Глава 1

Особые экспедиционные силы JGSDF, сформировали две колонны из боевых и транспортных бронемашин и двинулись по дороге из гравия.

Шины тяжелых грузовиков наполнили воздух пылью, окутав Арнус пеленой.

Пыль налипла на капли пота, было трудно держать глаза открытыми.

Однако, мужчины были в приподнятом настроении.

Они держали винтовки в руках и смотрели вперед, выпрямив спины. Они были полны энергии.

Все присутствующие понимали, что предстоящая битва, вероятно, будет последней, в которой они будут сражаться против Империи.

“После этого война закончится.”

“После этого, мы отправимся домой.”

“Мы остановим их раз и навсегда.”

У каждого были свои мысли по этому поводу, свои причины для борьбы. Это подпитывало их боевой дух, и казалось, что Арнус был в огне от жары, исходящей от них.

Однако некоторые люди не были частью этого пылающего пожара.

Чем выше было настроение военнослужащих, тем сильнее было одиночество этих девушек.

Почта была пуста,что заставило их всех понять, что произойдет с Арнусом, если Врата закроют.

Шеф-повар не мог не раздражаться, видя, как днем официантка с кошачьими ушами пьет за стойкой.

“Мэйя! Ты достаточно свободна, чтобы пить днем!?”

"У меня перерыв - ня. Я должна использовать мой оплачиваемый отпуск - ня."

Девушка-кошка положила щеку на прилавок, ее уши дернулись. Обычно она носила платье горничной, но сегодня она была в повседневной одежде.

Она была модно одета, по меркам полулюдей Арнуса. Шорты с отверстием для хвоста. Шнурки плетенных сандалий охватывали пару красивых ножек, а ее слегка покачивающийся хвост обвивал очаровательные изгибы в воздухе, чтобы все вокруг нее могли ее увидеть.

Верхняя часть тела была обтянута топиком. Ее восхитительные подмышки и грудь почти вываливались из его пределов. Широкий вырез обнажал живот и щекотал мужские взгляды.

Проще говоря, она была ослепительно красива.

По этой причине, плотность клиентов таинственным образом поднялась вокруг стойки, где она сидела.

Рабочие и наемники, нанятые торговцами, принимали пищу, наслаждаясь ее видом.

Если бы это была ночь в другом городе, к ней бы наверняка стекались пьяницы со скрытыми мотивами. Тем не менее был еще день и она была среди знакомой компании, поэтому Мея могла пить спокойно и ни о чем не волноваться, несмотря на праздник, который она обеспечивала окружающим глазам.

Однако шеф-повара явно раздражали именно пьяные дамы.

"Вы бы не ругали пьяного мужчину, это дискриминация - ня."

“Нет! Это другое дело! Это очень хлопотно для леди, которая не знает, в какой ситуации она находится, когда люди с плохими намерениями приближаются к ней. Если ты неосторожно отнесешься к этому, это приведет к печальным последствиям.Это беспечность со стороны женщины.”

Слова шеф-повара также были скрытым предупреждением для мужчин вокруг нее, которые искали возможность использовать ее.

Таким образом, он решил изменить упрек с которым обратился к Мее.

"Скажи, Мея. У тебя не так много времени. Почему бы не потратить его осмысленно?"

"И что значит осмысленно - ня?"

“Например, уборка комнаты, стирка одежды, починка вещей... они все должны были накопиться, не так ли? Дни пролетят незаметно, если ты займешься этим."

“Я делаю такие вещи каждый день, так что мне больше нечего делать - ня."

По ее ответу можно понять, что Мея трудолюбивая девушка. Учитывая ее характер, она не из тех людей, которые будут откладывать на завтра то, что могли сделать сегодня."

“Как насчет того, чтобы повеселиться и поболтать с кем-нибудь? Я представлю тебе парня, как насчет этого?”

Мужчины вокруг нее хором произнесли" Да, правильно” в такт словам шеф-повара, как будто они все хотели быть выбранными, чтобы весело провести время с ней. Однако Мея просто посмеялась над предложением.

“Ты имеешь в виду, повеселиться в Арнусе - ня?"

К сожалении в Арнусе не хватает развлечений. Поход по магазинам ее не интересовал. Она уже знала все про магазины в округе, их расположение и содержимое полок. Для нее не было тайной что и где лежало.

