельм выхватил меч, чтобы отпугнуть приближающихся к нему солдат. Но он был полностью окружен, и петля вокруг него становилась все туже и туже.

"Черт возьми, в таком случае, Пина ! Сразись со мной! Пожалуйста, сразись со мной!"

Хельм с криком замахнулся мечом на полулюдей.

Он размахивал клинком, пинал щиты, таранил всем телом. Но он был лишь один против нескольких. В конце концов, Хельма повалили на землю и отняли меч.

"Пина! Я, я бросаю вызов..."

Воин Дварф ударил Хельма щитам по голове и в глазах у него потемнело.

И вот войска Королевства Эльба встретились с людьми Пины. Напряженная атмосфера в воздухе не была похожа, на то, что должно быть между союзниками.

"Пина. Я рад, что мы успели вовремя."

Дюран поздоровался с ней и Пина ответила:

"Да. Мы спасены благодаря Вашему Величеству, Королю Дюрану."

Напряжение в воздухе мгновенно улетучилось и солдаты радостно похлопали друг друга по спине.

Отряд Армии Зорзала быстро продвигался через лес, удаляясь от поля боя.

Это была небольшая рота из нескольких десятков всадников и еще около десяти пехотинцев. За ними следовала небольшая повозка, которую вел Боуро.

"...Черт возьми! Почему, почему все так закончилось!?”

Сокрушался Зорзал в самом центре этого отряда.

Сидя на лошади он стиснул зубы, проклиная: "Это все Хельм виноват, Если бы он был рядом.." и так далее. "Это все из-за этих чертовый предателей. Они склонились перед врагом и отказались сражаться честно" . "Хм почему же все закончилось именно так"

Все солдаты наблюдали за ним. Но не собирались его упрекать. Они просто смотрели на него гадая, что же он будет делать дальше и куда поведет их.

И все же их нейтральные взгляды были подобны зеркалу, поднесенному к сердцу человека, на которого они смотрели.

Уязвленная гордость Зорзала заставляла его чувствовать себя униженным и подавленным, когда солдаты наблюдали за ним. Он решил покончить с этим.

"На что вы смотрите? Держите меня за дурака?"

"Нет, мы не смотрели на вас свысока."

"Ты лжешь. Вы в глубине души презираете меня, не так ли?"

Кричал Зорзал на солдат вокруг.

"Ваше Высочество. Мы не испытываем ничего кроме искренного уважения к вам!"

Апсон, который был в своем шлеме с головой кобольда подошел к лошади Зорзала и попытался его успокоить.

Поскольку Тьюле рядом не было, он чувствовал себя обязанным сделать это. Он чувствовал, что только он и его люди могли поднять настроение Зорзалу.

Однако Зорзал хотел ни слов, а тепла. Он желал, чтобы кто-нибудь простил его, кто хитро переложил бы ответственность на другого и искренне поддержал бы его. Однако никто вокруг не мог сделать этого. Поэтому Зорзал был разгневан своей собственной печалью и показал уродливую сторону своего гнева окружающим.

Солдаты повернулись к нему спиной, намеренно отводя глаза.

С одной стороны, Это было то, чего Зорзал так хотел, но с другой, это было так же отрицанием его существования.

Среди солдат царила неописуемая тоска. Это не было ненавистью или негодованием, но если бы кто-то выразил это словами, это, вероятно, прозвучало бы как “Дайте мне передохнуть”.

Вместо этого, они обратили взгляды на Примуса Пилюса Борхуса. Зорзал бесполезен - решили они, увидев его истинную натуру. Борхус был единственным, на кого они могли положиться сейчас.

"Все, вперед." Скомандовал Борхус солдатам.

И вот эта толпа сломленных людей шла по дороге, которая уводила их с поля боя.

"Ваше Высочество. Что вы делаете в таком месте? Что то случилось?"

Услышав неожиданный голос, ошеломленный Зорзал приказал остановиться. Женщина, стоявшая у дороги, удивила его, и он закричал:

"Что, это ты, Тьюле?! Куда ты пропала? Я искал тебя все это время!"

Тьюле сбежала, так почему же она здесь? Почему она появилась именно в это время? И Боуро и Апсон что-то заподозрили, Борхус встал перед ней и шепотом пробормотал:

"Почему ты вернулась? Разве ты не сбежала с шеф-поваром?”

"Зачем мне бежать с кем-то вроде повара?”

“Что ты сказала? Ты что-то замышляешь?"

Однако Тьюле так и не ответила на вопрос Борхуса. Это было потому что Зорзал спешился и уже бежал к ней, Оттолкнув того в сторону.

