Врата там бьются наши воины Том 8. Глава 1

Солнце село и наступила ночь.

Растения, похожие на тростник уходили корнями в реку и поднимались с поверхности воды примерно на человеческий рост. Имперские войска смотрели на них со своих лодок, обращая внимание на рябь и плеск воды.

Они протягивали руки с факелами, что бы пролить свет на то, что приближалось.Но лотосоподобные растения были как занавес, который не позволял свету распространяться слишком далеко.

В безлунную ночь свет факелов делал еще более заметными нагромождения сорняков и осоки, окружавшие крепость. Это не было редкостью и войска не стали осматривать их слишком долго.

"Эй, пошли.”

В ответ на несколько нетерпеливый голос своего товарища солдат сказал: "Я хочу взглянуть поближе, подожди…”

Он высунулся из лодки, изучая потемневший берег напротив.

"Должно быть, прыгала рыба, верно?’

“Слишком громко для этого.”

"Значит, это была большая рыба. Если мы будем останавливаться каждый раз, когда услышим всплеск, мы будем патрулировать вечно. Кроме того, здесь повсюду сигнализация. Если мы запустим ее случайно, мы не услышим врагов."

Дело в том, что всякий раз, когда патрульный катер касался линий сигнализации, солдатам приходилось тратить время впустую.

Если бы это было раз или два, то их можно было простить за усердие.Но более, оправдание уже не выдержит.Кроме того была середина ночи. Любой, кто проснулся от ложной тревоги, наверняка подумает“Кто этот глупый ублюдок, который включил тревогу”.

Жизнь в армии была очень трудной.Не стоило злить старших.

Имперский солдат задумался, кивнул товарищу и отвернулся.

“Ладно, вперед.”

Итак, патрульный катер с имперскими солдатами на борту продолжил путь к следующей точке патрулирования.

Они ушли?

Кензаки высунул голову над поверхностью воды и указал на кучу сорняков перед собой.

При ближайшем рассмотрении, эта куча растительности была на самом деле хорошо замаскированным лицом, принадлежащим Матои, окрашенным в оттенки темного и светло-зеленого.Единственным признаком того, что это было лицо, были глаза.

Матои осмотрел окрестности и дал подтверждающий сигнал.

“Это было близко.”

Кензаки облегченно похлопал себя по груди и продолжил работу у баррикад.

По правде говоря, позаботиться о линиях сигнализации было не сложно.Нейтрализация следовала тем же принципам, что и глушение жестяного телефона; другими словами, нужно было удерживать вибрирующую струну на месте.

В частности они с помощью бамбукового стебля блокировали сигналы ловушек, но его рука соскользнула в воду. Именно этот звук и услышали Имперцы.

Убедившись, что патрульный катер находится достаточно далеко, Кензаки продолжил пилить частокол.

К счастью, достаточно размокшая древесина практически не издавала ни звука при распилке. Вскоре он распилил одно из бревен, образующих частокол.

И все же полученная дыра была 30 сантиметров, а что бы пройти им требовалось в два раза больше.

Канзаки продолжил работу и пропилил еще одно бревно.

Он наклеил бледно-зеленую флуоресцентную наклейку на части баррикады, которые он распилил, чтобы отметить их.

Все были в камуфляжной форме, а с их шляп капала вода.У них были не стандартные для сил самообороны карабины M4.Некоторые даже несли луки.

Наконец, Кензаки осторожно осмотрел окрестности, прежде чем подать Матои сигнал и войти.

Матои, которому было поручено остаться, вернулся в свою резиновую шлюпку, спрятанную среди лотосов. После этого он посмотрел в прицел своей винтовки 50 калибра и заметил, как Кензаки и остальные приближаются.

* * *

“Будь осторожнее! Проверяйте любые движения! Центурион Борос проревел на часовых, стоявших перед ним.

”Даже звук рыбы, выпрыгивающей из воды?”

“Это верно. Вы будете искать и ловить любую рыбу, которая попытается потревожить нас всем своим сердцем и душой.”

Возможно, они решили, что это шутка, и мужчины рассмеялись. Однако:

"Что тут смешного, черт возьми? А?”

Борос гневно посмотрел на своих людей.

Смех тут же прекратился. Затем, один из солдат нервно поднял руку и сказал. "Командир... меня что-то беспокоит.”

"Что ?"

“Я только что вернулся из патруля.”

"И что? Говори громче, солдат Терри.”

"Я хочу кое-что показать вам."

Молодой человек показал центуриону палку, соединенную с линией сигнализации.Оттуда в реку тянулось еще несколько линий. Терри поднес факел к одной из них и велел Боросу присмотреться.

 

“А в чем здесь проблема?”

"Позавчера я затягивал веревки, чтобы не намочить сигнализацию, так что ... …”

Если присмотреться, то можно было заметить, Что одна из линий была погружена в воду.

"Я вижу."

"Сначала я подумал, что это могло произойти в течение нескольких ночей, но, похоже, то же самое произошло с другими тройными линиями. Это было довольно странно."

"Когда вы это обнаружили?”

“Только что.”

"Хорошо."

Борос одобрительно похлопал Терри по плечу.

"Соберите всех дежурных часовых! Враг вошел в наш периметр! Немедленно сообщите командиру! Это чрезвычайная ситуация!”

Глава 2

* * *

Песчаные отмели были покрыты растительностью высотой с человека. Среди них прятался Ошино, вглядываясь в оптику ночного видения. Он подал сигнал, чтобы остальные знали, что он заметил цель.

"Вот... майор Изумо, вон там. Клетка на центральной площади.”

Это было место примерно в 200 метрах, где стояла большая клетка.

Изумо, находясь в ПНВ сделал фотографию, и с помощь. инфракрасного факела собирался рассмотреть лицо, чтобы подтвердить личность цели.

"Черт, я не вижу лица."

Пленник лежал в деревянной клетке. Он кажется спал и колени закрывали лицо.

"Что же нам теперь делать?”

"Придерживайтесь плана. Мы нападем, убедившись, что это наш человек. До тех пор мы будем ждать.”

Однако если он спит, то он не поднимет голову до рассвета. Будет светло, когда он проснется.”

“Наша цель-спасти жертву похищения. Ты правда думаешь, что мы можем сделать что-то вроде спасения подделки? У нас есть только один шанс проверить его, так что будьте осторожны.”

Высокий член команды выглянул из-за Изумы.

"Босс.Тебе ведь нужно разбудить этого парня, верно?”

Это была Делила.

Она была одета в камуфляжную униформу и замаскирована так же, как и остальные.Закрыв уши шляпой из кустарника, она была почти неотличима от остальных мужчин. Тем не менее, изгибы ее тела предали ее женственность. Ведь ни у кого не было такой пышной груди и тонкой талии.

"Ты что-то задумала, Делила?”

Делила достала рыбную колбасу из своего декольте. Она откусила кусок и встала, как будто это было самое легкое в мире.

" Предоставьте это мне.Я схожу и разбужу его."

"Ты не сможешь это сделать. Подожди, подожди."

Изумо и другие отчаянно пытались остановить Делилу, которая уже встала на ноги.

Далила была достаточно хороша, чтобы действовать вместе с группой спецназа. Ее движения, бдительность, осведомленность, способность выслеживать противника, навыки ближнего боя и другие навыки превосходили любого человека в SFG. Хотя она использовала только лук и меч, потребность в тишине сделали их превосходящими огнестрельное оружие.

К сожалению, у нее был фатальный недостаток.

Иными словами, она не в полной мере учитывает последствия принятия мер. Она не действовала самостоятельно, поэтому проблем не было, но, напротив, это означало, что кто-то должен был следить за ней и контролировать ее.

“Мы должны отсиживаться здесь. Если мы приблизимся, мы закончим как рыба в бочке.”

"Совершенно верно. Тебе нужно больше беспокоиться о собственной безопасности.”

Кензаки и Ошино ругали ее за беспечность. Как сказал Ошино Далила не обращала внимания на свою безопасность. Однако казалось, что ей тоже есть, что сказать, и она надула щеки, жуя колбасу.

"Но разве мы не пришли сюда, что бы спасти этого человека?“ Мы не сделаем этого, сидя здесь на задницах.”

Изумо легонько похлопал Далилу по плечу.

"Это так. Но безрассудный рывок- билет в один конец. Мы сможем действовать, если точно узнаем, Что это Матсуи-чи. До тех пор мы должны быть осторожны, поняла?"

“Это значит, что все будет хорошо, если я одна пойду, верно?”

"Ты издеваешься надо мной ?! "Мы" включает и тебя."

"П..правда? Значит я для вас тоже часть команды?"

“Мне так кажется, но ты думаешь иначе?”

Изумо и все остальные кивнули в ответ. Далила опустила голову и тихо ответила: "Простите. Я этого не замечала раньше. Так, что если я не буду подходить, но разбужу, то все нормально, да?"

"Да. Ну если ты сможешь это сделать."

После этих слов Делила достала стрелу из колчана и что то сделала с наконечником, затем наложив ее на тетеву.

"Эй, эй, что ты делаешь?"

"Снимаю наконечник. Так она проснется, если я в нее попаду."

Объяснив это , она натянула тетиву.

"Так что это ... кажется немного грубоватым, но, насколько мне известно, может сработать."

Изумо изучал цель через ПНВ, направляя Далилу.

"Не попади по голове. Будет слишком громко."

"Поняла. Буду целиться в плече или талию."

Кролики-воины не нуждались в ПНВ, чтобы находить цели в темноте, вероятно из-за хорошего врожденного ночного зрения. Так же они обладали завидной силой, которой хватало, чтобы попасть из лука в цель с 200 метров.

Вскоре Далила заметила свою цель. Она задержала дыхание на мгновение, и тетива зазвенела, посылая стрелу вперед.

Издалека раздался приглушенный удар.

Спящий мужчина удивленно поднял голову, потирая больное плечо и испуганно оглядываясь, пытаясь понять, что происходит. Когда он увидел это лицо, Изумо был уверен.

Ум, правильно. Это Мацуи Фуюки."

Его волосы были растрепаны, а лицо измождено. Его внешность кардинально изменилась, но все же было довольно похоже на "Человека, которого держали за решеткой."

Все тут же поднялись.

Нужно было продвигаться вперед к цели. Однако Далила жестом велела им "подождать", и они остановились.

Хотя у них были сомнения, они снова опустились на одно колено. Осторожно выстроились образуя круговую оборону и ожидали новых указаний.

Вскоре они поняли, почему Далила остановила их.

Внезапно появились солдаты с факелами, усиливая безопасность вокруг клетки.

Кроме того, они начали развертывание многочисленных небольших поисковых групп, которые начали исследовать район вокруг площади. Если так будет продолжаться, берег реки, где они прятались, скоро попадет под их радиус поиска.

"Это плохо"- вздохнул Изумо, когда понял, что они зашли в тупик.

"Не нужно беспокоиться. Время, чтбы напасть."Прошептал Утсута.

Ошино ответил, "Это еще не все из них. Следует отступить, мы можем напасть, но не забудь про заложника."

"Это так, черт."Пробормотал Утсута.

"Что же нам теперь делать?" Кензаки и Иманаво спросили это глядя на Изумо.

"Во первых наблюдаем. Почему все эти парни появились так резко?Я хочу узнать... Делила послушай их"

"Поняла."

С этими словами Делила сняла шляпу и закрыла глаза, ее кроличьи уши встали дыбом.

Ее острый слух подхватил разговор, который Изума и остальные не могли услышать."

“Центурион Боурос, мужчины были собраны.”

"Хорошо, как окажитесь на позиции, немедленно начинайте зачистку.Понятно?"

Без острого слуха Далилы Изумо и другие наблюдали за движениями противника через оптику ночного видения.

Делила передавала им, о чем говорят солдаты которых они видели через оптику.

Вскоре появился громоздкий человек, который не был похож на обычного солдата, и начал говорить с человеком, который был похож на лидера.

"Что вы все делаете так поздно, примус Пилус?”

Человек, который говорил, вероятно, был высокопоставленным чиновником. Центурион взял себя в руки и ответил: “Сэр, мы обнаружили признаки вражеского вторжения и усиливаем нашу безопасность, Годасен-какка.”

"-Какка"Спросил Ошино

 

"Может быть их главнокомандующий" Пробормотал Изумо

"Вы говорите, признаки вторжения. Это вы их обнаружили?”

"Да, сэр. Патрульный Терри доложил, когда обнаружил что-то неладное с линиями оповещения. Я сам проверил аномалию и пришел к выводу, что это был признак вражеского проникновения.”

"Ты, что идиот?"

"Я в чем то ошибся, сэр?В мои обязанности входило следить за вражеским проникновением и захватывать или уничтожать врага.”

"Вы раньше рыбачили?”

“Я солдат, сэр. Я не предавался детским играм вроде рыбалки.”

"Ты, сукин сын, пытаешься затеять драку со всеми Японцами, которые любят рыбалку?!”

Ошино казался очень расстроенным, возможно, потому, что рыбалка была его хобби.

Я думал, что ты понимаешь. Видишь ли я люблю рыбалку, в частности не нравится ловля на живца.Мне нравится видеть, как рыба беспомощно плещется на крючке, когда ее ловят. Мне это так нравится, что я часто думаю, какую приманку я должен использовать, чтобы обмануть рыбок. Ну, это о том, насколько хороши мои навыки. Для меня ты совершаешь ошибку любителя. Ты кладешь приманку на крючок и выпускаешь ее в воду. Когда рыба начинает ее заглатывать любитель потянет ее вверх с нетерпением.

"Сэр, вы считаете, что мое решение сравнимо с таким ходом действий?"

"Действительно враг с такой повышенной безопасностью не соскользнет с крючка."

"Я считаю, что было бы лучше забросить сеть, как только мы узнаем, что в пруду есть рыба.”

"С обычным врагом это сработало бы. Однако мы имеем дело с теми у кого зубы как акулы, что с легкостью перекусит сеть. Таким образом, ваши люди сейчас в большой опасности.”

“Тогда что же нам делать?”

"Отзови пока своих людей. Никого не сажайте в эту клетку. Дождитесь, пока рыба приблизится к приманке, и когда враг проглотит ее, поднимите удочку за один раз. Если ты понимаешь, иди меняй свои приказы, сейчас же."

Собравшимся было приказано разойтись.

"Ладно, проваливайте отсюда!”

Получив эти пренебрежительные приказы разгорячённые мужчины утратили свой энтузиазм и начали ворчать. Некоторые вернулись в свои казармы, а другие вернулись на свои прежние посты.

"Извини, было слишком шумно, поэтому я не смогла разобрать остальное.”

" А-а, все в порядке. Ты очень помогла.”

С этими словами Изумо одел шляпу обратно на голову Делилы и в награду похлопал ее по голове.Он был не очень нежен, отчего она надулась, но все равно застенчиво улыбнулась и отвела взгляд.

"Тогда что нам делать дальше?”

Изумо оглянулся в поиске мнений, на что Канзаки ответил:

"Все ,что мы можем- придерживаться плана и совершить раздельную атаку, верно? Вторая команда отвлекает , а первая спасет цель. Если все пройдет хорошо, то мы сможем успешно отступить."

Ошино, Утсута и Иманаво согласились.

Теперь, когда время было ограничено, у них не было другого выбора. Однако Изумо не думал, что этот план сработает. Причина была в том, что он видел, как выглядел вражеский командир. Человек выглядел очень внушительно, и борьба с ним привела бы к большим жертвам. Инстинкты Изумо говорили ему, что более половины из четырнадцати человек здесь не вернутся живыми.

Конечно, это не было проблемой. Каждый из них был готов пожертвовать собой. Однако Изумо считал, что любая операция, предполагающая потерю кого-либо из его людей, была проявлением небрежности с его стороны.Успех, принесенный удачей волей и самопожертвованием его людей вряд ли можно считать успехом.

Изумо вдруг вспомнил подчиненного из прошлых учебных маневров, которые были похожи на эту ситуацию.В отличие от всех его коллег, которые потерпели неудачу и погибли, он был единственным, кому удалось спасти заложника.

Если бы он использовал его стратегию, то возможно, это могло бы сработать. Однако...

"Тем не менее, даже так…”

Он был крайне против повторения его действий.То, что он сделал тогда выходило из границ "хитро" и сворачивало прямо в царство "подло"Ни один здравомыслящий человек никогда не смог бы сделать такое.

Однако, если бы ему пришлось идти против такого командира, такая морально отталкивающая тактика могла бы быть единственным способом преодолеть эту ситуацию. Если это удастся, они смогут отступить без потерь. Если это не сработает, они всегда смогут вернуться к плану нападения.

Он чувствовал, что стоит попробовать.

"Есть кое-что, что я хочу попробовать.”

Изумо изложил план остальным. Как он и ожидал, все они, казалось, неохотно рассматривали его.

* * *

"Я ненавижу рыбалку."

Получив приказ Годасена, Боурос разогнал своих людей с площади. Однако, когда ночь закончилась и небо начало светиться, ему было трудно продолжать ждать. Не в силах сдержать свое нетерпение, он ходил взад и вперед, глядя на приманку в клетке, а затем повернулся на месте, как медведь. Этот цикл повторялся снова и снова.

Учитывая его напряженность, ожидаемый ответ был: "Вы не подходите для рыбалки, вы должны отказаться от нее."Даже новичок знал, что сколько бы приманок он ни положил, он ничего не поймает, если будет ходить вокруг.

"Если бы вы спросили меня, что я ненавижу больше всего, я бы ответил, что это будет ловля на живца.Я не понимаю, как он может спокойно говорить такие вещи! Ему не жалко рыбку? Они, конечно, думают ‘ "МММ, это выглядит вкусно, выглядит интересно", когда они идут на приманку, но оказывается, что там ничего нет! Это мошенничество! Притворство! Это слишком много! И тогда вместо этого они находят крюк, ожидающий их! Он хоть представляет, в какую пучину отчаяния они погружаются?!”

Боурос ругался, будто был рыбой в прошлой жизни и рассказывал окружающим о своих впечатлениях.

"Враг должен был проникнуть при наступлении темноты, верно?"

Услышав это Терри кивнул, остальные же стояли не шелохнувшись.

"Да, сер."

" И мы ждем, когда враг заглотит наживку, верно?”

"Да, это так, Центурион.”

"Тогда почему враг не появился? Когда взойдет солнце, они не смогут убежать под покровом темноты. Неужели враг настолько глуп? Может быть, это кучка трусов, которые проделали весь этот путь, чтобы восхищенно смотреть на наживку в клетке? Подумать только даже командующий ошибся в оценке."

Солдаты, которые должны были вынести гнев примуса Пилуса выглядели несчастно, но все, что они могли сделать, это молча страдать.

“Это было бы ошибкой, Центурион.”

В ответ на гневные речи Боуроса послышался ответ Годсена.

“Враг гораздо хитрее, чем мы ожидали.”

"Командир-какка?!"

Когда они обернулись, то увидели что Годсен окружен группой людей в зеленой форме.

Его руки были связаны, а лезвие меча находилось у горла.

Годсен он беспокойно переместился вперед, как будто его заставил человек позади.

При ближайшем рассмотрении, причина, по которой он мог только двигаться вперед, заключалась в том, что его лодыжки были связаны вместе, вероятно, чтобы удержать его от бегства

Боурос и солдаты двинулись вперед, указывая на них и крича:

"Вы грязные, презренные ублюдки! Разве вам не стыдно?!”

" Ну, мы не купались и не переодевались со вчерашнего вечера, так что грязные будет уместно. Сожалею."

При этом Изумо указал, что они должны расступиться.

"Если вы хотите, чтобы ваш командир сохранил свою жизнь, Пожалуйста, отпустите моего земляка из клетки к нам.”

Имперские войска отступили, услышав это, но Боурос встал и решительно покачал головой.

"Жирная Надежда!”

"Тогда шансы вашего командира действительно невелики.”

"Боурос, спаси меня! "Прокричал Годсен

Однако Центурион ответил: "Ваше Превосходительство, минуточку, пожалуйста.”

Затем он продолжил свою угрозу: "если ты посмеешь убить командира, я разорву тебя на куски!”

Словно в доказательство правдивости его слов, солдаты вокруг них одновременно натянули луки.

Оглядываясь по сторонам, лучников или арбалетчиков было больше, чем пехотинцев с мечом и щитом. При ближайшем рассмотрении обнаружилось множество катапульт и баллист, ожидающих своего часа.

Казалось бы, имперская армия приобрела большой опыт в ведении сражений с Японией. Примитивное оружие в большом количестве все еще может представлять угрозу.По всей вероятности, Японцы не смогут одержать подавляющую победу, как раньше, если они попытаются атаковать.

Изумо старался подражать мыслям и тону своего бывшего подчиненного и говорил врагу:

"Ну, быть разрубленным на куски просто не годится, так что мы гарантируем, что не отнимем у него жизнь.”

Тем не менее, он чувствовал, что это не было хорошей имитацией. В конце концов, было слишком трудно скопировать Итами.

“Хороший человек. Похоже, у тебя есть здравый смысл. Тогда отпустите его превосходительство и сдавайтесь. Если ты это сделаешь, мы тебя не убьем."

Изумо отчаянно хотел дать имперскому командующему честный ответ, но если бы он это сделал, переговоры бы немедленно сорвались. Он должен был создать впечатление, что все еще есть место для переговоров, в то время как бушует требования другой стороны, как будто он не заботился об опасности, в которой он был.

Что ему теперь делать? Как он должен думать, как ответить? Этот человек наверняка испортит напряженную атмосферу своим игривым отношением.

Изумо изо всех сил пытался вспомнить слова и движения Итами.

"Ну, это было бы больно, Нет, нет, если бы это произошло, мы не смогли бы закончить нашу миссию.”

"Тогда забудь о своей миссии. Мы разместили целый легион в Танске, чтобы схватить вас.Сейчас они идут сюда."

Это было правдой. Войска хлынули со всех сторон. Изумо и остальные оказались в ловушке, как крысы в клетке. Ситуация становилась все хуже и хуже.

"Хорошо, так что ты будешь делать?”

"Как насчет этого? Мы вернем вам немного командира"

***

Чуть ранее...

Сценарий этого события был повторением тренировки при которой нужно было освободить заложника удерживаемого 50 бойцами.

Изумо и остальные ломали голову и пытались спасти его, но поскольку это было упражнение то обороняющиеся знали о атаке. Таким образом, удивить их было очень сложно.

Электронные сигналы, указывающие на смерть членов его команды, непрерывно раздавались из их тренажеров, информируя Изумо о непоколебимой реальности их поражения. Инструкторы по подготовке списали это на оперативные условия, сказав “ " Как кто-то может начать фактическую внезапную атаку во время учений?”

Однако Итами направил свое оружие на командира, который прибыл для проверки учений и взял его в заложники, а затем потребовал обмена заложниками.

"Освободите заложников или я не могу гарантировать безопасность этого человека"

Конечно, они не могли принять такую просьбу. Командир группы проигнорировал просьбу Итами. В конце концов, это была тренировка. Даже если Итами сказал, что причинит вред заложнику, факт был в том, что он не мог его нанести.Поэтому они не обращали на него внимания.

А потом у них на глазах, Итами стал вырывать одну за другой оставшиеся пряди волос командира.Все знали, как сильно командир заботился о своих постоянно редеющих волосах, как покупал дорогие тоники для роста волос и тщательно ухаживал за ними.Джентельмен не стал бы делать этого.

Но Итами был полной противоположностью.Стандарты отрядов сил самообороны были высоки и действия, которые могут быть предприняты в ходе обучения, очень ограничены.Они уже привыкли к мысли, что “это тренировка". Таким образом, Итами придумал неожиданную атаку на это мышление.

Когда они стали свидетелями его жестоких действий, они стиснули зубы от негодования и отчаяния. Когда командиру вырвали несколько прядей волос, на его лице было написано крайнее страдание. Таким образом, раздавленные мыслью о том, “должен ли он зайти так далеко” и движимые желанием защитить редеющие пряди волос своего командира они не имели иного выбора, кроме как удовлетворить просьбу Итами.

Конечно, судьи постановили, что его попытка была “удачной”. Из-за этого командиры и даже бойцы изменили свое мышление.Самое главное сейчас было: "мы-SFG. Ничто не истинно, все дозволено.”

П.П(Отсылки от анлейтера пошли)

Итами, человек, ответственный за это, получил как благодарность, так и “особые соображения” от командира... другими словами, он был насильственно зачислен на серию комплексных долгосрочных учебных курсов, от которых не мог убежать.

Изумо и остальные точно не копировали его методы. Это было потому, что выщипывание нескольких прядей волос их заложника не имело бы большого значения. Тем не менее был один из способов сделать это.

Именно по этой причине действия Итами были признаны “эффективными”, несмотря на то, что они вызвали много споров вокруг них.

"Немного? Ты сказал немного?"Боурос был в растерянности.

"Ну, какой палец был бы лучше?"

Далила говорила веселым и непринужденным тоном, когда она задала этот вопрос Годсену. Шокированный Годсен практически кричал на девушку державшую меч. "что, что ты делаешь? Что ты собираешься со мной сделать?”

Глаза Далилы сузились, и она сказала:

"Я спросила без какого пальца ты можешь обойтись. Торопись ,если ты не решишь, то я отрежу большой палец правой руки."

"Остановись, пожалуйста остановись! Пожалуйста.

"Ну, если вы вернете Японца нам, вам не придется страдать.”

"Поул, Боурос, спасите меня!"

Горькое выражение появилось на лице Примуса Пилуса, когда он ответил:

"Ваше Превосходительство, пожалуйста, потерпите. Мы не можем попасться на их уловку!”

"Смотрите ка он говорит вам смериться, тогда выбирай палец."

"Но ... Но почему? Пожалуйста, спаси меня, я умоляю тебя! Я дам вам заложника, просто остановитесь."

"Хорошо, давай начнем с большого пальца правой руки, тогда~”

С этим Далила нажала мечем на палец Годсена.

“Я, я правша. По крайней мере, начните с моего левого безымянного пальца!”

То, что он не выбрал мизинец было подтверждением его острого ума.Когда человек берет в руки вещь, то использует мизинец, чтобы удержать ее, Потеря мизинца была сродни потере указательного или большого пальцев.

"Гуаааааааааааааааргх!"

Боль Годсена была так велика,что слезы текли рекой. Он закричал так, будто бы собирались перерезать его горло.

Делила посмотрела на Боуроса. "Видишь, мы возвращаем его тебе"и бросила небольшой предмет в его сторнону.

Глава 3

Предмет покатился к ногам Боуроса.Когда он поднял его он взревел: "что вы сделали, ублюдки?!”

"Эй, ты хотел его вернуть, поэтому мы его вернули. А теперь верните нам нашего земляка.”

"Вы дикари! Вы Варвары!" имперские войска закричали в унисон. Изумо и остальные купались в буре проклятий. Однако Изумо беспечно продолжал:

"Похоже, одного было недостаточно. Как насчет еще парочки?”

"Далее будет твой правый безымянный палец, а затем левый средний , затем твой правый средний палец, а затем твое правое ухо. Ну, дамы не будут влюбляться в тебя в ближайшее время, но это лучше, чем быть неудобным в другом плане, верно....?"

Изумо и Далила рассказали об опасной ситуации, в которой оказался Годсен. Ужас и боль, которые он ощутил были слишком велики и он упал в обморок.

"О боже. Я надеялся, что он сможет ходить самостоятельно.”

“Ну, если мы собираемся тащить его, почему бы не отрубить ему ноги, чтобы уменьшить вес?"

Услышав это, Боурос пришел в ужас. Тем не менее, все, что он мог сделать, это защитить жизнь Годсена.

"Таким образом, мы вернем вам палец этого японца, как—”

Как только Терри двинулся выполнять приказ, рука, державшая его меч, была отброшена, и он рухнул на землю.

Окружающие солдаты были обрызганы его кровью.Они попятились с испуганными лицами, потому что поняли, что японцы ничего не сделали. Оглядевшись, они так же не увидели никаких следов врага. Они знали только, что на них напали с большого расстояния.

Это была снайперская атака Матои. Он переместился в точку, откуда мог обозревать весь район, и изучал ситуацию по мере ее развития.

Имперские солдаты отступили, не желая попасть под огонь карабина.

“Ничего не поделаешь. Мы не можем позволить командиру страдать и дальше."

Не в состоянии думать спокойно и ясно он вынужден был принять решение.Боурос приказал своим людям дать им пройти.

Солдаты сил самообороны сгруппировались, приблизившись к клетке посреди площади.

Имперские войска отступили от Изумо и остальных,но их луки все еще были натянуты.

Как только они добрались до клетки, Канзаки и Ошино сломали замок и обратились к человеку внутри по-японски.

"Вы Матсуи Фуюки-кун?"

 

“...Да, это так, - последовал ответ Японца."

Не было никаких сомнений в том, что это была их цель. Теперь им оставалось только отступить. В этот момент новый голос окликнул Изумо и остальных.

" Хорошо, люди Никсона. Опустите оружие и сдавайтесь!”

Этот голос принадлежал опричнику Даллесу.

Даллес был одет в элегантную маску кобольда и имел внушительную фигуру. Он шагал перед Боуросом, как будто был настоящим командиром.

"Командир-это человек, который ценит свой имидж. Если бы он знал, что ты их так отпустил, он бы винил себя. Ответственность за провал операции, несомненно, ляжет на его плечи.”

"И что? Как насчет этого?”

"Неужели ты не понимаешь, примус Пилус? Мы должны учитывать чувства командира. Чтобы его семью и вассалов не лишили собственности и не вынудили выйти на улицы, прикажите своим людям не обращать внимания на все и схватить их!”

Однако солдаты посмотрели на Боуроса, как бы ища его согласия.

Даллес с нетерпением ждал непокорных солдат и закричал: “хватайте этих людей! Разве вы меня не слышали?!”

Однако ситуация была слишком щекотливой. Как бы отражая мысли мужчин, Боурос ответил: "опричник Даллес. Командир отчетливо умолял нас "спасти меня".”

"Ты ошибаешься!"

"Отнюдь."

Вы, кажется, неправильно поняли намерения командира. Я уверен, что Годсен, имел ввиду "Все в порядке, не беспокойтесь обо мне, просто схватите их."

"Нет, нет, я ясно слышал "спаси меня".”

Солдаты кивнули один за другим, показывая, что слышали то же самое.

"Тогда я приказываю вам еще раз арестовать этих людей!”

"Мы не можем сделать этого."

"Вы хотите, чтобы вас очистили?”

"Опричник-доно.Я подчиненный командира.”

"Но командир стал заложником и потерял способность принимать рациональные решения. Это значит, я теперь самый высокопоставленный командир.”

"Я согласен, что командир больше не может мыслить рационально. Однако субординация проходит через него, а не через вас, Опричник-доно. Когда командир отсутствует, власть переходит ко второму по званию. Когда заместитель командующего еще не прибыл на место происшествия, командиром становится примус Пилус.”

Солдаты с трудом скрывали свой дискомфорт от развернувшейся перед ними борьбы за власть.

При нормальных обстоятельствах Боурос был бы прав. Но любой, кто разозлил опричника, может оказаться очищенным. Вместо того, чтобы вникать в детали, лучше было уступить другой стороне. Это можно считать гуманитарной причиной. Однако примус Пилус был упрямым человеком,и он не мог приспособиться к этому.Он не привык пресмыкаться перед высокопоставленными и поэтому люди считали это, как его силой, так и слабостью.

Пока происходил спор, Изумо приказал Канзаки и Ошино взять заложника и приготовиться бежать.

Боурос увидел это и крикнул: "подождите! Остановитесь здесь, вы все!" Но его отвлекли крики Даллеса: "хватит, послушай меня!”

Канзаки и Ошино воспользовались этой возможностью, что бы убежать их клетки.

"Кто разрешил тебе бежать?!”

"Что? Я подумал, что раз ты забыл о нас, мы можем вернуться.”

"Я разберусь с тобой после того, как все улажу. Подожди здесь, пока я закончу. Ты меня слышишь?!”

Возможно это было его привычкой, но Боурос указал пальцем на Изумо и остальных. Конечно это не было основанием им прекратить движение.

"Ах, ну, честно говоря, у меня нет на это времени, так что я сделаю первый шаг. Как видите, похититель довольно хрупкий и из пальца командира идет кровь. Он может умереть, если мы его не вылечим.”

"Что это такое? Как ты можешь так пренебрегать им! Останови кровотечение."

"у, мы пытались оказать первую помощь, но этого недостаточно. Это то, что происходит сейчас, нет?”

Далила ответила тоном, рассчитанным на то, чтобы раздражать его. Расстроенный и рассерженный, Боурос мог только громко щелкнуть языком.

"Я понимаю, ничего не поделаешь. Если вы гарантируете, что больше не причините вреда командиру, я позволю вам пройти к главным воротам. Оказавшись там, вы сразу его отпустите!”

"Эй! Боурос! Ты знаешь, что ты делаешь?”

"Пожалуйста, помолчи, Опричник-Доно. Это касается жизни командира."

"Вы позволите нам пройти к воротам?”

Изумо выглядел так, будто был готов согласиться на условия Боуроса.

"Да это так. Вы освободите командира, как только дойдете к вратам."

Даллес покачал головой, не в силах поверить тому, что услышал. Даже если региональный командующий был взят в заложники, он не мог не думать о них как о слабаках, что ведут переговоры с врагом.

“Ничего не поделаешь. Если мы ничего не сделаем…”

Он взглянул на одного из своих людей за ним.

Удивление мелькнуло на лицах людей Даллеса, но затем они сказали: “теперь наша очередь”, и отвели назад Луки. Натянутая тетива скрипнула, и они прицелились в сторону Изумо и его группы.

"Хорошо, тогда договорились. Мы расчистим вам путь к главным воротам. Эй, вы все, отойдите. А потом вызовите врача. Мы должны немедленно вылечить командира, как только вернем его.

После слов Боуроса солдаты двинулись в унисон, как механические куклы. В одно мгновение они образовали коридор, ведущий к главным воротам.

Изумо не мог не быть впечатлен их рвением и координацией.

“Они может быть и враги, но они чертовски хороши."

Как он и ожидал, этот человек был опасным противником. Любой, кто мог так хорошо управлять своими войсками одним приказом, должен обладать исключительными командными способностями.

Однако, когда Изумо пробормотал про себя, пара стрел полетела к Годсену Далила тут же отшвырнула одну из них, но вторая вонзилась ему в грудь.

Боль от удара разбудила Годсена, и его крики агонии пронеслись по площади.

"Вот черт! Пошли, пошли, пошли!"

Изумо и остальные не теряли времени на контратаку. Они бросали гранаты в ряды имперской армии и взрывали ряды людей. Дымовые гранаты разлетелись повсюду, мгновенно окутав окрестности тяжелой завесой белого дыма. Звуки выстрелов и взрывов затопили площадь.

"Отступить назад! Назад! Кто, кто выпустил эти стрелы?!”

Боурос громко взревел, когда его люди умирали один за другим. Войска разбежались во все стороны, как бы боясь быть окутанными дымом.

С другой стороны прячущимся в дыму, тоже было нелегко. Стрелы летели со всех сторон и засыпали Изумо и остальных.

Через несколько мгновений несколько человек были на земле.

“Это плохо. Но это значит, что теперь моя очередь!”

Первым человеком, который отреагировал эффективно, была Далила.

Используя Годсена, как живой щит она бросилась в ряды пехоты.

Когда Кролик-воин налетел на имперскую линию фронта, они не могли заставить себя стрелять в Годсена.Это все, что нужно было Далиле, чтобы добраться до них. Неспособные вовремя переключиться на мечи, они были убиты один за другим сверкающим клинком.