"Кроме того, просто смотреть на лица моих друзей скучно.”

Недавно жители Арнуса начали обсуждать, что они будут делать, когда Врата закроются.Люди часто беспокоились о том, что они будут делать потом, что с ними будет и так далее.

"И кроме того, он отправился сражаться - ня. Я имею ввиду, что могла бы пойти с другим парнем, но я не настолько хитрая - ня. Я так одинока.”

"Что такое Мея? У тебя есть парень?"

"У нас пока не такие отношения - ня. Но я была бы непротив - ня."

"Он Японец?"

Мея медленно подняла голову, пьяно посмотрела на шеф-повара и молча кивнула.

“Это, это... да, это довольно тяжело.”

Когда шеф-повар произнес эти слова, он почесал затылок.

Это было не просто беспокойств о будущем или потерей бойфренда, не было бы преувеличением сказать, что это комбо из двух и потеря работы и любимого. Шеф-повар прекрасно понимал ее, он потерял и работу и жену одновременно.

“Так... он знает, что ты чувствуешь?”

Мея покачала головой, лежа на столе.

Если он не ненавидел Мею, то был шанс, что он останется.На самом деле, ходили слухи, что они начали набирать добровольцев, которые останутся и многие люди подали заявки. Например, было известно, что среди этих людей были Курата и Томито из 3его развед. отряда.

Тем не менее, они должны были бы иметь хорошие отношения для того, чтобы он решил остаться. Если Мея держала бы ее чувства при себе, это было бы бессмысленно.

"Скажи, Мея. Почему бы тебе не признаться ему. Тогда попросишь его остаться или еще что-нибудь."

В глазах Меи появились слезы и она сказала: "Я не могу этого сделать - ня."

Она сказала, что если он останется здесь, то будет вынужден расстаться со своей семьей.

Как только Врата закроются, никто не знает, сколько лет пройдет в Японии, даже если они откроют их снова.

В худшем случае, он попрощается с ними навсегда. Мея не настолько эгоистична, чтобы навязывать ему себя таким образом.

"В таком случае, почему бы тебе не отправится в Японию."

Несколько дней назад состоялась публичная конференция о том, что произойдет после передачи управления регионом Арнуса Японии.

Если жители Арнуса хотят, то могут подать заявление на получение Японского гражданства или постоянного места жительства.Любой вариант позволил бы им остаться в Японии.

Однако мысль об этом очень беспокоила Мею. Жить в чужой стране было очень трудно.

Она не испытывала трудности с языком, привычками и своей работой с военнослужащими, потому что они всегда вели себя образцово. Она почувствовала это, когда прибыла группа репортеров.

Они смотрели на нее, как на говорящую собаку или кошку. Если бы по ту сторону Врат было много таких людей, ей пришлось бы тщательно подготовиться. Ей понадобится решимость, чтобы выжить, потому что незрелая любовь слишком ненадежна для этого.

"Если бы я работала, у меня не было бы времени подумать об этом, но теперь, когда я свободна, это единственное, что у меня в голове ... " Продолжила Мея, пьяно умоляя налить ей еще и обратила свой взгляд на официантку.

"Это место как всегда выглядит оживленным - ня."

"Ахх... ночью посетителей меньше, но днем как обычно.Люди Джейсдифа обедают в своих собственных столовых, поэтому они сюда не приходят. Ну... такое ощущение, что это будет продолжаться какое-то время.”

В любом случае, если Врата закроют, смысл существования этого города уменьшится, соответственно уменьшится и его население.Рабочие, наемные охранники, плотники и другие люди также уходили. Мея знала, что ее тоже отправят в филиал в столице или дли в какой-нибудь другой крупный город.

"Мея, если ты преуспеешь, то тебя могут отправить в Столичный филиал.Это было бы лучше, чем такой маленький городок. В большом городе не будет недостатка в местах, где можно весело провести время, и это должно быть интереснее, чем здесь.”

Однако Мея опустила голову.

“Нет ничего, что могло бы сравниться с этим местом.”

"Ах, согласен."

Шеф-повар понимал ее.

Если бы человек жил в старом городе, люди бы так, как правило были бы против полулюдей и к ним относились бы очень холодно. Учитывая долгую историю Академического города Лонделя, он не должен был быть исключением, и сейчас были некоторые старые части города, которые смотрели на новых жителей свысока.