"Ахххх, Тьюле, ты в порядке?"

Казалось, что Зорзал полностью забыл все то, что делал с ней ранее, когда обнимал ее.

"Куда ты пошла? Я так волновался, когда не смог найти тебя."

"Я тоже искала вас все это время, ваше Высочество."

Руки Тьюле мягко обхватили лицо Зорзала, и он удивленно посмотрел на знакомого кролика-война.

"Что случилось? Не знаю, что происходит, но разве ты не ведешь себя слишком уж нежно? И выглядишь красивее, чем обычно."

“Вы такой злой, Ваше Высочество. Значит ли это, что я обычно не красива?”

"Эм, прости! Ты довольно хороша обычно, но сегодня особенно красива. Говорят, что женщины выглядят красивее, чем обычно, потому что они счастливы или потому что с ними случилось что-то хорошее. Случилось что-то хорошее?”

"Ну, случилось что-то хорошее, но это не имеет никакого отношения к Вашему Высочеству.”

"Черт, я начинаю ревновать. Так что же заставляет тебя светиться сегодня?"

"Это секрет, кстати говоря, Ваше Высочество. Что случилось? Почему вы выглядите таким оборванным?"

Тогда Зорзал объяснил с обиженным выражением на лице.

"Этот идиот Хелм проиграл. Я приказал ему немедленно атаковать и сражаться, но он попытался сдаться и потерял драгоценное время, и все закончилось именно так.”

"Я уверена, что Вашему Высочеству просто не повезло.”

Это небрежное замечание, брошенное Тьюле, было не чем иным, как высокой похвалой Зорзалу, который был так подавлен, что уткнулся лицом в собственную грудь.

"Неужели? Значит, это было просто невезение? Так что это была не моя вина. Я не виноват.”

Тьюле ответила Зорзалу с улыбкой.

"Ваше Высочество, кратковременная неудача - это вовсе не неудача, не так ли?”

"Даже если я захочу вернуться на поле боя, мне понадобится армия. Но сейчас у меня так мало людей, что это может оказаться невозможным.”

"Неужели? Я так не думаю.”

" Как ты думаешь, я смогу снова подняться?”

"О да. Хотя вам нужно подумать о том, почему все так произошло. Что еще было не так, кроме отсутствия удачи? Это будет проблемой для людей, которых Ваше Величество держит при себе. Вам нужно найти новые таланты."

После этих слов Боуро подошел к Тьюле.

"Да, Ваше Высочество. Это поражение еще не определено. Пока вы рядом, собрать армию не будет проблемой."

После чего Апсон добавил:

"Мы, опричники, были распределены по всей стране, для контроля за регионами. Если вы хотите, то мы можем собрать армию. Вы сможете подняться столько раз, сколько захотите."

Однако Тьюле склонила голову и сказала: " Ох, правда? Ваше Высочество, Вы думаете, что можете выиграть, когда вам советуют такие люди?”

"Что ты имеешь ввиду?"

"Ваше Высочество. Разве вы не чувствуете, что потерпели поражение из-за них?”

"Ты хочешь сказать, что меня победили из-за Апсона и Боуро?"

"Да. Ваше Высочество всегда выигрывает свои битвы. Почему причина этого поражения должна лежать на вас? Да, эта битва отличалась от ваших обычных только в одном аспекте.”

“И что же это такое?”

Зорзал обнял Тьюле и когда он посмотрел на нее, то она с глазами, наполненными волей сказала:

"Это потому, что я не была рядом с Вашим Высочеством.”

Зорзал кивнул. “Да, именно так. Это правда."

Боуро и Апсон затаили дыхание. Они чувствовали, что даже Зорзал не поверит в нечто столь нелогичное и безосновательное. В противном случае все усилия, которые они приложили для победы, были бы бессмысленны.

Однако Зорзал проглотил отравленные слова Тьюле, словно глотал сладкое вино, чтобы утолить жажду.

“Да, ты права.”

"Я не была рядом с Вашим Высочеством, когда вы сражались. Почему это произошло? Кто это сделал? Это были не Боуро и Апсон?"

Это тоже было ложью. Главным виновником был Зорзал. Но, конечно, они не могли сказать ему об этом. Боуро зо всех сил пытался найти аргументы, которые он мог бы использовать для своей защиты.

“Не говори ерунды! Ты сама виновата в этом! Это потому, что ты продалась врагу и попытались разузнать наши планы…”

"Ах, да, предательница. Ты все еще хочешь сказать, что не виновата?"

Тьюле проигнорировала Боуро и Апсона и продолжила говорить."

"Ваше Высочество, эти двое издевались надо мной. Пожалуйста, помогите мне.”