“Этот глупый кролик! Она снова несется сломя голову."

Однако Изумо крикнул: "следуйте за Далилой!”

Здоровые солдаты последовали за Утсутой, который прикрывал Канзаки и остальных, в то время, как они перетаскивали раненных.

Изумо мог бы назвать Далилу глупой, но, похоже, ей было легче в окружении врагов. Далила могла не волноваться насчет своих атак, однако имперские солдаты не могли бездумно атаковать, потому, что боялись попасть в своих.

Затем в бой вступили остальные бойцы и их продвижение к воротом повергло имперские войска в хаос.

"Вперед! Вам не сбежать!"

Даллес рявкнул на солдат и взмахнул мечом из безопасного места.

В случае замешательства правильным решением будет временно вернуться к перегруппировке и восстановлению порядка. Однако Даллес был очень зол на то, что его приказы были отклонены. Он отчаянно пытался отменить приказ Боуроса отступить, что только добавляло хаоса.

Изумо наблюдал за этим издалека и поднял трубку.

"Арчер, это Кастер. Ты наслаждаешься шоу оттуда? Если сможешь, сделай несколько выстрелов для меня.”

Его ответ был четким "Роджер", а затем это произошло.

Голова Даллеса, покрытая маской кобольда, внезапно исчезла.

В нем не было ни дыр, ни трещин. Просто все, что было над шеей Даллеса, исчезло, превратилось в обрывки и осколки летающего мяса и костей.

Это случилось как раз в тот момент, когда разгневанный Даллес собирался нанести удар Боуросу. Это действие заставило всех застыть на месте.

Прямое попадание 12,7-мм снарядов из противотанковой снайперской винтовки имело тенденцию делать это с человеческими головами.

Обезглавленный мужчина рухнул на землю. Окрашенный в красный цвет от брызг крови Даллеса Боурос стоял на месте ибо его разум ненадолго отключился. Только после того, как он вытер лицо, полное крови, и посмотрел на свои пунцовые руки он понял, что случилось.

Он огляделся. Затем он обнаружил тело Годсена, лежащее рядом с имперским солдатом, возле дымовой гранаты. Он подбежал ближе и понял, что, хотя он потерял сознание, стрела ударила его в плечо, так что повреждений было немного. Обрубок пальца Годсена кровоточил, но его жизни не угрожала непосредственная опасность.

"Черт. Я попался на эту удочку, да?”

"Центурион! Враг убегает! Мы должны преследовать?”

После того, как люди вокруг него задали ему этот вопрос, Боурос наконец пришел в себя и отдал приказ.

“В этом нет необходимости. Мы ожидали, что произойдет что-то подобное, поэтому разместили войска в засаде неподалеку. Во-первых, у них никогда не было шанса сбежать. Сейчас нашим приоритетом является оказание помощи командиру."

Боурос позвал ближайших солдат и приказал им выдвигаться. Затем он сказал: "звук горна! Пусть войска засады двигаются! Мы будем ловить врагов, как крыс в клетке!”

* * *

"Враги так же и в точке C"

"Мы изменим точку эвакуации на D!”

"Быстрее!”

Напряжение на сцене просочилось через беспроводное соединение.

Некоторые в вертолете испугались, услышав это.Другие тихо сидели, пытаясь контролировать сердцебиение.

"С-Сестрица. Ты в порядке?"

Дрожащая, задыхающаяся Рори кивнула Жизель.Если бы она была на земле, она бы, вероятно, вышла. Однако, ей пришлось остаться здесь. Если она останется здесь, то сможет добраться до Земли раньше.

"Вертолет начал спускаться. Если внимательно присмотреться, то можно было увидеть сражение на расстоянии."

"Это Хаябуса, спускаемся на точку D. отчет о состоянии!”

Хаябуса, говоришь? Доброе имя. Мы сможем вернуться, что бы ни случилось. Это Кастер, движется к точке D. враги появляются отовсюду, у нас трудные времена.”

Итами высунул голову из-под подмышки пилота и закричал в микрофон.

"Мститель здесь. Кастер, есть раненые?”

"Эй, давно не виделись, Мститель. Рад слышать, что ты все такой же. Нам больше больно, чем не больно. Что вы имеете в виду?”

"Мы этого ожидали, поэтому взяли с собой симпатичную медсестру. Она любит жертв, и она говорила: "мне все равно, умирают они или у них отваливаются головы, все жертвы принадлежат мне". Если мы не дадим ей их, мы станем следующими.”

"Эта твоя медсестра похожа на настоящего людоеда . Почему все женщины, которых ты встречаешь, такие? Курибаяши милая, но и страшная тоже.”

По-видимому, любое свидание с Курибаяши предполагало прохождение додзе или боксерского ринга, и она верила в страстные помолвки со своими партнерами. Очевидно, победа в такой битве приведет к восхитительному призу... но, к сожалению, до сих пор никто не выиграл этот приз.

"Разве ты не хочешь, чтобы тебя съела красивая женщина? Просто убедитесь, что вы все вернулись.”

" Ах, предоставьте это мне.”

Итами повернулся к своим людям.

"Наша задача-обезопасить посадочное место.Как только солдаты поднимутся на борт, мы немедленно взлетаем, так что не отходите слишком далеко от Вертолета. Курокава, жертв будет в изобилии, как ты только что слышала, так что я оставлю их лечение тебе.”

"Я для тебя выгляжу, как какой-нибудь огр людоед?"

Курокава хрустнула костяшками пальцев,глядя на Итами.

“Я, я сказал красивая медсестра, не так ли? Все в порядке, правильно? Верно?”

"Да, ты прав. Приготовься."

Говоря это Курокава взяла свой дефибриллятор и направила его на Итами. Между ручками пронесся разряд, обещая хорошую шоковую терапию.

"Если возможно я надеюсь, что профессора и Пина смогут помочь раненым. И Рори..."

"Что?"

"Наша миссия-не убить их всех, а расчистить путь к отступлению."

Когда Итами сказал ей, чтобы она не упустила шанс отступить, Рори пожала плечами и ответила: “я поняла.”

* * *

"Засада в точке D!”

"Мы не можем изменить план сейчас. Напролом!”

“Это слишком безрассудно!”

"Вот что значит быть SF!”

Задний люк открылся, и нисходящий поток вертолета ворвался в кабину, как тайфун.

Когда вертолет завис над поверхностью, вокруг него собрались монстры, полу-люди и имперские пехотинцы. Некоторые из них были плохо оборудованы. Похоже, они заставляли наемников и бандитов служить в качестве помощников. Тем не менее, их было достаточно, чтобы сделать спасение сложным.

“Открыть огонь! Продолжайте стрелять!Отдал приказ Кувабара. Курата и остальные принялись вести неприцельный огонь.

И перед ними расцвели черные цветы.

Рори прыгнула с пугающей высоты, ее юбки развевались на ветру. В тот момент, когда она коснулась земли, ее алебарда смела широкий круг врагов.

"Прикройте ее! Огонь! Огонь!"

Курата и остальные открыли огонь по флангам Рори, когда она прокладывала алую дорогу через врага.

В течение этого времени Итами искал спасательную команду.

Он увидел четверых мужчин с носилками.

Прикрывали их около десяти человек с карабинами М4, направленными во все стороны и расстреливающими имперские войска.

Среди них были и те, кто опирался на плечи своих товарищей, вероятно, от ран, но все выглядели измученными. Казалось, они изо всех сил старались бежать, но все, что они могли сделать, - это быстро подойти ближе.

В таком случае, почему бы не пойти и не забрать их? Решив это, Итами повернулся к Туке и остальным, когда вертолет приземлился, и крикнул: "хорошо, поехали!- и вышел из кабины.

Прикрывая огнем Курату и остальных, в сочетании с огнем стрел Яо и Туки, Лелей крикнула: “Впреред!"и взрывы срезали стрелы, летящие по воздуху в их сторону.

"Профессоры, что вы делаете? Не идите за мной!"

Беспокоило то, что за ним последовали безоружные гражданские.

"Что ты сказал? Не принимай нас за дряхлых стариков."

Юмей, Уришибата и Ширай забрали носилки у Канзаки и остальных. - Хорошо, поехали!- они сказали, как будто неся багаж. Благодаря им Ошино и Канзаки были освобождены для участия в боевых действиях.

Оператор вытащил свою камеру, чтобы заснять, как солдаты SFG преследуют врага, в то время как Нанами кричала в свой микрофон: “и теперь солдаты спецназа JSDF вернулись. Там, похоже, много раненых-ааааааа!”

Глава 4

Стрела летящая в нее была перемолота винтом и пылью опустилась на плечи Нанами.

Кацумото оттащил Нанами назад и спрятал ее за собой.

Воронки Лелей снова полетели вперед, взрываясь в воздухе.

Увидев, как солдаты SFG карабкаются на борт Вертолета Итами крикнул: "Хорошо, мы взлетаем! Всем вернуться обратно!"

По команде Итами, все бросились обратно. Даже Рори, которую он боялся не вернуть посреди резни, побежала назад, сжимая алебарду.

“Все на борт!”

Когда Кувабара прокричал это, вертолет поднялся с земли.

Оглянувшись назад, в грузовой отсек он увидел, как Курокава вставляет катетеры в руки раненых."Хорошо, следующий! Хорошо, следующий! она кричала, переходя от одного к другому.

“Что она делает?”

Пина использовала жгуты, чтобы проявить вены на руках.Она понятия не имела, что делает Курокава. Ведь лечение для нее означало прекращение кровопотери или перевязку ран. Тем не менее, Курокава просто тыкала в своих жертв иглой.

"Кровообращение восстановлено! Гамильтон-сама, пожалуйста помогите остановить кровотечение."

При оказании первой медицинской помощи в чрезвычайных ситуациях, таких как несчастный случай или стихийное бедствие, самым важным было обеспечение нормального кровообращения пострадавшего разрушатся, и не будет возможности вставить катетер.Таким образом, физиологический раствор использовали для поддержания артериального давления и предотвращения гиповолемического шока. Кроме того, можно было вводить лекарства внутривенно, что облегчало лечение.

Конечно через вены в руках много влить не получится и тогда придется вливать, через вены в груди. К счастью среди пострадавших не было тех, кто нуждался бы в таком лечении.

"Эй, Итами, не припомню, чтобы ты так много работал, даже когда был в моем подчинении...”

Высокий мужчина похлопал Итами по плечу.

"Давно не виделись, майор Изумо. На этот раз, у нас есть гражданские и съемочная группа, так что я хотел показать им, насколько мы можем быть крутыми.”

За Изумо стояли остальные члены его отряда- покрытые травой и грязью люди. Среди которых были Канзаки, Матои, Утсута, Ошино и Иманаво. Потом там был кто-то с плавной фигурой, для кого термин “человек” не подходил. Она прыгнула впереди остальных.

Пара рук обвилась вокруг Итами, и он был на мгновение сбит с толку.

"Босс Итами! Давненько не виделись!”

"Эй, разве это не Далила? Что ты здесь делаешь?”

Действительно, это была Далила. Далила, которая когда — то работала в баре Арнуса, теперь была одета в камуфляжную форму, а ее кроличьи уши были спрятаны под шляпой. Никто бы не сравнил их, если бы это не было указано.

Изумо ответил заместо нее.

"Работа с местными жителями дала отличные результаты. Ты делаешь это сам, не так ли? Итак, Янагида сказал мне использовать эту девушку-кролика.”

Далилу судили в Токийском суде за то, что она сделала в Арнусе и приговорили к условному сроку.

Она не жаловалась на свой приговор, учитывая, что она сделала, чтобы заслужить его, и покорно приняла вердикт суда. Тем не менее, она не могла просто вернуться в Арнус. Далиле некуда было идти, и она решила искупить свои грехи, заботясь о Янагиде. Как только он вернулся на передовую, она стала местной сотрудницей.

“Я избавилась от человека, который обманул меня!”

" Это хорошо. Но с тобой все в порядке? Физически, я имею в виду.”

"О, теперь повсюду от талии до задницы поврежденный товар. Я не могу сказать: "не трогайте его, это уже не дешевый материал". Хочешь посмотреть? Ты тоже можешь потрогать, если хочешь.”

С этими словами Далила внезапно начала стаскивать с себя ремень, поэтому Итами поспешно остановил ее "Подожди, подожди, подожди."

"У тебя все хорошо, правда?”

"Нет, это потому, что врачи были потрясающими. Они снабдили меня чем-то под названием "Титан", чтобы заменить бедренную кость. Мне понадобился месяц, чтобы снова научиться ходить.”

Итами был весьма удивлен тем, что она подпрыгивает всего спустя месяц после операции, но Далила просто продолжала говорить об эффективности японских врачей.

"Ну, немного побаливает. Тем не менее, это здорово. Мне лучше, чем мастеру Янагиде.”

Далила ответила, что будет сопровождать Янагиду всю жизнь, чтобы искупить свои ошибки.

Во время разговора оператор направил объектив на только что спасенного похищенного. Нанами протянула микрофон человеку на носилках.

"Вы можете назвать свое имя?”

Казалось бы, его похитители не кормили его должным образом, его лицо было худым, а губы были потрескались. Несмотря на это, он задыхаясь ответил:

"Матсуи...Фуюки."

"Что вы ощущаете после спасения?"

"Я, я спасен? Я могу вернуться обратно? Я могу вернуться домой в Японию?Это не сон... это не сон, не так ли?”

Нанами не ожидала такого ответа, но она решила позволить ему договорить, потому что эти слова исходили от его сердца. После этого Нанами сжала его руку и сказала: “Да, ты можешь вернуться домой. Ты можешь вернуться в Японию.”

* * *

"Но почему?!”

Нанами направила свою страстную мольбу на директора новостного канала

Это произошло потому, что ей не разрешили сообщить о материалах, которые она собрала в специальном регионе: об апокрифах, землетрясениях, искажениях звезд, а также о возвращении жертвы похищения.

Конечно, она спросила, почему они не выпускают этот эксклюзив. Нет, можно сказать, что ее долг спросить, почему. В конце концов, она не собирала свой материал сама; ее оператор, члены SFG JSDF, профессор Юмэй и другие ученые собрались вместе, чтобы помочь ей собрать его вместе. Не публикуя его, можно сказать, что он игнорирует их тяжелую работу и (в некоторых случаях буквальный) пот и кровь, которые они вложили в него. Это ни что иное, как коррупция.

Она не была уверена, понял ли это директор новостей, но он не смотрел Нанами в глаза. Возможно, он чувствовал себя виноватым. Вместо этого он посмотрел на потолок и пробормотал про себя, прежде чем выдать оправдание.

“Инструкции сверху. Они сказали, что не хотят напугать пострадавшего. Были проблемы с Норико-Сан, потому что люди спешили представить ее первой, поэтому они ждут, когда он поправится первым.”

“И это значит скрыть то, что затрагивает каждого человека в этой стране?”

"Мы ничего не скрываем. Мы просто ставим приоритеты на другие важные новости. Временные интервалы ограничены, и я решаю, как их заполнить. Это то, что они называют свободой прессы, верно?”

"Но у вас есть время, чтобы транслировать специальные предложения для гурманов и владельцев домашних животных?”

“Это тоже важные новости. Аудитория будет напряжена, если мы будем сообщать только шокирующие новости.”

"Тогда как насчет аномалий в особом регионе? Это важный вопрос, который касается существования врат, и это не повредит нашему политическому нейтралитету.”

"Особый регион... особый регион, Хм... Ну, можно так сказать, но особый регион-это не только вопрос глобальных интересов, но и центр предстоящей экспансии, не так ли? Народы объединяются и с интересом смотрят на особый регион. Цены на акции также растут... я не думаю, что мы должны подавлять это хорошее настроение такими новостями.”

"Ты тупой ублюдок!”

Нанами пнула корзину для бумаг рядом с собой.

Конечно, было бы глупо так поступать. Вместо этого Нанами кротко ответила: "Оки, я поняла” и покинула кабинет директора, прежде чем вымещать свой гнев на невинной корзине для бумаг в коридоре. Она размышляла, почему кто-то поставил корзину для бумаг в коридор ; возможно, это было для людей, чтобы вымещать свой гнев, размышляла она.

“Ничего из этого дерьма не имеет значения!”

Какой бы эксклюзивной ни была сенсация, она ничего не стоит, если ее не опубликуют. Нанами надулась, когда вернулась к своему столу, опустившись на стул, как будто собиралась раздробить его своей задницей.

“Сукин сын. Если ты собираешься быть таким, то я—”

Нанами посмотрела на оператора, сидевшего напротив нее, и протянула руку.

"Сунагава-кун, пожалуйста, отдай мне флешку с видео о специальном регионе."

" Не вижу причин, почему бы и нет", - сказал оператор, доставая ее со стола и отдавая Нанами.

"А зачем она тебе вообще нужна?" Спросил он.

"Тебе обязательно спрашивать?! Не будет ли обидно, если все так закончится? Я собираюсь загрузить материал на сайт обмена видео.”

"Эй, это было бы плохо!”

Оператор протянул руку, чтобы вернуть флешку

Тем не менее, Нанами уже засунула его в ложбинку своей широкой груди "Как так, он не опубликует его. Какая тогда разница?"

Оператор не мог заставить себя протянуть руку к груди. Если он прикоснется к ней случайно, его заклеймят как извращенца. Он будет отлучен от общества. Поэтому он попытался поговорить с Нанами, сказав: "успокойся, успокойся.”

"Должна быть причина, почему начальство не выпускает это, верно? Если ты поделишься этим в интернете, тебя могут уволить.”

"Плевать, не о что бы это было важно. Я лучше уйду с этого дерьмового канала!”

"Что ты будешь делать, когда уйдешь?! Ты так долго не могла стать ведущей! Подумай о последствиях!”

"Я уже думала об этом. Сансет индасриз и другие ТВ студии находятся в своем закате."

"Ой ой ой. Вы двое слишком горячитесь. Я слышал опасные вещи, которые ты сказала."

Человек, обратившийся к ним едким тоном был Комурасаки.

"Ко-Ко-Комурасаки-сан!?"

"Что здесь делает кто-то с другой телестанции?выпалила Нанами.

"Не будь такой холодной.Я узнал, что ты вернулась из особого региона и пришел навестить тебя. Можно так же сказать, что ты проделала замечательную работу"

"Однако все это впустую. Они не будут транслировать это.”

"Ну я ожидал этого..."

"Что? Почему?!”

“Разве это не очевидно? Их бизнес-план состоит в том, чтобы увеличить число телезрителей и тиражей бумаги, раздувая пламя антиправительственных настроений. Таким образом, любые новости, касающиеся особого региона, будут увязываться с международными или экономическими вопросами.”

"Неужели они думают, что им сойдет с рук подавление СМИ ради материальной выгоды?”

"Дело не в том, чтобы уйти безнаказанным. В Японии могут быть некоторые незначительные различия в содержании телевизионных программ и газет, но в конечном счете они охватывают одни и те же вещи и имеют одни и те же наклонности, нет? Причина этого в том, что что-то направляет их в одном направлении.”

"Значит, ты имеешь ввиду человеческий фактор?”

"Действительно."

"Кто бы мог такое сделать?”

"Кто? Если ты задаешь этот вопрос, то ты провалилась, как ведущая. Возьмем к примеру...кто клиенты ТВ станций?"

“Аудитория.”

"Неправильно.Телевизионные станции никогда не относились к своей аудитории как к клиентам или чему-то еще. Их истинные покровители-спонсоры, которые им платят. Однако спонсоры, как правило, согласны платить и не заботятся о деталях программирования. Итак, кто занимается этими деталями?”

“Рекламные агентства.”

“Точно. Рекламные агентства говорят ‘ " мы планируем такую-то программу, хотите инвестировать в нее? и таким образом они привлекают инвесторов. Поэтому спонсоры в основном обеспокоены тем, выгодна ли программа для их рекламы, а не фактическим содержанием.”

“Но, может быть, как это могут быть, рекламные агентства…”

"Газеты и тому подобное не дожили бы до сегодняшнего дня без рекламы. Легко представить, что в газетах нельзя публиковать то, что вредно для рекламы, но то же самое касается телевизионных программ. Рекламные агентства могут диктовать, какой контент следует делать.

"То есть все это результат целенаправленных действий рекламных агентств?”

Я же тебе только что сказал, не так ли? Если тебе нужно спросить "кто это сделал", ты потерпишь неудачу в качестве ведущей... хорошо, я поговорю об этом с вами. Пойдем со мной.”

"Я воздержусь. Мне нужно загрузить это…”

"Как я уже говорил, ты можешь сделать это, выслушав меня!”

* * *

"Как насчет этого места?" Сказал Комурасаки

"Мы все еще на работе," - ответила Нанами. Тем не менее, вид за окнами показал, что была уже ночь. Время пролетело незаметно, когда кто-то усердно работал.

Комурасаки и Нанами направились в соседний паб.

"Добро пожаловать!"

"Давайте начнем с пива и арахиса. Мы закажем остальное позже…”

Озвучив заказ они сели и Нанами спросила:

"Комурасаки-сан,вы в порядке? Фуку-Сан, Мацу-Сан... Я сожалею о вашей потере.”

Как коллеги-представители средств массовой информации в специальном регионе, все они были товарищами. Нанами выразила соболезнования по поводу смерти коллег Комурасаки.

“Спасибо тебе. Почему бы тебе не предложить им немного Джосс-палочек в следующий раз? Они беспокоились о тебе, Курибаяши. Уверен, они оценят это.”

П.П(Возможно ошибка анлейтера, но там говорится о смертях, так какого черта Why don’t you offer up some joss sticks to them next time round? They were worried about you, Kuribayashi. I’m sure they’d appreciate it.”)

Комурасаки залпом допил пиво, принесенное официанткой.

"Ну, - начал он с серьезным видом, который лучше подошел бы преподавателю университета."

“Давай начнем с самого начала. Это образование, называемое средствами массовой информации, подобно Католической Церкви в Средние века. В то время церковь провозгласила себя посредником между Богом и человеком, обладающим исключительной властью над толкованием Библии, а также властью отлучать от церкви тех, кто бросает вызов их власти и даже казнить их как еретиков. Их власть была такова, что они могли угрожать даже королям и императорам, самим лидерам светского мира. Почему они могли это сделать? Потому что они контролировали сердца и умы людей. Аналогичным образом, японские средства массовой информации имеют право свободно править народом и, таким образом, рейтингами одобрения правительства. Внося мельчайшие коррективы в их содержание и распространяя его в широком масштабе, они могут заполучить рейтинги одобрения правительства. Хотя средства массовой информации и не претендуют на роль Бога, у них все еще есть сила демонизировать тех, кто бросает им вызов, и даже свергнуть могущественных с их позиций. Те, кто осуждается как еретики, будут безжалостно подвергаться перекрестному допросу и преследованию со стороны средств массовой информации — как инквизиции раньше — и если они не смогут дать СМИ удовлетворительные ответы, они будут преследоваться до смерти одними и теми же вопросами снова и снова. Если они молчат, их молчание становится молчаливым признанием их грехов, и поэтому их клеймят как еретиков.

"И как инквизитор, вы один из тех, кто говорит?”

Курибаяши повернулась лицом к Комурасаки.

“Ну, называть меня инквизитором-это лесть. Хотя это правда, в какой-то степени я считаю себя инквизитором.”

"И все же Курибаяши. Тогда были причины, по которым религии впали в истерику."

"Что же за причины?"

"Потому, что Ренесанс не был внезапным."

Религиозные органы того времени поняли, что люди начинают становиться умнее.

Они поняли, что безмозглые овечки больше не будут им повиноваться, и потому стали нервничать и беспокоиться, устраивая свои инквизиции и охоту на ведьм. Они осудили тех, кто сомневался в вере и нападали на них, затем обвиняя в ереси и убивая.

"Причина проста, потому что они боятся людей. В то время мировоззрение верующих и то, что люди наблюдали в реальности, уже начинало расходиться. Вы знакомы с опытами Галилея? Что бы ни решил трибунал, мир все равно двигался. Они хорошо знали что момент настал, но Церковь не могла этого принять. Чтобы заставить людей поверить в то, что говорит Церковь, они должны были расшевелить их и постоянно создавать чувство единства.

Они критиковали козлов отпущения, создавая уникальную форму единства в виде массовой истерии. Это было похоже на религиозную манию, испытываемую празднующими. Таким образом, они бродили вокруг, ища людей для нападения. Они награждали информаторов и применяли пытки, а те, кто сознавался, что не может вынести пыток, признавался виновным. Что же касается тех, кто стойко отрицал свои проступки, то способность противостоять пыткам является достаточным доказательством того, что они ведьмы, и, следовательно, виновны. С этой логикой они выполнили свои приговоры.”

"Да, но в конце концов они прострелили себе ногу.”

Нанами вспомнила странные шоу, где артистов с сомнительным поведением неоднократно преследовали всевозможными бессмысленными вопросами.

“И это привело к реформации церкви?”

“Именно. Даже в наш век информации новые религии движутся в тени, угрожая оригинальным СМИ. По мере того как сила религии ослабевала, сознание людей освобождалось, и возрождение расцветало в полном объеме. Точно так же сегодня каждый может широко распространять свое мнение через Интернет. Таким образом, у людей нет необходимости выражать свои взгляды через фильтр СМИ и получать свои новости. Люди постепенно отдаляются от средств массовой информации и взглядов, которые они поддерживают.”

Комурасаки описывал интернет революцию, но Нанами прервала его:

"По мере появления новых источников новостей ценность каждого отдельного источника снижается. Это правда, что Интернет был полезен для свержения ближневосточных диктаторов, но это были в основном революции, направленные на удаление людей. Они не обратили внимания на то, что произошло после отстранения людей от власти. Сон о том, что все будет хорошо после того, как плохие люди уйдут, вызвал всевозможные трагедии.”

Комурасаки кивнул ей.

"Что? Я всегда думал, что ты фанат Интернета, Курибаяши."

"Именно потому, что я поддерживаю его, я понимаю его пределы и опасности. Людей привлекают новости, которые им нравятся, и они формируют мнение, и с тех пор их предвзятость в подтверждении заставляет их рассматривать все новые доказательства как дополнительную поддержку своих убеждений, игнорируя доказательства обратного.”

"Другими словами, Все новости в мире не дойдут до кого-то, кто отличается от вас ценностями."

"Знаете ли вы, сколько существует блогов, которые никто не читает? То же самое относится и к Твиттеру; у известных людей есть поклонники, но вряд ли кто-нибудь когда-либо читает сообщения, отправленные обычными людьми. Они на уровне друзей, обменивающихся дневниками; они вряд ли достойны новостей. Они просто бормочут себе под нос.”

"Совершенно верно. Нам нужно что-то с влиянием или интересом, чтобы привлечь внимание людей к тому, с чем они не знакомы. Мартин Лютер Кинг однажды сказал: "У меня есть мечта’, и эти слова оказали большое влияние, но если бы какой-то парень вокруг вас сказал то же самое, люди вокруг него ответили бы:" о, действительно? и, по сути, игнорировали его. Таким образом, сообщения, которые посылают важные люди, являются более мощными."

"Я чувствую, что это цель средств массовой информации.”

"Все так, как ты говоришь. По правде говоря, новости, о которых сообщают СМИ, приобретают авторитет и власть. Любой бы списал "я видел Бога" на бред какой-нибудь девочки-подростка, но как только Ватикан подтвердит это, это станет чудом, и эта девушка станет святой. Так и должно быть, верно?”

Комурасаки не лучше ли тебе быть преподавателем в университете? Ты, конечно, говоришь как один из них, - ответила Нанами.

"Ну, дело в том, что люди спрашивали меня, хочу ли я стать доцентом... нет, давайте не будем об этом. Я хочу сказать, что кто-то в СМИ должен полностью осознавать свою власть. Ватикан не одобрит случайно любое старое событие как чудо. Решение об этом принимается на основе тщательного изучения обстоятельств и последствий такого одобрения.”

"Другими словами, это преднамеренный приказ?”

Нанами вздохнула. Она не одобряла такого рода вещи, потому что это подразумевало, что человек, отдавший такой приказ, делал это с позиции власти.

"В наш век интернета новости текут как оползень, и огромное количество информации рассылается каждый момент. Но просто обмен информацией сам по себе не является хорошей вещью. Разве не было случая, когда дипломатические проблемы возникали после того, как кто-то создал сайт, который сливал государственные секреты? Из-за этого группа людей задумалась, как сохранить свою информацию от утечки. Идея состоит в том, чтобы тщательно проверить информацию, прежде чем выпускать ее, но интернет делает это сложным. Цензура и регулирование также не очень эффективны. Если вы спросите меня, цель СМИ сейчас-критиковать, оценивать, отвергать и обеспечивать легитимность источников информации.”

Глава 5

"Теперь, предполагая, что есть проверка контента и процесс принятия решений о том, следует ли выпускать конкретные новости... тогда кто решает, что остается или идет, и какие критерии они используют? Если это рекламные агентства дергают за ниточки за кулисами, как ты сказал, тогда все, что мы, телевизионщики, должны делать, это подчиняться им, верно?”

“Что подводит нас к нашей точке”, - сказал Комурасаки

"Конечно, как представители прессы, мы руководствуемся всевозможными умонастроениями и ценностями. Мы собираем информацию, основанную на этих мотивах, обрабатываем ее и, наконец, транслируем. А главная мотивация для рекламных агентств-финансовая."

"Другими словами, что продать, что бы получить прибыль, верно?"

"Верно Поэтому они следят за настроением... или, скорее, за тенденциями, охотно гоняясь за своими задницами. Они пишут отчеты, которые следят за состоянием мира, и обращают свои микрофоны на события, которые волнуют массы и заставляют их услышать. Это причина, почему они получают рейтинги и новости продаются. Из-за этого они согласились запечатать новости, которые идут вразрез с этими тенденциями, в которые они вложили значительные средства. Их цель состоит в том, чтобы не препятствовать позитивным экономическим тенденциям.”

"Черт" Нанами щелкнула языком."Комурасаки-сан вы кажется не видите их путь."

"Первое, что я считаю “страхом". События, которые приводят к быстрому развитию и изменениям, пугают людей. Таким образом, я считаю критику и анализ всего, что я вижу, основной составляющей моего рабочего отношения. Критика естественна. Я использую критический глаз, чтобы попытаться оставаться нейтральным.”

"Не мог ли ты просто придерживаться фактов."

“Ну, это было бы идеально. Но реально говоря, это невозможно. Если вы хоть раз напишете проправительственную статью, правительственные чиновники протянут вам руки и скажут: "рад с вами познакомиться.- Знаете ли вы, что значительная часть секретного бюджета Кабинета направляется в прессу?”

"Я знаю примеры противоположного. Есть новостные шоу, где критикам платят гонорары за одно выступление, которые превышают то, что мы делаем каждый месяц, сторонниками, финансирование которых вызывает панику у оппозиции. И все эти критики поддерживают своих политиков.”

Комурасаки не отрицал этого, но холодно улыбнулся.

“Это еще не все. Организации, связанные с другими странами также оплачивают это.”

“Что, что вы подразумеваете под другими странами?”

Я имею в виду всех их. Если ты думаешь, что это только одна, ты сильно ошибаешься. Америка, Китай,Россия, Южная Корея, Северная Корея ... все. От них можно получить финансирование и различные соображения и удобства. Как только ты пристрастишься к пьянящему чувству доступа к этим вещам, извлечение себя будет сложной задачей. Со временем эти люди начинают диктовать содержание программы. Японские СМИ теперь управляются этими людьми.

“Мои друзья в прошлом все ступили на этот темный путь”, - сказал Комурасаки. - По правде говоря, я такой же. Меня послал сюда кто-то другой, чтобы убедить вас.”

"Это ужасно. Неудивительно, что ты так много знал, несмотря на то, что я ничего не говорила.”

"Хм. Просто так устроен мир. Эта тенденция также привела к тому, что люди попросили меня стать доцентом. Тем не менее, есть новости, которые превосходят наши прогнозы.”

"И какие же?"

"Такие вещи, как кадры китайской рыбацкой лодки, сталкивающейся с патрульным катером. Эти вещи оказывают чрезвычайное влияние на людей, которые их видят. В прошлом люди смеялись над идеей китайской угрозы. Но после того, как запись была обнародована? Люди начали чувствовать угрозу Китая. Такие кадры могут оказать решающее влияние на состояние мира. Даже главные изверги не могут это контролировать.”

"Поэтому моя сенсация была отклонена?"

"Да это так."Кивнул Комурасаки

"За несколько дней до того, как кадры этого столкновения были опубликованы в Сети, они были тайно доставлены в СМИ. Тем не менее, вещательные отделы проигнорировали их, поэтому у человека, который предоставил , не было выбора, кроме как опубликовать в Интернете. Человек, ответственный за вещание, утверждал, что он выбросил флешку с записью, не просмотрев ее, но вы действительно верите в это?”

"В этом не смысла, если он думал, что это будет сенсацией, он не мог выбросить, не посмотрев."

" Верно? По моему мнению, кто-то сверху чувствовал, что позволить этому выйти было бы очень плохой новостью. Проблема в том, кто именно это чувствовал. Теперь, когда его планы пошли прахом, этот человек лихорадочно ищет преступника.”

Нанами была настолько шокирована, что не могла сомкнуть челюсть.

"Однозначно, я думаю, кто-то считает, что эта операция по спасению похищенных плоха для бизнеса. Рассмотрим успешное спасение гражданского лица, похищенного и захваченного в качестве военной добычи. Если бы это стало новостью сейчас, одобрение правительства мгновенно взлетело бы. Разве все их предыдущие усилия не пойдут прахом?”

"Значит, они и мою сенсацию подавляют?”

Комурасаки кивнул и заказал еще пива.

"Люди наверху, кажется, думают, что смена власти необходима, поэтому они поддерживают оппозицию, но если оппозиция не имеет возможности влиять на политику, то кто будет нести ответственность?”

“Аааа. Понимаете, для них важно не то, что они делают правильно или неправильно, а то, приносит ли это им лично пользу. Разве я не говорил об этом сейчас? Их участие заходит очень далеко. На данный момент они не столько играют в царя горы, сколько ослабляют силу Японии. Для этих людей нужна группа неэффективных, бессильных политиков, ведущих Японию.”

" Как такое могло случиться! То, что у нас... Комурасаки-сан, что же вы делали?"

" Я делаю то, что делаю всегда. Я критикую всех, кто бы они ни были. Мои убеждения все еще тверды, нет?”

Комурасаки самоуничижительно улыбнулся. Нанами удивленно ахнула и спросила:

"Люди, которые ничего не делают, кроме критики, в конечном итоге не берут на себя никакой ответственности.”

"Верно.Критика всех заканчивается тем, что мы фактически соглашаемся со всеми. Вам не нужно вмешиваться или принимать чью-то сторону, поэтому вы становитесь точкой опоры, на которой вращается баланс. Строго говоря, это похоже на ассоциацию содействия имперскому правлению…”

С этим Комурасаки сделал большой глоток пива.

“Среди нынешней оппозиции много людей, которые знамениты, но не делают ничего особенного. Это все люди, которые возвышали себя, указывая пальцами на неудачи других. Люди с таким мышлением сразу же запаникуют, как только им придется нести ответственность за неудачу и отчаянно обвинять других в своих ошибках. - Это охранники виноваты. Во всем виноват мой адъютант. Во всем виновато плохое руководство со стороны предыдущего руководителя и так далее. Оправдания, подобные этому, были услышаны тогда, они услышаны сейчас, и они будут услышаны всегда. И знаете что? Конечная цель их ненависти-люди. В этом нет моей вины. Люди сделали неправильный выбор, и это произошло. Это сделал Пол Пот. Он чувствовал, что прав, и решил обучить всех в стране так, как ему нравится. Он сделал это, убив всех, кто выступал против него.