"Если бы я смогла работать в кантине, , разве это не означало бы, что я могла бы остаться в Арнусе? Если у вас есть роскошь нанимать новых людей, то почему бы не нанять меня?”

Мея с завистью посмотрела на одну из новых официанток, которая, похоже, еще не привыкла к своей работе.

“Нет, она совсем другое дело.”

Когда шеф-повар ответил, на его лице было смущение.

Мея нашла это странным. Почему он нанял девушку-дракона в качестве официантки? Она не казалась очень опытной и поэтому она не могла понять этого, учитывая склонности шеф-повара.

"Правда - ня?"

“Ах, это просто, чтобы она могла погасить свой долг зарплатой, не пойми меня неправильно.”

Шеф-повар замолчал, не желая больше обсуждать эту тему.

"Жизель-сан, почисть здесь."

"Хо-ро-шо--"

Жрецы Эмроя славились тем, что одевались в темные готические платья.

Однако Белый готический наряд был более известен.

Любой, кто не знал, что кто-то в этом наряде был жрицей Харди, богини подземного мира, вероятно, не был жителем особого региона

Это было похоже на то, как люди ассоциировали кого-то в монашеском наряде с христианской церковью или монастырем, или кого-то в Касе с буддизмом, или кого-то в одежде Мико с синтоистской религией.

Кроме того, вряд ли вокруг были другие девушки-драконы, которые носили белые готические наряды.

Поэтому все уставились с разинутыми ртами на одетую в фартук Жизель, когда она пробиралась сквозь промежутки между столами. Как будто время остановилось на мгновение.

Пара наемников-оборотней, которые думали намочить горло в кантине и смыть дорожную пыль, застыли на месте, когда уставились на нее.

Эй, Вольф, С каких это пор это место стало готплеем (косплеем) ?”

"Так вот, что японцы называли готплей кафе, это застало меня врасплох. Что ж они принесли в Арнус свою моду.Хорошо, что девушка- дракон надела белый готический наряд.”

После того, как они оба отказались от того, что видели собственными глазами, они вздохнули с облегчением.

Тем не менее, знакомая официантка сказала: “Это не косплей, она настоящая." Они вновь были поражены.

"Так, так это значит, она... она настоящая жрица..."

Волк потянул за щеку и похлопал по плечу друга-гнома, который пил за стойкой.

Гном в знак согласия опустил подбородок.

"Но как такое могло случиться? Ты правда можешь сказать это? Если это та, о ком я думаю, то это ее Преосвященство Жизель, но она работает в таком месте..."

Это было похоже на то, как телевизионный идол моет посуду в рамэнной - кантине.

“В этом нет ничего странного, правда? Ее Святейшество Рори тоже здесь работает, нет?”

“Но ее Святейшество оказывает здесь большую услугу. Тем не менее, Ваше Преосвященство Жизель выполняет работу слуги; конечно, мы могли бы сделать что-то подобное, нет?”

“Ты так говоришь, но это уже случилось. Это длиииинная история.”

Гном поставил пиво и удобно уселся.

"Хочешь об этом услышать?"

"Ахх, очень хочу."

“Во-первых, это не смешная история. То, что я собираюсь рассказать - это трагедия, которая произведет на вас впечатление о жестокости мира.”

Наемники кивнули и сели рядом с Гномом.

"Хорошо."

Эти слова будут вечным посланием и уроком для будущих поколений: “даже полубогиня должна отработать свои долги, если она не может их выплатить.”

* * *

Для того, чтобы понять произошедшее нужно вернуться немного назад, в то время, когда Жизель прибыла в Арнус. Как полубогиня она отвечала за наблюдение за тем, как Рори и Итами выполнят задание Харди. И вот, Жизель поднялась на борт летательного аппарата под названием "вертолет", чтобы добраться до Арнуса.

"Ах... Ты собираешься в Арнус?"

Вопрос Итами был направлен на сидящую женщину-дракона, у которой на лице было невежественное выражение.

“Да, случилось кое-что неприятное.”

"Тогда мы будем вынуждены остановится на пол пути в Тенаске, и одна из наших боевых групп сопроводит тебя. Скорее всего придется столкнуться с некоторыми сражениями по пути; это нормально?"

“Все в порядке. Я не возражаю.”