Тьюле обняла его за голову, будто баюкая младенца.

Затем она нежно погладила его по голове.

Она успокаивала его ласковыми, нежными словами, возвращая ему бодрость духа. Зорзал закрыл глаза, впитывая это наркотическое наслаждение, и игнорировал все попытки вернуть его к реальности.

"Ваше Высочество, эти люди оклеветали меня и назвали предателем. Но если бы все было так, как они сказали, и если бы я действительно предала Ваше Высочество, разве вы не победили бы без меня? Но, к сожалению, это было не так. Вина лежит на людях, которые называли меня предателем и издевались надо мной."

"Хм, действительно. Тьюле, ты права."

Зорзал поднял голову и устремил острый, как бритва, взгляд на Апсона, словно говоря:"Откуда ты взял эту силу?"

"Все вы, извинитесь перед Тьюле! И возьмите на себя ответственность за мое поражение!"

Но услышав это, Апсон и Боуро запротестовали.

“Ваше, Ваше Высочество! Вы не можете поверить словам этой женщины-Кролика!”

"Да. Вам следует посмотреть правде в глаза!"

"Ваше Высочество. Эти люди действительно говорят такие вещи.”

"Ах вы Свино-собаки. Захлопните свои поганые рты или я задушу вас!"

"Зор-Зор-Зорзал-сама.."

Когда их рты открылись и закрылись, как у золотых рыбок, они больше не могли произнести и слова. Тогда, Тьюле спросила Зорзала:

"Ваше Величество. Почему вы держите этих мерзких Свино-псов рядом с собой?"

Зорзал ответил откровенно. "Мне жаль. Я был слишком молод и упрям. Когда я был молодым, я был одержим борделями. Я чувствовал, что лучше спать с рабами и полулюдями, чем с высокомерными дворянами ... поэтому я часто лгал другим, когда посещал их. Но, пожалуйста, поверь мне. С тех пор, как ты появилась у меня, я никогда не ходил в них."

"Правда?"

"Эм, ну, я посещал их.... время от времени…"

“И вы напали на мой родной город, потому что они попросили вас об этом?”

"Гм, да. Они обманули меня и сказали, что кролики-воины были особенными. Итак, как бы это сказать ... я напал на ваше племя.”

Возможно у слабых душой людей были обостренные чувства, но Зорзал понял, что Тьюле немного напряглась. Похоже, он ее разозлил.

"Ах, прости меня, Тьюле! Это было, когда я был молод и глуп. Я был слишком невинен, и они обманули меня, они обманули меня своими цветистыми словами. И я действительно встретил тебя из-за этого. В таком случае, разве это не хорошо?”

"Вы хотите сказать, что это не так уж плохо?”

"Ах. Война началась из-за того, что я хотел такую женщину, как ты. Но разве подобное не происходило на протяжении всей истории? И еще, это потому что ты была слишком красива."

“Значит, ты хочешь сказать, что хотел меня так сильно, что напал на мое племя?”

Похоже, именно в это и верил Зорзал.

"Во первых, это он во всем виноват. Он не играл на моем желании чистой любви или желании сделать кроликов рабами. Там был более глубокий заговор. Кролики не только не могли рожать детей от Харьо, но и их королевы были чистокровны. Харьо не мог этого вынести. Было бы лучше убрать мятежников, прежде чем они действительно станут угрозой... вот что он мне сказал.”

"И ты назвал меня предателем моего племени, потому что...?”

"Ах да, Тьюле. Он придумал эту схему, чтобы кролики не объединялись вокруг тебя.”

Когда Зорзал выплеснул все это, Боуро покрылся холодным потом и отшатнулся.

Он слишком сильно отодвинулся назад и упал с сиденья возницы. Он приземлился , размахивая руками и пятясь назад так сильно, как только мог.

"Ваше Высочество ... что же нам делать с такими злыми людьми?”

Зорзал сразу догадался, что скрывается за улыбкой Тьюле.

Тьюле бросала взгляды на Зорзала а Зорзал произносил ее волю и относился к ней так, словно это была его собственная идея.

“Я уже решил. Мы должны избавиться от этих негодяев. Это освященная веками практика.”

Услышав это, Апсон и Боуро побледнели.

Пожалуйста, пожалуйста, подождите, Ваше Высочество. Как же вы восстанете без нас?"

Однако Зорзал обратился к солдатам.

"Господа, ответственность за это поражение лежит на этих людях. Конечно, это означает, что это была моя ошибка, когда я в кои-то веки встал на их сторону. За это я должен извиниться. Поэтому я обращаюсь ко всем за помощью в исправлении этой ошибки!”