“Зная это, вы все еще собираетесь быть критиком, Комурасаки-Сан? Когда все люди слышат критику, они в конечном итоге не верят ни во что вокруг себя.

"Я знаю об этом. Никто не верит людям вроде меня." Вздохнул Комурасаки

"Что посеешь, то и пожнешь" - пробормотала Нанами и проглотила пиво.

“Я хотел сказать, что даже если у вас есть что-то, что вы хотите рассказать миру, взаимодействие власти и влияния будет постоянно мешать вам. Рекламные агентства, ваше начальство, Клуб журналистов, иностранное национальное влияние... все это сплетает сложную паутину отношений и власти. Мы не можем делать то, что нам нравится.”

"Тогда что ты хочешь, чтобы я сделала после всего этого?”

"Среди этой запутанной паутины отношений и связей я решил стать критиком, чтобы освободиться от какой-либо конкретной точки зрения. Это единственный способ не погрязнуть в субъективности. Но что ты будешь делать дальше? Ты должна принять решение. Ты можешь пойти по моим стопам или выбрать другой путь. Есть много вариантов и ты можешь выбрать все из них.”

"Ты хочешь, чтобы я стала Мартином Лютером?”

"Как ты можешь быть такой великой? Тем не менее, ты могла бы стать одним из его сторонников, нет?”

Сказав это Комурасаки протянул Нанами листок бумаги.

"Что это?"

На нем был написан URL.

“Взгляни. Это довольно интересно."

Когда она подняла голову, Комурасаки уже не было.

Она огляделась, но его не было видно. Потом она услышала, как за ней захлопнулась дверь. Когда она оглянулась, она увидела Комурасаки через стекло.

"Ой …...он действительно заставит меня заплатить?"

Нанами посмотрела на счет, словно на нем было написано "плата за обучение", и горько выругалась.

* * *

В URL Комурассаки был блог о специальном регионе. Он был основан неким "Меганекко"... которая оказалась Норико.

Вернувшись домой, она загрузила компьютер, подключилась к Интернету и уставилась на монитор.

"Это удивительно..". - пробормотала Нанами.

Там было много информации об особом регионе, которая не сообщалась в СМИ, а также комментарии от жителей особого региона. К сожалению, было мало посетителей, и счетчик входов почти не двигался.

В блоге также было размещено видео, которое, очевидно, было снято любителями, полулюдьми особого региона.

Она начала вести этот блог, потому что отчаянно хотела поделиться правдой, о которой не сообщали СМИ. Однако, поскольку она не сделала свою новость интересной, она не привлекла внимание общественности.

Возможно, если бы Норико использовала свое настоящее имя, прославленное журналами и средствами массовой информации, она получила бы широкую огласку. Однако вместо этого она использовала псевдоним, возможно, потому, что ненавидела привлекать внимание таким образом.

Когда Нанами увидела это, она почувствовала, что кто-то украл ее идеи. В то же время она поняла, что даже если бы она сделала это сама, все могло бы пройти не так гладко, как она себе представляла.

"Видео.Шокирующие новости имеют силу. Тем не менее придется сделать много усилий, чтобы простое видео получило широкую общественную огласку.

Нанами начала понимать, почему ньюсмейкеры вмешиваются в новости, искажают и фальсифицируют их. И тогда она поняла, почему редакторы — даже если они не заходят так далеко, чтобы крутить или подделывать новости — преувеличивают их.

Однако она не могла этого сделать. Она не хотела этого делать.

“Таковы факты. Факты следует распространять, не окрашивая их эмоциями.”

Нанами взяла телефон и молча набрала номер. Было уже далеко за полночь, и человек, которому она звонила, скорее всего, спал, но Нанами было все равно.

"Ах, Норико-Сан. Давненько не виделись.”

* * *

Несколько дней спустя блог Норико попал в программу новостей

“Я хочу поговорить о нескольких интересных вещах в особом регионе.”

Услышав объяснение Нанами, директор сказал:” Ну, это не плохо", и дал свое одобрение.

Это решение было принято, чтобы успокоить ее, возможно, потому, что он чувствовал вину за подавление эксклюзива. На самом деле, он думал, что новости в блоге Норико были ни чем иным, как презентацией о культуре особого региона.

Однако, как только она привлекла всеобщее внимание, она выпустила ужасное видео черного тумана, поглощающего все, в блоге Норико.

Это задело за живое зрителей, и они громко потребовали узнать, почему не было сообщено столь важное известие.

Телевизионные станции и газеты лихорадочно начали свое освещение. Их повторяющиеся репортажи привлекли все их источники из блога Норико, потому что в противном случае подразумевалось бы, что они знали об этом заранее, но молчали.

И так люди узнали о странностях, которые происходили в разных частях мира.

Глава 6

Итами Йоджи стоял по стойке смирно, одетый в аккуратно выглаженную униформу, которую только что забрал из химчистки. Шея зудела, наверное, потому, что он забыл снять бирку химчистки внутри воротника. Однако обстоятельства заставили его не двигаться. Это было потому, что несколько высокопоставленных членов Сил самообороны сидело перед ним.

Итами был младшим офицером и раньше даже не говорил с большинством из них. Таким образом стоять перед ними было для него настоящим стрессом.Кроме того это была комната для приемов премьер министра. Пол был покрыт красным ковром и он чувствовал, будто его ноги проваливались под землю.

Массивная деревянная дверь излучала ауру солидности. Звук приближающегося шума доносился с другой стороны.

Как он и ожидал людьми, которые вошли были: премьер министр Морита, главный секретарь Когура, министр иностранных дел Кано и министр обороны Натсуме и другие

"Спасибо за ожидание."

С этим премьер министр Морита сел на диван.

Канои, Натсуме и Когура сели рядом с ним.Глаза премьер министра опустились на Итами и он сказал:

"Вы написали этот отчет, не так ли?"

"Да , что-то не так?"

Морита погладил черную оправу очков и открыл ченую обложку документа.

Политики вздохнули. Посмотрели друг на друга, а затем на министра иностранных дел Кано.

Кано был единственным человеком здесь, кто действительно понимал его, кто был его товарищем. Однако даже он выглядел неловко и неудобно и обратился к Итами холодным тоном.

"Ну... это не просто плохо, это ужасно... в вашем рапорте есть и хорошие и плохие новости. Честно говоря мы не знаем как на него реагировать. У нас горы вопросов.Поэтому каждый здесь хочет поговорить с вами."

Кано перелистал папку, которую держал в руках.

"Начнем с чего-то простого. Благодарим вас за проведение разведки ресурсов специального региона.У нефтяных меторождений просто поразительные пропорции.Привезенные вами образцы минеральных ресурсов так же были удивительны. Наши исследователи улыбались от них до ушей.Если все пройдет хорошо, то мы сможем не называть их редкими.Это дейтвительно отличные новости для нашей страны.Замечательно."

"Большое вам спасибо.”

"Следующая проблема- черный туман, который был вызван Апо...чем то там.Мы спросили об этом Юмея, но он и сам пока не все понимает."

"Я и сам не понял этого."

"То таинственное явление в Куанпаи. Тв станции и газеты сначала игнорировали его, но теперь, когда это вызвало общественный резонанс они не могут так продолжать."

 

"Куанпуй, сер и если оно продолжит распространяться, это будет не очень весело для местных."

Все собравшиеся удивленно подняли брови."Не очень весело!?". В рапорте было указанно полное уничтожение всего живого.

"До сих пор , как к этому относятся врата непонятно."

Главный секретарь Когуя бросил копию рапорта на стол перед собой.

"В рапорте говорится, что это явление было вызвано вратами. Разве этого недостаточно? ответил премьер-министр.

"Конечно нет. Вы не думаете, что это было подготовлено людьми специального региона, что бы мы их покинули. Конечно они попытаются связать катастрофу с вратами."

Ну в этом есть смысл. Итами подумал, что это было достаточно убедительно.

"Тот, кто сказал это не обычный человек. Это был бог."

"Давай те не говорить о них, как о богах. Всякие религиозные культы настоящая боль в заднице. Плюс дипломаты от религиозных стран постоянно болтают, называя живых, дышащих людей, которые могут говорить, непосредственно богами.."

"Это с того момента, как меня вызвали на диету? Похоже, у всех здесь были трудные времена.”

"Ну монотеисты.. могут закрыть один глаз на другие религии, поклоняющиеся в каком-то месте, о котором они не знают. Однако мысль о том, что мы, власти, признаем кого-то, кто действительно может говорить о себе как о Боге, очень расстраивает их. "Это не Бог, истинный Бог - наш Бог", и тогда они начинают пытаться вмешиваться в наши дела.”

"Но ведь это Япония, не так ли?”

"Это по дипломатическим причинам - пожалуйста, поймите. Это вызвало споры о существовании божеств. Это не вопрос отказаться Будды и признавать других богов, но не почитать их...”, - сказал Кано.

"Но как же тогда их называть?”

"Может быть Эсперы?"

"Хаааа...Это потому, что у них есть особые способности. И потом эти эсперы дают нам нам объяснения?" Сказал Натсуме в отчаянии.

"Тебе не кажется, что это делает их еще более подозрительными? Похоже на телешоу где ищут людей со сверхспособностями.”

"Сверхлюдди?"

"Как вы думаете, это какое-то детское научно-фантастическое аниме?”

" Оракулы?”

"Это звучит менее правдоподобно и более подозрительно.”

"Феи?”

"В смысле, как из сказки?

"Тогда боги.”

 

“...Думаю, так будет лучше всего.”

"Значит, в конце концов, мы все - таки пойдем на это?”

" Не то чтобы у нас были идеи получше. Давайте пока воспользуемся этим термином. Когда парламент даст официальный ответ или когда мы должны будем зафиксировать это в официальной документации, мы позволим бюрократам что-то придумать.”

Они с нетерпением ждали, что же придумают бюрократы, которые изменили имя Огненного Дракона на "Опасный зверь специального региона типа А"

"Хорошо, так и сделаем. Давайте двигаться дальше."сказал Когура.

"Так на чем мы остановились? Правильно.Америка и ЕС собрали много денег и рабочей силы, готовясь исследовать и эксплуатировать особый регион. Эти усилия прекратились с тех пор, как появились эти аномальные явления.”

“Цены на акции упали, и падение кажется неизбежным. Лоббисты, исследующие специальный регион, не могли скрыть замешательство."

Морита понял, что это обращено к нему.

"Почему все должно было закончиться так?"

"Вы даже этого не знаете?" Главный секретарь Когура казалось говорил это, смотря на Итами.

"Все просто Они начинают беспокоиться, что не вернут свои инвестиции в особый регион. Если врата должны быть закрыты, то огромное количество капитала, которое они вложили, пойдет прахом, нет? Каким бы привлекательным ни было это место, инвесторы все равно будут преследовать хоть какой-то доход.”

"Понимаю...."

"Конечно, не все смогут это принять. Есть много раздражающих людей, которые осуждают это как какую-то схему, что мы пытаемся монополизировать врата и все такое. Эти люди даже говорят, что нет никакой связи между этой патологией и вратами. Не важно, что мы еще не сделали официального заявления.”

Итами мог только кивнуть в ответ.

“...Ну? Вы думаете, что попались на имперский трюк?”

 

Итами покачал головой на вопрос Когуры

"Не думаю, что это так. Если бы у них была возможность вызвать подобное явление, как описано в докладе, тогда какой смысл вызывать его там? Можно просто ударить по Арнусу и покончить со всем..."

Итами чувствовал, что если бы это было какое-то нетрадиционное оружие (например, ядерное, биологическое или химическое), первой целью империи был бы Арнус.

"Все-таки Арнус на ‘Святой земле’ для них.Возможно они чувствуют, что не могут загрязнить эту землю такими способами."

Кажется, что главный секретарь Когура считал Апокриф какой-то угрозой, созданной империей.

Однако Итами чувствовал, что это нонсенс. Слово "угроза" не имеет смысла, если оно не может быть объяснено в терминах, понятных другим. Кроме того, если бы Апокрифы могли быть преднамеренно вызваны, то экспедиционным силам особого региона пришлось бы кардинально пересмотреть свой подход к бою. В зависимости от обстоятельств им, возможно, придется рассмотреть возможность общего отступления. Последствия такого явления, порождаемого сосредоточением персонала были бы колоссальны."

После того, как один из мужчин в форме, сидевших рядом, указал именно на это, Когура изменил свое заявление, сказав: “Конечно, я подумал, что это может быть просто странное естественное явление.”

"Однако здесь также были обнаружены незначительные изменения в расположении звезд. Недавно, вулкан Асама также снова стал активным. Возможно, Апокриф распространяется и по эту сторону врат. Заключение, что это не имеет ничего общего с вратами, чрезвычайно опасно. Даже если мы не уверены в деталях, я надеюсь, что мы все согласны с тем, что что-то необходимо сделать.”

Премьер-министр, главный секретарь кабинета, генералы JGSDF и другие начали горячие дебаты.

Кано, который не был вовлечен в них, обратился к Итами.

"Ахххх. Теперь мнения правительства меняются туда-сюда..."

"Какая же головная боль."

“Действительно. Большая головная боль-это предложение, представленное людьми, живущими в Арнусе."

"А..?"

"Это был первый раз, когда Итами услышал об это."

Они должны были обсудить это с ним, прежде чем обсуждать это с японскими властями, поэтому чувство отстраненности — или это было сюрпризом? - Мысли метались в голове у Итами.

"Что это было за предложение."

Вдруг все присутствующие обернулись, чтобы посмотреть на Итами. Некоторые даже наклонялись вперед. Фальшивые улыбки на их лицах заставляли его чувствовать себя очень неловко.

Премьер-министр Морита сказал серьезным тоном.

"Мисс Лелей ла Лелена, которая когда-то была свидетелем-экспертом, кажется, освоила какую-то технологию, касающуюся врат. Она также заявила, что в обмен на определенные условия она могла бы оказать помощь в их открытии.”

У Итами отвисла челюсть.

"Впервые об этом слышу , и какие же условия?"

"Во-первых они хотят закрытия врат. Ну если их можно открывать-закрывать, то все нормально."

"Так же она хочет, чтобы мы сдерживали распространение технологий и знаний в особый регион. Отсюда следует, что в особом регионе есть свои ценности, культура и менталитет, и быстрые изменения в них-это нехорошо.”

"Понимаю...."

"Ну и следующие условие..."

"Да то, что вызывает у нас головную боль..."

"Что, что это?"

"Проще говоря, они хотят, чтобы мы передали им 1-го лейтенанта Итами Йоджи.”

"Эээээээээээ……. меня?"

"Да, вас."

Кано кивнул в подтверждение, это словно заморозило Итами.

* * *

Китайская Народная Республика, Пекин-Чжуннаньхай

"Председатель-Председатель Донг. Я здесь, чтобы представить свой отчет.”

Голос Лю был фальшивым и хриплым.

Это был не только его голос. Он стоял прямо, ноги и руки его дрожали, как будто был сильнейший мороз. Пот лил с его тела, как дождь, и в результате воротник и подмышки костюма изменили цвет.

Было жарко и очень неловко. Он знал, что это позорное поведение. Однако, учитывая расположение, ничего не поделаешь. Ведь это было особое место.

Лю принадлежал к Департаменту национальной стратегии, важному компоненту Коммунистической партии Китая, которая стремилась доминировать над китайским народом во всем мире. Тем не менее, люди, сидящие перед ним, были шестью самыми важными людьми в партии. Внушительная аура достоинства и серьезности, которую они излучали, заставила Лю почувствовать, что его руки и ноги были в несколько раз тяжелее, чем обычно.

"Говорите."

Донг Дечжоу, занимавший место председателя убедился, что перед ним Лю и заговорил с ним формальным тоном.

"Ах, ах да. Пожалуйста, ознакомьтесь с этими данными.”

Лю открыл рапорт и попросил руководителей ознакомиться с ним.

Он надеялся, что если все будут смотреть вниз, он сможет снять напряжение. Однако руководители во главе с Донгом не отводили глаз от Лю. Они внимательно разглядывали человека, который только что говорил. Это было потому, что они чувствовали, что они понимают людей лучше, чем слова на странице.

"Конечно, говорящий в конечном итоге почувствует, что его допрашивают. Но в то же время это придавало серьезность процессуальным действиям, в которых не допускались легкомыслие и глупость. Таким образом, хотя и неприятно, напряжение говорящего улучшило качество дискурса.

Лю сглотнул, чтобы смочить горло, прежде чем приступить к сути. Однако во рту у него было сухо, как в пустыне, а язык походил на высохшую губку, не давая ни капли влаги. Когда он сглотнул, это было похоже на глотание песка.

"Там были новости о Японии и различных странностях, связанных с вратами.Сначала новости и СМИ пытались опровергнуть эти явления, но теперь они публикуют статьи, критикующие премьер-министра Мориту за то, что он не предпринял никаких действий против них…”

"Нам не нужны отчеты, которые мы могли бы так же легко получить из газет. Вы не просто собиратели информации, а шпионы... Что вы предлагаете сделать в ответ на эти события?- Сурово ответил председатель Донг.

В ответ на эту беспощадную критику Лю практически выкрикнул свой ответ:

"Я, я чувствую, что Япония просто старается монополизировать врата, используя эти явления, как предлог. Поэтому я настоятельно не рекомендую связывать их с вратами. Вместо этого стоит выступать за мирное международное использование врат.С этой целью мы будем продвигать наше послание через новости и средства массовой информации. В то же время, если мы начнем вмешиваться в пути мирного урегулирования, общественное мнение японцев в конечном итоге повернется к нам.”

"Давайте проясним ситуацию. Дружбы между народами не существует. Мы можем заставить врага поверить, такая вещь существует, но мы никогда не должны надеяться на это сами.”

"Позвольте мне поправить себя. Мы постараемся, чтобы они не подвергали опасности интересы нашего народа.”

Именно с этой целью Китай привлекал инвестиции иностранных предприятий, открывал свои рынки и распределял ресурсы. Как только эти предприятия откроют свое производство в Японии, они и все японцы, работающие на них, станут заложниками, что ограничит мышление, действия и выбор Японии.

"Как идет инфильтрация новостей и СМИ. Будут ли они действовать так, как мы желаем?”

"Соглашение с журналистами соблюдается хорошо. Они самоцензурят репортажи, касающиеся нашей страны. фактически не допуская антикитайский статей. Была демонстрация, против нашей страны, около 4000 тысяч человек, но она не была согласованна.Кроме того, мы напомнили лидерам компаний-спонсоров новостных каналов и эстрадных шоу о том, как правильно обращаться с информацией о нашей стране. Они остро осознают, что если они хотят вести бизнес в нашей стране, то им необходимо продемонстрировать дружелюбие и готовность к сотрудничеству.”

"Замечательно. Это должно быть плоды вашего труда. Тем не менее хотелось бы увидеть ваш план по повышению напряженности."

"Но, но эти предложения противоречат моей ответственности. Я озадачен."

"Я знаю. Принятие грандиозных мер может привести к тому, что все наши предыдущие усилия будут потрачены впустую. Даже если так, нам все же придется приять их, чтобы защитить наши интересы, поэтому я хочу услышать, что вы предлагаете.”

"Это, это означает, что мы собираемся показать силу, чтобы запугать Японию?”

В конце концов, у японских СМИ не было бы выбора, кроме как транслировать антикитайские новости, если бы Китай решил использовать дипломатию канонерской лодки в отношении Японии. Например, если они не сообщат о том, что рыбацкая лодка столкнулась с патрульным катером, это приведет к тому, что японцы потеряют веру в них.

Они уже работали над тем, чтобы в случае чего средства массовой информации не распространяли антикитайские статьи, а как можно скорее выпускали их из поля зрения общественности.

Например во время инцидента в Гедзе. когда интерес общественности к этой теме начал ослабевать, женщины и дети начали одобрять хорошие китайско-японские связи и публиковать новости, одобряющие дружелюбие и мир. Затем они переплели новости о захвате и борьбе с виновниками между освещением других крупных событий. Прежде чем кто-либо узнал об этом, вся вина была возложена на этих людей. Затем они одолжили панду или две, и все снова были дружелюбны с ними.

При наличии такой системы они могли бы свести к минимуму последствия многих вещей, будь то переосмысление событий китайским полицейским департаментом, извинения за то, что обвиняли Японию во всем, и даже отсутствие компенсации для пострадавших отраслей промышленности и жертв. Имея дело с Японией, они скрывали свои ошибки и оставляли все как есть. Таково было основное отношение Китая к проблемам.

Тем не менее, были пределы того, как далеко это может зайти. Например, если они действительно попытаются запугать Японию демонстрацией силы, это вызовет антикитайские настроения в японском народе. Их репутация в международном сообществе также рухнет, как камень. Восстановление после этих неудач заняло бы много времени.

Именно этого Лю и боялся.

"Если вы думаете, что демонстрация силы относится к военной мощи, то вы ошибаетесь. Дипломатия канонерок и тому подобное-пережитки прошлого века. Мы будем воевать на совершенно новом поле боя и таким образом завоюем права на особый регион.”

"Что, что бы это могло быть?”

Женщина-секретарь, ожидавшая в углу, молча подошла и передала Лю пачку документов.

 

Лю быстро просмотрел содержание.

"Мы назвали это *Операция Гинза Красный Флаг.*"

Председатель Донг улыбнулся, сказав это.

Лю осмотрел его, а потом побледнел.

"Но, Но... я не думаю, что США и другие страны одобрят это... это кажется слишком рискованным"

"Все в порядке. Не стоит беспокоиться. Справедливости не существует в международном сообществе, существуют только национальные интересы. До тех пор, пока ваши интересы совпадают с интересами другой нации, вы можете делать все, что захотите. Это реальность... ладно, пойдем со мной. Я познакомлю вас с нашими гостями, потому что вы будете работать с ними в будущем.”

"С ними?"

"Так и есть, сказал председатель встав со своего места. Он отвел Лю в комнату, где его ждали."

"Это господин Баланов из Российской Федерации. А это мистер Лукре из Франции. После этого у нас будет Мистер Бриджес из Англии. Г-н Хван из Северной Кореи. Г-н Ким из Южной Кореи. И, наконец, секретарь президента США Мистер Бреми.”

Он пожал руки всем представленным. Но все же ахнул "Американцы тоже?"

Он был так напряжен, что не заметил, как его голос срывается.

"Правильно В этом мы согласны. Это не значит, что мы должны работать вместе?”

"Да, да это так."

"Конечно, это не железные рабочие отношения. Мы все здесь по своим собственным причинам, и мы должны уйти по своим собственным причинам. Условия для продолжения сотрудничества также достаточно жесткие. Мы должны действовать смело и осторожно.”

"Да, я думаю, что это так.”

"Бразды правления этой операцией должны быть переданы в руки превосходного командира. Поэтому я надеюсь, что вы будете общим координатором этой операции. Вы примете эту позицию?”

От этого предложения Лю не мог отказаться, поэтому он решительно поклонился в знак признания. Увидев это, Донг самодовольно улыбнулся

"Теперь Япония будет окружена со всех сторон."

* * *

Префектура Ибараки, Касумигаура

Итами стоял на берегу озера, глядя на небо и огромные пушистые белые облака.

Он увидел белое пятнышко в бесконечной лазури и услышал звук двигателей . Когда он поднял бинокль и посмотрел в него, то увидел гражданский пропеллерный самолет.

"Ох!"

В бинокль он увидел несколько красных и белых полосатых точек, разбегающихся от гражданских самолетов и взлетающих в чистое голубое небо.

Эти точки падали в направлении Итами.

Они падали так быстро, что он подождал, пока их не станет видно невооруженным глазом.

Мгновение спустя расцвели похожие на змеев объекты и медленно поплыли в его сторону.

Итами не оглянувшись на стоящую позади Яо сказал:

" Тут долго придется стоять задирая голову, тебе не обязательно здесь торчать."

“Нет. Я хочу быть рядом с тобой.”

Итами был немного смущен словами Яо, и он почесал голову, говоря: “да действительно”. Для него эти слова значили обет вечного товарищества.

“Забудь, она просто преувеличивает.”

Для долгоживущей Яо провести с Итами всю жизнь не было бы проблемой. Возможно, для нее это всего лишь пара лет. Как только Итами подумал об этом, Яо внезапно спросила:

Я слишком надоедаю тебе? Иногда мне не удается понять намека, если хочешь побыть наедине просто скажи мне.

"Все совсем не так.”

"Замечательно... Хотя все летят довольно хорошо."

Яо посмотрела вверх и дрожь пробежала по ее спине.

"Я все думаю о том, что будет, если парашют не раскроется, или ремни порвутся, или если ветер унесет меня в озеро, и так далее.”

Потому, что у Яо плохая удача. Она крепче сжала монету в йен, что Итами подарил ей.

Итами понимал, что чувствует Яо и кивнул ей.

"Интересно, почему все так веселятся?”

"Естественно так думать. Отсюда это выглядит довольно скучно.”

По правде говоря, прыжки с парашютом не показались им впечатляющими. Возможно, все было бы по-другому, если бы была команда профессионалов, выполняющих фигуры высшего пилотажа и хитрый набор трюков, но Итами и Яо просто когда они приземлятся, поэтому было очень скучно.

Тем не менее, это было только потому, что они не могли видеть парашютистов невооруженным глазом.

Пина спутилась, удерживаемая трениром по прыжкам с парашютом. Увидев Итами, она восторженно замахала ему руками.

"Итами-доно~!”

Скользя они приземлились и она побежала к Итами, улыбаясь словно ребенок.

"Это было потрясающе, так потрясающе, Итами-Доно! Подумать только, такие чудеса существовали в нашем мире!”

"Вваше...Ваше Высочество …. Не в нашем мире."

Гамильтон приземлилась рядом с Пиной. Она подошла к ним на дрожащих ногах, поблагодарив своего тренера.

"Верно. Это другой мир ... ах, в этом мире так много замечательных вещей. Почему я не родилась здесь? Тот момент, когда мы прошли сквозь облака, был прекрасен!”

Вслед за ними приземлились Рори, Тука и Лелей.

Отделившись от своих тренеров по прыжкам с парашютом, они жадно болтали о том, как чудесно было ходить по небу. Даже типично спокойные глаза Лелей светились, как бы показывая ее восторг.

"Ты не прыгнешь Итами?"

"Нет, я пасс."

"Неужели даже Итами-Доно, один из знаменитых людей в зеленом, боится прыгать? ...Ну, Гамильтон много скулила по пути наверх, но она казалась вполне счастливой, когда была в воздухе.”

“...Ты не думала, что она просто испугалась и потеряла дар речи в воздухе?”

"Значит, тебе было скучно?”

“Нет. Это был поистине удивительный опыт.”

Гамильтон положила руки на грудь, будто прокручивая свои чувства в голове.

"Хотя, прежде чем мы прыгнули, я все еще не могла заставить себя поверить, как кусок металла может плавать в небе.”

В то время Гамильтон выглядел так, как будто она была на грани плача и крича " как страшно”

"Слушай, слушай, Итами-Доно, как насчет того, чтобы присоединиться к нам в следующий раз? Эй, а ты что думаешь?”

Итами почувствовал, что Пина подначивает его.

" Я ценю ваше любезное предложение, но позвольте мне отказаться.”

Итами хотел шокировать ценой прыжков с парашютом крон-принцессу, которая понятия не имела о стоимости.

"Почему так? не хочешь сопроводить меня?"

"...Честно говоря, я просто не понимаю привлекательности такого рода вещей.”

Пока Итами искал оправдание, Яо хихикала за его спиной, прикрывая рот.

“Ты что-нибудь знаешь?”

Тука, которая выглядела счастливой, как будто она только что вальсировала с духом ветра, хотела узнать от Яо подробностей. После того, как к ней присоединились Лелей и Рори она пробормотала: “я не могу сказать это вслух”, прежде чем шепнуть им.

"По правде говоря, Итами-Доно боится высоты.”

"Ээээээээээээййй! Ты обещала держать это в секрете. Ты же тоже боишься высоты!"

В ответ на это Яо гордо надула грудь.

“Действительно, я боюсь высоты. Но это потому, что моя удача плоха и приводит к несчастным случаям! Я не боюсь, как ты.”

"Давай те ка избавимся от этого для начала. Я могу летать на вертолетах и самолетах. Я хорошо знаком с альпинизмом и прыгал с парашютом. Я просто боюсь виверн.

"О? Серьезно? Тогда кто же тогда обнимал меня и кричал ?”

"Ах, ну я крепко обнимал Яо тогда, но это из за виверны…"

"Тогда почему ты не прыгнул с парашютом?”

Когда Рори и Тука надавили на него , Итами пробормотал " э-э, я э-э, потому что …”

"По-доз-ри-тельно."

"Ты врал насчет прыжков с парашютом? Отец, Возьми на себя ответственность.”

"Это не ложь! Итами завыл, прежде чем поведать им свою темную историю.

Глава 7

"Я прыгал. На самом деле.Но я действительно ненавидел это и цеплялся за инструктора и отказывался отпускать. В конце концов мой командир роты сказал: "Убирайся отсюда!" - и вышвырнули меня за дверь.”

Страх высоты может принимать различные формы. В случае Итами он боялся, что ему не за что держаться. Веревки были бы как раз, но без них страх сковывал его.

Можно было бы задаться вопросом, почему у кого то вроде него значок десантника, но на то была причина.

После того, как люди возмутились " Что за солдат SFG не имеет значка десантника?!" его пять раз сталкивали с самолета и он его получил.Естественно, некоторые командиры по-прежнему возмущались действиями Итами.

Всякий раз, когда он пытался убежать от вещей, которые ему не нравились, люди указывали на значок его груди и ругали его: “Разве ты не Рейнджер?! Разве вы не из спецназа?! Несмотря на это, Итами все еще пытался бежать от этих неприятных задач. В конце концов, один из предыдущих командиров Итами передал секрет управления им:

"Вы можете забыть о том, чтобы когда-либо снова взять отпуск, особенно в начале и конце года и летом!”

"Эхххх! Но почему?!”

"Если вы не хотите, чтобы это произошло, действуйте так, как будто вы заслуживаете этого значка на своей груди!”

Действительно, именно из-за этого опыта Итами больше не носил своего значка на форме.

Если бы не инцидент с Гинзой, Итами, вероятно, был бы насильственно зачислен на курсы прыжков, и в этот момент он серьезно рассмотрел бы изменение профессии.

Однако девушки находили это занимательным. Этот аспект был идеальной целью для издевок.

Они дразнили Итами тем, что он не присоединился к ним, потому что не мог понять радости неба.

В конце концов, Итами пришлось уговаривать их двигаться дальше, говоря: "поторопитесь и переоденьтесь, время пришло, и нам нужно сесть в микроавтобус.”

Затем они направятся в научно-исследовательский институт Министерства обороны.

Как только они покинули аэропорт Касумигаура, черные лимузины окружили их микроавтобус со всех сторон. Напрашивался вопрос: “какой ВИП будет ехать на микроавтобусе?”

Когда она увидела это, Рори пробормотала: "я помню, что случилось в последний раз, когда мы были здесь…”

Лелей, Пина и Тука кивнули.

"Ну это потому, что все знали о том, что вы здесь."

В ответ на слова Итами, человек в черном костюме, что сидел за водительским креслом сказал: "Извините за то, что все знали о вашем маршруте..."

Итами спросил того человека: "Кто ты?"

"Ты не можешь узнать? Я сильно похудел."

Человек, похожий на доктора Шинигами из Камен Райдер, представился как Комакадо. Он был их контактным лицом с местной полицией, когда Итами впервые привел группу в Токио.

"Оххх! Давненько не виделись. Что случилось с твоей талией после этого?”

"Ах, как бы это сказать... моя трость теперь часть меня.”

Комакадо с ненавистью посмотрел на алебарду Рори. Видя, как такая хрупкая девушка с легкостью держала, он решил схватить ее. В конце концов растянув талию и получив грыжу.

"Ладно, давай просто забудем об этом.”

“Да. Что ж, я понимаю. Тем не менее, я слышал, что на этот раз подготовкой безопасности занимается полиция. Комакадо-Сан, вы из разведки, что вы здесь делаете?

"Ах, мой период прикомандирования закончился. Теперь я начальник отдела общественной безопасности.”

"О! Вы поднялись по служебной лестнице. Поздравляю."

"Нет, нет это, во многом благодаря тебе. Нам удалось собрать всех иностранных шпионов в Гинзе одним махом.…”

"Правда?"

"Правда.Если вы не заметили, то не обращайте внимания.”

Комакадо усмехнулся, сказав это.Почему-то это звучало как смех злодея. Он казался добрее, когда был полнее. Теперь его поведение негативно сказалось на его имидже.

Через окна виднелись заросшие тростником берега озера Касумигаура. Технологический институт был дальше по дороге. Комакадо сделал короткую паузу, чтобы поднести цифровой коммуникатор ко рту.

"Статус."

"Здесь перекресток, все в порядке.”

Отчеты поступали из разных мест. Казалось бы, они приняли очень жесткие меры, учитывая предыдущие утечки. После подтверждения сообщения, Камакадo посмотрел на Итами.

Есть принципиальная разница меду уровнями охраны тогда и сейчас. У нас даже есть полицейские переодетые в девушек. Их отправили гулять в Акихабару или Нагато. Так же есть другой микроавтобус позади.

Комакадо указал за собой, когда сказал это.

"Мне даже не сказали, Почему ты здесь. Почему ты здесь?”

"Провести эксперимент по открытию врат."

Итами считал, что раз его не проинформировали, то не следует говорить правды. Однако Лелей все разрушила своим простым ответом.

"Эксперимент по открытию Врат? Вы хотите сказать, что люди могут создавать порталы между этим миром и другими?”

"Вполне возможно.”

Комакадо выглядел так, будто ничто в мире не могло шокировать его больше.

"Невероятно..."

Все в мире понимали полезность особого региона. Если бы стало известно, что есть способ свободно открыть путь в особый регион, и что странные явления, преследующие мир, могут быть устранены, все в мире потянулись бы к Японии за подачкой.

"Вы должны быть осторожны с этой информацией.Понятно?"Сказал Комакадо полицейскому, ведущему автомобиль.

"Я, я понимаю."

"Вы не должны говорить об этом никому; ни вашим родителям, ни вашим братьям и сестрам, ни вашей девушке, ни вашему начальству, никому. Понятно?”

“Я понимаю, сэр!” полицейский практически кричал в ответ.

"Хорошо.Затем мы направим приманку к Гинзе, как и планировали.”

В ответ на приказ Комакадо микроавтобус, следовавший за ними, повернул налево в сторону Токио, забрав с собой много машин сопровождения. Даже если бы кто-то преследовал их, длинный кортеж был бы отличной приманкой , и они, вероятно, не заметили бы, что микроавтобус движется впереди них.

"Теперь, даже если кто-то наблюдает за нами, будет похоже, что VIP-персоны из особого региона возвращаются в Гинзу после прыжка с парашютом.”

"Было бы хорошо..."

Небрежный тон Рори был пропитан сарказмом.Комакадо улыбнулся ей в ответ, не желая признавать поражение.

"Ну я не думаю, что все пройдет так просто. Впереди еще много неопределенностей."

Теперь, пространство позади было очищенно от полицейского кортежа и на дороге было совсем мало машин, которые иногда обгоняли их. Сельские дороги всегда были такими свободными.

Вскоре они смогли увидеть научно-исследовательский институт Министерства обороны. Чистые белые здания посреди поля. Они были достаточно большими, но пейзаж вокруг создавал ошибочное впечатление обратного.