"Тогда решено."

Итами не собирался запрещать ей пользоваться вертолетом.

Однако их взаимодействие породило недоразумение со стороны Жизель. Итами не отказал ей в поездке, но это не означало, что он будет заботиться о ней и относиться, как к гостю, которого будут угощать едой и напитками.

По правде говоря, Итами был отвлечен транспортировкой заложника и разговорами с учеными, поэтому у него не было достаточно энергии, чтобы заботиться о Жизель. Как только она прибыла в Арнус, ее отпустили и она решила, что все ее расходы будут оплачены, поэтому она ела, пила и заказывала, как ей велел аппетит, и в конце концов она попала в неприятность.

После того, как Жизель наелась до отвала, она сказала официантке: “это было восхитительно, спасибо за ваше гостеприимство. И где я теперь буду жить?”

Ее ответом был чек, брошенный в лицо.

"Что это?"

Официантка уклонилась от взгляда Жизель и ответила прямо и ясно, как будто делала это каждый день.

“Ах, это запрос на оплату за потребленные вами еду и напитки, дорогой клиент.”

"Эх?! Что это должно быть? Разве эта шпана Итами не сказал тебе?"

Почувствовав, что разжигается проблема, к ней подошел шеф-повар, который занял место официантки.

“Это связано с боссом ALC?”

“Да, он на данный момент с сестрицей- Рори."

"Значит это все связанно с боссом Итами. И все же, он никогда не упоминал о тебе, понимаешь?”

"Я понимаю. Этот парень скорее всего поторопился и забыл сказать тебе. Хорошо, я потом свяжусь с Итами и он все тебе объяснит."

Шеф-повар увидел уверенную улыбку на лице Жизель и подумал, не ошибся ли он.

Дело в том ,что для Жизель было обычным делом... как полубогу не платить за еду и питье. Шеф-повар даже слышал своими ушами о случаях, когда люди предлагали им свои заведения.

Например, когда Харди завладела Лелей, чтобы выпить, ее не только не просили оплатить, но храм взял все расходы на себя.Нет, дело в том, что их, возможно, даже не попросили бы заплатить вообще; в городе святынь и храмов, будучи в состоянии утверждать, что “апостол пришел в нашу кантину, и мы удовлетворили ее желания”, это была отличная реклама.

Но это был не тот город и никто не спешил оплачивать счет полубогини.Обычно в городе были небольшие святилища Харди, странствующие священники, играющие роль миссионеров, или, возможно, местная группа поклонения, которая собирала пожертвования. Все они могли внести свой вклад в оплату питания и проживания полубога.

Поэтому она хотела сказать шеф-повару, что все эти вопросы уже улажены. В таком случае все, что было нужно, - это снова поговорить с Итами или жителями Арнуса.

Однако, подождав немного, он вернулся с новостями, которые повергли Жизель в пучину отчаяния.

“Уважаемый клиент, босс Итами говорит, что он не знает ни о каком таком соглашении.”

“Эххх!? Нет!”

"Тем не менее, поскольку босс об этом не знает, все, что мы можем сделать, это потребовать от вас оплату, Ваше Преосвященство.”

“Тогда как насчет местного храма или других религиозных организаций?”

Шеф-повар печально покачал головой. В этом недавно построенном городе не было ни святынь, ни жрецов Харди, ни, к сожалению, ни одного верующего.

Нет, раньше был один, но он им больше не является. Она вспомнила лицо Яо.

В любом случае, Жизель придется самой покрывать расходы, которые она понесла, выпивая и обедая. Никто не мог и не хотел платить за нее.

"Кроме того, босс Итами не поклонник Харди. Если подумать, учитывая инцидент с огненным драконом, он должен быть твоим врагом. Разве ты не подумала, почему он должен кормить тебя?"

“Когда... когда мы были в Кунапнуи, он кормил меня.…”

Однажды Итами накормил очень голодную Жизель. По правде говоря, она не ожидала этого, поэтому была вне себя от радости и заплакала. Ее эмоции нахлынули, их прошлые обиды казались водой под мостом, и отношения между ними, казалось, изменились к лучшему. Однако это была лишь минутная фантазия.

"Дорогой клиент, это было тогда, а это сейчас.”

Жизель обливалась холодным потом, когда спрашивала у шеф-повара:

“Тогда, может, вы отнесетесь к этому как к подношению?”