Центурион Борхус молча обнажил меч, окружил Апсона и Боуро, ожидая приказов.

"Тьюле. Делай с ними что хочешь.”

“В таком случае, пожалуйста, порубите их на куски.”

Солдаты немедленно выполнили приказ.

"Ваше Высочество! Пожалуйста, подождите! Спаси меня!”

Боуро протянул руку за пощадой, но его окружили и несколько раз ударили мечами. Он рухнул на землю, все еще протягивая руку.

Борхус посмотрел на Зозала и ответил:

“Ваше Высочество. Приказ был выполнен. Что же нам делать дальше?”

"Делай что хочешь. И спасибо за работу.."

Таким образом, Борхус снял свой шлем и отбросил его в сторону. Его резкое отношение, казалось, говорило: "Я выполнил свой долг, это больше не моя проблема" Тем не менее, никто не пытался остановить его.

Солдаты, следовавшие за ним, отбросили свои знамена и шлемы. Они выглядели так, будто им надоело быть солдатами. Они в последний раз взглянули на Зорзала, который прижимался к груди Тьюле и ушли.

“...Все ушли?”

Зорзал, единственный оставшийся, прижался ухом к ее груди, прислушиваясь к биению сердца. Похоже, что он начал успокаиваться.

"Да. Они все ушли." Тихо пробормотал Зорзал "Конечно ... конечно, твоя месть ... еще не завершена, верно? Должны же быть и другие злодеи, от которых надо избавиться, верно?”

"О да. Есть еще один человек.”

“У меня, у меня есть просьба. Нет, я знаю, что не имею права просить тебя о чем-либо. Но если эта твоя улыбка хоть в малейшей степени искренна, тогда, пожалуйста. Дай мне отдохнуть на твоей груди ... пожалуйста.”

Тьюле сказала "Хорошо" и поцеловала Зорзала.

Зорзал жадно обнял Тьюле, но потом вдруг вскрикнул "ооогх!" Бульканье донеслось из-под его живота, и его губы отделились от Тьюле. Нож Далилы был воткнут в его живот по рукоять.

Глава 22

"Гуаааааргх!"

Кровь стекала с его губ. Зорзал крепко прильнул к Тьюле с мучительным выражением лица.

"Тьюле..."

Он обхватил ее голову руками.

"Идем, идем умрешь со мной. Ты и правда была единственной..."

"Нет! Я никогда этого не сделаю! Я не хочу умирать с тобой вот так! Я не хочу умирать!”

"Но... мы..."

Тьюле не могла оттолкнуть Зорзала. Она медленно закрыла глаза, , чтобы отвергнуть реальность, которая была перед ней. И затем в своем сердце она представила будущее, которое она могла обрести.

В конце концов, когда ее тонкая шея сломалась, раздался щелкающий звук. В этот момент мир наполнился ослепительным белым светом, изнутри света к ней протянулась рука.

"Я здесь ради тебя, Тьюле-сан."

"Фу-Фурута-сан?"

"Пожалуйста, помоги мне в магазинчике. Давай начнем с выбора цвета обоев. Какой цвет будет лучше всего?"

"Светло-розовый будет хорошо смотреться."

"Большое спасибо. Было действительно трудно решить."

Фурута принимал заказы на кухне и готовил еду для клиентов. Работа Тьюле заключалась в том, чтобы принимать посетителей, провожать их до места а в конце прощаться с ними. Затем она убирала миски и тарелки и готовилась встретить следующего посетителя.

Это были напряженные, но счастливые дни. Радостные дни Тьюлле постепенно сливались в белую дымку и наконец исчезли.

А потом наступила вечная тишина. Тьюле блаженно улыбнулась. Это было прекрасно.

"Ты не любишь меня, Тьюле!? Разве ты не любишь меня?"

Зорзал бросил тело Тьюле в сторону, а затем рухнул на спину.

"Черт возьми за что За что, за что я умираю..?

* * *

"Генерал Хазама! Доклад от полковника Кенгуна: мы уничтожили армию Зорзала."

Выслушав доклад штабного офицера, Хазама и окружавшие его солдаты громко зааплодировали.

“Отличные новости.”

“Теперь, все, наконец, закончилось.”

"Угу. Правда, все кончено. Но, честно говоря, впереди еще долгий путь.”

Хазама оглянулся.

Он увидел купол, настолько поврежденный, что почти весь обрушился, а так же уносимых раненых. Город Арнус был полностью разрушен.

Жители Арнуса молча стояли перед городом, усыпанным обломками.