Микроавтобус въехал не через главные ворота, а по грунтовой узкой дороге, которая была чем-то вроде тропы, проходящей между рисовыми полями. Ситуация вызывала напряжение, которое рассеялось после закрытия ворот за ними.

"Нуууу…. на этот раз ничего не случилось.”

Микроавтобус въехал на окруженную зданиями территорию.

Там Итами и остальных уже ожидали мужчины в черных костюмах.

"Наконец то вы добрались Лелей- сан. Вам понравилась поездка?"

Премьер министр Морита, Секретарь Когура и другие пожали руку Лелей.

"Спасибо вам, было очень весело." Чопорно ответила Лелей, ведь их развлечения оплачивались из карманных денег Премьер Министра.Хотя скорее всего они были взяты с секретного правительственного счета.

Тука поблагодарила их за теплый прием и выразила беспокойство, что они им навязываются. В ответ, Морита улыбнулся и сказал:

“Вряд ли, вряд ли. Такие мелочи меркнут по сравнению с твоей важностью. Ахахаха~”

В его смехе не было злости. Интересно, Действительно ли он оплатил все сам? Задумался Итами.

Кано подошел к нему и спросил: “Что насчет них? Они хорошо провели время?”

"Да, вполне."

"Ну если мы сможем связать получение ими удовольствия с сотрудничеством с Японией, это победа для нас. У них будет мотивация открыть врата. Тоже самое касается и вас."

"....Ах, Кано-сан. Вы серьезно?!"

"Ты имеешь ввиду вопрос о передаче тебя? Мы еще не решили этот вопрос. Он будет решен сразу после вопроса с вратами."

Итами облегченно вздохнул.

"Если нам придется закрыть врата, то я подумываю о том, что бы приказать тебе остаться собирать информацию об особом регионе, временно взяв на себя обязанность охраны Лелей."

"Значит, вы хотите, чтобы я стал еще одним лейтенантом Онодой?”

В конце Второй Мировой Войны, когда Японская армия отступала Хиро Онодо было приказано остаться на острове Лубанг для сбора информации. После окончания войны он продолжил свой одинокий крестовый поход. Прошло около 30 лет, прежде чем его бывший командир сообщил ему, что Вторая Мировая война закончилась, и лично освободил его от службы.

...Врата закроют и специального экспедиционного корпуса сил самообороны больше не будет. Но Итами останется один и пройдут десятилетия, прежде чем врата вновь откроют.

Тело Итами ослабело, когда он представил себе это будущее.

"Я надеюсь, что ты примешь это, как солдат. Разве это не как в сюжетах ранобе? Время для астронавтов течет по другому из-за эффекта Урашимы. Тем не менее они самоотверженно стараются ради всего человечества."

"Так никто не хочет услышать мое мнение?"

"Разве я не говорил, что это приказ?”

"Но вы сейчас Министр иностранных дел, Кано-сан."

"Отлично, тогда я отдам этот приказ от имени кабинета Премьер Министра. Если понадобится, я могу попросить министра обороны Нацумэ и Объединенного комитета начальников штабов подписать его. Или мне придется продолжать, пока я не доберусь до твоего непосредственного начальника?”

"Могу я подать заявление об отставке?’

"Мы не уволим тебя и не позволим уйти."

"Я конечно рад, что вы обо мне такого высокого мнения, но по-моему вы переоцениваете мои способности. Работа для меня в основном ради хобби. Я бы предпочел избежать ситуаций, когда мне придется пропустить распродажи додзинси. Такие вещи расподаются в мгновение ока."

Однако Кано не обращая внимания продолжил:

"Дело в том, что организаторы говорят, что у них много копий додзинси, которые они хотят пожертвовать Национальному художественному музею. Однако сначала нам нужно проверить содержимое и отсортировать их по содержимому. Поэтому мы планируем построить хранилище для аниме и манги, которые являются важным культурным наследием нашей страны.”

"Нуу вы построите общественный объект , как это, хм... ну, вы можете построить храм манги, но моралисты будут скулить о том, что это спонсируемое государством манга-кафе. И ... какое это имеет отношение ко мне?”

"В любом случае, я бы хотел сказать,что не стоит беспокоиться об этом во время пребывания в особом регионе. Все додзинси, выпущенные за этот период будут храниться там. Кто знает, возможно понадобятся годы ,что бы ты перечитал их.."

“На самом деле?! ... Ах, я имею в виду…”

Внезапный возбужденный крик Итами привлек всеобщее внимание. После невероятно фальшивого кашля голос Итами понизился на октаву.

"Кано-сан.Вы, должно быть, забыли, потому что не были на тех рынках. Вы, должно быть, забыли чувство присоединения к длинной очереди, пробираться обеими руками через пот и море человеческой страсти , прогуливаясь мимо ларьков и приближаться к людям, которые просят Вас "пожалуйста, посмотрите", а также радость листать страницы додзинси, наслаждаясь красивыми девушками костплеершами.”

"О чем ты говоришь? Для меня особый регион кажется бесконечным рынком комиксов. Разве в особом регионе нет этого моря страсти. Особенно в Арнусе."

"....Э!?"

"Ты должен это знать, верно? Разве жить там не комфортнее?”

"Это, Это не..."

Это неправда, хотел сказать Итами, но в конце концов не смог закончить предложение.

Он знал, что Кано его травит, но не чувствовал, что он ошибается. По крайней мере, он ждал результатов этого эксперимента, потому что боялся, что не сможет приехать и уехать из особого региона.

Если бы ярмарки додзинси были в особом регионе, он бы подумал переехать туда, как Курата.

"Ты для них важный человек, поэтому они постараются найти способ поддерживать связь с Японией ради тебя. Вам придется подождать некоторое время, чтобы выдержать временные бури или землетрясения или что-то еще, и ждать, пока они успокоятся, но только на этот раз. После этого открытие и закрытие не должно быть проблемой. Я понял это из ее объяснений.”

С этими словами Кано посмотрел на Лелей и остальных, которые шли по коридору.

"И все же, разве это не плохо?”

"Честно говоря, так и есть. Но если так будет продолжаться, мы больше не сможем инвестировать в особый регион. Так что, я думаю, будет лучше, если мы обсудим это прямо сейчас.”

"Тем не менее, мы не уверены, что врата могут быть успешно открыты…”

“Точно. Все зависит от этого. Вот ,что должен доказать эксперимент, который мы проводим. Кроме того, есть много вещей, которые мы должны обсудить с ALC, то как мы будем хранить этот секрет.Если США и Китай или кто-то еще узнает, они вероятно, потребуют, чтобы врата были открыты и у них. В этом случае Лелей - секрет национального масштаба.Однако, если держать это в секрете, упоминание о закрытии врат вызовет массовое противодействие. Как только это произойдет, нам придется намекнуть другим союзным странам, что мы можем снова открыть врата. Это будет очень тонкий баланс.”

"Понимаю."

"И все же не все так плохо. Мы могли бы путешествовать в другие миры, кроме особого региона. Конечно, мы должны рассмотреть, как лучше это сделать, принимая во внимание предупреждение готической лоли-Сан строго регулировать распространение знаний и информации в особом регионе. Когда подумешь о том, как североамериканские колонисты уничтожили культуру и практику коренных американцев, ее точка зрения начинает иметь огромный смысл…”

Итами с остальными слушал эти объяснение пока они не пришли к большому ангару.

Это было огромное пространство без окон, высотой примерно четыре-пять этажей. Оно показалась Итами знакомым и напомнило ему Токийский международный выставочный центр.

Однако складных столов он там не увидел.

"Ах, это Шиншин."

(П.П: это относится к Mitsubishi X-2 Shinshin; экспериментальному самолеут.)

Здесь был макет экспериментального истребителя-невидимки, а также машины кинетического поражения, предназначенные, среди прочего, для перехвата баллистических ракет средней дальности.

Техники в белых комбинезонах стояли на краю испытательного полигона, расставляя камеры и оборудование вокруг центральной платформы.

Пол был покрыт лентами, отмечающими сетку квадратов..

В воздухе висела рамка из белых веревок, напоминающая спортивный зал в джунглях, также образуя сетчатый узор.

Они привели Лелей в цент испытательного зала, где были знакомые ей лица.

"Ах, профессор Юмей!"

"О, ты здесь. Я услышал, что они собираются провести эксперимент с вратами, и был вне себя от нетерпения, поэтому быстро приехал сюда. Хотя, кажется, это какое-то сверхсекретное дело, и мне пришлось подписать какую-то клятву... дело в том, что я не могу говорить об этом, верно?”

Уришибата и Ширай были там же, махнув им.

После женщина техник прикрепила электроды к голове и телу Лелей.

Лелей, казалось, не возражала. Вместо этого она нетерпеливо спросила: “Для чего это? "и кивнула, когда получила ответ.

По мере того, как шла подготовка, правительственные чиновники во главе с премьер — министром Моритой также собрались вокруг.

"Редко бывает, чтобы мы все собирались в таком месте"- пробормотал Итами. В конце концов, люди здесь были из тех, кого он обычно видел только в газетах и новостях.

"Идиот, это показывает, насколько важен этот эксперимент.”

После слов Кано министр обороны Нацумэ добавил: "управление вратами будет определять будущее Японии. Должны ли мы сохранить врата или закрыть их временно? Оппозиция, безусловно, будет использовать наш ответ в качестве повода для дискуссий.”

После этого Морита раздраженно сказал:

"Почему бы не сделать ее существование достоянием общественности? Таким образом, убедить их будет намного легче.”

"Пожалуйста, передумайте, премьер-министр! Если это произойдет, ситуация ухудшится.”

“Нет, я не имел в виду официально. Я имею в виду, через слухи и другие подобные каналы. Что-то вроде: "мы приобрели технологию, чтобы открыть врата" или что-то подобное.”

"Другими словами, наша официальная позиция заключается в том, что мы ничего не знаем?”

"Верно."

Тем не менее это было бы опасным развитием событий.Это привело бы к всевозможным догадкам и могло бы ухудшить ситуацию.

"Мы скоро начнем эксперимент. Всему персоналу к вашим приборам и станциям. Пять. Четыре. Три…”

Все затаив дыхание смотрели на Лелей.

Лелей закрыла глаза и стала монотонно зачитывать заклинание, которое походило на песню птицы.

"Пожалуйста, посмотрите, паттерны мозговых волн субъекта показывают удивительные изменения.

"Амплитуда зашкаливает. Как будто у нее эпилептический припадок... думать, что она может оставаться в сознании во все это.”

"Возможно потому, что это ограниченно частью мозга."

Не все дисплеи показывали столь радикальные изменения. Другие части мозга оставались спокойными.

"...Два. Один. Контакт!"

Легким движением руки Лелей открыла врата в другой мир.

* * *

Глава 8

Это было похоже на бассейн, подвешенный в воздухе.

Все еще можно было увидеть этот мир с другой стороны. Только подойдя ближе, можно было увидеть что-то. Другими словами, это было похоже на стеклянное окно. Его поверхность слегка колебалась; в отличие от стекла, оно казалось мягким.

"Это Врата? Они сильно отличаются от тех, что в Гинзе, да и меньше."

"Каменные конструкции были построены, чтобы стабилизировать и закрепить Врата. Это их истинная форма . Я не могу долго поддерживать одной только силой; это мой предел...”

Услышав Лелей исследователи сказали "Понятно.." Они подошли поближе, чтобы исследовать их.

Кто- то подул, что бы увидеть не пойдет ли рябь по поверхности. Однако реакции не последовало. То, что вызвало эти вибрации, не имело никакого отношения к движению воздуха, рассуждали они.

Юмей быстро достал стержень.

"Позвольте мне взглянуть... хмм.”

Он ткнул кончиком стержня в рябь, а затем медленно вдавил его. Стержень не встретил сопротивления и исчез там, где соприкоснулся с поверхностью. Он потянул его назад и обнаружил, что длина его осталась прежней, без изменений.

"Интересно…”

Однако никто не осмеливался прикоснуться или посмотреть за другую сторону. На этот раз они приготовили камеру на длинной стреле и вставили ее. Возможно, другая сторона была слишком влажной, но видеосигнал, который они получили, был размытым и выбеленным, поэтому они не могли много разглядеть.

"Держите."

Один из техников распылил что-то на объектив, чтобы предотвратить конденсацию, а затем снова вставил камеру, но они получили те же результаты.

"Может быть это туман?"

Если это так, то им придется прислать кого-нибудь посмотреть.

Все обменивались бессмысленными диалогами типа "Ты иди", " нет, ты можешь быть первым.”

Итами подошел к Лелей.

"Лелей, куда ты открыла их?"

“Я не знаю. Я выбрала мир поближе к нам.”

"Он отличается от особого региона... от вашего мира, Лелей?”

“Вы не можете открыть несколько порталов в этом мире.”

Лелей объяснила это тем, что касательная касалась круга только в одной точке.

"Понятно, так ты сможешь связать наши миры?"

"Мне нужен маркер, что бы отличить один мир от другого."

После Юмей сказал" Предоставьте это мне.Мы будем использовать чистый кристалл, без каких-либо дефектов. Чем ценнее, тем лучше, и это должен быть древний предмет. Думаю, мы могли бы добыть что-нибудь подобное.”

"Ясно.."

После того, как Итами сказал это, он небрежно подошел к воротам и сказал: “я посмотрю, прежде чем сунул голову."

Вид тела без головы очень удивил зрителей.Отрубленная ... то есть оставшаяся часть шеи выглядела как срез человеческого тела, что только добавляло эффекта. Одна из женщин-исследователей увидела это ужасное зрелище и немедленно убежала в угол экспериментальной зоны, зажав рот рукой.

"Ха, похоже, медицинская наука снова прогрессирует", - размышлял кто-то.

"Не только это. Операция станет чем-то поистине невероятным.”

Итами понятия не имел, что его внутренности видно. Вместо этого он пробормотал: “где это” и шагнул вперед, и его тело исчезло.

Вскоре бледнолицый Итами вывалился из портала и закричал: "Лелей! Закрой Врата сейчас же! Сейчас же! Сейчас же! Сейчас же! Этот мир чертовски херовый!”

"Что случилось?"

Вопрос Кано повторил мысли собравшихся политиков.

""Там были яйца примерно такого размера... все выстроились в ряд, и когда я подошел к ним, они раскрылись, как почки…"

Итами описал яйца размером с человеческую голову, на липком полу.

Когда они услышали это, лица техников и политиков побледнели, когда они представили себе фильм SF, который соответствовал описанию Итами.

П.П(Отсылки к Чужому пошли)

"Прекратить эксперимент! Лелей-Сан, пожалуйста, закройте Врата!”

"Охрана! Подойдите к экспериментальной зоне четыре! Может быть слишком поздно! Быстрее! Быстрее!”

"Слишком поздно! Перекрыть входы и выходы в здание! Пожалуйста, будьте готовы принести величайшую жертву ради Японии. Свяжитесь с людьми снаружи-скажите им, что если связь будет прервана более чем на 24 часа, они должны немедленно уничтожить это здание. Это прямой приказ Министра обороны."

Когда Нацуме прокричал это Лелей в замешательстве склонила голову, но выполнила просьбу и перестала поддерживать портал.

Полупрозрачная мембрана перед ней исчезла в одно мгновение.

В то же время случилось землетрясение. Это была примерно магнитуда 2.0. Поскольку потрясения были не столь сильными, Итами не обратил на них внимания, а вместо этого повернулся к Лелей.

"...Хааа ... хааа ... ХАА ... Лелей, пока не открывай порталы в другие миры. Особенно в этот мир. Иначе мы все обречены."

В этот момент все поняли, что не могут безрассудно открывать порталы.

Поскольку все закончилось без происшествий, все облегченно вздохнули. Однако..

"Ох , ой Что это!?"

Двое мускулистых мужчин в черных костюмах схватили его за руки и ноги.

Оглянувшись он увидел, как люди в костюмах хим защиты с пустыми выражениями на лице окружают его.

Нацумэ холодно заявил: "немедленно начинайте осмотр. Мы должны проверить, не был ли он заражен паразитами!”

Итами потащили в коридор.

" Нет, я в порядке! На мне ничего не прилипло! Это правда! Меня подставили!”

Итами бился и кричал, но это только добавляло ему подозрительности.

"Кто подставил?”

У Натсуме не было идей и Кано ответил:

"Ну, это было обещание, которое я дал ему.”

* * *

Шерри узнала об этой новости, когда она играла с Мьюи около Императора

Поскольку она была знакома с молодой наследницей Италики, император собрал их вместе и сказал: “Вы двое должны ладить; в конце концов вы одного возраста.”

Пожилой Император был рад видеть, как девочки играют перед ним.

Будучи больным и ослабшим он был прикован к постели. Казалось, что наблюдая за энергично играющими детьми он компенсирует этот недостаток.

Мьюи, которая осиротела ребенком кажется была ради играть подле Императора. Он словно был ее дедушкой. Таким образом она каждый день посещала его спальню читая книги или рассказывая стихи.Конечно Шерри не могла упустить такой шанс и играла роль ребенка, интересующегося политикой. Она задавала Императору вопросу или позволяла что-то рассказывать.

"Ваше Величество. Кое кто считает, что сопротивление Зорзалу-саме возможно только при помощи Японии."

"Да я думаю так же. Однако мы не можем заключать союзы ни с Японцами, ни с собственным народом. Ты знаешь почему?"

"Да. Это потому, что вчерашние враги не станут друзьями.”

"Верно. Поэтому сначала мы должны подписать мирный договор.”

"Тогда что вы думаете о ранних мирных переговорах?”

Сейчас трудно сказать. Мы называем себя официальным правительством, но на самом деле мы правим только частью империи. Мы не можем даже выплатить компенсацию, которую требует от нас Япония."

"Таким образом, Зорсал-сама является препятствием к этому. Но помощь Японии нужна, чтобы устранить Зорзал-саму... это как запереть в ящике в ней ключ от него.”

"Точно."

"Может Япония подумает о снижении репараций?"

"Это было бы непросто. Послы Японии кажутся довольно самодовольными. Нам нужно остудить их голову, чтобы они пошли на уступки.”

"Выборы в Японии и будут такой возможностью."

"Сложно сказать. Кандидаты смело говорят, чтобы заполучить поддержку народа.Любой, кто потеряет доверие не будет избран. Условия после выборов могут быть строже, чем раньше. Таким образом, если мы уступим им, их требования к нам будут более серьезными.”

" Но разве наш народ не будет рад тому, что мы стараемся окончить войну?"

"Сейчас вопрос касается условий, на которых заканчится война.”

"Другими словами мы должны уступить в пределах возможностей Империи, чтобы получить одобрение посла? Тогда, как насчет того, чтобы предоставить им "триумф". Мы не можем дать ничего материального, но можем предложить им славу."

"Понятно, триумф значит. Но это может ослабить веру во власть Империи."

"Мы не можем восстановить ее, победив Зорзала-саму?"

В этот момент в дверь постучали.

Шерри и Мьюи поспешно скрылись за кроватью Императора.

Дело в том, что никто не должен знать о их Ранее, когда граф Маркс увидел их там он крикнул: "Зачем вы обременяете и так слабого Императора?!" Сам Император уже дал свое согласие, но его врач не любил детей и предполагал, что император чувствует то же самое, поэтому данные им указания были чересчур предвзяты.

Поэтому, когда кто- то приходил они прятались. Императору так-же казалось забавным прятать их у себя.

Однако сейчас вошли Граф Маркс и главная горничная.

"Ваше величество, ваш слуга получил важное известие. Позвольте доложить вам."

Эти двое казалось очень паниковали, они подошли к Императору и заговорили.

Человек, которому было поручено собирать информацию в Арнусе прислал отчет, в котором говорилось:" Подтверждено такое явление, как Апокриф."

"Сейчас в Японии идут дискуссии о том, относятся ли Врата к появлению этого феномена. В настоящее время обсуждается вопрос о том, следует ли закрыть Врата с целью прекратить распространение Апокрифов".

Однако император улыбнулся и сказал: “Едва ли это стоит упоминания.”

Подслушивающая Шерри подумала тоже самое.В конце концов, Япония ничего не получила от Империи. Даже если они решат закрыть Врата, это произойдет после получения компенсации.

"Пина ничего не сказала, не так ли? Должно быть, она считала, что ей нечего сообщить."

"Есть еще более тревожные новости. Это личное письмо Гамильтон к тому человеку."

На этот раз заговорила старшая горничная.

"Гамильтон? ...Я полагаю, она личный помощник Пины.”

Почему старшая горничная знала об этом письме? Император встревожился.

"Не лучше ли мне спросит, как вы его получили?"

Старшая горничная испуганно поклонилась и ответила: “Я молюсь, чтобы вы не оскорбились."

"Согласно письму госпожа Пина потеряла страсть к политике и поэтому даже важная информация сейчас томится в ее руках."

"И какая же это информация?"

"Например о маге, что получил от королевы подземного мира Харди способность открывать Врата."

"Что!?"

Император внезапно вскочил.После того, как его усадили на место он спросил о том, что сейчас услышал.

"Если это так, то ситуация серьезная.”

Шерри ощутила, что случилось что-то плохое.

Это было очень несвоевременное событие для Имперской администрации. Информация была очень секретной и обладание ей было очень опасным.

Конечно так-как Мьюи тоже была здесь, их жизни скорее всего ничего не угрожало. Однако была вероятность, что их запрут где-нибудь на длительный период времени.

Это значило, что ее разлучат с Сугаварой. Такой ситуации Шерри хотела избежать больше всего, для нее это был вопрос жизни и смерти.

“Что случилось?”

Шерри подняла указательный палец, чтобы заставить замолчать Мьюи, которая ничего не знала о происходящем. После этого она решила выбраться из кровати Императора, чтобы ее не заметили старшая горничная и граф Маркс. Если она выберется из спальни и побежит в сторону Сугавары , по крайней мере, ей не придется беспокоиться о том, что ее разлучат с ним.

Однако, как только она собиралась вылезти, рука Императора Молта легонько коснулась ее плеча.

"Подожди здесь немного.”

Граф Маркс и главная горничная уже увидели Шерри и произнесли “черт возьми”. Они опустили глаза и было понятно, что они обдумывали вопрос об устранении свидетеля. Тогда Мьюи тоже вылезла из-под кровати и лицо старшей горничной побледнело. Если она сделает с ней то, что собиралась с Шерри это было бы предательством.

"Стойте, стойте."

Словно поняв мысли старшей горничной император поднял палец и сказал ей : "Не торопись."

"Вы знаете, что это за маг и где он. Можете ли вы взять его под контроль, сейчас же?"

С печальным лицом старшая горничная ответила: "К сожалению мы не знаем, однако Госпожа Пина должна знать."

Граф Маркс сказал: "Ваше величество, судя по всему Японцы считают, что если они смогут открывать Врата по своему желанию, то они смогут свести все риски к минимуму."

"Поэтому мы должны договориться с Японией, как можно скорее. Кто еще в Италике знает об этом."

Маркс и главная горничная посмотрели на Шерри и Мьюи.

Император приказал Шерри встать.

"Судя по тому, как ты собиралась бежать, ты понимаешь всю серьезность ситуации."

"...Да."

Шерри испуганно сжалась, как ребенок, которого ругали.

"Скажи мне, насколько это серьезно.”

Не было смысла молчать и Шерри поделилась своим мнением.

"Законное Имперское правительство может продолжать борьбу с Зорзалом-самой только при поддержке войск сил самообороны. Если бы сил самообороны не было армия Зорзала уничтожила законное правительство и фракция сторонников мира опять была бы "Очищена." "

"Что если про-мирная фракция услышит это?"

"Вместо того, чтобы погибнуть в своей стране они разбегутся или бросятся за милостью к Зорзалу-саме. Таким образом правительство будет самоликвидировано."

"Угу. Значит ты понимаешь." Кивнул Император.

"Тогда можешь ли ты согласиться на то, чтобы вас бросили в тюрьму, где вы не сможете ни с кем общаться?"

Шерри ожидала этих слов, поэтому подняла палец и прервала Императора.

 

“У меня есть решение.”

Удивленный Император спросил: “Неужели? И какое?”

"Нужно быстрее встретиться с Японцами и умолять их, чтобы они помогли победить Зорзала-саму.Тогда мы согласимся на любые условия, которые они укажут, при условии, что мы вернем имперскую столицу. Конечно, мы попросим их сократить причитающиеся репарации, но я уверена, что они согласятся с тем, чтобы мы взамен передали им рудники и территории. Таким образом , им, возможно, не придется закрывать Врата, или даже если они закроют из, они могут оставить войска с нами.”

" О, и почему ты так думаешь?”

"Потому, что существует риск не открыть Врата снова."

Дело в том, что Шерри беспокоилась именно об этом. Она ломала голову над решением поскольку боялась расстаться с Суговарой. Если бы ничего не сработало, она бы побежала у к нему и умоляла бы взять ее в Японию.

"Мы не будем давать им деньги, но дадим земли и привилегии. Чем больше мы дадим, тем сложнее будет отказаться. Такова человеческая природа. Я считаю, что они будут сражаться с Зорзалом, чтобы воплотить эти обещания в реальность."

Она очень рисковала, говоря это, но Император тяжело кивнул.

"Понимаю."

Казалось бы, он был в хорошем настроении.

"Однако Японцы представляют угрозу для Империи. Если мы сделаем так, то угроза навсегда останется на нашей стороне. А ты как думаешь?”

"Это ведь не проблема, правда? Надеюсь, Ваше Величество не собирается возобновлять войну?”

"Действительно, так оно и есть.”

Мы не должны делать Японцев врагами, но использовать их силу. Руководство Империей будет затруднено из-за прошлых отношений между ее вассальными народами и племенами полулюдей. Однако поладив с Японией мы обретем надежного союзника.Хотя вам может быть неприятно это слышать, Я призываю вас сделать это, по крайней мере, до тех пор, пока империя не сможет вновь воспарить."

"Действительно, это правда... поразительно, что в твоем возрасте ты настолько умна.."

Граф Маркс тоже добавил похвалы:

"Учитывая вашу молодость, ваши политические инстинкты весьма проницательны. Я с нетерпением жду вашего будущего.”

"Однако твоя склонность к Японии слишком очевидна. Ты должна больше сфокусироваться на завоевании Империи в своих речах. Я понимаю, что ты ненавидишь Зорзала, но другие этого могут не понять."

Услышав критику императора, Шерри покрылась холодным потом.

" Я сосредоточусь на этом."

"И все же в твоих словах есть логика. Возжелав всего можно оставить себя ни с чем. Таким образом, лучше ограничиться одной целью и успешно достичь ее."

“Я чувствую то же самое.”

"Хм. Было бы интересно назначить тебя эмиссаром для этих переговоров.”

"Ваше Величество. Может быть, это неразумно?”

Казалось бы, даже граф Маркс был вынужден выступить против предложения императора. Шерри почувствовала, что он прав.

Она тоже была в панике от того, что ее авантюра не только окупилась, но и дала ей больше, чем она могла выдержать.

" Я, я, я ..должна скоро выйти за Японского дипломата."

"Другими словами, Ты все еще член Имперской знати. Было бы забавно иметь такого невинного, милого ребенка, как ты, среди этих раздражающих политиков."

"Ах, но, боюсь, я не смогу успешно вести переговоры.”

"Ум. Конечно вся основная работа будет предоставлена старшим членам делегации, в то время, как ты будешь их представителем. Ты вполне сможешь охладить Японских дипломатов, ведь они не смогут предъявить жесткие требования ребенку. Граф Маркс, я знаю, что это обременительно, но тем не менее я приказываю вам дать ей подходящий титул.”

Даже если бы сам император произнес эти слова, Граф Маркс был против них, и он колебался с ответом. Тем не менее, император сказал это, он должен был ответить осторожно:

"Тогда давайте сначала признаем Шерри-Сан наследницей дома Тьюри и признаем ее виконтессой. Я сомневаюсь, что кто - то будет относиться к ней легкомысленно, если она глава благородного дома. Тогда мы повысим ее до звания графини. Таким образом, Шерри-Сан будет достойна служить посланником, лично назначенным Вашим Величеством."

Император посмотрел на Шерри.

" Ты потеряла имущество и семью. У тебя даже нет приданого, чтобы выйти замуж. Это, безусловно, повод для отчаяния. По крайней мере, я молюсь, чтобы ты носила эту честь с гордостью.”

"Ха... я очень благодарна за вашу щедрость.”

Она могла бы получить титул в замену приданого, но не думала, что это понравится Сугаваре. Тем не менее, Шерри почтительно опустила голову и решила принять это.

Хоть быть посланником Императора будет достаточно хлопотно, она сможет хоть как то контролировать ситуацию.И если она ошибется, это не отразится на ней и она не будет стыдиться. Так она с милостью приняла приказ императора.

Глава 9

Главный госпиталь сил самообороны. Итами сейчас находился в блоке инфекционных заболеваний.

Учитывая патогенные микроорганизмы, с которыми там работали все окна в здании были закрыты. Внутри помещения поддерживалось более низкое давление воздуха, чем снаружи, поэтому бактерии и вирусы не попадали наружу.

Вход и выход из здания строго контролировался. В частности Итами был словно в тюрьме, за ним постоянно наблюдали несколько мускулистых охранников.

Почему у этих людей были американские дробовики и другое нестандартное оружие. Почему в больнице были люди в Противорадиационных комбинезонах и какого черта в больнице были люди с огнеметами? Любой бы задал такой вопрос. Однако Итами днями напролет лежал, уткнувшись лицом в какую-нибудь мангу или ранобе, что он заказал через интернет магазин.названный в честь некоего южноамериканского тропического леса.

"Итак, почему ты тратишь свое время здесь~?”

Рори сидела на круглом табурете, глядя на большого парня рядом с ней.

"На его форме была повязка “MP”. Он молча стоял в углу, словно украшение."

"Ах, ну, правда в том, что я решил немного пошутить."

Идя по коридору он Итами решил посмотреть, что произойдет, если он вдруг согнется пополам, схватится за живот и покатится, крича: “Ах, черт возьми, он выходит! Черт! Ааааааа! И прежде чем он подумал, он уже сделал это. Естественно это вызвало панику и все разозлились на него. Таким образом сейчас он искупал свои грехи здесь.Он он совсем не чувствовал раскаяния, потому что был вне себя от радости.

Как и следовало ожидать у этой шутки были последствия. Больница вынесла свое решение в отношении Итами. Медсестры дали ему вонючий глаз, а врачи постоянно подвергали его болезненным осмотрам, ничем отдаленно не напоминающим уход за больным.

Это был век когда постоянно звучали слоганы"Попробуйте еще раз." и "Общество, где все можно начать сначала."но Итами лично испытал тот факт, что были некоторые вещи, от которых нельзя было оправиться.

Конкретнее шутка Итами подчеркнула тот факт, что уровень безопасности при чрезвычайных ситуациях сильно отличается от обычного.

Люди вокруг него запаниковали и не смогли эффективно среагировать. Конечно же когда они поняли, что это шутка они рассердились, но так же и почувствовали огромное облегчение.Ответственные лица посмотрели много фильмов с участием инопланетных паразитов и потребовали усиления безопасности.

Таков был результат.

Охранники, что сопровождали Итами были экипированы бронежилетами, у них были ножи и дробовики, заряженные картечью. Они обращали внимание на самые незначительные отклонения. Итами не оставляли без присмотра в течении двух недель и ждали под дверью, даже когда он шел в туалет или душ.

"Цель достигла туалета!”

Он не мог усидеть на месте, услышав голос снаружи.

Они отчитывались каждый раз, когда он оставался больше пяти минут на одном месте. Кроме того они совсем не говорили с ним, что бы он не сказал.Было ясно, что они не намерены открыться кому-то, кого им, возможно, придется казнить, если ситуация ухудшится.

"Х~м...так почему бы не рассматривать его как украшение?”

"Думаю, это было бы слишком.”

" Но может ли он действительно стоять, не двигая ни одним мускулом~”

"Я много, что пробовал, но ничего не сработало."

Итами поведал Рори, как он рассказывал анекдоты или танцевал перед ним.

"Х~м~”

Злой блеск возник в глазах Рори. Тогда она подошла к Итами и поцеловала его.

"Ах..."

Лицо охранника изменилось, к удивлению.

"Ммм..."

Рори улыбнулась про себя, как бы говоря, что он сдался.

Итами прикоснулся к губам, как бы повторяя то, что сейчас произошло. Тем не менее Рори продолжала прижиматься к нему, ее дыхание становилось быстрым и неровным, когда она вела его к кровати.

"Я спрашиваю, как долго ты собираешься оставаться здесь? Это слишком доооооолго, я не могу больше ждать..."

Сладкий голос и томное дыхание переполняли слух Итами.

Охранник посмотрел на Итами, как на преступника. Ну, этого следовало ожидать; Рори может быть более 900 лет, но со стороны она выглядела так, как будто ей было 12 или 13. Половой контакт с девочкой такого возраста, даже по обоюдному согласию, по-прежнему является одной из форм изнасилования. Указанное изнасилование продолжалось и дальше, так что даже охранник не смог бы не отреагировать на это.

"Что, что ты имеешь ввиду под "слишком долго", я не понимаю.. У нас же нет непристойных отношений, верно?"

“Почему ты пытаешься это скрыть? Разве у нас уже не было этого?"

Итами время от времени поглядывал на охранника.

Лицо мужчины покраснело, он явно чувствовал себя не ловко, судя по тому, как он отводил взгляд в сторону. Он постоянно сглатывал, видимо пытаясь думать о чем-то другом.Его совесть и долг, вероятно, враждовали внутри него.

"Ах, нет, видишь ли , мы здесь не одни, Рори-сан..."

"Не похоже,чтобы он на нас смотрел...."

Рори взобралась на Итами, смотря на него, как хищник на свою добычу.

"Но, но он слышит нас.."

" Так пусть слушает, мне все равно. Все время Лелей, Яо и Тука были рядом с тобой и я не могла расслабиться и повеселиться.Теперь, когда нас только двое, все должно быть в порядке, верно?”

"Как я уже говорил, мы не вдвоем..."

"Здесь больше никого нет..."

* * *

"Нет, есть."

"Только мы вдвоем.."

Под этим предлогом Рори лизнула шею Итами.

Не выдержав этой сцены охранник наконец выбежал в коридор.

"Ура, мы победили!"

Итами и Рори дали друг другу "победные " пять.

После наслаждения победой пришло осознание того, в какой ситуации они находились.

Рори сидела на Итами, обхватив его шею.Поскольку между ними было одеяло, это было не так уж плохо, но психологически они не могли быть ближе.

Рори покраснела и смущенно опустила лицо.

"Ах, ну... видишь ли, может, тебе пора слезть?"

"Твоя рука.."

"Что?"

"Если ты не отпустишь, я не смогу слезть."

В какой то момент Итами обнял Рори. Он тут же отпустил ее, и поднял руки, как бы сдаваясь.

После этого Рори прижалась губами к Итами. В отличии от того нежного и трепетного, это был дикий, страстный поцелуй.

Однако, как только он собрался вновь обнять ее, она оторвалась и встала с кровати.

Она разгладила юбку и поправила спутанную одежду и волосы. Затем она сделала вид, что ничего не произошло. Если бы кто-то спросил ее об этом, она бы ответила: “понятия не имею.”

Это был один из трюков Рори. Несмотря на то, что он знал это, Итами было все еще трудно скрыть сожаление внутри себя.

"Хорошо... это то, что ты просил.."

Рори небрежно бросила сумку на колени Итами.

"...Гх."

Не желая признавать поражение, Итами сделал вид, что ничего не произошло, и взглянул на сумку у себя на коленях.