Тот факт, что никто не пострадал от рушащихся зданий, был единственным светлым пятном в очень темном облаке. Благодаря неистовству монстров, все укрылись в гарнизоне. Но, глядя на свой разрушенный город, они не знали, что делать дальше. Где они будут спать сегодня вечером? А как же их еда? Их работа? Они потеряли их всех в одно мгновение.

"...Все пропало.”

“Что же нам делать дальше?”

Хорошо, прямо сейчас мы должны оценить ущерб. Нам нужна информация. В любом случае, нам нужно будет проверить рухнувшие здания, рассчитать бюджет на восстановление....

Пока Диабо отсчитывал на пальцах задачи, которые нужно было выполнить, он давал всем указания.

Но к тому времени, когда он добрался до третьего пальца, все уже отвернулись от него. Это было потому, что они не нуждались в его словах.

На самом деле им нужна была надежда. Это правда, что Диабо уже многое продумывал, но список лишь заставлял больше осознать всю ситуацию. Глядя на великую задачу, стоявшую перед ними, раненые могли только сидеть и молча наблюдать.

Как мы собираемся преодолеть это?

Это было невозможно. Никто не мог этого сделать. Эти чувства ошеломили всех.

“О, так вы все здесь? Ты в порядке? Кто-нибудь пострадал?”

Появились Итами и Томита, махая всем рукой.

Все молча повернулись к Итами.

"Что, что тут вообще произошло?"

"У всех них нет будущего.”

На лице Рори появилась озорная улыбка.

Тука вцепилась в руку Итами и спросила:

"Эй, Папа, что нам делать? Все в беде и как же мы сможем им помочь?"

Лелей неуверенно поднялась на ноги и молча крепко обняла Итами.

"Ха, ты в порядке?”

"Не в порядке. Я устала."

Итами нежно погладил Лелей по голове. Потом он подумал, что ей всего 16 и огляделся по сторонам.

"Все будет хорошо, ничего страшного. Мы как-нибудь справимся с этим. Ваша жизнь вернется в прежнее русло в кратчайшие сроки. Да, но без вашей помощи не обойтись. В конце концов, я ничего не могу сделать сам. Так что, пожалуйста, помогите мне!”

Эти слова наконец сбросили со всех эти обреченные выражения.

“В любом случае, давайте начнем с расчистки завалов и строительства жилья, даже если это всего лишь маленькие лачуги. И мы выкопаем еду и другие вещи, которые были похоронены.”

После этого, горожане принялись за работу, словно вспомнив, что им следует сделать.

Итами вздохнул с облегчением, глядя им вслед, а потом снова посмотрел на Рори, Туку и Лелей.

"Кстати говоря, я кое-что заметил... когда настанет время снова открыть Врата, нужно оставить след в другом мире, чтобы найти его среди всех бесчисленных других, верно? Когда ты это закончила?"

"Эмм?"

Рори и Тука склонили головы набок. Они не помнили, чтобы делали такие приготовления.

Естественно, все взгляды обратились к Лелей. Но она уткнулась лицом в грудь Итами и не выказала ни малейшего желания поднять голову.

"Эй, Лелей. Что случилось?”

Лелей не ответила. Но очень большая капля пота на затылке выдавала ее внутреннюю панику.

Глава 23

Четыре года спустя

"Добрый вечер, это 9 часовые новости. Во время своей поездки в Америку премьер-министр Нагакура рано утром начал переговоры с президентом в Белом доме. Переговоры касались базы на Окинаве. Премьер-министр Нагакура сослался на необходимость сотрудничества между двумя странами и уменьшения нагрузки на жителей Окинавы с целью поддержания стабильности в Восточной Азии, когда он попросил перенести оттуда базу. Здесь у нас есть соответствующие данные ... "

Курибаяши Нанами была диктором новостей для недавно созданного онлайн-канала и через долю секунды после того, как она закончила передавать финансовые новости и перед тем, как они пошли на рекламу, ее напряженное выражение лица немного смягчилось.

Была ли проблема с записью или если оператор Сунагава преднамеренно запечатлел этот момент, но он был показан на экранах.Тем не менее, ее естественное выражение лица было гораздо более очаровательным - по крайней мере, так говорили зрители в комментариях.

Тем не менее, Нанами не обратила на это никакого внимания и сразу прикусила соблазнительную губу и глядя прямо в камеру и хладнокровно передала следующую новость.

Она сообщила всю полученную информацию, ничуть ее не редактируя. Аудитория решала, хорошо это или плохо. Вот почему она сейчас сообщала новости - зрители прониклись Стилем Нанами и очень ей доверяли.

Возможно, она могла это сделать, потому что вела онлайн-трансляцию. Нанами опубликовала все собранные ею Новости в анонимном формате. Любой желающий мог подвергнуть их сомнению, обсудить и опровергнуть. Когда информация была предвзятой, она быстро исправляла ее ― Нанами очень быстро реагировала на содержание отчетов.

"И сегодняшняя горячая тема-это обсуждение последствий инцидента в Гинзе, которая буквально заполонила комментарии. Прошло уже четыре года и, что касается открытия Врат, не было никаких признаков такового. Часть общественности выразила серьезные опасения по поводу возможности повторного открытия Врат."

Когда Нанами прочитала эту часть сценария, новостная лента под ней показала адрес веб-сайта, а затем: "Профессора Токийского университета заявляют, что для соединения двух миров требуется кристалл с обеих сторон, который послужит маркером. Однако закрытие Врат, вероятно было поспешным и не было времени, чтобы его установить."

"Верно. Поэтому сегодня вечером мы представим свидетельские показания инцидента в и беспорядков в Гиндзе, чтобы проверить такую возможность в будущем. По этой причине к нам присоединился почетный профессор из Токийского университета Урушибата, а также профессора Юмей и Хакуи."

Перед Нанами были три человека, которых пригласили на шоу в качестве докладчиков.

Дразнящие комментарии, такие как "Давно не виделись проф" и "Время для очередной драки"прокручивались по экрану.

"Так же наши сегодняшние гостьи - Мочизуки Норико и особая гостья Графиня Шерри из Императорского посольства в Японии.”

После чего Вышла Шерри, которая повзрослев, стала еще красивее.

Экран сразу же наполнился кучей комментариев от фанатов Шерри, которые полностью закрывали его. Вскоре за ним последовали комментарии типа "Твоя любовь к ней закрывает ее".

Наблюдая за экраном Тозу сказал:

"Сестра Курибаяши, как всегда в ударе."

Маленькое заведение было битком набито людьми.

Хотя за столиками было несколько свободных мест, на них сегодня висели таблички "зарезервировано", так что зал уже был полон.

"Кацумото! Я слышал, что твое признание отвергли!"

Когда Кувабара упомянул о чем-то, что следовало бы скрыть, Кацумото ничего не сказал в свое оправдание, только: “откуда ты это слышал?”

Фурута, который подавал еду в маленьких мисках, ответил за него:

“Я слышал, что это от лейтенанта Янагиды.”

Кацумото кинул на Янагиду яростный взгляд и пожал плечами. Его глаза, казалось, говорили: "Эй, я же просил тебя держать это в секрете.”

"Ну, Жаль, что он потерпел неудачу, но я слышал, что он очень много старался."

Сказала Далила, одетая в красивое кимоно, чтобы снять напряжение.

Техника, с которой она поставила дымящуюся чашку чая перед Кацумото, была очень хорошо отточена. После работы в "Арнусе" это стало для Далилы второй натурой. После работы у Фуруты она быстро смешалась с толпой.

"Ну, может быть, это было мужественно для Кацумото, но я сомневаюсь, что это поможет с привлечением звездных дикторов и доцентов сейчас, не так ли?”

"Кстати говоря, о тебе, Тозу. Ты живешь со своей любовницей? Почему бы тебе с ней не пожениться?"

Говоривший это Кувабара ушел из Сил Самообороны и теперь работал в ЧОП, заботясь о своих внуках каждый день. Янагида протянул Кувабаре чашку и сказал: "Вот, возьми".

"Добрый вечер."

Все посмотрели на дверь, которая внезапно открылась. Нишина стоял там в своей униформе.

“О, Нишина, ты здесь и как раз вовремя.”

С этими словами Кувабара поднял кружку пива.

"Сувенир с Хоккайдо.”

С этими словами Нишина протянула Фуруте пенопластовую коробку, которую пришлось держать обеими руками. Он, вероятно, имел в виду, что это должно быть разделено со всеми, будучи едой. Из коробки доносился запах пляжа, возможно ее взяли у моря. Нишина снял пальто и передал его Далиле, которая повесила его на вешалку, тщательно разгладив складки.

"Добро пожаловать. Нишина-сан, где вы сейчас расположились?"

"Кутчан, на Хоккайдо.”

“Хоккайдо холодное место, верно?”

Да, очень холодное место. Фурута ... кажется, Делила неплохо освоилась."

"Ну, в конце концов, прошло уже три года.”

Сказав это, Фурута рассмеялся.

"Эй, Нишина, это правда, что сержант Азума ходил в офицерскую школу?”

“Да, он сейчас в Куруми. Графики у всех разные, так что, возможно, мы не сможем собрать всех сразу.

"Сасагава ушел в отставку и переехал в Канадзаву, верно?”