"Спасибо, это очень помогло .У тебя получилось разрезать это пополам?"

"Они не ровные. Я только, что разделила."

"Все хорошо, спасибо."

С этими словами Итами снял наклейку службы доставки и наклеил ее на сумку.

“Что ты собираешься делать с этим бриллиантом?”

" Я не знаю, что может произойти дальше.поэтому я хотел отправить его опекуну моей мамы. В конце концов, меня используют как политический капитал и могут отдать кому-то в любое время, верно?”

Итами попытался задеть Рори, но она проигнорировала это.

"Что за опекун?"

"Это тот, кто управляет финансами. Он оплачивает больничные и иные расходы."

"Хм... это очень удобно.”

"С такими людьми, как он, моя мама может жить без трудностей и забот, верно?”

"Кстати говоря, как долго ты собираешься здесь оставаться?”спросила Рори.

“Лично я не против остаться здесь навсегда. В конце концов, я могу быть заражен каким-то неизвестным патогеном или паразитом, верно? Мой долг как солдата JSDF-минимизировать такой риск для нации, верно? Хахахах…"

"Хоть ты и говоришь так, но похоже, что ты тут расслабляешься."

Говоря это Рори оглянулась вокруг. Область около кровати Итами была завалена горами додзинси, манги и ранобе. Так же были различные бутылки и снеки.Похоже, ему здесь было очень хорошо.

"Тем не менее, даже если они попросят меня усердно работать, я ничего не смогу сделать.”

В самом деле, все, что Итами мог сделать здесь - это пройти ряд тестов.

Они провели анализ эритроцитов, биохимические анализы, КТ, рентген и ПЭТ, взяли образцы клеток и культивировали их, и после полного курса этих исследований все, что они могли сделать, это наблюдать за ним каждый день. Поскольку ему все еще платили за это, Итами был вне себя от радости.

Рори вздохнула Итами и потерла левую руку.

Одна из медсестер взяла образец крови из руки Итами толстой иглой. Процесс заставил Рори вздрогнуть, когда она увидела это, как будто ей было больно. Возможно, это ощущение все еще сохранялось.

"Кстати говоря, чем вы тут занимаетесь? Что все здесь делают?”

"Мм. Лелей проводит магические эксперименты. Тука и Яо вернулись в Арнус и объясняют ситуацию ALC."

"Что насчет Пины и Гамильтон.

"Они веселятся. Я думаю, они посещали Лису каждый день"

....Лиса? А это должно быть Риса, подумал Итами. Лампочка на дего головой моргнула два или три раза, как люминесцентная лампа, прежде чем ожить.

"Неужели она больше не хочет заниматься политикой?”

"Она сказала, что искусства ей достаточно.”

"Ах, да, кстати, как продвигается работа с Вратами? Все уже согласились закрыть их?”

"Честно говоря, держать ситуацию с Лелей в секрете очень сложно. Японцы не дадут нам конкретного ответа. Есть только один путь- закрыть Врата, но они не могут решиться на это,"

"Ах эта политика. Даже если это открытый или тайный вопрос они не могут торопиться. Жизнь была бы намного проще, если бы мы могли так легко делать выбор.”

Эксперимент с открытием Врат действительно удался, но это не было гарантией постоянной связи между мирами. Это был первый раз, когда человечество попыталось манипулировать неизвестным феноменом. Для людей было вполне естественно опасаться того, в чем они не были уверены.

"Но мы не можем оставить все как есть. Мы должны убедить их закрыть Врата."

Рори нахмурилась услышав фразу Итами, которая звучала так, как будто он говорил о ком-то другом.

Он всегда думал, что такие вещи его не касаются.

Одиночество наполнило Рори, как будто ее бросили. Конечно, это была их вина, что они использовали Итами в качестве рычага, не обсуждая с ним этот вопрос, но не было ли это слишком, чтобы он понял их причины? Они хорошо знали, что это было увлечение с их стороны, но даже так, это было в сердцах девушек.

Это одиночество только усилилось, потому что Итами беспокоился только о Лелей которая отвечала за открытие, закрытие и управление Вратами.

"Лично мне не нравится идея, что Лелей станет устройством для открытия и закрытия Врат.”

Пока Рори размышляла о том, стоит ли ей говорить это ему, она надула щеки, и Итами слегка ткнул их, когда она сказала “Хммм”. В конце концов, она решила объясниться с ним.

"Ну, думаю, об этом не стоит беспокоиться.”

Глава 10

"Почему ты говоришь так? Разве она не будет связана до конца своих дней."

Итами считал, что Лелей не стоит связывать свою жизнь с открытием врат в специальный регион.

"Я обсуждала этот вопрос с Лелей. Мы пришли к выводу, что мы что-нибудь придумаем~"

"Серьезно?"

Рори кивнула в подтверждение.

"Мы хотели поговорить с храмом в Бельнаго, чтобы они взяли на себя ответственность ха открытие и закрытие Врат."

" И, как вы собираетесь продать эту идею им? Реликвию Харди не может использовать никто, кроме Лелей, верно?”

" Сила Врат- юрисдикция Харди, поэтому любой, кто обладает этой силой, станет вассалом королевы подземного мира. Но Лелей-посторонняя и для жриц это очень необычно."

"Ммм."

"Если Лелей встанет на сторону Харди, то это будет лучшим решением этой проблемой."

"Но Лелей ненавидит Харди. Может они собираются заставить..."

После того, как Харди овладела ей, Лелей все еще пыталась сбросить лишний вес, она ни за что не проявит доброжелательности к Харди.

"Как будто я позволю им ее заставить.Именно из-за этого мы можем заключить сделку. Мы позволим им управлять открытием и закрытием Врат, а взамен дадим святыне Белладжио реликвию и право использовать ее...”

Поняв, Итами хлопнул в ладоши.

"Понятно... но можно ли вообще передать права на использование?”"

"Таким образом, Лелей освободиться от необходимости открывать Врата."

Рори вздохнула.

"И так, Харди сможет обращать в свою веру больше людей."

Жизель последовала с ними в Арнус и теперь шляется там без дела, храму просто нужно дать ей распоряжений на этот счет. Сказала Рори.

"Ну с другой стороны, если мы смиримся с этим, Лелей освободится от обязанности открывать и закрывать Врата."

"Именно. Но не будет ли она ограниченна в передвижении?"

Рори улыбнулась и кивнула.

"И все же, если это так, то не могли бы мы передать святилищу Белладжио управление Вратами. Исходя из того, что ты сказала, реликвию Харди может использовать любой, не только Лелей, верно?"

Рори заметила, что он слишком легкомысленно относится к этой ситуации.

"Это так не работает. То, что я сказала произойдет после того, как Лелей станет управлять Вратами. В конце концов такие вещи не являются намерением Харди. Она не станет нам помогать с самого начала..."

“...Разве это не странно?”

"Жрецы очень горды. Они не любят, когда другие приказывают им и поэтому поклоняются Харди."

Эта Харди..... Итами не одобрял эти слова.

"Ладно. Но это не значит, что с Вратами все будет нормально? Все, что нам нужно сделать, это всех убедить.”

Тем не менее Рори сделала ранимое, беспокойное выражение и бросилась на Итами.

"Это будет слоооооооожно…"

"Почему?"

Рори снова вздохнула и лениво посмотрела на Итами.

"Мы бегали, как сумасшедшие, чтобы защитить жизнь нашего дорогого Йоджи, но мы не очень убедительны, когда дело доходит до чтобы заставить их отказаться от своих средств к существованию. ALC торгует с JSDF. Много торговцев зарабатывают этим на жизнь. Если мы отнимем у них Врата, мы отнимем у них средства к существованию."

"Как люди, живущие без проблем, у кого уже есть самое дорогое в жизни, могут набраться смелости сказать другим: "Откажитесь от своего образа жизни." "

Рори вздохнула.

"Тогда просто отмените заявку на меня."

“Я не хочу!”

Рори не сказала, что это невозможно, но то, что она не хочет этого. Раскрыв тем самым свои чувства.

"Почему? Как такое вообще могло случиться?"

"Да никак." Сказала Рори раздраженным тоном.

"Ты тупоголовый! Ты кретин!"

Она ударила Итами.

"Скажи мне, что во мне такого хорошего?”

"Нет никакого смысла или причины любить кого-то. Чувства, которые существуют по какой-то причине, исчезают вместе с ней. Сила? Привлекательность? Все это секундное дело, а красота увядает с возрастом. Даже умнейший человек теряет остроту ума с возрастом. Симпатия к кому-либо подразумевает, что это не вечно."

"Я не думаю, что достоин быть с такой девушкой, как ты."

Рори улыбнулась и приблизив свое лицо к Итами прошептала:

"Когда мы были молоды, мы могли открыто и свободно признаваться в любви, потому что нам не нужно было беспокоиться о многом. Но с возрастом эта особенность исчезает. Важно то, что ты чувствуешь, когда заглядываешь в душу человека, но люди постепенно забывают о ее важности. Я говорю, верь в это чудо.”

"Чудо?"

Рори указал на грудь Итами. "Верно."

"Я всегда искала такую душу, как у тебя, по всему миру. Я ждала слишком долго, чего-то подобного." Сказала она.

Итами не мог не смутиться. Он даже не мог придумать нормального ответа.

"Я рад услышать это. Но я не могу дать ответ прямо сейчас. Может я не могу сейчас тебя выделить от Яо, Туки, Лелей или Яо. Прямо сейчас."

"Кто-то, кто стремится стать богиней любви, был бы не достоин такого положения, если бы признался своему партнеру . Это наша проблема, не беспокойся об этом."

Церковь Рори учит: Нужно держать любимого рядом, никогда не отпускать его, никогда не упускать шанса. Нужно бороться за него и побеждать. Рори даже призывала Лелей, Туку и Яо жить по этим постулатам.

"В песне из Галактического Экспресса 999 говорится "Расставание- тоже форма любви." или что-то в этом роде."

Рори подняла лицо и сердито взглянула на Итами.

"Жизнь-это не спектакль. Молиться, чтобы другой человек был счастлив? Насколько это глупо? История не заканчивается после падения занавеса. Нет, на самом деле, именно тогда начинается жизнь!”

Сказав это Рори вернулась на колени Итами и схватилась за голову.

"Как я могу критиковать людей за жадность, когда я извергаю смазливые романтические строки, подобные этим…”

Казалось бы, тема вернулась к убеждению ALC.

Будь то Японцы или ALC они понимали значимость закрытия Врат. Тем не менее они не понимали Опасность наличия Врат и поэтому не были на стороже. Поэтому они решили оставить все, как есть . Это естественное решение.

" Так об этом. Мы откроем Врата снова?"

По этой причине Лелей приехала в Японию, проводить опыты. Повышая надежность открытых Врат она могла рассеять их беспокойство.

"Мы можем убедить Японское правительство, но это не сработает с Имперцами.Мы намекаем на это окольным путем, но на самом деле мы не можем сказать ничего, что они могут получить.”

"...Угу."

Как только о Лелей станет известно, она станет мишенью. Даже намек на нее должен быть исключен.. Но если они даже не намекнут, то не смогут добиться прогресса в их убеждении.

Другими словами, выхода не было.

"Скажи мне....что я должна делать?"

Это была редко встречающаяся сторона Рори- ее уязвимая сторона. Итами погладил девушку и успокоил ее:

"Все в порядке. Должен быть выход."

"Я надеюсь, что ты сможешь убедить всех."

"Я? Не надо, ой!”

Гладящая рука Итами опустилась вниз и ущипнула Рори за нос, прежде чем она его укусила.

Рори откинулась назад, глядя на Итами с ноткой едва уловимого недовольства . "Хмфффф." ухмыльнулась она.

"Как мы можем прогнать их~?”

"Что? Кого? Куда?"

Сказав это Рори, услышала эти слова от Итами, вечного бегуна. Рори надулась и сказала."Как я и думала." Прежде, чем преувеличенно продолжить:

"Законное Имперское правительство одобряет закрытие Врат, но они надеются, что это произойдет после того, как покончат с Зорзалом. От кого они этому научились?"

Если Тука держала членов ALC в курсе, то информация просочилась бы оттуда. Тем не менее новость распространилась слишком быстро. Ни для кого не было секретом, что Италика послала шпионов в Арнус, так что Итами считал, что информация просочилась через них.

Даже Итами чувствовал, что в этом вопросе нужно быть осторожными.

"Они говорят о Зорзале….Так новость про Лелей просочилась?"

Как только люди увидят Лелей, ей придется вечно бежать. Даже Итами понимал это.

Увидев выражение его лица, Рори сказала "Отлично!" и продолжила подначивать:

"Пока что я буду присматривать за Лелей. Однако..."

После эксперимента Лелей осталась в Японии изучая Врата и магию. Все понимали ее важность и поэтому усилили охрану. Но учитывая текущую политику по борьбе со шпионажем, они привлекут внимание других стран.Из-за этого Япония не знает усилить или ослабить свою позицию. Комакадо должен безусловно беспокоиться об этом.

"Лелей сказала, что хочет, чтобы ты защищал ее, Йоджи."

"Проблема в Арнусе. Я понимаю я постараюсь вернуться, как только смогу, так что до тех пор…”

Он схватил Рори за руки.

"Я рассчитываю на тебя. Дело в том, что я чувствую себя очень неловко из-за всего этого. Мне хочется сбежать отсюда прямо сейчас. Что-то подсказывает мне, что если я этого не сделаю, случится что-то ужасное. Смотри, мурашки по коже поднимаются...”

Они уставились друг на друга, держась за руки .

В этот момент дверь открылась. Снаружи стояло несколько крупных охранников.

"Ч-Чего!?"

"Первый Лейтенант Итами Йоджи!Вы находитесь под подозрением в сексуальных домогательствах в отношении несовершеннолетнего! Признайтесь!”

"Что? Я не делал ничего такого!"

"Разве ты не занимаешься этим прямо сейчас?!”

Десятки пальцев указывали на руки Итами и Рори.

"Эти руки-доказательство вашей вины!” солдаты кричали как один.

"Ро-Рори не несовершеннолетняя." Закричал Итами. Дело в законе, по которому все не достигшие 18 лет, считались несовершеннолетними.

"Это так, я не ребенок."Ответила Рори

"Все же в порядке!?"

Однако женщина-полицейский обняла Рори и мгновенно вынесла ее из палаты. Это было действие, которое получило бы высшие оценки, когда дело дошло до защиты ребенка, подвергшегося насилию. Кроме того, она сделала это исключительно из доброты, поэтому Рори неохотно сопротивлялась ей.

"Неужели, вы, ребята, не смотрите новости!”

То, что Рори было более 900 лет было распространенным фактом. Однако ,много людей не заботились о таких вещах и охранники видно были одними из них.

"Мы ничего об этом не знаем!” они ответили в унисон.

"Я ничего не сделал!”

В конце концов, на этот раз это была не шутка. Все сотрудники Службы безопасности были смертельно серьезны.

Итами утащили в другую комнату, где его жестоко допросили.

* * *

"Что ты сказала?"

Диабо лежал на кровати, занимающей более половины его комнаты. На его груди переплетаясь телами лежала Паначе, рассказывая о там, что предпринимало Официальное Имперское правительство.

"Понятно.Так, все уже разработано до такой степени... как интересно.”

Диабло усмехнулся.

"Его Величество теперь просит Японцев подчинить Зорзала."

"Все дошло до этого. Ну это естественно. Без их поддержки Зорзал давно бы раздавил Италику. Наверное Японцы счастливы."

"Все таки Японцы устали от переговоров. Они планируют завершить их и предложить помощь."

"Разве что так... тогда проблема будет в предлагаемых условиях... в настоящее время у правительства нет средств. Все, что они могут сделать, это пообещать им Луну. Даже если они вернут сокровища, не будет много золота и серебра. Поэтому они должны отказаться от своей земли и подписать нерушимый договор. Они, несомненно, будут вынуждены передать права на шахты.”

"Все, как вы и говорите Диабо-сама. Поэтому, если вы сделаете свой ход сейчас, то можете сыграть огромную роль в Официальной администрации."

"Ты издеваешься надо мной? Я не смеюсь. Я буду рабом Пины до конца времен, если это случится. Меня не интересуют подобные вещи.”

" А что еще вы можете здесь сделать?”

С тех пор, как Диабо бежал в Арнус, он прятался в комнате Паначе.

Он мог править только этой комнатой. Только это место было его владением.

Его последователи были только Паначе и сопровождающая его Метмес. Он не считался с горничными и , что было еще важнее Паначе все еще была верна Пине.

Диабо считал, что женщину можно приручить романтикой, но Паначе не была такой. Хоть ее тело и было женским, но ее ум и сердце были отточены по-мужски.

"Правда у меня сейчас есть козырь в рукаве."

“Что бы это могло быть?”

Диабо, казалось, понимал, что он не может полностью победить женщин, поэтому он не выложил все свои карты на стол. Медленно, кропотливо, он раскрывал свои планы, как фокусник.

“Во-первых, я сообщу Зорзалу об этом."

“Это действительно целесообразно?”

" Да, просто сиди тихо и смотри.”

Честно говоря, Паначе надеялась, что Диабо обуздает свои амбиции.

Она хотела, что бы он занял свое место в Лоялистской администрации и будет мирно жить с ней. Это было не только из-за их отношений. Она надеялась ,что он поможет Пине, ставшей Императрицей.Конечно, отчасти это было связано и с тем, что она не возражала стать невесткой Пины.

Однако мужские амбиции вели его к вершине и это делала ее несчастной.

Хитрость, что могла вернуть его к власти вызывала привыкание. Паначе не могла сдержать дискомфорт в ее сердце.

Сможет ли она контролировать этого мужчину?

Сможет ли вернуть его в реальность?

Осознание того, что она не может остановить этого человека, стремящегося к разрушению, расстроило ее, и женщина, полная отчаяния, уткнулась лицом ему в грудь.

"Ваше Высочество, пожалуйста, передумайте. Умоляю вас."

Мольбы, которые терпеть не могла Паначе теперь исходили от нее.

"Не стоит беспокоиться. Скоро ситуация кардинально изменится. Это может быть опасно, но мы сможем преодолеть путь к вершине. Я ставлю на это.”

Однако, если вы плохо проложите курс, волны поглотят вас. Паначе хотела убедить Диабло в этом.

Возможно он почувствовал жалость из-за выражения ее лица, поэтому он решил уточнить свою схему.

"Не беспокойся об этом. Зорзаль, узнав об этом, попытается устранить девушку мага. Япония же попытается устранить его, но что если есть еще одна сторона. Все погрузиться в хаос и тот, кто защитит девушку будет контролировать ситуацию."

"Пожалуйста, не делайте этого."

Паначе хотелось крикнуть это и остановить его, но человек, глаза которого были затуманены пламенем честолюбия, улыбался про себя, не глядя на нее.

И поэтому, несмотря на то, что она была в физических отношениях с ним, знание того, что ее слова не могли достичь его сердца, наполнило Паначе чувством бессилия.

Глава 11

* * *

В это время, крупнейшие СМИ транслировали дебаты о необычных феноменах, проходящие в парламенте.

"Прошу прощения, господин премьер-министр. Какие контрмеры вы принимаете против проблемы апокрифов в особом регионе? Народное мнение, кажется, против закрытия Врат. Но кроме закрытия врат, другого решения нет, я прав? Вынужден отметить, что не стоит закрывать Врата, не выяснив их связь с апокрифами.. Это прекрасная возможность установить контакт с другим миром. Я чувствую, что мы многое потеряем, упустив этот шанс. Я прошу вас пересмотреть свое решение.”

Это были первые вопросы главы Социалистической партии, Фунамото Митама.

После выступления главы, Премьер Министр Морита встал, чтобы ответить ему.

“Ах~ позвольте мне объяснить. Мы не в полной мере понимаем обстоятельства и механизмы событий в особом регионе. Однако ... ну, не совсем ясно, можем ли мы оставить это дело в покое. Я чувствую, что существует высокая вероятность того, что эти события произошли из-за существования Врат. Таким образом, вполне естественно, что обсуждение любых принятых контрмер должно также включать возможность их закрытия."

Ответ Премьер Министра, зачитанный с записки, естесвенно не был энергичным.

Фунамото поднялся вновь.

" Тем не менее ,мы не получили компенсацию, за инцидент в Гинзе, верно? Так для чего-же мы выделили столько средств из бюджета и рисковали жизнями стольких людей? Мудро ли, не спрашивать людей об их мнении, прежде чем принимать такое решение?”

"Наша позиция насчет репараций в том, что мы сейчас находимся в критическом состоянии переговоров. В добавление, мы бы хотели иметь дело с Вратами с точки зрения управления рисками. Я надеюсь, что вы дождетесь результатов, прежде чем представить их на суд народа.”

Это было смешно. Принятие решения, не учитывая мнения народа было нелепым.Советники оппозиционной партии согласились с этим, шумы обсуждения, на этот счет можно было услышать от всех депутатов.

После того, как шум стих Фунамото спросил:

"Если мы закроем Врата, то не сможем взаимодействовать с особым регионом. Это принесет огромные экономические потери, как в нашей стране, так и за ее пределами, как вы к этому относитесь?"

Министр обороны Нацумэ поднялся, чтобы ответить вместо премьер-министра Мориты.

"Что касается этой темы, то считаю необходимым рассмотреть опасность, которая может возникнуть, если оставить ситуацию без внимания. Считается, что врата являются источником явлений, происходящих в особом регионе, и теперь они больше не ограничены этой областью. Даже в нашей стране за последние несколько дней произошло небольшое увеличение частоты землетрясений. Гора. Азама проявляет признаки активности, и астрономы начинают сообщать, что положение звезд на небе начинает отклоняться от их обычного положения. Астрономы считают, что не звезды движутся, а земля, точнее, пространство вокруг нее деформируется и, таким образом, производит гравитационный линзирующий эффект. Если это так, то эти явления вполне может перерасти в катастрофу мирового масштаба. В этот момент мы, как контролеры Врат, получим строгое порицание.”

Фунамото продолжил:

"Все может быть так, как вы говорите. Но если ничего не произойдет, кто возьмет на себя ответственность за потерю особого региона?”

“Ну, если ничего не случится, разве это не хорошо? Принцип управления рисками- планировать и предвидеть события, которые могут произойти. Если мы не получаем выплату по страховому полису, мы не жалуемся, что ничего не заплатили, но чувствуем облегчение, что ничего не произошло. Это необходимые расходы."

"Вот почему я спрашиваю: не слишком ли много мы вложили в это? Ожидания от особого региона выросли за пределами людей, нет, за пределами этой нации, но распространились на весь мир!”

"Ну, оглядываясь назад, всегда 20/20, когда дело доходит до решения, потратили ли мы слишком много, не так ли? Поскольку мы не можем видеть будущее, мы не можем рассчитать точную необходимую сумму. Например, люди недавно критиковали нас за то, что мы слишком много инвестируем в контрмеры против новых штаммов гриппа, таких как вакцины. Но я считаю, что управление рисками должно быть чрезмерным, чтобы быть эффективным. В то время как стремление к "сладкому пятну" в приготовлениях может казаться устраняющим отходы, если произойдет внезапная острая вспышка и будут учтены другие переменные, ситуация станет хуже и, возможно, безвозвратной. Таким образом, я чувствую, что термин "точный" подразумевает, что мы будем отказываться от жизней, которые мы могли бы спасти.”

Тогда время, отведенное на выступление Фунамото истекло. Другие советники уже потирали руки.Некоторые даже кричали: "Поскорее, закончите это", среди прочего.

Фунамото закончил, сказав " Решение о закрытии Врат должно быть принято на национальном референдуме." После покинув трибуну спикера.

В конце концов дебаты в парламенте были лишь крупицей общественного мнения.

Общественное мнение разделилось на два лагеря "Закрытый", за то, что закрыть Врата и "Открытый", считающий, что пока связь не доказана, нельзя делать поспешных выводов.

К дискуссии присоединились также средства массовой информации, философы и ученые.

Они выстроили фронт и начали активную рекламную войну за поддержку.

Однако, возможно, это было потому, что они хотели осудить правительство или потому, что они были рассержены тем фактом, что все это было скрыто, но большая часть средств массовой информации приняла сторону фракции "Открытой" фракции, их позиция объяснялась тем, что закрытие Врат нанесет ущерб национальным интересам.

Таким образом, нейтральная фракция, которая так или иначе не испытывала сильных чувств по этому поводу, начала испытывать сильное влияние средств массовой информации.

Так сложилась ситуация, что многие проголосовали за сохранение Врат и лишь небольшая часть за их закрытие."

Во время теледебатов были даже случаи, когда профессор Юмей Кричал на оппонента или даже дрался с ним.

Кроме того были и те, кто принимал прямые меры, для сохранения Врат.

Это были люди, что требовали международной иммиграции через Врата. Они бродили в Гинзе с табличками "Не закрывайте Врата.", протестуя на автостоянках. Некоторые даже планировали образовать вокруг Врат стену из людей, но были разогнаны полицией, за препятствование движению.

Они даже кричали в громкоговорители лозунги, что прямо говорили спросить мнение развивающихся стран и тому подобное.

Правительство Китая опубликовало соответствующее заявление.

"Япония имеет право требовать репараций с Империи за то , что случилось в Гинзе. Так же, как и мы можем требовать от империи соответствующих выплат. Ведь в Гинзе находились и Китайские туристы. Наша страна хотела бы начать переговоры с Империей, чтобы обсудить соответствующие убытки. Это отвечает коренным интересам китайского народа и наше правительство решительно выступает против такого образа действий, который ущемляет наши права. Если японское правительство настаивает на закрытии Врат и вмешательстве в наши переговоры с Империей, то наша страна считает, что японское правительство должно вместо империи выплатить компенсацию.”

Естественно, Японский ответ был " Убирайтесь отсюда!.”

П.П(Анлейт)Naturally, the Japanese reply was “Go fuck yourself.”, но оригинал (おとといきやがれ) переводится в цензурной манере..

Точнее, они сказали “ Наша страна не намерена вмешиваться в переговоры между Китаем и Империей. Однако наша страна также не обязана выступать в качестве посредника. Если они хотят говорить, они могут это делать. Если они хотят объявить войну империи, они должны это сделать. Однако, пожалуйста, сделайте это напрямую, не используя Японию в качестве посредника. Проблема с Вратами-дело исключительно наша.”

"Как мы можем вести переговоры напрямую?" Кричали Китайский спикер в новостях.

Японский же ответил: "Как насчет того, чтобы кричать в их сторону из Пекина? Кто знает, может, ты сможешь пробить стену между мирами и добраться до них. По крайней мере, Япония не откроет вам путь, и у нас нет обязательства помогать вам"

Поскольку мнения разделились удивительным было молчание финансового мира по этому вопросу.

Многие считали, что они будут категорически против закрытия Врат, но вместо этого они, казалось, заняли выжидательную позицию.

Эту позицию заняло и США. Таким образом, ходили слухи, что “Япония знает, как открыть Врата.", циркулирующие вокруг Кабуто-чо. Понимая намек, руководство различных стран мира не проявило оппозиции. Эти слухи заставили рынок сильно колебаться.

П.П (Кабуто-чо место, где находится финансовая биржа Японии.)

Чтобы проверить правдивость этого слуха, журналисты направили свои микрофоны премьер-министру и вице-премьеру.

"Премьер-Министр! Правда ли, что у Японии есть технология, чтобы открыть Врата?"

Морита улыбнулся и ответил: “Ну, если бы у Японии была такая технология, было бы здорово. Я думаю, было бы замечательно, если бы мы это сделали.”

"Другими словами, слухи ложны?”

"К сожалению, у Японии нет такой технологии. Это правда.”

Действительно, Морита не лгал.

В конце концов именно Лелей, а не Японское правительство могла открывать Врата. Если бы репортеры задали вопрос : "Знаете ли вы кого-нибудь, кто может открывать Врата?" или "Вы работаете с ним?" Тогда Морита не смог бы ответить и солгал бы. Но чтобы задать такой вопрос, нужно было бы знать правду. Поэтому Морита легко уклонялся от вопросов журналиста.

* * *

"Тогда, мистер Кано... новость о том, что Япония получила технологию, чтобы открыть Врата, ведущие в особый регион, - это просто ложь?”

"Верно, Президент Даррел.Назвать это технологией на самом деле несколько проблематично. Это лучше было бы назвать "чудом" или "особой силой". Это не то, что кто-то может контролировать. Все, что мы можем сделать, это попросить человека, который обладает этой способностью, чтобы помочь нам.”

"Что все это значит? Надеюсь, вы подробнее расскажете.”

“Есть человек, который владеет технологией открытия Врат в особом регионе. Из-за этого ... напали на Гинзу. Конечно, человек, открывший Врата, изначально не собирался позволить империи вторгнуться в Японию. Как бы то ни было, империя воспользовалась этим. Наша страна рассматривает вопрос о временном закрытии Врат, с тем чтобы предотвратить катастрофические явления, происходящие по всему миру. Мы собираемся изучать этот феномен и уничтожить устройство для поддержания Врат, созданное Империей."

"Ваша страна, конечно, представит этого человека, который может открыть Врата нашей нации, конечно? Мы должны рассмотреть вопрос о повышении этой особой способности до уровня науки, которая будет служить всему человечеству.”

"Человека, открывшего Врата Гинзы, кажется, зовут богиней Харди.”

Кано говорил лишь часть правды.

"Богиня? Пожалуйста учитывайте то, что я, как президент Америки признаю только одного бога.

Кстати, Аллах в исламе и Бог, о котором говорил президент, на самом деле были одним и тем же существом под разными именами.

П.П( как пояснение анлейтер оставил ссылку на англ.вики, если кому интересно, то оставлю ссылку на русскую версию https://ru.wikipedia.org/wiki/Авраамические_религии)

“Действительно. Господин Президент, я верю, что когда вы принесли присягу, вы положили руку на Библию и поклялись Единому Истинному Богу?”

"Верно. Моя страна уважает свободу религии, но есть место сказанному. Кроме того, я не могу найти в себе оправдания неправильному использованию слова "Бог".”

Сила христианской церкви в Америке была такова, что ни один политик не мог игнорировать ее. Споры о том, следует ли преподавать креационизм в школах, были предметом многочисленных дебатов и даже судебных исков.

"Это создаст определенные проблемы для вашей страны?Дело в том, что богиня Харди проживает в особом регионе. Заявить, что вы не признаете ее существование и в то же время пытаться наладить с ней контакт, будет довольно проблематично. В том числе сама богиня Харди будет недовольна."

"Вы хотите сказать мне отречься от моей веры."

"Это был бы ваш выбор, господин Президент... наша страна является домом для тысяч, если не миллионов богов. Мы посещаем святыни каждый месяц, мы призываем священников на похороны, мы обещаем нашу любовь друг другу перед пастором на свадьбах, и в последнее время даже весь день святого был признан религиозным днем для язычников... нет, для непредубежденных. Мы можем принять их всех как богов. Для нас не имеет значения, какие боги есть в этом регионе. Возможно, именно поэтому Врата открылись в нашей стране.”

"Кано, вы ведь христианин?"

"Да, но я также Гражданин Японии."

"Хм... тогда позвольте спросить, эта богиня Харди-человек, который реален и может говорить, как та девушка в черном готическом наряде, которая утверждает, что ей более 900 лет?”

"Нет. Кажется она бестелесное существо, которое требует человеческое тело для связи с миром людей.. Я не думаю, что отправка вашего хваленого спецназа в особый регион, чтобы похитить ... нет, насильственное приглашение было бы эффективным.”

Ответ пришел примерно через 30 секунд. В этих словах президент кажется обнажил свое сердце.

"Это был довольно досадный инцидент. Забудьте о нем. Так что если Врата закроют, пространственные искажения исчезнут? все нормально, пока Япония не монополизирует это. Мы подождем, пока Врата в Гинзе вновь откроются."

"Я очень благодарен, что вы нас понимаете.”

"Ахх. Я с нетерпением жду, когда вы станете премьер-министром, Кано."

На этом связь с Белым домом оборвалась.

Кано глубоко выдохнул, в изнеможении растянувшись на столе. Его секретарь нервно спросил министра иностранных дел: "президент Даррел нас понял?”

"Хорошо бы. Он может притвориться, а потом начать действовать. Нужно быть настороже."

"Сер... Премьер Министр Индии звонит."

"Значит, теперь это Индия. Разве он обычно не звонит премьер-министру Морите?”

"Люди со всех стран беспокоят Премьер Министра, в основном финансисты."

"...Это действительно так. Ну, ничего не поделаешь ... соединяйте."

С этими словами Кано с раздражением поднял трубку.

* * *

Вице-министр Шираюри почувствовала слабость, когда она увидела Имперского посла. У нее отвисла челюсть, и некоторое время она не могла говорить.

"Что, о чем думает Его Величество?”

Она знала, что это было грубо, но не могла не спросить.

Конечно, она также знала, что за этим может последовать “как грубо!"- от человека, к которому она обращалась. Однако человек, который стоял перед Шираюри тот, кто обладал доверием императора, ответил: "я понимаю, что вы чувствуете, потому что даже мне трудно привыкнуть к моим нынешним обстоятельствам.”

"Тогда что случилось, Шерри-Сан?”

"Ну на самом деле, я была признана, как глава дома Тьюри."

"Поздравляю.... наверное?"

Шираюри знала, что Шерри могла стать главой только после смерти родителей, поэтому должна была быть аккуратна с выбором слов.

"Конечно. Я благодарна за ваши слова. Хотя мой дом и все земли потеряны, я все еще являюсь представителем Имперской знати.Таким образом, хотя мне и стыдно потерять свое имущество, но именно благодаря милости Его Величества я нахожусь в нынешней ситуации.”

Использование слова "ситуация" означает, что она не удовлетворена нынешними обстоятельствами и что дела развиваются плохо. Услышав это Шираюри подумала, что Сугавара должен указать ей на ее ошибки. Однако у нее были сомнения относительно того, насколько легко она исправила свое ошибочное представление о персоне перед ней. К тому же это может быть своеобразный стиль юмора Шерри."

“Кроме того, Его Величество возвел меня в ранг графини. По-видимому, он должен заменить приданое.”

Шерри вздохнула.

"Вы говорите, приданое?”

"Да. Не знаю устроит ли Сугавару дворянский титул без каких-либо земель или владений. Однако произошли изменения в в моем положении в правительстве... было много причин, которых я не учла, учитывая мою молодость, так что у меня не было выбора, кроме как стать представителем империи в ходе этих переговоров.”

Шираюри сказала: "Это должно быть трудно для тебя." и кивнула вздохнув. Тогда она решила посмотреть на вещи с другой точки зрения. По правде говоря, именно ей пришлось вести переговоры с ребенком, которому пришлось нелегко.

"С меня хватит бесчисленных изменений в политике. Мне не хватает знаний и опыта в этой области, поэтому на самом деле я хочу передать настоящую работу Цицерону-сама, Пулконию-сама и так далее. Пожалуйста, имейте это в виду, когда будете обращаться со мной, Шираюри-доно."

Говоря это, Шерри повернулась лицом к двум рядам имперских сенаторов.

Все они были представителями про-мирной фракции, которые были опытны в области дипломатии. Они уже появлялись на подобных встречах и раньше, так что в основном это были знакомые лица.

"Это правда? Я понимаю, Графиня-Доно, вы весьма проницательны.”

Кончики ушей Шерри покраснели после слов Шираюри

“Нет нужды льстить мне. Я смущаюсь.”

"Я понимаю. Тогда, что мы будем обсуждать джентльмены? "Шираюри спросила Пулкония, что сидел рядом с Шерри. Даже зная ответ, она должна была сказать это. Это было одним из правил дипломатии. Тк же ей было необходимо узнать, кто отвечает на вопросы."