"Его отец-ремесленник, он сказал, что хочет помочь ему."

"А Курокава работает в центральной больнице Сил Самообороны. Говорят, она теперь старшая медсестра."

"Интересно, как поживают Эль-ти и остальные?- Сказал Кувабара, разливая пиво.

Чтобы поднять настроение, Фурута сказал: "Это то, что принес сержант-майор Нишина, а затем поставил перед всеми большой поднос с сашими. Это щедрое угощение было встречено всеобщим одобрением.

* * *

"У тебя достаточно серьезная охрана, за тобой охотится наёмный убийца?"

Первое, что сделал Кано - отошедший от политики - когда сел в машину Нацуме, это не поздоровался с ним, подшутил над количеством охранников, окружавших его. Нацуме стал лидером Консервативной партии.

"Это уже нормально. В конце концов, уровень одобрения премьер-министра Нагакуры быстро падает. Распад парламента скоро наступит, и безопасность пойдет прахом."

"Итак, что сегодня?”

“Я хочу выполнить нашу часть соглашения.”

“Это может относиться ко многим вещам, куда поедем?"

"Во-первых, к Гинзе.”

Сейчас, когда Врата, соединяющие Особый Регион с Гинзой исчезли, это вызвало землетрясение в Японии.

Землетрясение силой 5 баллов не сильно повлияло на Японию. Однако это имело серьезные последствия за пределами Японии.

В конце концов, в мире были места, где землетрясения никогда не случались раньше, и хотя они варьировались от страны к стране, были даже некоторые страны, которые даже не понимали концепцию защиты от ударов. Они жили в зданиях, построенных из камней или высушенных торфяных блоков, или использовали бамбуковые шесты для замены стальной арматуры в бетонных конструкциях. Те сильно пострадали при землетрясении силой 5 баллов.

Международное сообщество кое-что осознало.

Врата были очень опасны.

Одно открытие Врат вызвало накопление столько1 энергии искажения. В таком случае, что было бы если бы их должным образом не закрыли бы?"

“В то время весь мир с подозрением относился к Японии за то, что она почти не пострадала."

"Так вот почему все так ... я слышал, что нашему послу в ООН приходится нелегко. По-видимому, Китай и Россия все говорят, что Врата должны совместно управляться, если их вновь откроют."

Они увидели знакомый купол посреди улиц Гинзы.

"Мы удвоили толщину бетонного купола, чтобы защитить его от опасных насекомых.”

"Хм, это довольно впечатляюще.”

Машина въехала в гарнизон, а затем и в сам купол.

Железные двери закрылись и зажегся внутренний свет.

"В середине купола лежали алмазные осколки, половина большого алмаза, который был разбит. Кано приблизил свое лицо к белым предметам в стеклянной витрине.”

"Итами передал его законному представителю своей матери.”

"О да. На мгновение я задумался, что же это такое. Это чистый кристалл, сформированный из одного элемента... он должен быть в состоянии служить маркером. Однако казначеи думают только о прибыли, а аренда стоит дорого.”

"И правда. В таком случае все, что нам нужно сделать, это дождаться их возвращения ."

"Тогда давай перейдем к другому месту."

Нацуме и Кано сели в машину и поехали в Акихабару.

“Только не говори мне... что это здесь?”

"Да. В конце концов завтра открытие, так что если мы хотим войти, нужно сделать это сегодня."

Кано и Нацуме вошли в черный ход этого нового здания в Акихабаре. Вокруг основного входа были разбиты палатки людей, ожидающих открытия.

"Ночные очереди должны быть запрещены..."

"Средства массовой информации высмеивали идею национального манга-кафе, но в конце концов мы ее реализовали."

Это была библиотека, где хранились все додзинси, которые когда либо были выпущены. Это рассматривалось, как дополнение к национальной библиотеке, но внутри так же был музей манги и аниме, в котором содержались различные ролики, сценарии и тому подобное.

Кроме того, через три дня, начиная с завтрашнего, будет отмечаться годовщина его основания, и внутри здания будет проходить продажа комиксов. Люди, выстроившиеся снаружи, стояли в очереди за этим.

"Спасибо. По крайней мере, он не назовет меня лжецом, когда вернется."

Кано улыбнулся про себя, увидев плотно набитые киоски в просторном зале для мероприятий.

Участники уже перенесли свои товары и были заняты украшением и установкой своих киосков, готовясь к завтрашнему открытию. После окончания приготовлений они, читали новости и общались друг с другом.Общая атмосфера была довольно оживленной.

"Охо... они все, кажется, очень заняты.”

“Я вижу это впервые, но все они кажутся довольно энергичными.”

Нацуме взял книгу, лежавшую перед ним, и открыл ее.

"А, это…"

Заметив это, Кано попытался остановить его, но было уже слишком поздно. Нацуме застыл на месте. Он открыл книгу страстной мужской любви, нарисованную для женской аудитории.

“Это уже что-то, верно?”

"Ну, как бы это сказать...я не думаю, что хочу это понимать.”

"Эх, согласен."

"Так, Итами, наверное, хотел бы, чтобы эта штука висела вон на той стене.”

Человек в соседнем киоске не пропустил этого обмена репликами.

"Ах, вы друзья Итами?"

"Мм, да. Кстати говоря, ты тоже друг Итами?"

"О, да. Подожди, ты Таро, а рядом Нацуме?"

"Ты знаешь нас?"

“Я слышал о вас. Хотя, это бы все усложнило…”

"Почему ты так говоришь?”

"Вы проделали весь этот путь, но сегодня мы не можем ничего выдать. Но я хотел тебе кое-что подарить. Что же нам делать?”

"Спасибо, но все в порядке. Я вернусь завтра.”

"Завтра, хм. Это будет тяжело для обоих ваших превосходительств. Ведь конкуренция будет жестокая. Но сначала я передам его Итами.”

"Ты сказал, передашь Итами?"

Кано понятия не имел, как развивался разговор, и начал сомневаться, что упомянутый Итами был тем самым Итами, которого он знал.

"Ты имеешь в виду бывшую жену Итами, Рису, верно?"

"Ах, точно. Итами Йоджи... Ну я давно его не видел, но не думаю что мог перепутать его с кем то другим. Тем не менее, Риса-сан словно сошла с ума, когда я сказал ей, что видел Итами. Она закричала: "Почему он не связался со мной после возвращения? Где он?" А потом убежала."

"Что?! То есть Итами находится сейчас здесь?"

Он говорил, будто Итами был здесь.

"Конечно. Не похоже, что были другие Йоджи вокруг....ах, он вон там. Смотри - хей, Йоджи!"

Продавец помахал ему рукой.

Конечно его крик не достиг цели, среди всеобщего гула. Но благодаря этому, Кано смог увидеть Итами.

Да, Итами был прямо здесь.

С ним была Гот-Лоли, Эльфийка, Темная Эльфийка, седовласая девушка с посохом и рыжеволосая принцесса.

"Ах..."

После этого, Итами-заметил Кано.

"Ох, подожди, ты---!?"

Что ты тут делаешь - В ответ на вопрос Кано, Итами принялся искать оправдание, как мальчишка , которого поймали на розыгрыше.

"Ах, видите ли, мы совершили много ошибок, пытаясь найти этот мир, а потом поняли, что мои воспоминания ― или, скорее, моя одержимость или моя страсть ― могут быть использованы. А потом, не знаю почему, но здесь открылись Врата. Наверное, потому, что я хотел попасть в Акихабару и Комикет? Я так рад, что оба условия были выполнены... хотя, возможно, это был просто другой мир, который был очень похож на первоначальный, поэтому мы просто пришли, чтобы разведать его."

Нацуме схватился за голову и простонал: "Ах, мы потратили четыре года подготовки и бюджета…”

Увидев, что Итами не изменился, несмотря на его долгое отсутствие, Кано расслабился.

“Неужели это так? Итак, после проб и ошибок, это место открылось... понятно, так оно и есть. Это единственное место и единственное время, когда оба условия будут выполнены. И вы называете это разведкой. Считается ли прогулка в этом зале - разведкой?"

Как бы то ни было, насколько тебе это нравится, пробормотал Кано.

* * *

И вот, история их сражения в Особом Регионе была завершена.

Конечно, битва еще не окончена. Как и в учебнике истории, мир - это лишь кратчайший период стабильности до следующей войны.

Поэтому они все еще готовятся к грядущим бурям, даже сейчас. Тем не менее, история их приключений в Особом Регионе заканчивается здесь.

"Поэтому, Там Бьются Наши Воины."

Конец.

Проект Free Novel создан группой переводчиков энтузиастов и посвящён переводам интересных японских ранобэ и лайт-новел, некоторые из которых можно найти только здесь. 

Над переводами работает команда Free studio 

Перевод с японского: Dendi,West 

Перевод с английского: Dendi, West, Heretic699, Morte S S

Редактура: Dendi, West, Heretic699, Hiko18

Наши первые переводы можно найти: http://tl.rulate.ru/users/51327

Реквизиты для желающих отблагодарить переводчиков:  

Яндекс-деньги:41001434950332 

 

© 2020