К удивлению, ответила Шерри.

"Это касается вопроса, который Сугавара-сама поднял ранее, ходатайствуя перед вашей страной о разгроме фракции Зорзала. Можем ли мы рассчитывать на сотрудничество правительства Японии."

"Моя, моя страна была бы рада помочь, но нужно будет подождать ратификации соответствующего договора. Как насчет переговоров? Мы можем провести их здесь?”

"Да. Мирные переговоры ведутся уже давно и наши страны озвучили свои требования.Как представляется, условия для этих усилий являются открытыми, поэтому давайте не будем терять времени на подписание договора.”

Она говорила слишком прямо и Шираюри не могла поверить своим ушам.

"...Ш-Шерри-сан?"

"Что случилось, Шираюри-доно?"

" Я считала, что вы будете представителем и предоставите переговоры джентльменам позади вас..."

"Да. Как я и говорила, я лишь представитель. Тем не менее, если я ничего не скажу на этом официальном мероприятии, дух моего отца, несомненно, упрекнет меня за это. Таким образом я репетировала то, что должна буду сказать здесь."

Сказав это Шерри вновь оглянулась. У Цицерона было насмешливое выражение на лице.Было ясно, что его время сиять было украдено. Тем не менее, если бы он поднял этот вопрос, его бы сочли незрелым, поэтому он пока терпел.”

"....Понимаю.Тогда, ваши слова могут считаться официальной позицией по этому вопросу. Я верно предполагаю?"

"Да, это верно... в настоящее время я сижу здесь как человек, наделенный всеми правами и властью законного имперского правительства.”

Шерри акцентировала свое заявление, посмотрев в глаза Шираюри.

В этот момент то, что Шираюри приняла за милую маленькую девочку на ее глазах превратилось в ужасного монстра.

Я, должно быть, устала, подумала она, протирая глаза, и убеждаясь, что перед ней сидит маленькая девочка.

"Если я буду говорить неправильно, джентльмены тут же поправят меня.”

"Тогда продолжим."

Возможно Шираюри должна была довериться своим инстинктам и вызвать Сугавару из Италики и попросить его участвовать в этом. Только Сугавара понимал, что за человек сейчас сидел перед ней.

Таким образом, переговоры прошли так, как и предполагал Император.

Шираюри и другие дипломаты так и не смогли выдвинуть жестких требований Шерри.

"Если Япония откажется от нас, то Зорзал-сама безусловно уничтожит нас. Не только мы, но и другие люди подвергнутся воздействию бури, что пронеслась имперскую столицу. После рассмотрения этого вопроса, мы можем только положиться на вашу милость. Поэтому я молюсь, чтобы ваша страна не закрыла Врата.”

Сколько людей смогли бы холодно отшвырнуть симпатичную девочку, прижимающую ладони друг к другу и смотрящую на них умоляющими глазами?

Так, они быстро укрепили сотрудничество по борьбе с Зорзалом.Затем Цицерон добавил:" Мы также должны обсудить условия мирного договора.", следуя этой логике, чтобы смягчить его условия.

Тогда Японцы отказались. Шерри встала "Мы к этому не готовились"- сказала она извиняющимся тоном. "Законное правительство сейчас без гроша в кармане. Мы заплатим, конечно, но прежде чем мы вернем нашу Империю, я надеюсь, что мы сможем воспользоваться вашей снисходительностью.”

Она сказала это со слезами на глазах.

"В обмен мы предложим вам права на минеральные рудники и земли, вокруг Арнуса. Я надеюсь, что вы примете эти условия."

То, как она это сказала, как будто впервые уступила им, заставило японцев плакать.

Японцы ценили консенсус. С учетом этого они готовы пойти на небольшие уступки ради достижения договоренности. Кроме того, они заняли позицию “не делай из мухи слона” и всячески пропагандировали смирение и великодушие.Однако во время этих бесед они оказались между молотом и наковальней, как будто кто-то наступил им на пятки, пожимая руки. Эти многочисленные небольшие уступки привели к тому, что они были вынуждены согласиться на очень невыгодные условия.

Требование японцев, чтобы император извинился за свои действия и взял на себя ответственность за войну, было удовлетворено таким образом. Когда Шерри сказала неуверенным тоном: "Его Величество Император Молт прикован к постели. Я чувствую, что у него даже нет сил ехать в Арнус, не говоря уже о Японии", - они не могли надавить на него слишком сильно.

"Вместо этого, как бы вы отнеслись к тому, чтобы наследная принцесса, которая в настоящее время находится в Японии, выразила свое сожаление по поводу инцидента во время подписания договора?”

Обе стороны смогли договориться об этом более реалистичном урегулировании.

Глава 12

После, обе стороны договорились, что после того, как вопрос будет улажен, они Коронуют Пину, как Императрицу, чтобы показать, что она возьмет на себя ответственность.

Тем не менее, Японцы не всегда были в обороне во время этого обмена. Хотя их план по созданию дополнительных условий привести в жизнь не удалось, они все же были щедро вознаграждены. Таким образом содержание мирного договора было вполне удовлетворительным. Однако после переговоров они чувствовали, что потерпели поражение.

Во всяком случае, девочка причиняла им сильное неудобство. Это чувство только усилилось, когда она продолжила говорить:

"Я слышала, что похищенного вернули. Зорзал-сама ужасный человек. Я надеюсь, что ваша страна хорошо поколотит его."

Тем не менее, из-за того, что она сжалась, как ученица, ожидая ругани от учителя, Шираюри и другие не могли заставить себя обидеться на нее.

* * *

Кстати, в это время:

Пина воспользовалась своим пребыванием в Японии, чтобы провести дни, утопая в”искусстве".

"Как прекрасно."

Каждую перевернутую страницу она вскрикивала от восторга.

Она потерялась в восторге. Пина выучила японский язык, чтобы читать мангу и смотреть аниме, совершенствуя его ,чтобы понимать додзинси. Однако ее разговорный японский был еще не очень.

"Кух... так вот чем они здесь занимаются? Мужская любовь должна быть такой.”

"Ой- Пина-сан-Не останавливайся.”

* * *

Она прожила в доме Ризы уже две недели.Риса и ее друзья спешили закончить свои рукописи, чтобы успеть их напечатать и подготовить к предстоящей ярмарке додзинси.Они были так заняты, что даже проходящая мимо гостья была втянута во всю эту неразбериху, как будто это было ее естественное место. Это позволило Имперской кронпринцессе лично испытать, каково это-создавать то, что она называла “искусством”.

"Этот, этот тайтл назывался "Меркурий, Фернан Икс ку", это возмутительно! Это ужасно возмутительно! "Пина завизжала, когда снова начала работу над книгой.

"Заткнись!”

"Тише ты!"

"Извращенец!”

Игривая ругань собравшихся смешивалась с отрезанием и щелчком ножниц, когда они вырезали картинки. В конце концов, не было ни одного автора, который не был бы рад услышать, как их читатели восхищаются их работой.

Однако Пина открыла и закрыла рот, как будто ей было больно. Она казалась озадаченной их тоном и принимала их слова за чистую монету.

Риса практически прижалась лицом к экрану планшета, который держала в руках.

"Значит, тебе это нравится, Пина-сан.”

"Да, да."

"Почему бы тебе не пожить здесь?"

"Правильно, правильно, давайте так и сделаем.”

Одна из подруг Рисы, которая наконец уснула после того, как работала три ночи подряд, протянула руку из одеял, как зомби, ползущий из склепа. Затем она высунула лицо, чтобы выразить свое одобрение. Ее волосы были в беспорядке из-за ее ужасной позы. Возможно, это было потому, что она еще не проснулась, но ее лицо выглядело так, будто она еще спала.

Тогда, Пина ответила:

" Нет, нет, я намеревалась пригласить вас всех. Почему бы не переехать в Империю?”

"Эхх-"

"Я рада приглашению, но мне нужно подумать.”

"Мм. Я бы хотела поехать в особый регион, но остаться там ... разве они не сказали, что должны закрыть Врата?”

“Если я не могу вернуться…”

Их ответы перекликались с чувствами людей по всему миру. СМИ постоянно вещали о том, что Врата должны остаться открытыми и говорили о том, что Врата не были источником апокрифов, происходящих по всему миру. Но когда то было шоу, которое говорило, что Врата были их причиной и все в это верили.

А потом, предварительно сказав “это секрет”, Пина прошептала:

"На самом деле Врата могут быть открыты вновь."

" Э-э, так это правда?”

"Тогда... может быть, все будет в порядке.”

"Почти наверняка может существовать разница во времени.... даже если бы они решили открыть Врата на следующий день, на другой стороне мог бы пройти год или даже десятилетие."

"Неужели это так?”

Девушка замерла.

Разница примерно в десять лет почти такая же, как и расставание с семьей. Может быть, все еще было бы легко иметь дело, если бы это было только между нами, но сказать остальным ждать так долго может быть выше ее надежд.

"Д-да…”

Десять лет было бы действительно долго. Вокруг нее раздался шепот "Скорее всего мы не сможем этого сделать, в конце концов."

"С другой стороны, я с нетерпением жду возможности насладиться вашими работами, которые стоят десятилетий. Мысль об этом восхитительна.”

"Это... ну, это весьма завидно.”

Во время разговора раздался стук в дверь, а затем она распахнулась, не давая времени на ответ.

" Ее Высочество Здесь?"

Запыхавшись, человек зовущий ее была Гамильтон. Позади нее были видны мужчины в черном, скорее всего полицейские в штатском.

"Гамильтон, опять ты" Удивленно произнесла Пина, но ее секретарь продолжила жалобным тоном:

"Пожалуйста, Ваше Высочество. Вы должны вернуться."

"Мне кажется, я уже говорила, что не хочу. Это довольно проблематично,"

"Но, но вы же Крон-принцесса, Ваше Высочество."

"Я не хочу возвращаться. Я не принимала этого титула."

"Но Его Величество назначил вас…”

"Ахххххх, заткнись! Я занята! Не видишь, что все остановились из-за тебя. Скажи Италике, чтобы не беспокоили меня и придумали что-нибудь сами."

"Ваше, ваше Высочество.."

Может это и была просьбе ее многострадального адъютанта Гамильтон, но отношение Пины оставалось холодным и отчужденным.

"Я больше не хочу заниматься политикой. Каждый раз случалось только плохое, делала ли я это для себя или Империи.”

"Но вы здесь, как Крон-принцесса и если не подпишите мирный договор, Японцы могут принять это, как оскорбление."

"Никто мне об этом не говорил."

И тогда за спиной Гамильтон раздался голос." Пожалуйста, позвольте мне пройти Гамильтон-сама. Я хотела бы обратиться к Пине-сама."

Гамильтон согласилась и прошла из узкого коридора в тесную квартиру, освобождая путь.

"Ойя, а ты...?"

Пина нахмурилась при виде появившейся девочки. Очевидно, что это была наследница дома Тьюри. Что она делает в Японии?"

"Ваше Высочество, давно не виделись. Меня зовут Шерри."

"Действительно, много времени прошло. Но почему ты здесь? Если ты хотела присоединиться к рыцарям, тебе следовало поговорить с Бозес в Италике."

"Я не собираюсь записываться в рыцарские отряды."

"Тогда чего ты от меня хочешь?”

"Я здесь сегодня, чтобы умолять Ваше Высочество вернуться на свое место.”

"И почему ребенок должен так поступать?"

"Это потому, что условия которых мы добились не могут быть согласованны из-за эгоизма Вашего Высочества."

" Ты говоришь так, словно все уже решено.”

"Ваше Высочество, это именно так.”

Гамильтон прервала ее.

"Что ты сказала?"

"Шерри-сан нет, Графиня Шерри уже уладила дела с японцами.”

“Это так…”

Пина холодно рассмеялась.

"Ну, мне кажется, что отец решил отбросить свою гордость. Любые переговоры будут завершены, если уступить. А потом он повесит это на маленькую девочку и будет оправдываться. Так и есть. Как бесстыдно с его стороны."

Однако, Шерри от души усмехнулась.

"Его Величество назначил меня эмиссаром потому, что трудные переговоры были завершены. Конечно, я не могу гарантировать ,что Его Величество не думал о том, что подразумевает Ваше Высочество, но я считаю, что это не так.”

" А что бы вы подумали, учитывая живое олицетворение ребенка с кудряшками?"

"Может я и ребенок, но я также официальный эмиссар Его Величества. Если переговоры с Японцами были потенциально полезны, он не обратит на это внимание. Таким образом, я сделала все возможное."

Гамильтон добавила: "Ваше высочество. Дело в том, что условия весьма благоприятны для Империи. Сейчас мы находимся на практическом этапе, обсуждается, как искоренить Зорзала-саму военным путем."

"Ах, так ты говоришь, что мы будем сражаться плечом к плечу с Японцами , против брата?

Учитывая положения Италики, их ситуация квалифицируется так.

Эта ситуация сложилась благодаря существованию дома Формаль в Италике. Однако это все, что можно было бы сделать. Поскольку Япония и Империя находились в состоянии войны, о совместной борьбе не могло быть и речи. Кроме того, идея о том, чтобы обе стороны развернули свои силы для борьбы с Зорзалом, по сути, превращала вчерашнего врага в сегодняшнего друга, и Пина не могла себе этого представить.

"Мы пришли обсудить мир по этой причине."

Услышав слова Шерри, Пина не смогла скрыть своего удивления.

"Как удивительно... если Япония будет сражаться всерьез, онии-сама не продержится и секунды.”

Адские сцены резни, свидетелями которой она стала, сражаясь с бандитами в битве при Италике, прокручивались перед глазами Пины. Возможно, они были на стороне Зорзала, но все они были имперскими солдатами. Они будут подвергнуты жесткой расправе.Это была бы односторонняя бойня, без возможности возмездия, без всякой надежды или милосердия.

Грудь Пины болела, так же, как живот сводимый судорогой.. Это было знакомое ощущение, которое она испытывала много раз, когда беспокоилась о будущем империи.

"Что вы думаете, Принцесса Пина? Вы можете вернуться?”

Казалась, что Гамильтон поглядывала на выражение ее лица, спрашивая об этом.

Однако Пина ответила: "Нет, я решила больше не связываться с такими вещами", а затем отвернулась от них.

Гамильтон вскрикнула: "Почему?! Разве это не шанс взять Империю в свои руки, Ваше Высочество?"

Тогда Пина взглянула на своего секретаря.

"Мне не нужна Империя!”

"Что, что вы хотите этим сказать?"

"Я говорю, Гамильтон, что с тех пор, как началась война, я не верю, что кто-то бегал и ломал голову над будущим Империи так, как я. Я ошибаюсь на этот счет?”

"Нет. Ваше Высочество, наверное, больше всех здесь работали.”

"Видишь? Я так боролась за Империю. Я страдал и мучился, защищая ее. Я бегала взад и вперед, стремясь открыть фронты и возможности для переговоров. Я вынесла весь стыд и оскорбления, навалившиеся на меня. А потом все мои усилия были отвергнуты. Я был повешена, как козел отпущения, и все их разочарования были навалены на меня!. Я говорю, вместо того, чтобы укрывать громкие идеалы о спасении нации и народа, почему бы не притвориться легкомысленным политическим инструментом, чтобы выйти замуж за какую-нибудь королевскую семью в захолустье? Разве это не было бы лучше?!”

"Ваше, ваше высочество..."

"Я говорю, Гамильтон. Ты была единственной, кто защищал меня тогда. Тебе не было больно? Тебе не показалось это грустным?”

" В то время я думала только о том, чтобы защитить Вас, Ваше Высочество.”

"В то время я думала, что защищаю империю. поэтому старалась изо всех сил. Но потом Империя сказала, что я ей больше не нужна. Ты понимаешь, что я тогда чувствовала.? Ты терпела насмешки и насмешки многих, чтобы защитить меня тогда; ты можешь себе представить, каково было бы, если бы твой подопечный развернулся и обругал тебя? Такое чувство, будто меня ударили ножом в спину.”

"Не все в Сенате так считали. Только военная фракция. Сторонники мира никогда не считали, что ты не нужна им."

“Тогда как насчет второй половины? Даже если они не соглашались с моими политическими взглядами, они должны были, по крайней мере, признать мои усилия и чувства.”

Даже политические враги должны признавать усилия и жертвы своих противников. Сказала Пина. Возможно это было выражением ее политических идеалов. Так как она из тех людей, что придумали идею своего рыцарского ордена после просмотра пьесы, было вполне естественно, что она так считала. Тем не менее этот идеализм только усилил шок и отчаяние, которые девушка чувствовала после предательства.

Пина взъерошила свои красивые рыжие волосы, взъерошила их и схватилась за лоб, словно укачивая его.

"Меня все отвергли. Как вы думаете, что я чувствовала ,когда Диабо отверг меня и когда я смотрела, как Бозес улетает в небо.? Кто спас меня из этого адского места? В конце концов, единственный, кто протянул мне руку, был Итами-доно, не так ли?“

"Ваше высочество. Все, что остальные тогда могли сделать - спасти себя."

"И ты ждешь, что я приму это. Вы ждете, что я возглавлю братоубийство? Я закончила! Закончила! Гамильтон ты не думаешь, что я слишком долго дралась? Пока я боролась разве все не успокоились? Тогда что плохого в том, что я сейчас бездельничаю?"

Гамильтон нечего было ей ответить.

В конце концов, ничто не может сломить волю к борьбе больше, чем осуждение и отвержение тех самых людей, которых человек стремился защитить.

Ответ на вопрос "За что я сражаюсь?" это было единственное, что помогало воину преодолевать боль и страдания, испытываемые им каждый день.Это было ради другого? Это было ради него самого? Даже детской мечты или обыденного желания было бы достаточно. Нужно было что-то, что поддержит тебя.

Однако вина и стыд со спины потрясли этот столп поддержки и лишили их воли сражаться.

Меня предали. Я не обязана сражаться после того, как меня ранили. ЯЯ полностью выполнила свои обязанности, как член Императорского двора. Теперь я отдохну. Что в этом плохого?

Гамильтон понимала суть аргументов Пины. Это было очень убедительно и поскольку она понимала ее, она не могла заставить Пину вновь выйти на поле.

Однако, Гамильтон была здесь не одна.

Маленькая девочка шагнула вперед.

"Я молюсь, чтобы вы Ваше Высочество не говорили так, будто вы единственная, кто прошел через трудности."

Когда она услышала то ,что было началом их состязания Пина ответила : "Что ты говоришь.." Она ожидала, что будет использовано клише-"Есть люди, которым хуже чем вам" и подготовила аргументы на подобные фразы.

Однако слова девочки были не теми, которых ожидала Пина.

"Я не стану сравнивать ту боль, что вы ощутили Ваше Высочество, но я надеюсь, вы поймете , что в то время все были мишенью, и многие люди погибли.”

Пина почувствовала себя так, будто подняла копье только для того, чтобы его вырвали. Она сказала: "Ну и что?- показывая, что хочет услышать, что скажет Шерри.

Она не понимала, к чему стремится эта девочка.

Битва была средством убедить других в правоте своего дела.

Конечно была разница между словами и применением насилия,чтобы добиться взаимопонимания, но в глубине души, как только кто-то убеждался в правоте другой стороны, он уступал.

Японцы проиграли во Второй Мировой войне и поэтому были вынуждены признать образ мыслей победителей и их заставили признать правоту своего дела. Их идеалы были заклеймены, как "Империализм" и " Экспансия других", окрашены в темные оттенки и отвергнуты. Конечно империализм и экспансия были все еще мерзкими по сегодняшним меркам, но все к чему они прикасались было окрашено в греховные цвета.

Секрет был в том, как убедить другую сторону слушать тебя.Какими бы трогательными ни были слова, они ничего не значат, если их не слышат.

Пина была основателем рыцарского ордена и в какой то степени профессиональным воином. Однако, она не была искусна в танце слов. Или, скорее, именно потому, что она была профессиональным бойцом, она презирала искусство словесного убеждения. Хотя изучаемая ею учебная программа боевых действий по существу представляет собой дипломатию и управление в иной форме, она не понимает, что в конечном счете цель политики и дипломатии состоит в том, чтобы убедить другую сторону посредством переговоров.

Поэтому, в битве словами Пина оказалась в невыгодном положении.

"Вы знали? Бозес-сама въехала в Имперскую столицу, чтобы спасти вас, Пина-сама."

Чтобы убедить Пину, нужно развеять источник ее упрямства.

Это было причиной выбрать тему, которая не могла не заставить Пину передумать.

Пина ответила: "Что, это правда?”

Она посмотрела на Гамильтон и она молча кивнула.

"Почему ты не сказала мне?"

"Бозес не из тех женщин, что оправдывают свое поражение говоря, что она сражалась изо всех сил. Факт в том ,что неспособность спасти Ваше Высочество была равносильна отказу от вас в ее глазах. Таким образом, ей было глубоко стыдно и она не могла заставить себя встретиться с вами лицом к лицу…”

Пина глубоко вздохнула.

"...Тогда Бозес вернулась...вот,как это было.”

Пина не встречалась с Бозес и остальными после всего.

Она не могла оставаться в Италике и покинула временный Имперский дворец.

К тому времени, как Бозес и Бифития оправились от ран и вернулись, Пины уже не было.

"Моих родителей больше нет в этом мире. Во всем этом виноват брат Вашего Высочества.”

"Мой...ох?"

Зорзал был старшим братом Пины. Тем не менее, она надеялась, что Шерри не будет подчеркивать этот факт. Это было потому, что говоря так намекали, что Пина была, по крайней мере, ответственна за грехи Зорзала. Однако мотив Шерри не был таким. Она хотела бы подчеркнуть тот факт, что Зорзал был братом Пины, чтобы вызвать у нее чувство ответственности и тем самым побудить ее принять участие в ратификации договора.

Пина не сдавалась. Это просто поверхностное мышление маленького ребенка.Как я могу на это купиться?

"Позволь мне прояснить, я разорвала все связи между собой и братом."

И тогда Шерри рассмеялась.

"Правда? Какое облегчение?"

Ее расслабленное выражение лица снова противоречило ожиданиям, повергая Пину в хаос.

"П-Почему?"

"Я поклялась отомстить Зорзалу. Теперь я каждый день молюсь о его кончине."

Пина ничего не могла ответить, глядя в лиц грубому и прямому выражению Шерри.

Любой Имперский дворянин сомневался бы в таких вещах. Мирная фракция хотела поддержать Пину, но с другой стороны они просто хотели сделать ее ответственной за убийство члена Имперской семьи.

"Ну ы сказали, что порвали все связи с Зорзалом-сама, так что все в порядке, Пина-денка?

Шерри криво улыбнулась и можно было практически услышать, как она говорит “фу-фу” или, возможно, “кекеке”. Это была леденящая душу улыбка.

Пина не могла не отступить.

"Но...но, как ты отомстишь за себя брату?"

"Ну, с сильными должны иметь дело те, кто сильнее.”

"Это причина мирного договора, верно?"

"Да. Я намереваюсь позаимствовать силу Японии. Это то, о чем мы говорили.”

“Но, но, если это произойдет…”

"Пина-сама. Дамы рыцарского отряда понесли большие потери, сражаясь с опричниками. Они сражались, истекали кровью и умирали, защищая меня, которая бежала в Изумрудный Дворец. И Зорсал-сама продолжал обличать их действия как измену. Если Зорзал-сама продолжит побеждать, люди, отдавшие свои жизни, чтобы подчиниться вашему приказу, будут заклеймены как предатели империи. Можете ли вы оставаться спокойной, когда имена этих рыцарей втаптывают в пыль."

"Нет...как я могу не волноваться?"

Пина в агонии прикусила губу.

"Из-за него мы не могли провести мирные переговоры и война продолжалась.Этот человек запятнал честь империи, вовлекая невинных в войну. Вы действительно можете игнорировать это, Ваше Высочество?”

"Как я могу?!"

"Тогда, куда вы пойдете дальше?"

"Я ... я не буду принимать ничью сторону.Зорзал ... все еще мой старший брат!”

"Разве вы не сказали ,что порвали с ним все связи?"

"Значит, вы хотите, чтобы мы убили друг друга?”

В конце концов, Пина не решалась бороться с братом.

Оглядываясь назад на историю, можно сказать, что борьба братьев за трон не была чем-то необычным, но Пина не считала это правильным. В какой-то степени она была самой здравомыслящей."

Я не желаю, чтобы Ваше Высочество скрещивали клинки с вашим уважаемым братом. Японские джентльмены с этим справятся. Эти люди глубоко оскорблены его действиями, однако сдерживают себя по политическим причинам

"...Ш-Шерри. Кто, кто…”

Кто ты такая? Пина не осмелилась задать этот вопрос. Она боялась, что сказав это услышит действительно ужасающий ответ.

"Я желаю, чтобы Ваше Высочество многого сделала. Нет, на самом деле, я надеюсь, что Ваше Высочество ничего не предпримет. Когда договор будет ратифицирован, я молюсь, чтобы вы сыграли роль легкомысленного политического брака и просто сели. Я ручаюсь за в--се остальное. Это должно быть хорошо для вас, не так ли, Ваше Высочество?”

Пина не могла ответить. Она была, как лягушка перед змеей, подавлена Шерри.

"Тогда, Пина-сама. Идите этим путём, пожалуйста."

У Пины не было причин отвергать протянутую руку Шерри.

Глава 13

Был термин под названием”давняя традиция".

Он о том, как суды и религии, проводящие строгие церемонии, в конечном итоге создают свои собственные традиции. Большая часть этой практики возникла из-за существовавших в прошлом ситуаций, требующих принятия конкретных решений. На протяжении многих лет причины такой практики были забыты, и они сохранялись и соблюдались без подлинного понимания.

Многие элементы того, что считалось здравым смыслом, были накоплены за долгие годы опыта.

Например вождение автомобиля. В Англии и Японии едут слева, в то время, как В США и других странах справа.Почему так?

Некоторые источники утверждают, что рыцари и воины носили мечи слева. Когда двое проходили мимо друг друга в противоположных направлениях, ножны их мечей сталкивались. В тоже время это было потому, что мечи обычно вытаскивали правой рукой и они держались слева, чтобы противостоять врагу.

В любом случае, когда соответствующие законы еще не были написаны, люди следовали примерам и прецедентам.

Слова “Они делали это в прошлом, так что и мы будем делать " имели для них убеждающую силу.Иногда этой власти было достаточно, чтобы обеспечить высшую власть нации. Из-за этого практики и традиции заставили людей задуматься: “зачем мы это делаем? "в конечном итоге, это продолжалось и по сей день. Кроме того, было принято, чтобы люди говорили: “вы не следовали точным шагам протокола, поэтому этот договор и соглашение являются недействительными”.

Этот аспект относится и к Империи.

Подписание мирного договора - не просто подписание документа.Мельчайшие детали протокола, предшествовавшего этому моменту, уже были разработаны далеко вперед. Они были довольно сложными и были существенно важными элементами вступления в силу договора.

Для начала колонна экипажей в сопровождении великолепно одетых рыцарей двинулась по главной улице.

К тому времени, как они достигли вершины холма Арнус уже был почти вечер. Они должны были войти под багровое небо, направляясь к Солнцу.

Леди рыцарь Паначе ехала на белом коне. Ей было поручено охранять элегантно украшенную карету, в которой находился представитель императора.Она была прекрасной женщиной, блистательной в мужском наряде, излучающей и величие, и красоту, смотрящей на весь мир, как мастерски вылепленная статуя.

Даже женщины, что не увлекались такими вещами, не могли не чувствовать, как их сердца трепещут, когда они видят ее. Таково было ее обаяние капитана стражи.

Паначе подогнала лошадь поближе к карете и прошептала:

"Ваше Высочество Арнус в поле зрения."

"Уму. Кто будет нашим вестником?”

“Бифития может быть хорошим выбором.”

"Тогда, пусть будет она."

Рыцарский отряд Пины всегда был скорее церемониальным отрядом, чем настоящей боевой единицей.

Никто другой не мог сравниться с ними, когда дело доходило до демонстрации элегантности и изящества. И среди них Бифития была выбрана их глашатаем.

То, как она ехала верхом на белом коне, держа флаг, сшитый золотыми нитями, оставляло всех, кто видел ее, безмолвными.

В своей обычной жизни она была необузданной и наслаждалась грубыми манерами мужчин. Она считала макияж хлопотным и обычно не утруждала себя его нанесением. Это было почти немыслимо, что кто-то вроде нее мог так себя вести.

Она отнеслась к этой церемонии серьезно, и люди вокруг нее могли видеть мотивацию, ярко сияющую в ее глазах.

По правде говоря, первым выбором для глашатая была Николашка.

П.П( Ну и имена... анлейт- Nicolaschka.)

Она была в Арнусе и раньше , поэтому была знакома с местными жителями и могла говорить по-японски. Все были уверены, что она-идеальный кандидат, чтобы удостоиться этой исключительной чести для рыцаря. Однако Бифития высказала возражение.

Пока шли приготовления, Бифития услышала, что некий человек по имени Кенгун собирается появиться, и она потеряла хладнокровие. Она беспокойно огляделась, бормоча что-то непонятное для себя, прежде чем, наконец, сказать: “такую великую задачу следует поручить лидеру группы.”

"Я не говорю, что Николашка плоха, но, ах, как я выразилась, может быть, в плане достоинства, или в других областях, она, ну... в общем, она не подходит Кенгуну…”

Ее 180-градусное изменение отношения удивило окружающих, но они быстро разгадали ее скрытые мотивы. Слухи о том, как она влюбилась с первого взгляда в командира JSDF, который не знал языка, но который сказал ей “жди меня", распространились по группе рыцарей

Даже Николашка, чье славное назначение было у нее отнято, грациозно уступила свое место, сказав "Похоже и для Бифитии пришла весна."

"Значит, Бифития беспокоится, что она будет недостаточно хороша или что-то еще?”

"Верно, верно. Все, что ей нужно сделать, так это сказать, что она хочет."

И вот, после хихиканья и моральной поддержки остальных, Бифития была выбрана глашатаем рыцарской группы.

Бифития сама отделилась от основной формации. Когда она была остановлена и допрошена службой безопасности, она ловко взяла поводья и заявила: "Я имею честь объявить о прибытии представителя Его Величества. Позаботьтесь о нас!”

Она просто повторяла эти японские строки; Бифития понятия не имела, что они означают.

Конечно силы самообороны были проинформированы заранее. Поэтому встречающая сторона была так же безупречна.

На самом деле, допрос военнослужащих JSDF и ее ответ на их допросы были частью протокола.

Их униформа была свежевыстирана и выглажена, они носили красные шарфы, чтобы показать, что они были частью пехоты.После тщательного муштрования и практики, не было никаких признаков того, что они были такими людьми, которые обычно проводили свое время, прячась в углах. В таком состоянии они приветствовали Имперский контингент.

Белая лошадь Бифитии вошла в город Арнус.

Перед ней были жители, выстроившиеся по обе стороны дороги.Они отложили свои инструменты и прекратили работу, чтобы насладиться этим редким зрелищем.

Наемники, нанятые торговцами, работавшими на ALC приводили в порядок свои доспехи, насколько могли, прежде чем выстроиться в шеренги, чтобы приветствовать представителя императора.

Улицы бежали мимо складов и жилья для сотрудников, прежде чем, наконец, подняться по склону горы Арнус.Именно там имперская армия и коалиционная армия дерзко атаковали и встретили свою смерть одна за другой.

Бифития посмотрела на шрамы битвы, которая затянулась, а затем двинулся к вершине холма, где все экспедиционные силы специального района JGSDF ждали в строю.

* * *

"Хммм. Все они признают, что они потеряли. Зачем устраивать такой спектакль?”

Гости и официантки ушли, чтобы посмотреть на зрелище прибытия члена королевской семьи. Диабо потягивал вино и ворчал себе под нос в тихом ресторане.

"Ну, потому что они проиграли, они и ставят такое шоу. Вам не кажется, что такова человеческая натура? Метмес, слуга Диабо отвечал на его размышления.

"Уму. Должно быть так."

Единственным человеком, оставшимся в ресторане, был шеф-повар, который полировал тарелки по другую сторону стойки.

Возможно, он был удивлен, что двое мужчин остались здесь, хотя остальные ушли, поэтому он бросил сомнительный взгляд в их сторону.Вскоре он не смог сдержаться и спросил:

"Дорогие гости, разве вы не собираетесь наблюдать за процессией?”

“Это пустая трата времени. Как насчет тебя? Почему ты не смотришь?”

"Меня это не радует. Как вообще можно быть счастливым?”

“Тогда почему они смотрят?”

Перед рестораном была стена людей.

Раздался звук карет и лошадей. Пина как раз проезжала мимо.

"Все чувствуют себя неловко. Слушай, они говорят, что хотят закрыть Врата, верно? Все думают, что если мирные переговоры пройдут, то они будут говорить о том, как иметь дело с Вратами дальше."

"Разве Врата нельзя открыть вновь? Это то, что я слышал."

"Ну, это то, что было слышно, но как насчет реальности ситуации?”

"Что сказать. У Вас есть какие то подозрения?"

"Ну, если они смогут открыть Врата, то почему бы им не сказать, кто это сделает?"

"Для этого должна быть какая то причина? Если это может осуществить кто-то, кто не является богом, то кто бы это не был, он станет мишенью для убийц и заговоров. Вам не кажется, что Император Зорзал это сделает?"

"Ну я понимаю необходимость такой секретности. Но это так же означает, что если Зорзал положит на них глаз, они ничего не смогут сделать, если что-то пойдет не так.

“...Серьезно? Это может быть так.”

"Ну мне это не нравится. Когда то у меня была своя квартира, но когда я ремонтировал витрину, хозяин сказал что-то о том, как сюда будут приходить гости и другие приятные вещи. В результате я потратил все свои деньги на свой магазин, но в итоге почти не осталось клиентов и бизнеса. У меня были огромные долги, и даже жена бросила меня.…”

"Понимаю, должно быть очень болезненно."

"Они говорят, что это для того, чтобы земля не дрожала, апокрифы и все такое, но я вообще не понимаю причин. Это произойдет не сегодня и не завтра, верно? Они должны были разобраться, прежде чем закрывать их. Ситуация не будет развиваться так, как предполагают люди."

Слова шеф-повара, человека, которому пришлось закрыть ресторан, были странно убедительны.

Диабо задумался и кивнул, будто что-то понял.

"Да ты прав. Это именно тот случай."

"Если что-то случится с человеком, который сможет открывать Врата, Арнус будет обречен. Мы не сможем зарабатывать на жизнь и будем бродить по улицам. Кроме того, этот секрет все равно раскроется.Даже мы можем приблизительно догадаться, кто этот человек.”

“О, вы знаете?”

Ну в ALC только четыре человека имеют отношения к святыне Белладжио — ее Святейшество ,Тука-сан, Лелей-сан и Яо. Ее святейшество ненавидит Харди, в то время, как Яо разорвала с ней все связи. Значит это одна из двух оставшихся."

"Ум, довольно хорошая дедукция.”

"Большинство высших членов ALC были беженцами из деревни Кода. Если что-то случится, они просто вернутся в свою деревню. Торговцы смогут уйти в другое место, и если не будут слишком жадными, смогут продолжать зарабатывать на жизнь. Тем не менее, мы, кто может заработать себе на жизнь, только потому, что это Арнус, у нас нет такого варианта. Что произойдет, когда полулюди останутся без работы?"

"Почему бы не открыть другое место в другом городе и торговать там?"

"Не глупите. Где вы видели такие хорошие условия, в других местах? Мы даже не можем надеяться так торговать в другом городе.

"Понятно... вот почему ты против этого.”

"Да поэтому нам не по себе.Было бы лучше, если бы мы знали, что произойдет, но похоже избавление от Врат произойдет там, куда мы не сможем протянуть свои руки. Это очень печально."

Услышав это, Диабо протянул руку шеф-повару.

"Хорошо, я все понимаю. В таком случае, помоги мне.”

Шеф-повар посмотрел на протянутую руку и нахмурился.

"Помочь вам с чем?"

"По правде говоря, я тоже против закрытия Врат. Не волнуйтесь, мы не будем плохо с вами обращаться. Как насчет этого господин Диабо?"

Диабо посмотрел на Метмеса. Метмес, который играл роль Диабо, серьезно кивнул и с достоинством протянул руку.

"Г...Господин Диабо..., принц Империи?"

"Верно, это принц Империи, его Величество Диабо. Я его слуга Метмес.Вы слышали о беспорядках в столице империи? Мы пришли сюда, чтобы избежать катастрофы. У имперской армии не достаточно сил, чтобы трогать это место."

Как бы не посмотреть на это, слуга казался гораздо надменнее господина. Однако именно так Диабо решил представиться, несмотря на их обмен.

Согласно моим исследованиям, верхние эшелоны ALC и Японии были обмануты. Похоже то, что землетрясения связали с Вратами, было планом Зорзала.Он хочет, чтобы мы сами закрыли Врата, а потом схватить человека, что откроет их..... как там ее звали, Лелей?"

Метмес молча кивнул.

"План Зорзала похитить или убить эту девочку, Лелей. После этого он сможет делать все, что захочет.

"Но, но … Я слышал, что богиня Харди сама объяснила ситуацию в храме Бельнаджио."

"Это проблема. Думаешь Харди говорила правду."

“...Так вы говорите, что боги лгут?”

"Нет ничего странного в том, что Бог лжет, верно? Харди открыла Врата, но мы не знаем, почему она это сделала.Все, что мы сделали, это установили на них магическое устройство. Возможно Харди зла или стыдится этого, и поэтому хочет закрыть Врата руками тех людей. Это не было бы странно, нет?"

Не найдя ничего, что бы опровергнуть его слова, шеф кивнул и сказал "Конечно."

"Лелей-сан была единственной, кому дана сила открывать Врата, я прав?"

"Верно. Если у вас есть сомнения, посмотрите на себя."

"Разве они не заставляют ее сказать так?"

Руководствуясь этими рассуждениями шеф-повар наконец кивнул в согласии.

"Кажется, ты понимаешь, что я говорю правду.”

"Это так.. на улицах говорят, что за Лелей-сан была целью убийц... я понимаю, так вот в чем дело.”

"В значительной степени, мы против Зорзала. Поэтому разрушение их планов является лучшим путем."

То, что говорил Диабо было довольно простым, поэтому шеф попался на это.

"Я понимаю, я сделаю все, чтобы прояснить ситуацию о Лелей-сан. Если это действительно так, то, пожалуйста, позвольте мне помочь вам.”

Шеф-повар пожал руку, которую предложил ему Диабо.

"Мы будем рассчитывать на тебя, когда придет время."

"И все же, как именно вы остановите закрытие Врат?"

"Ну, если ALC или Японию обманывают, то нам просто нужно сказать правду какой-нибудь другой стране и позволить им помочь нам. Это возможно приведет к внутренним потрясениям, но если все так, то они поблагодарят нас после того, как мы проясним недоразумение. Я хотел бы попросить тебя об этом. Лучший способ защитить Лелей, спрятать ее где-нибудь. В конце концов, чтобы обмануть врагов, нужно обмануть прежде всего союзников. Поэтому я надеюсь, что ты держать это в секрете. Это может звучать грубо, но в то же время это будет очень эффективно, потому что неожиданно.”

Шеф повар кивнул, словно убежденный.

"Если подумать, какая страна будет нам помогать?”

"Одна из стран по ту сторону Врат. Диабо взглянул на Метмеса. "Китайн, кажется как то так?"

“Китай. Нет, эта страна называется Китай, Метмес.Они говорят на другом языке, но у них такой же цвет кожи, как у людей, живущих в Японии."

Слова Метмеса казались немного отрешенными, но шеф повар счел это натурой принца.

* * *

Достигнув вершины холма Арнус Бифития остановила лошадь перед отрядом JSDF и закричала: “объявляю о прибытии представителя императора!”

Затем она упала с лошади.

Спуск был похож на падение, после тяжёлой пробежки. Тем не менее, это было частью церемонии. Движения, придуманные века назад, были воспроизведены с поразительной точностью.

Приветствующим Бифитию был полковник Кенгун, командир четвертой боевой группы.

В соответствии с тем, как они репетировали, Кенгун упал на одно колено перед глашатаем, убедившись, что Бифития была еще жива.

Кстати, Кенгун на репетиции в тот же день много раз вздыхал.

“Почему я должен это делать?”

"Это называется художественная красота. Теперь, подбеги к ней.”

Когда она услышала, как Паначе объясняет ему шаги церемонии в исчерпывающих подробностях, Бифития - которая притворялась бессознательной - захныкала, "Может, он не хочет меня обнимать?" слезы навернулись на ее глаза.

"Теперь, пожалуйста преклонитесь на ваше правое колено. Нет, не слева, а справа ..."

Стоящий на колене Кенгун пробормотал: "Я не ненавижу тебя или что-то в этом роде ... почему ты плачешь? Где-нибудь болит? - спросил он в замешательстве.

"Заткнись! Прекрати бормотать и держи меня!”

Когда эти слова - которые Паначе было проблематично перевести - вырвались у Бифитер, она покраснела и поспешно исправила свое высказывание.

- Ах, нет, подними меня! Паначе, я сейчас ошиблась, не переводи это!”

Когда она сказала это, злая улыбка появилась на лице Паначе. Она наклонилось и прошептала что-то на ухо Кенгуну, с не совсем нормальным выражением на лице.

Кенгун немедленно покраснел до кончиков ушей.

"Вот почему я сказала, остановись! Не переводи это! Подожди, Кенгун, не трогай меня!"

“Но если он не прикоснется к тебе, как он тебя понесет? Это все часть церемонии. Потерпи."

Лицо Бифитии вспыхнуло красным по мере того как

ее поднимали, размахивая руками и ногами в знак протеста. Тем не менее, даже ее дикое метание не могло поколебать железную хватку Кенгуна.

Между прочим, традиция предписывает что личность того, кого несут должен быть мужчиной, и человек, несущий его, был также мужчиной, являющимся генералом противостоящих сил.

* * *

Глава 14

"Хорошо, что дальше?"

Паначе взглянула на Кенгуна и сказала: “О, это еще не решено, так что вы можете решить сами. Если вы хотите, вы можете вернуть ее в вашу постель, Кенгун-доно."

Это поставило Кенгуна в затруднительное положение."

"Так не хорошо, правда?"

"Ну да правда, мы будем в затруднительном положении, если эта похотливая женщина не сможет прийти на церемонию. Поэтому пожалуйста подождите до вечера, прежде чем спать с ней..."

"Как я уже сказал, это не правильно?”

"Было бы лучше сказать, что это правило?”

Паначе пожала плечами.

Это какая то 18+ игра? Возможно Итами спросил бы об этом, но глубоко нравственный Кенгун ответил:

"Мне не нравится такое правило! Это должно быть свободно, по любви!"

" Тогда... тогда начни встречаться со мной!”

Казалось, что Бифития поддалась эмоциям и крикнула, чтобы все слышали, прижимаясь к Кенгуну.

"Мне перевести это?" Паначе спросила Бифитию надуманным тоном.

Она переводила Кенгуну все, чего не следовало бы. Жестокость Паначе чуть не довела Бифитию до слез

"...Пожалуйста."

И так, Паначе усмехнувшись про себя, искренне, нежно и с любовью объяснила контекст восклицания Бифитии.

Конечно они не еще говорили на этом этапе церемонии. Оба общались эмоционально, как будто этот разговор никогда и не состоялся.

Кенгун поднял Бифитию, которая притворялась, что потеряла сознание, и отнес ее за ряды, образованные силами самообороны. Затем он опустил ее на землю.

Однако руки Бифитии не отпускали шеи Кенгуна. Поэтому ему потребовалось некоторое время, чтобы вернуться к остальным.

"Ответь мне."

Стыд, смущение и другие чувства переплетались в девушке, но она пересилила их и заставила себя прошептать это Кенгуну. Однако эти слова не прошли через языковой барьер.

"...Что ты говоришь? Я совсем тебя не понимаю.”

Кенгун был сбит с толку тем, что руки Бифитии тряслись.

"Черт... Я не могу больше ждать!"

Если бы это было так, все, что она могла сделать, это навязать себя ему. Да, это был единственный способ.

К счастью, никто не смотрел назад.

Как только Кенгун оправился от шока, он увидел десяток карет, где находились дипломаты во главе с Пиной.

"Поднять оружие!”

Боевая группа чётко отдала салют.

Послы прошли через линии штыков в сопровождении нескольких рыцарей.

Пина хихикнула, взглянув на Кенгуна, и пробормотала "Они довольно хорошо прогрессируют."

Губы Кенгуна были ярко красными от чьей то помады. Конечно традиция такого не предписывает и все произошло случайно.

* * *

В ту ночь новости о подписании Японией мирного договора с Империей распространились по всему миру.

Премьер Министр Морита представлял Японию, а Крон-принцесса Пина Ко Лада была представителем империи.

После того, как они прочли и проверили содержание договора, Морита воспользовался чернильной кистью, а Пина авторучкой, чтобы подписать два экземпляра документа, по одному для каждого.

Если условия документа были одобрены японским парламентом и имперским Сенатом, состояние войны между Империей и Японией было бы официально прекращено. Конечно битва с Зорзалом продолжится, но подписание мирного договора открыло дорогу в мир для обоих народов.

Основные пункты мирного договора:

Империя признала свою ответственность за необъявленную войну в Гинзе и извинилась за это.(Империя не считала военные действия без официального объявления войны за преступление. Поэтому они не видели причин для извинений. Их рассуждения заключались в том, что жертвы среди мирного населения были из-за медлительности и невнимательности Японии.Однако после этих мирных переговоров Империя приняла идею о том, что перед началом войны нужно объявить войну.)

Император Молт берет на себя ответственность за этот инцидент и отречется от своей должности спустя два года после подписания договора.

Империя выплатит 152’000’000 местной валюты репарациями. 22’000’000 будет выплачено немедленно, остальная сумма в течении 20 имперских лет. Кроме того, выплаты начнутся с того момента, как официальное правительство отвоюет Имперскую столицу.

Японцы, после получения выплат постараются не вызывать экономических потрясений после выплат.Поскольку между обеими сторонами не было общих торговцев, имперское правительство не пыталось снизить золотое содержание их валюты.

Империя уступит 100 лье (160 км, примерно 80 000 кв. км) вокруг Арнуса японцам,не включая владения Дома Формаль и территории других рас и лордов. Обе стороны согласились с тем, что они не будут нарушать вновь установленные границы.

Империя передаст японцам права на добычу полезных ископаемых и разведку всех рудников (за исключением рудников драгоценных металлов, используемых для чеканки валюты) в пределах 1000 лье от Арнуса (примерно 804 000 кв. км). Тем не менее, японцам необходимо будет проявлять максимальную осторожность, чтобы не нарушить окружающую среду и условия труда имперских граждан в результате их деятельности.

Империя и Япония установят управляемую государством торговую политику.

Империя разрешала своим вассальным народам, Королевству Эльба, его лордам и другим племенам дипломатические права и признавала их независимо установленные дипломатические связи с Японией.

Были и другие детали, но в целом империя предоставила бы привилегированный режим другой стороне и лишилась бы таможенного налогообложения. Хотя они имеют право осуществлять судебную власть над японскими гражданами, существуют ограничения в отношении возможных наказаний.

Все это казалось наблюдателям несправедливым.

Тем не менее, это так же решало вопрос налогообложения Империи и диктаторского правления над ее вассальными нациями и меньшими доменами. С первого взгляда обе стороны признали, что должны существовать ограничения, которые отличаются от использования незнания другой стороной для подписания несправедливого договора. Таким образом, приложение к договору включало положение, которое позволяло бы пересмотреть эти условия после восстановления правовой системы империи..

Глаза журналистов были прикованы к материалу, он тут же попал в новости, но многие люди читали между строк.

Только из этого договора стало ясно, что японцы не намерены разрывать связи с Империей по крайней мере еще 20 лет. Этот момент подразумевал позицию администрации, противоположную нынешней, в отношении того, что придется закрыть Врата.

Конечно журналисты завалили Японцев вопросами на этот счет. Они спрашивали- есть ли способ открыть Врата еще раз, как утверждали слухи или же они совсем не собираются закрывать их.

После этого Морита ответил:

"Решение закрыть Врата имеют большое значение, потому что они являются важным каналом, соединяющим Японию и другой мир. Как мы будем продолжать поддерживать эту связь? Как отмечается в различных докладах, в настоящее время происходит много странных событий. Однако истинная головная боль заключается в том, что современные научные знания не могут окончательно доказать, что эти явления связаны с Вратами. Таким образом, хотя мы можем быть не уверены в этом, мы должны принять решение о том, как справиться с этой проблемой. Скоро мы будем вынуждены принять великое решение. В настоящее время мы находимся на важном этапе сбора разведывательной информации, и я надеюсь, что вы все это учтете.”

Разве вы уже не решили?

С такой мыслью репортеры вновь засыпали его вопросами.Однако премьер-министр просто ответил: "Пока нет. Договор может предполагать, что Врата останутся открытыми, но он был подписан с намерением продвинуть ситуацию к позитивному разрешению.”

В конце концов, он так и не дал прямого ответа журналистам.

После подписания договора делегаты и контингенты обеих сторон немного отдохнули в люксе "Хагоромо" перед ужином, организованным японским правительством. На мгновение они расслабились и просто поболтали с чашками в руках, будто это была обычная встреча. Тем не менее обсуждаемые вопросы сместились в сторону Врат и особого региона.

Главный секретарь Когура и Министр Земли, Промышленности, Транспорта, и Туризма стояли у окна, ломая голову над тем, как поступить с провинцией Арнус, которая стала частью Японии.

Они многого добились, подписав мирный договор, поэтому не могли не остановиться на этих вещах.

"После рассмотрения фракционного баланса мы должны назначить Номото специальным министром развития региона. Вопрос в том, кого мы отправим в качестве государственного административного сотрудника.”

"Административно- правовой акт об управлении областью Специального региона" был принят одновременно с подписанием договора. Это повлекло создание управление по вопросам развития в специальном регионе, а так же местного административного бюро и государственного административного сотрудника. Административный сотрудник будет проводить выборы местных должностных лиц и управлять административной инфраструктурой специального района. На первый взгляд, его роль была, как у губернатора.

Теперь проблема заключалась в том, что эти должности предлагали большую власть и привилегии. Основная ответственность человека, выполняющего эти функции, будет заключаться в надзоре за специальными проектами развития региона, выделении бюджетных средств и решении других возникающих проблем. Консерваторы сразу же начали нацеливаться на эти должности. Однако, как только они узнали, что им действительно придется проживать в особом регионе для выполнения своих обязанностей, их интерес быстро остыл.

Это было потому, что они застрянут в особом регионе, если Врата закроют, и если им не повезет они очень долгое время не будут иметь контакта с Японией.

"В конце концов, мы не можем закрыть Врата. Отсрочка на пару дней ничего не изменит, верно?"

Были люди, что меняли требования, чтобы получить привилегии. Но мнение "Держать Врата открытыми" потеряло убедительность,перед лицом неспособности повлиять на экономический мир. Ведь нужны были крупные инвестиции, чтобы открыть шахты и построить заводы, чтобы получить огромную прибыль. Если бы им пришлось их закрыть, то это была бы огромная потеря для всех.

“Если мы хотим инвестировать в особый регион, нам нужна гарантия, что мы сможем поддерживать связь с тем миром."

"В любом случае, нужно закрыть Врата и дать феноменам проясниться."

"И до тех пор, бросить все в особом регионе?"

У наций не было совести. Даже территории, что они получили от Империи, могли быть захвачены другими странами, если не поддерживать свою собственность.

"Я так же беспокоюсь о том, что бы полагаться на особых людей, чтобы управлять Вратами. Что, если эта девушка передумает помогать нам?"

"Почему бы не оставить JSDF там? Пусть они за всем присматривают.”

"Как мы можем это сделать? Почти у всех здесь семья. А если дела пойдут плохо и они не смогут увидеть их до конца жизни. Как военные и их семьи согласятся на это?"

"Вот, почему я говорю, что мы должны набрать добровольцев, которые останутся в особом регионе.Война с Империей окончена, так что нам не понадобится столько сил.”

"Вербовать целые семьи для иммиграции? Ну если условия буду довольно хороши, это может сработать.Давайте не будем ограничиваться JSDF, а попросим добровольцев со всей страны.”

"Тем не менее, если сделать это, то нужно будет назначить Государственное административное лицо. Не может же там быть военного правления?"

“Почему бы нам не выбрать из пропорционально избранных кандидатов? Мы можем дать им гарантированное 3-е или 4-е место в избирательном регистре."

"Это значит Мацузака, Эмото, Катагири... так?”

"Нет, нет, нет, Катагири ничего не знает о безопасности. Нам нужен кто-то, кто может справиться с внутренними и внешними делами.”

" А как насчет бывшего премьер-министра? Скажите ему, что это последняя жертва, которую он должен принести для своей страны…”

" Все равно возраст будет проблемой. Нужно учитывать их здоровье и выносливость.”

"Тогда кого же пошлет премьер-министр Морита?”

"Премьер Министр ходит по очень тонкому льду. Он успокоил массы, подписав мирный договор, но закрытие или сохранение Врат открытыми может иметь серьезные последствия для администрации.”

"Сейчас проблема в общественном мнении.Оппозиция, безусловно, превратит проблему Врат в точку разговора, потому что СМИ будут атаковать, говоря, что нет необходимости их закрывать. Поскольку они будут предвзяты к оппозиции, с ними все будет в порядке, что бы они ни говорили, верно?”

"Не смотря ни на что, я не хочу делать Врата, вопросом на выборах.Я бы предпочел решить этот вопрос раньше.”

"Извините,могу я вмешаться?”

Когура и его коллеги удивленно обернулись, когда к ним обратились.

Однако они не увидели обладателя голоса. Они оглянулись, но только после того, как услышали, как она сказала: “Я Шерри Ноэль Тьюри"

"Кто... кто вы такая?”

" Ах, эта девушка-эмиссар империи.”

Выслушав, министры понимающе кивнули.

"Так вы посланник империи? Ах, нет... неужели я так плохо выразился? Мои извинения, Графиня. До меня дошли слухи. Говорят, Вы очень способна.”

"Пожалуйста, не беспокойтесь. Как видите, я ребенок, поэтому, пожалуйста, обращайтесь ко мне, как к младшему.”

"Правда? В Империи много дам, чья внешность не соответствует возрасту."

Когура и остальные вспомнили тех дам, что часто видели во время переговоров.

Они казались молодыми, но Рори, Тука и Яо были старше их матерей. Кроме того, повстречав Лелей, что была молода, но уже представляла для них такую ценность.

"Понимаю, что это совсем не вежливый вопрос, но сколько тебе лет?"

"Мне двенадцать."

" Двенадцать..?"

 

"Однако Имперский год идет 389дней, так что мне 13 Японских лет."

"Понимаю. По возрасту ты должна быть в средней школе … на первом или втором году... Даже если так ты кажешься совсем маленьким взрослым. Кто-нибудь говорил вам это ранее?"

"В последнее время довольно часто.На эту тему за моей спиной шептали такие слова, как «Она слишком переполнена собой».

Шерри выглядела совсем как ребенок, когда надула губки, выражая свое недовольство.

"Ну, тут уж ничего не поделаешь. Возможно, тебе стоит оставить все как есть. Те взрослые, которые могут гордиться только своим возрастом и опытом, естественно, будут обижаться, когда кто-то, не имея обоих, украдет их внимание. При поиске вещей, которые можно критиковать, даже молодость становится недостатком."

"В любом случае, считай, что тебе завидуют, дорогая.”

Такими словами Когура и остальные пытались успокоить девочку с обиженным лицом.

“Говоря об этом, я кое-что слышала о выборах.”

“Значит, тебя интересуют выборы?”

"Да. В прошлом у Империи был демократический строй. Однако по мере увеличения территорий, он становился неэффективным, что и привело к созданию Имперского правительства. Мне очень интересно, как страна и народ применяют власть демократии."

"Понятно. Значит мы можем считать, что Империя прошлого управлялась, как древний Рим и Греция?"

"Наверное. Когда доходит дело до управления рисками, централизованная Имперская власть и диктаторское правление более эффективны, чем при демократии."

"Однако диктатуры легко приводят к самовозвеличиванию. И в условиях диктатуры трудно осуществить меры безопасности против этого."

Когда Когура пробормотал про себя, она вмешалась с обеспокоенным выражением на лице.

" Я слышала, как вы говорили о принятии мер с Вратами до выборов."

"Аххх. Сейчас мы решаем, как бороться со странными феноменами. СМИ не чувствуют опасности и призывают их оставить, однако мы, как люди, что отвечают за безопасность страны, не можем просто так принять эту позицию."

"Я нахожу, что ваше проницательное суждение о том, что должно быть сделано-- даже если люди не одобряют этого---весьма освежающим. В прошлом демократия Империи терпела крах только потому, что власть имущие потворствовали массам. Хотела бы я, чтобы политики тех времён выпили суп из твоих ногтей.”

П.П( Фраза, которую можно считать пословицей, она о том, чтобы сварить грязь из под чьих то ногтей и выпить его, чтобы учиться у того.)

"Суп из ногтей... ну, это архаичный оборот речи, но звучит довольно оригинально, когда исходит от иностранца.”

"Спасибо. Я старалась."

"Тем не менее, слишком режет слух, что демократия уступила автократии из-за потворства массам. Многие из нас думают только о том, как повысит свои рейтинги.-- Долой политические привилегии! Долой чиновников, что цепляются за свои успехи! Они раздувают пламя негодования. Они обманывают людей и заявляют, что все хорошо, пока что-нибудь не случится."

"В Империи войны были способом завоевать популярность.По словам моей учительницы истории, так же стало рушиться демократическое правление ».

“Думаю, граждане любой страны любят победу.”

"Да. До тех по, пока ты выигрываешь, тебя выбирают... отсюда легко понять, как появилась эта тенденция."

"Победить и быть избранным, верно?”

Услышав слова Шерри, Когура стал размышлять про себя. Увидев его в таком состоянии, Шерри взяла инициативу в свои руки.

"Если это так, я бы хотела быстро решить внутренние проблемы Империи, но можем ли мы рассчитывать на поддержку Японии в этом."

"Ум. Если мы не победим Зорзала, война не будет считаться выигранной. И если он победит, то переговоры будут бессмысленны. Кроме того, репарации не буду выплачены, пока Империя не вернет свой капитал."

“Я глубоко оскорблена. Пожалуйста, не надо меня так запугивать.”

Шерри смущенно опустила голову.

" Как будто мы хотим этого. Все нормально. По правде говоря, твое прибытие нам очень помогло.”

"Что вы имеете в виду…”

"По правде говоря, Япония слишком преуспела в особом регионе. Возможно, поэтому наши переговорщики были слишком настойчивы и сосредоточенны на требованиях, которые следует предъявить Империи. Здесь нет места взаимным уступкам и ограничениям. Я чувствую, что это потому, что они не хотят, чтобы их критиковали за то, что они не получили, хотя и могли. В любом случае Шираюри и остальные были сильно ранены."

"....Слишком ранены, говорите?"

"Да. Другими словами, они были слишком увлечены, чтобы наказать словами Имперских послов, не так ли? Но потом появилась ты. Шираюри с остальными пришла в замешательство. Они не могли быть слишком грубы к тебе и поэтому решили отступить с изяществом. Таким образом вопрос был успешно решен."

"Эти переговоры были завершены не только моими способностями.Поэтому я надеюсь, что вы советуете мне не испытывать судьбу. Большое спасибо за ваш мудрый совет.”

"Нет, нет, я не собирался быть настолько грубым. Хотя и вам было бы полезно понимать нашу ситуацию."

"Большое вам спасибо. Я выгравирую это в своем сердце.”

"Я надеюсь. Моей стране и Империи придется многое обсудить. Я буду с нетерпением этого."

"Ах, ну по правде говоря, я планировала выйти замуж за Сугавара-саму, так что у меня не так много шансов стать императорским эмиссаром и поговорить с вами, джентльмены.”

"Сугавара.? ...Кто такой этот Сугавара?- Прошептал Когура одному из дипломатов."

“Ах, этот парень. Что ж, очень жаль.”

Политики ответили в унисон "Как жаль."

"По правде говоря, возможность говорить с такой прекрасной молодой леди, как вы, в мрачных залах власти - это глоток свежего воздуха. Нам всем было бы очень одиноко без такого человека."

“Но, что, что, что…”

"Ничего не поделаешь. Однако тебе еще 13 и ты сможешь оставаться активной в Империи еще три года."

"Но.."

"В чем дело?”

"Уважаемые джентльмены, как вы намерены поступить с Вратами?”

"Хм. Мы считаем, что они должны быть закрыты. Это произойдет после того, как мы победим Зорзала, восстановим отношения с Империей и заблокируем систему управления Арнусом в период до закрытия Врат."

"Вот именно. Тогда Сугавара-сама вернется в Японию?”

"Он является сотрудником Министерства иностранных дел, поэтому до тех пор, пока его не назначат послом в Империи, он будет отозван в Японию, я думаю.”

По правде говоря, это было проблемой. Сколько и кого оставить в особом регионе. Возможно, они никогда больше не увидятся.

"Вот именно. Я понимаю. Я приму это во внимание в своих будущих планах.”

"Тебе действительно нравится этот парень, хах.”

"Да!"

Шерри ответила так ярко и весело, что Когура и остальные на мгновение растерялись.

"Говоря об этом, я хотел бы попросить совета, но без Зорзала внутренние проблемы империи исчезли бы, я прав? Имперское правительство начало эти мирные переговоры, чтобы уничтожить Зорзала с помощью Японии. Если мы уничтожим его, это сделает Японию величайшим источником бед, я прав?"

"Верно. Империя возможно уступила вам Арнус, но она не очень хотела этого делать. В любом случае ,мы должны увеличить чисто военнослужащий до Закрытия Врат. Добавил Министр Земли, Инфраструктуры, Транспорта и Туризма.Должно быть, он был совершенно неосторожен, раз высказал свое мнение перед эмиссаром-- Шерри.

"Действительно, это правда. Но, я не вижу причин для беспокойства."

Услышав ее слова, мужчины наклонились вперед.

"Почему же."

"Это было бы правдой, если принимать во внимание только Японию и Империю. Однако, если посмотреть за пределы Империи и на близлежащие фракции, можно понять, что империи нужна Япония и после победы она будет поддерживать с вами хорошие отношения."

"Я получил информацию о различных силах, окружающих империю. Неужели ее влияние на континенте так сильно уменьшилось?”

"Я не решаюсь говорить о нашем позоре, но многие страны возмущены империей за их прискорбный акт насильственного набора своих армий в коалиционную армию. Таким образом, Империя будет иметь большие трудности в обеспечении своего правления, как это было в прошлом. Как результат, многие люди предпочитают не следовать Зорзалу или Его Величеству.Даже когда с этим восстанием будет покончено, их сердца останутся прежними, хотя ситуация может показаться изменившейся.”

"Когда империя снова объединится, сможет ли она вернуть себе прежнюю зону влияния?”

"К сожалению, существует фактор, который усложняет дело.”

"Какой же?"

"До этого империя была страной, которая была создана и существовала для человечества. Но благодаря этому внутреннему восстанию Его Величество обратился за помощью к полулюдям. Поэтому я считаю, что полулюди получат какой-то статус."

“Расовая проблема..."

"Да. Из-за этого, Япония должна показать свою силу в борьбе с Зорзалом. Таким образом, вассальные народы вновь преклонят колени перед Империей, но в тоже время, они будут помнить, о могуществе Японии. Это так же улучшит отношения полулюдей Арнуса к Японцам. Империя будет сравниваться с Японией и они будут стремиться улучшить свои отношения с вами. Тем самым это обеспечит безопасность и суверенитет Арнуса."

" Понимаю... понимаю, понимаю, так оно и есть. Тогда нам не придется оставлять так много людей."

Секретарь Когура казалось что-то понял, когда он потер ладони и кивнул.

Оглядываясь по сторонам, он казался встревоженным. Вскоре он сказал "Извините” и направился к премьер-министру, который разговаривал и смеялся с Пиной.

“У него дурная привычка выдавать идеи, которые он слышал от других людей, за свои собственные.”

"Правда?"

Шерри наклонила голову, делая вид, что ничего не понимает, и высунула язык, пока никто не смотрел.

* * *

"Время пришло, мы должны начать тотальную атаку!”

Главный секретарь Когура потряс кулаком перед кабинетом министров для пущей выразительности.

"Конечно." Мудро кивнул Кано.Нацумэ тоже высказался в поддержку. Других министров не было и они единогласно приняли предложение Когуры. И так армии Японии и Империи стали работать над уничтожением сил Зорзала.

"Этого следовало ожидать, поскольку это отвечало национальным интересам Японии. Но это так же и подняло бы их общественную популярность. Это обеспечит им хорошее представительство на последующих выборах."

Тем не менее эта война заберет не только деньги, но и жизни. Поэтому некоторые использовали такой аргумент для критики в из адрес.Тем не менее, люди были безнадежными существами, которые были мотивированы исключительно собственной выгодой. Деятельность, осуществляемая с целью извлечения прибыли, - это одно, но даже альтруистические усилия, хотя и кажутся бескорыстными и добрыми, на самом деле предпринимаются для удовлетворения личных мотивов.

Разница заключалась в том, что вместо финансовых и других материальных вознаграждений они получали нематериальные вознаграждения, такие как чувство удовлетворения и выполненного долга.Легко было бы назвать такую деятельность лицемерием, но если бы не существовало стремлений, мотивированных личной выгодой, то такие мнения были бы совершенно бессмысленны.

Осуждать людей за такие вещи было все равно, что обвинять людей в поедании растений или критиковать их за то, что они выделяют телесные отходы и посещают ванную.

Что действительно необходимо решить, так это приоритет личных интересов над общественным благом.

Пока нет конфликта интересов и оба могут быть выполнены в одном направлении, то не будет проблем.Конечно, люди определяли в уме значение “общественного блага”, но проблемы возникали только тогда, когда человек преследовал свои личные интересы в ущерб общественному благу. Лицемерное стремление к личной выгоде на благо общества - вот что действительно заслуживает порицания.

Например, не обращать внимания на реальность и дико преследовать свои идеалы.

Лидер, действия которого наносят ущерб его стране, может считаться несчастьем для граждан.

“Все начинается с добрых намерений”. Эти слова произнес Юлий Цезарь, который впоследствии стал диктатором, но даже такие люди, как Гитлер, Пол Пот и Сталин, не захватили власть с целью сделать жизнь других людей невыносимой.

Однако их благие намерения были слишком экстремальными. Доведенные до крайности диссонансом между своими идеалами и реальностью, они в конечном итоге заставили страдать свой народ.

В этом смысле кабинет Мориты был маленьким и приземленным.

У них были великие амбиции, но они не гнались за ними сломя голову.Они также не были достаточно толстокожими, чтобы высокомерно наряжать свое желание личной выгоды в общественную пользу.

Они были просто трусами, которые сочетали свои личные цели с общественным благом и спрашивали: “все ли в порядке”, а затем вздыхали с облегчением, когда их предложения были приняты. Именно по этой причине, когда они приняли решение и взяли курс, результатом стали смелые и решительные действия.

Решение Кабинета министров было немедленно передано экспедиционному корпусу специального района.

Военнослужащие Арнуса были на взводе.

Глава 15

“Сукин сын, я так долго этого ждал!”

“Давайте уничтожим их!”

Солдаты сил самообороны были недовольны задачей защиты земель вокруг Арнуса.

Если они будут только реагировать на атаки врага, то навсегда останутся на заднем плане. Они были несчастны из-за того, что не могли предотвратить гибель мирного населения. Но если они пойдут в наступление, все изменится. В конце концов силы самообороны возьмут все на себя.

Дыхание, что они задержали, сразу вырвалось.

Боевой дух взлетел и даже повседневные задачи делались с энтузиазмом.

Имперское правительство так-же находилось в энергичном состоянии.

Это было потому, что в различные страны были разосланы письма. Они читали: "Империя и Япония заключили мир! Давайте победим Зорзала, врага мира! Те, кто будет работать на Империю ,будут вознаграждены, не зависимо от расы или прошлого."

Как только эти новости разошлись, со всех сторон пришло подкрепление. Они приходило не только от сторонников мира, но и от вассальных народов, которые ранее отговаривались от участия в войне под разными предлогами.

И тогда, даже бывшие бандиты и наемники, которые отказались от своих контрактов, вернулись в войска.

Таким образом, Армия официальной имперской администрации стала той, что могла посоперничать с армией Зорзала.

"Дворяне Империи, не делайте ошибок, полагая, что эта сила принадлежит вам. Дело в том, что мы все знаем, кто на самом деле отвечает за этот континент.”

Король Королевства Эльба, Дюран пробормотал это себе под нос верхом на виверне, одновременно приказывая своим войскам наступать.

"Пожалуйста! Позвольте армии, противостоящей Зорзалу, выйти из Италики!"

Маршалы истинной имперской армии склонили головы к столу, за которым также сидели представители JSDF.

Нельзя было отрицать, что JSDF - главная сила, что сокрушит Зорзала. Однако они сказали, что если не создадут хотя бы впечатления, что имперская армия выполнит эту работу, а силы самообороны просто поддержат операцию, это вызовет проблемы после войны.

Чисто с военной точки зрения, это была пустая трата сил. Но их предложение имело смысл, если учитывать то, что произойдет после войны. Если Империя погрузится в ненужный хаос, будут затронуты транспортировка ресурсов и сбор репараций.

Поэтому, коалиционная армия, вышедшая из Италики была назначена основным корпусом Анти-Зорзальских сил. Таким образом, имперская армия сможет утверждать. что победила Зорзала. Силы самообороны буду служить поддержкой начнут операции в других районах (в первую очередь, в Арнусе).

“4-я боевая группа будет прикрывать уход из Италики."

Как и сказал Азума, прикрывать Имперскую армию будет 4 боевая группа во главе с полковником Кенгуном.

“Генерал! Если мы будем двигаться в тандеме с имперской армией, мобильность наших войск будет сильно снижена.”

Если бы они должны были идти в ногу с кавалерией или пехотными подразделениями, их драгоценная воздушная мобильность была бы растрачена впустую. Кенгун привел возражения на стратегическом совещании, на Хазама проигнорировал их.

“4-я боевая группа достаточно повоевала в предыдущих боях. На этот раз они должны отдохнуть и уступить место другим подразделениям. Нам потребуется использовать вертолеты для пополнения запасов коалиционных сил по самому длинному и опасному маршруту продвижения.”

Не то чтобы он не мог принять близко к сердцу редко высказываемые Хазамой замечания. Но это было совершенно необоснованно для воинственного Кенгуна.Мои люди были теми, кто бегал на передовой, но что будет с нашей тяжелой работой, если вы отнимете у нас роль в критический момент?

Вот, что Кенгун думал.

Таким образом, Кенгун согнал генералов Имперской армии, которые находились под его командованием, и объявил:

"Давайте сначала проясним: Это состязание."

Мы те, кто победит Зорзала, а силы самообороны поддержат нас. Дворяне собравшие свои силы с этой мыслью, растворились в суматохе, когда Шенди просочилась сквозь них.

“Но, но если вы это сделаете, соглашение…”

“О чем говорилось в соглашении?”

“Разве мы уже не решили этот вопрос, сделав нас главной силой Анти- Зорзальской армии?”

"Верно! Разве не поэтому 4 боевая группа во главе с ветераном Кенгуном-доно движется с нами?” Генералы сотрясались.

"Правильно.И JSDF поможет вам.Однако помощь будет включать и уничтожение войск Зорзала. Если так будет продолжаться, мы станем не больше чем парадом, идущим в Имперскую. столицу. Это еще один способ трактовать соглашение."

"Тогда, тогда какая слава будет для нас?!”

“Как я уже говорил, это состязание."

Кенгун посмотрел вокруг себя. Генералы Императорской армии молчали, как и их окружение.

“Как только начнется битва, остальные нас не дождутся.”

“Но, но, соглашение, наша слава…”

Кенгун прервал Имперских дворян, которые начали повторяться.

"Война есть, потому что есть враги. Если мы позволим союзником сковывать нас, мы подвергнем своих солдат опасности. Если мы из-за этого отстанем, тебе не кажется, что это наш провал?"

После этого Шерри толкнула локтем сидевшую рядом Пину, и та неохотно встала. Несмотря на то, что она не казалась мотивированной, Пина не была настолько ленива, чтобы не думать, поэтому она указала на карту, которая покрывала землю, заявив: “из-за этого ваши светлости должны спешить изо всех сил.”

Указка Пины провела линию от Италики до Тельты.

Между ними находились крепости Маре, Фьюе и Рекки, а так же укрепления, которые построил Зорзал, чтобы помешать продвижению Имперской армии.

"Нам предстоит длинный путь, полный могущественных врагов. Как Кенгун-доно и говорит, если это и состязание, то мы начинаем с плохими условиями."

Италика находилась ближе к Имперской столице, чем Арнус, но их войска отправлялись в тот же день. Если бы им пришлось разрушить каждую крепость на своем пути, они бы не смогли угнаться за силами самообороны, которые были механизированы и обладали огромной разрушительной силой.

Генералы затаили дыхание, обдумывая расстояние, которое им предстояло преодолеть.

Один из них, казалось, сомневался в тоне Пины и отклонился от темы.

"Похоже, слова Вашего Высочества указывают на то, что вы не желаете участвовать в этой битве.”

Пина кивнула.

"Разве я не представитель Императора? Я станусь В Италике и буду ждать хороших новостей от ваших светлостей."

При этом генералы слегка поклонились в знак одобрения.

“Это замечательная новость. Я боялся, что Ваше Высочество сочтет себя главой армии и попытается вступить в бой.”

“При таких обстоятельствах я больше не могу позволить себе быть такой безрассудной, не так ли?”

Генералы и Шерри кивнули.

“Поэтому я надеюсь, что ваши светлости будут повиноваться командам Кенгуна-доно. Я рассчитываю на всех вас.”

“Но, подумать только, даже мы должны спешиться и сражаться, это…”

“Действительно. Если мы смешаемся с войсками, мы не сможем передать адекватные команды, и мы не сможем получить четкую картину ситуации. Такая тактика беспрецедентна.”

"Любой тактик, который может следовать только прецедентам, в лучшем случае второсортен. Если бы мы сражались на борту корабля, мы бы все были спешены, нет? Думаю, что так. Если вы хотите получить славу, попробуйте.”

Генералы в негодовании стиснули зубы, услышав отрешенные слова Пины.

Тем не менее, она была права, поэтому они не ненавидели ее за это.

В этой битве Империя будет рассчитывать на силы самообороны в вопросах транспорта, логистики связи и многих других вещей.Если они отвергнут команду JSDF, то окажутся в незавидном положении и им придется самим разбираться во всем этом.

Представляя законное имперское правительство, Пина повернулась и поклонилась Кенгуну.

"Кенгун-доно, я поручаю этих людей вам."

Кенгун поклонился в ответ.

“Понятно, Ваше Высочество. Теперь я опишу план операции. Как только я вам все объясню, все ваши сомнения испарятся. Наши совместные операции будут прерываться, если будут какие-либо лазейки или неопределенности на любой из частей. Поэтому я приму от вас любые вопросы, отвечу и объясню их. Таким образом, я надеюсь, что вы, джентльмены, будете говорить свободно о любых сомнениях или мнениях, которые у вас есть.”

Кенгун оглянулся и сказал: “тогда, пожалуйста, откройте файлы под рукой.”

А потом Шенди начла объяснять детали.

* * *

“Начинайте операцию!”

Команда генерала Хазамы былапередано различным боевым группам экспедиционного корпуса особого района.

"Широ, Куро, Матча, Юзу, Мамэ, Уме, Момо, Сакура, Сакура!”

Получив кодированный сигнал к началу боевых действий, боевые группы начали движение.

"Хорошо. Вперед!"

Грязь и пыль поднимались в воздух, колонны бронетехники покрыли землю, вертолетные эскадрильи закрыли небо. Все направились к целям, для проведения атак.

Первыми самолеты Phantom сил самообороны проникли в глубь территорий, контролируемых Зорзалом.

Фугасные бомбы разрушили оборону крепости и уничтожили все мосты, кроме тех, которые будут использоваться Имперскими войсками, в это же время ревущее пламя напалмовых бомб стерло полевые лагеря.

Хотя шести Фантомов было недостаточно, они обрушали всю возможную мощь с помощью точных бомбардировок, разрывая коммуникации и транспортные линии, обеспечивая при этом господство в воздухе.

Солдаты в казармах продолжали жить своей повседневной жизнью. Таким образом, еще до того, как они узнали о начале атаки, они были убиты падающими камнями и бревнами или охвачены огнем с неба, в то время как выжившие были отрезаны от поставок и полностью изолированы.

Следующую волну атаки возвестил сокрушительный грохот артиллерийских снарядов.

Земля сотрясалась, пыль поднималась в воздух. Укрытия были разрушены и солдаты в панике искали безопасные места, чтобы спрятаться.

Любой, кто был свидетелем этого и кому не повезло остаться в живых, смотрел на орду железных боевых слонов.

“Что, что это…”

Авангард сил самообороны составляли танки Type 74.Громоподобный рев их наступления отогнал уже сломленный боевой дух осажденных войск.Слова “убежать” ярко светились в их сознании.

“Какого черта ты делаешь! Держать строй и атаковать!”

Однако опричники в масках кобольдов размахивали оружием и проклинали тех, кто собирался бежать. Угроза потерять жизнь возродила моральный дух мужчин.

Они изо всех сил пытались набраться храбрости, чтобы сразиться с железными слонами с помощью клинков, копей и даже боевой магии.

“Вперед! Вперед!”

Они выпустили стрелы и бросили копья.

Однако их контратака не была порождена готовностью к бою или какой-либо аргументированной тактикой. По сути, это была яростная атака самоубийцы. Их враг был похож на свирепый прилив, а имперские солдаты-на хрупкую фанеру; вода обрушилась на них, и они были разбиты.

Запаниковавшие имперские командиры наблюдали, как враг приближается к ним, как будто они направлялись на невостребованную территорию. На их лицах появилось отчаяние. Они понятия не имели, что делать, и как остановить этот страшный натиск.

"Капитан! Где союзники, которые должны были стоять перед нами?"

"Враг уже там, значит они уничтожены."

“Нет! Как такое могло случиться?!”

Они не могли поверить, что их союзники были разгромлены без какого-либо сопротивления.

“Сейчас не время спорить. Все, что мы можем, это наступать и сражаться. Скажите людям позади, что враг пришел. Если мы сможем немного задержать их, союзники смогут перегруппироваться.Иди сейчас же!”

После того, как командир отдал приказ посыльному, он собрал людей для атаки.

И все же, несмотря на то, что они хлестали своих лошадей, крепили копья и бросались на врага, их остановил град свинца из пулеметов, установленных на машинах. Они не могли даже приблизиться к ним.

После того, как многие из их друзей погибли, те немногие, кому удалось вступить с врагом в рукопашную схватку своими копьями, обнаружили, что их удары отражены броней, а копья с треском ломаются.

Это снова повергло кавалерию в шок.

Лошади сбросили всадников одна за другой. А потом, когда они извивались и ползли по грязи,гусеницы железных гигантов налетели прямо на них.

"Это вообще битва?"

Это совсем не война! Это полное унижение! Закричал Имперский солдат.

В прошлом, даже когда они сражались с полулюдьми или богами, они делали это достойно. Тела покрытые кровью рубили мечами, кололи копьями и пробивали стрелами. Они насиловали женщин, сжигали дома и грабили сокровища. Они смотрели друг другу в глаза, их клинки сверкали, щиты сталкивались. Даже сейчас они могли вспомнить своих врагов.

Но эти люди были другими. Они полностью игнорировали Имперцев, отбрасывая, как камешки вдоль дороги. Они жгли их, давили, топтали, как будто бульдозерами прокладывали дорогу в пустыне.

"Черт!"

Они не могли победить врага. Они не могли даже заставить врага заметить их. Они скрежетали зубами и бессильно кипели от этого беспричинного насилия. Это был вкус поражения.

Тем не менее, у них были некоторые варианты.

Например, они могли перегруппироваться. Кроме того, они могли приказать отступить и перегруппироваться в другом месте. Такими способами они должны были противостоять атаке врага.

Однако парень в маске кобольда, что недавно был прикомандирован к командирам, отказывался это делать. Опричники заставляли имперских солдат идти в бой.

Ты хочешь, чтобы мы умерли?”

“Как будто. Если ты выиграешь, ты выживешь. Так победим! Иди и выиграй!”

“Черт! Пошли бронированных огров! Лучники на вивернах, цельтесь сверху!”

Гигантские огры, облаченные в тяжелые доспехи и несущие массивные щиты, неуклюже двинулись вперед.

Каждый шаг излучал их огромный вес. Их огромные тела возвращали солдатам уверенность.

Когда имперские солдаты посмотрели на щиты, похожие на стены, которые несли гигантские огры, и увидели, что они могут отражать пули врагов, они забыли, что когда-то называли их животными. Они начали прятаться за ними.

Кроме того, уверенность возвращали лучники на вивернах

Японские солдаты разбежались по их железным коробкам после залпа стрел.

“Хорошо, вот и все! Окружите их, и они будут словно крысы в ловушке!

"Отбросим их!"

“Зажги огонь! Запускайте камни!”

“В атаку! Заряжай!”

В ответ на мольбы имперских солдат, оргры метнули валуны.

Валуны выдолбили огромные ямы на земле, те, что попадали в танки взрывались облаком пыли.

"Охххх!"

“Это работает! Мы можем выиграть!”

“Хорошо! А теперь топите врага! Команды тарана, вперед!”

Вперед толкнули тараны.

Это были заточенные бревна на повозках, предназначенные для разрушения городских стен.Их план состоял в том, чтобы поразить танки — которые были сопоставимы с мобильными крепостями — и оставить их неподвижными. Кроме того повозки были начинены маслом и дровами, чтобы поджечь их.

Солдаты собрались и отчаянно толкнули их вперед.

"Хорошо, заряжай!"

Сначала они двигались медленно, но постепенно он набрали скорость и толкающие их солдаты не смогли угнаться и попадали вниз.

Град пуль пронесся по монстрам и людям, они упали, как сбитые мухи.

Однако этот импульс уже нельзя было остановить. Тараны все ускол=рялись, подскакивая на кочках.

Некоторые не выдержали такой нагрузки и развалились по пути.

Полетели искры, когда массивные бревна упали на землю. Некоторые солдаты были погребены ими, другие превратились в живые, бегущие костры.

И вот наконец один из снарядов угодил во фланговую броню Type 74.

Удар поражающей силы раздробил таран, во все стороны разлетелась щепа и горящее масло.

Броня сотряслась от удара, танк охватило пламя.

“Мы сделали это!”

Увидев горящий танк, Имперские солдаты радостно вскрикнули.

Теперь, когда они могли ранить своего некогда непобедимого врага, они радостно вскинули кулаки.

Но вскоре ликование сменилось унылым молчанием.

Это было потому, что танк, охваченный пламенем, продолжал двигаться, как ни в чем не бывало.

"Что?"

JSDF изучили фильмы и придумали кое-что. Бока танков они покрыли камуфлированными бревнами.

Острые наконечники, что должны были обездвижить танки, но бревна остановили их. После, они просто сбросили их и продолжили движение.

"Кух!....Мы еще не закончили! Бронированные огры, сформировать авангард!"

Имперские солдаты вывели бронированных огров, готовясь наступать. Если бы они смогли сократить разрыв до досягаемости меча или копья, у них был бы шанс.

По крайней мере, так они думали.

“Тестудо!”

Бронированные огры собрались, чтобы защититься от града пуль. Их погонщики собрались в построении, которое закрыло их со всех сторон. Однако вскоре они увидели отверстия, пробитые в тяжелых щитах.

В темном пространстве они увидели свет, струящийся через каждую маленькую дырочку, словно вышли звезды.

Любому, кроме гигантских огров было бы трудно поднять эти стальные щиты. Но даже они не смогли остановить пули из 12.7 мм пулеметов.

Тем не менее, они были покрыты броней, сопоставимой толщины и их боевой дух не падал. Потому, как даже если щиты будут пробиты, у них останется защита. Но Имперским солдатам в легкой броне было не просто.

В замкнутом пространстве пули рикошетили, солдаты падали на землю, стонали и умирали толпами.

Потеряв половину, они наконец достигли противника.

Раздался свисток и огры ринулись в атаку. Имперские солдаты в рукопашную бросились на танки, а огры готовились бросить в них свои дубинки.

Однако ---

Из железных морд слонов вырвалось пламя.

Пушки L7A1 стреляли бронебойными снарядами 105mm/51.

Даже бронированные огры не могли выдержать попадания с такого расстояния и попадали один за другим.

Громоподобный удар отбросил пехоту назад, а затем последовала тишина настолько глубокая, что казалось нереальной.

Type 74 перезаряжались.

"Огонь!"

Все, что могли сделать Имперские солдаты, это упасть на землю, чтобы защититься от оглушительного шума и свирепого удара, что разрывал их тела.

Огромные щиты, что получили прямое попадание, взлетели в воздух, словно листья на воздухе, а затем упали, притянутые гравитацией.

В этот момент все организованное сопротивление Имперской армии распалось.

Искаженные болью, бронированные огры упали на спину, волоча за собой имперских солдат.

Щиты, вместе с руками были снесены одним ударом и они покатились в агонии. Таким образом, Имперские войска даже не смогли убежать и были разбиты.

Для них не было разницы между другом и врагом.

Огры-берсерки считали всех, кто находится в их поле зрения врагом. Они размахивали дубинками, сметая Имперские войска под ногами.

* * *

В воздухе, всадники бросали дротики. В то же время приказывая своим вивернам сбрасывать на врага камни и бочки с маслом.

Однако это оказалось бесполезным. Их точность была очень ограничена, и даже если бы они попали, они могли нанести только косметический урон танкам, не говоря уже о том, чтобы фактически остановить их.

Конечно, некоторые их них пытались атаковать внедорожники и им даже удалось вывести из строя несколько, но это не могло изменить хода битвы.

“Как, как мы можем победить такого врага?!”

Даже если у них было желание сражаться, даже если они жаждали победы, у них не было возможности и все, что солдаты могли сделать -это бежать.

Даже страх перед опричниками не смог остановить их.

Они отбросили доспехи и щиты и побежали так быстро, как могли.

И так, Имперская армия разбежалась во все стороны, потеряв всякое подобие организованной силы.

Они рухнули, словно здание под своим весом. Это был полный разгром.

Не имея централизованного командования и желая только жить, солдаты присели на корточки и стали искать возможность спастись бегством.

Но куда бы они не бежали, им не давали отдохнуть. Это было потому, что враг преследовал солдат, которые уже отбросили оружие и доспехи.

Имперские войска были окружены со всех сторон, зажаты штыками и вынуждены сдаться.

Конечно, не всех можно было взять в плен. Нескольким несчастным удалось спастись.

Их ждали ненавистные взгляды гражданских. Возможно генерал Хелм и остальные делали это во имя борьбы с силами самообороны, но в конечном счете он и все его люди по существу вели тактику выжженной земли. Они нападали на деревни, сжигали дома, насиловали женщин, убивали мужчин и гнали их через всю страну. Эта тактика принесла имперским солдатам неугасающую ненависть обычных людей, и теперь они подняли свои мстительные клинки против сломленных солдат.

Так, жители деревень преследовали их и разрубали на куски.

Те Имперские солдаты, которые поняли, что им некуда бежать сдались в плен. Самое оскорбительное, что время и усилия, которые были затрачены, чтобы обезоружить их и отправить в тыл, были самой эффективной тактикой, чтобы задержать силы самообороны.

* * *

Великая коалиционная армия во главе с Кенгуном быстро продвигалась к Имперской столице.

Крепость Маре встала у них на пути и они не стесняясь атаковали ее с воздуха.

Обескуражив противника воздушными ударами, вертолёты игнорируя крепостные стены и ворота, сбросили солдат на шпили.

С точки зрения людей Зорзала, их поймали в клещи. Наиболее защищенные крепости были атакованы, а командование разбито.

К тому же "Железные Стрекозы" порхали вокруг и топили в свинцовом дожде Силы Зорзала, одновременно сбрасывая пехоту Законного Имперского правительства.

Все, что они могли сделать для борьбы с врагом- искать пробелы в их формациях и притворно отступать, чтобы заманить их в более удобную местность.

Но враги шли со всех сторон и все, что могли сделать солдаты Зорзала- это бежать.

Тем не менее нашлись люди, которые заняли что-то похожее на бункер и планировали сопротивляться.

К бункеру вел лишь тонкий коридор, где мог поместиться лишь один человек и атака легитимной Имперской армии просто захлебнулась.

Солдаты присели за стенами и закричали:

“Сдавайтесь и выходите! Мы будем обращаться с вами как с пленными!”

“Заткнитесь! Вы гребаные предатели! Это дух имперских солдат!”

Солдаты легитимной Имперской армии попытались достать из прохода раненных товарищей, но были убиты дротиками.

"Черт!"

“Хорошо, я пойду."

Храбрецы, которые пошли вперед, чтобы спасти своих еще живых товарищей, пали жертвами, и казалось, что это станет тупиком.

"Здесь. Они здесь!"

Однако, как только подошли силы самообороны, окруженные пехотой, ситуация изменилась.

Люди внутри отвергли все предложения сдаться. Однако один сержант сказал. "Сейчас. Хорошо."

Он пожал плечами, а затем бросил гранату.

Ослепительная вспышка и ударная волна оглушили защитников, которые прятались в тесном помещении.

Солдаты легитимной Имперской армии сразу бросились захватывать людей Зорзала.

"Ладно, договорились. Давайте двигаться дальше.”

Сопротивление было быстро подавленно.

Большинство осад начиналось с пробития стен, или их прохода, а затем собирались где-то в пределах города. Но эта битва бросила вызов всей обычной логике, и поле битвы охватило весь город, а солдаты бежали во всех направлениях. Таким образом, им нужно было многое сделать.

Они должны были разгромить врагов, взять пленных, если требовалось проводить совместные разбирательства. Им пришлось взять под контроль склады с пайками, оружием и наличностью. Они также должны были ухаживать за ранеными и эвакуировать пострадавших для восстановления, а затем реорганизовать себя в боевой порядок.

“Защитников было меньше, чем ожидалось", - сказал Кенгун подполковнику Йоге.

"Верно. Даже если бы они все сбежались на улицу, все равно их слишком мало."

"Наша разведка ушла или они все снаружи? Это проблематично."

"Нам нужно разведать все здесь?"

"Угу. Пусть они начнут допрос пленных."

Однако если бы они сделали это, то остались бы позади и Кенгун решил перейти к следующему этапу наступления.

"Тогда пусть Мумоль-доно проведет зачистку. Второй эшелон короля Дюрана, на посадку! Мы переходим к Фьюе прямо сейчас."

“О! Наконец-то пришло мое время сиять.”

Солдаты Эльбы загрузились в вертолеты, которые заправили, перезарядили и немного отремонтировали.

"Быстрее, Быстрее!"

Король Дюран в тяжелой броне,с протезом вместо ноги помог остальным солдатам забраться на борт. Он сел на центральное сидение и оглянулся.

"Уму. Давно не виделись, но ощущение такое, будто вчера.”

“Ваше Величество, вы уже ездили на таком?”

Солдат вручил королю фляжку и дрожа задал вопрос.

Король Дюран громко рассмеялся и сделал глоток.

"Мм, это хорошо,” кивнул он. Затем он похлопал нервного молодого человека по спине.

“Чего, ты боишься?”

"Да. Это мой первый полет."

"Это мой второй раз. Не волнуйся. Думай об этом, как о прогулке на лодке по бурному течению. Будет немного трясти, но все будет хорошо, пока ты к этому готов.”

Сказав это, Дюран еще раз похлопал солдата по плечу.

“На поле боя не бывает дворян и крестьян. Повернись ко мне спиной и сражайся всем сердцем.”

"Да, я сделаю все, что в моих силах.”

"Охх. Тогда покажем им!"

“Мы взлетаем прямо сейчас! Держись крепче!”

После того, как пилот сказал это, они взлетели. Вертолет наполнялся криками солдат"Уваааа. Уваааа!", когда его встряхивало.

Смотря на это, Король Дюран смялся словно ребенок, который разыграл кого-то.

Итак, вертолетные эскадрильи отправились на уничтожение следующей крепости.

Глава 16

По правде говоря, Зорзал узнал, что Законное Имперское правительство собирает армию для наступления некоторое время назад.

Если бы его враг повсюду посылал письменные доносы и другую корреспонденцию, этого можно было бы ожидать. Впрочем, даже без этого, Зорзал имел четкое представление о сроках и масштабах их операций, о способе которым враг собирал свои силы и готовился к бою.

Естественно это было благодаря шпионам во главе с Боуро.

Однако эта информация была не той, что они хотели получить с самого начала, скорее они наткнулись на нее случайно.

Это было потому, что первоначальная цель- проникнуть в замок Формаль была полностью провалена. Охотники на шпионов нашли все подземные пути коммуникации и, как следствие, их кропотливо создана шпионская сеть была уничтожена в мгновение ока. Получив отчеты по этому вопросу от Боуро, Тьюле мучительно переживала потерю своих талантливых людей и необходимость их замены.

Все считали, что денег хватит для того, чтобы нанять людей для теневой работы, но это не так.

Именно потому, что работа была теневой, она привлекала множество неряшливых, грубых и девиантных людей, которые так или иначе не смогли удержаться на нормальной работе.

Даже простой Информатор мог предать их, слив ценную информацию. Другими словами, просеивание собранной информации было похоже на поиск золота в речном иле.

Нет, во-первых, золота практически не было. В конце концов, это были люди, которые распространяли простые слухи и неискушенные домыслы, как будто они украли всевозможные сокровища из хранилищ врага.

Таким образом, ответственные за шпионскую сеть должны были быть очень строгими.

Они должны раздавать соответствующие награды и наказания, ложь и предательство будут встречены суровыми, жестокими и пугающими мерами, которые будут хладнокровны и направленны на слабости своих целей.

И чем важнее информация, тем сильнее это должно проявляться. Большинство людей сказали бы: “дело сделано, заплати”, сообщив новости, полученные от прослушивания в неохраняемом баре. Потребовался особый вид зарплаты, чтобы получить рычаги воздействия на людей — будь то запугивание или другие жестокие средства — и сказать им " Вы, идите в логово тигра и разведайте его.”

Наказывая небрежность и предательство, те люди, которым было трудно нести эту вину, вместо этого преувеличивали строгость, безжалостность и бесчеловечность своей организации, чтобы оправдать свои действия. Такие преувеличения были восприняты широкой публикой как правда о шпионском кольце, и поэтому шпионы часто подвергались холодному обращению со стороны всего мира.

Для того, чтобы понять, почему члены шпионского кольца — организации, известной своей коварной и бесчеловечной природой, — рисуют свою организацию таким образом, нужно начать с понимания личностей людей, вовлеченных в такой бизнес.

Надежные агенты были, как ограненные алмазы .Способные и надежные люди были еще дороже.

Слово “надежный” относилось к тем, кто понимал значение разведывательной работы и предоставлял информацию, ничего не скрывая. Такие люди зачастую имеют сильное чувство принадлежности и лояльности к своему обществу или народу. Они не стали бы все портить или бросать из-за того, что это было больно или утомительно, но упорно старались ради всеобщего блага, ради своих друзей и своих семей.

Способные же - это люди, которые проникли к врагу и шпионит за его скрытыми возможностями и ресурсами.

Боуро черпал таланты из расы, называемой Харьо.

Кстати не было племени полулюдей, которое бы так называлось Харьо. Это не было фактом, известным простому человеку, но слово Харьо относилось к беспородному потомству, которое пришло из мира, населенного многочисленными полулюдьми.

Сообщества в этом мире были в основном однородны. Эльфы жили с Эльфами, люди жили в сообществах людей и тому подобное. Тем не менее все полукровки скорее всего были рождены из-за скрещивания. Большинство из таких потомков были воспитаны их родителями, но довольно многие из них стояли в стороне от этих племен, становясь “потерянными”.

Для этого было много причин, но основной было то, что они отличались внешне или имели другую продолжительность жизни. Таким образом, эти “потерянные” люди объединились, сформировали свое общество, и вскоре они назвали себя Харьо.

Они мыслили так: " Эльфы, Люди, Гномы или полулюди, никто из них первоначально не принадлежал этому миру. Они пришли из своих миров.Тем не менее, мы разные. Мы-уникальные жители, рожденные в этом мире. Мы действительно родные для этого мира. Другими словами, этот мир принадлежит нам.”

Никто не знает, кто основатель такого мышления, но Потерянные - те, кто страдает и борется в повседневной жизни постепенно объединились под девизом “Мы-раса господ”. Эта мысль в одиночку подтвердила отвращение и ненависть, которые они испытывали ко всему, что их окружало.

У людей, которыми двигали такие негативные негативными эмоциями, было два пути на выбор: принять реальность и открыто жить во грехе, как жители Акушо, или цепляться за иллюзию ложной гордыни.

Харьо были теми, кто полагался на извращенную форму демократии, чтобы укрепить свое эго, и, таким образом, их тщеславие.

Тем не менее, ложная гордость была, как подразумевалось в названии, в конечном счете ложной. Это было потому, что они должны были утверждать, что верх - низ, а черное - белое.

Корень всего составляло представление о том, что всегда виноват кто-то другой. Из-за этого, они верили, что не могут счастливо жить из-за других людей. В нем говорилось, что из-за общества и мира все то, что должно было принадлежать им по праву, было несправедливо отнято; нет, было украдено у них. Однако такое мышление порождает только ненависть. Когда кто-то притаился в темноте и смотрел на тех, кто гордо жил в свете, с ненавистью в глазах, это только усиливало их чувство вины. Их гнев и негодование усилились, и Харьо искали способ выплеснуть свои постоянно растекающиеся эмоции.

Именно Боуро был тем, кто помог облегчить чувство вины.

“Во-первых, мы проникнем в Империю из тени. Затем мы увеличим нашу сеть, и вскоре мы поглотим Империю изнутри.”

Это можно было назвать безрассудной целью, но Харьо зацепила идея завладеть Империей изнутри. Они собрались под знаменем Боуро и сформировали тайное общество, собрали средства, обучили молодежь и начали шпионскую деятельность.

Боуро удалось стать агентом Зорзала в тени. Возможно это было неофициально, но вскоре они преобразовались в разведывательный аппарат принца.

Однако в результате они потеряли много талантливых людей. Это могло не только поколебать силу Харьо, но и угрожало поколебать саму суть их чувства единства.

Чтобы вырваться из этого они планировали использовать пленных Японцев для ловушки.

Но это тоже не удалось.

Ловушка, которую они устроили была бесполезно и кропотливо пойманная приманка утеряна.

Они не смеялись над своим врагом. Они думали о них, как о грифонах или саблезубых тиграх, и прилагали маниакальные усилия, чтобы устроить для них ловушку. Но враг, который пришел за ними, был подобен древнему дракону, который далеко опередил их воображение.

Даже Буро ничего не мог сделать, кроме как пасть ниц перед Тьюле. А Тьюле, в свою очередь, могла только пасть ниц перед Зорзалом.

"... Вы должны были думать о противнике, как о существах такого уровня силы."

В прошлом Зорзал считал, что Император и про-мирная фракция введут себя перед Японцами, как капитулянты. Однако он не мог больше винить их за это.

Он так сильно проиграл, что не мог даже возмущаться. Вернее он привык так проигрывать и поэтому потерял всю надежду.

"Нет. Я не привык к проигрышам или что-то вроде того. Пусть это поражение станет уроком о том, что нужно сделать, чтобы бороться с врагом, чтобы победить его.Это поражение не было поражением.”

После того, как Зорзал подбодрил себя, он приказал Харьо ( Через Тьюле) продолжать разведывательные операции

Тем не менее не осталось способов для того, чтобы действовать скрытно и проникать в логово к тигру из-за того, что большинство их людей были уничтожены. Поэтому они решили, чтобы их надежные, но не очень способные люди маскировались под торговцев. Оттуда они покупали и продавали, а также наблюдали за изменениями цен, шпионя за ними извне.

Это было не очень эффективно, но лучше, чем не делать ничего. Им нужно было выиграть время для набора и подготовки новобранцев.

Возможно силы самообороны и Дом Формаль потратили слишком много усилий, для поиска тех шпионов, что действовали прямо, но выдавая себя за торговцев, они могли свободно приходить и уходить из Италики.

Они с интересом наблюдали, как солдаты упражняются в спускании по канатам. Видимо, один из них даже спросил: “что они делают?”

Им отвечали даже не скрывая : "Ох, это практика для нового способа захвата городов."

Затем они собрали информацию о сроках поставки и количестве оружия, доспехов и пайков из своих ежедневных разговоров с другими торговцами. Из них они могли определять оперативные планы законной Имперской Армии.

Лоялистские силы не готовили много провизии. Это означало, что враг не готовится к долгим сражениям и скорее всего проведет ряд быстрых атак.

Кроме того, количество корма для лошадей было важным ключом к пониманию того, сколько всадников совершат операцию.

После того, как Тьюле представила свой доклад, Зорзал пришел в ярость и прервал ее:

“Проклятые предатели! Они привлекают иностранные армии, чтобы сражаться со мной?! Похоже, они даже не пытаются скрыть свою истинную природу!”

Сенаторы, сидевшие в зале, тоже закричали.

Граф Вуди Сказал: “Ваше Высочество! Мы можем, наконец, добавить приглашение иностранной экспансии к их списку преступлений!”

Барон Клейтон добавил: “Поскольку эти люди жаждут смерти, мы дадим им ее!”

Затем Генерал Апсон предоставил копии писем, отправленных из Италики.

"Все, Пожалуйста, прочтите это! Предатели отдались на растерзание дикарям и набрали у них войска. Все, что я могу сделать из этого, это то, что предатели отказались от своей гордости, не только как сенаторы, но и как имперские дворяне и даже люди!”

Сенаторы внимательно изучили содержание доноса, а затем рассмеялись.

"Неужели они такие дегенераты? Тогда зачем в первую очередь бороться с ними?"

"Они совсем стыд потеряли!"

“Ну, это все, что от них можно ожидать. Они продали свою страну и свою гордость, и все ради того, чтобы наполнить свои желудки и обогатиться.”

“Меня бесит, что они были такими же лордами, как я!”

После шквала оскорблений сенаторы взглянули на Зорзала.

“Ваше Высочество. Война неизбежна, но что конкретно вы собираетесь делать?"

"Уму. Я намереваюсь встретить врага со всей нашей мощью и я надеюсь, на то, что вы поведете своих людей."

Словно предвкушая эти слова, опытные в военном отношении сенаторы взволнованно кивнули.

"Нет необходимости говорить о том, какую тактику использовать. У меня было много дискуссий в рамках подготовки к этому дню. Будущее Империи зависит от предстоящей битвы. Если вы считаете, что курс действий будет эффективным, действуйте изо всех сил.”

По команде Зорзала развернули гигантскую карту, которая, казалось, покрывали весь пол. Генерал, Мутра и Карастан стояли рядом с ним, и Хельм двинулся вперед, держа в руках указку.

"Противник намеревается атаковать нас из Арнуса и Италики. К сожалению, мы можем только отдать им крепости Маре, Фьюе, Рекки и так далее ".

“Значит, мы их бросаем? Но ничего не поделаешь, если это ради победы.”

Выслушав вопросы сенаторов, Хельм показал на крепости указкой и кивнул. Затем он направил ее на столицу.

Конечно наши войска ведут ожесточённую борьбу, чтобы ослабить противника. Мы укрепили Маре, пехотой Фьюе, вивернами и кавалерией, чтобы встретить нападающих. Однако мы - главная сила. Как только враг станет слишком самоуверенным и зайдет вглубь территорий, наша очередь нападать.

При этом Зорзал поднялся и сказал : " Слушайте все, меня есть верный огненный метод победы. Я немедленно возьму на себя командование подразделением, чтобы осуществить это.”

“Охх, боевой дух войск, несомненно, взлетит, если Ваше Высочество лично выйдет на поле боя.”

"Однако для осуществления этой стратегии понадобится время. Я призываю вас подумать о том, как задержать врага, хотя бы ненадолго.”

Хельм указал на участки с лесом, очерченные коричневым и зеленым. Они представляли собой опасную местность, темные леса и коварную почву.

Это линия обороны, где мы остановим наступление противника.Она будет пролегать в окрестностях Мараис.

* * *

Про-военные сенаторы практически выбежали из приемной кронпринца в своем возбужденном порыве, чтобы подготовиться к битве.

Фурута двинулся против потока людей и оглядел зал. Зорзал и его люди уже шли к нему в кабинет, в то время, как придворные убирали карту.

Он молча изучил карту, притворяясь, что смотрит не испортились ли фрукты. Фурута искал информацию о планах Зорзала. Он останется в Тельте? Будет ли он разворачивать войска. И если развернёт, то куда направится?

Если не победить Зорзала, то война не закончится. Следовательно он должен определить его локацию.

Однако он опоздал на мгновение. Придворные уже свернули карту и вынесли из комнаты. Фурута остался один в зале и собрал перезревшие плоды, которые казалось ,что лопнут если к ним прикоснуться и сказал:

"Почему бы не убить Зорзала и не покончить с этим."

Конечно ударить его ножом или отравить еду будет сложно, но если все, что нужно сделать - это установит бомбу на стул, то это не составит труда. Он чувствовал, что это гораздо лучше, чем тратить жизни в бою.

“Это не сработает.”

Однако мысли Фуруты прервал женский голос, раздавшийся у него за спиной.

"Убийство ничего не решит. Даже, если вы устраните своих политических врагов, это не решить проблем.Скорее, это дестабилизирует ситуацию. Кто-нибудь займет место Его Высочества. Кроме того, я буду тем, кто убьет этого человека. Я никому не позволю этого сделать.”

Он взглянул назад и увидел Тьюли.

"Тьюли-сан?"

"Мараис."

"Мараис?"

П.П ( Переводчик выдает Маре, но Крепость Маре буквально Mare, здесь же Marais, пока оставлю так)

"Мм. Его Высочество направляется к Мараис.Он сказал что-то о верном огневом методе победы.”

"Это действительно нормально?"

Это действительно нормально, говорить