"Нет. Не могу."

Шеф-повар и официантка с улыбками предложили ей счет. Их улыбки были сладкими, яркими и ужасно расчетливыми.

Жизель вскрикнула.

"Сестрица Рори тоже есть здесь! И ты не берешь с нее денег! Это религиозная дискриминация!"

“Нет, все совсем не так.”

“Как это так! Это похоже на дискриминацию, так что это явно дискриминация! Если ты ничего не сделаешь, я потребую извинений и компенсации!”

"Дискриминация это необоснованное обращение, но обращение к Госпоже Рори не является необоснованным, ее Святейшество является одним из представителей ALC, который управляет жизнью здесь. Другими словами, она одна из нас.”

"Э?"

После объяснений шеф-повара Жизель наконец поняла.

Эта кантина управлялась ALC, которую представляли Рори, Лелей и Тука. Так же этот город принадлежал ALC. Поскольку Рори была представителем АLC, было бы разумно, если бы к ней относились иначе, чем к Жизель. Поэтому Жизель вычеркнула из головы идею “пообедать-и-лихо”.

Город Арнус был, по сути, храмом Рори. Если она попытается отделаться от них, никто не знает, какую цену ей придется заплатить за это в будущем.

Удары алебарды Рори и ужасный вид песка и камней, летящих вслед за атакой Итами, все еще отдавались в ее голове и заставляли ее тело дрожать. Жизель почувствовала, как ее голова горит, когда эти непонятые воспоминания охватили ее.

Кроме того, они могут подать жалобу в Бельнаг , сказав: “Ваш полубог пообедал и сбежал, мы подаем иск о возмещении ущерба.”

Это было бы очень неловко. По крайней мере, это серьезно подорвет авторитет Жизель. Кроме того, храм Бельнаго может также потерять лицо. Это было бы ужасно.

"О чем это беспокойство? Если у вас возникнут проблемы в Арнусе, мы просто не будем списывать все бесплатно, знаете ли."

Именно тогда руководство ALC, возглавляемое Рори, пришло, чтобы посмотреть, что происходит после получения отчета от местного полицейского поста.

Внезапно среди всего этого Жизель увидела луч света в виде плоскогрудой Лелей.

Жизель была довольно высокой, поэтому видеть, как она обнимает сравнительно низкую Лелей было довольно странным зрелищем. Однако в глазах Жизель, Лелей была последней надеждой.

"Пожалуйста Лелей! Ты ведь одна из вассалов Харди, верно? Ты ведь на моей стороне, так?"

Тот факт, что богиня подземного мира научила Лелей открывать Врата, подразумевал, что она вассал Харди, и, таким образом, присоединилась к Жизель. Так увидит мир, независимо от того, что подумает об этом Лелей.

Услышав это, шеф-повар сузил глаза и сказал: “Итак, Лелей-тян, хах? Я понимаю... и что ты собираешься делать, Лелей? Ты заплатишь за нее?”

Тем не менее, Лелей покачала головой с пустым выражением.

"Нет."

"Но почемуууууу!"

Холодный ответ Лелей походил на то, что ее сбросил с обрыва потенциальный спасатель. Жизель обвисла, как спущенный воздушный шар.

Она была полубогиней в течение сотен лет, и она боролась против бесчисленного количества могущественных врагов. Из всех повреждений, нанесенных ее разуму и телу, слова Лелей стояли в одном ряду с порезами алебарды Рори и бомбардировками JSDF.

Возможно, она считала Жизель жалкой, потому что Лелей добавила:

"Я могу дать тебе взаймы."

"Правда?"

Жизель мгновенно пришла в себя.

"Тем не менее, вернешь с процентной ставкой десять-к-одному."

Жизель в отчаянии упала на колени, как будто все ее предыдущие волнения были пустой тратой времени. Десять-к-одному процентные условия означали, что одна десятая часть основной суммы будет добавляться к кредиту за каждые десять дней.

Это безбожная процентная ставка была бы незаконной по Японскому законодательству.Однако в мире, где быть кредитором чрезвычайно рискованно и высока вероятность того, что должник не выполнит свои обязательства они рассматриваются как весьма снисходительная для получения кредита.

"Ууу…"

Жизель стиснула зубы, но, подумав об этом, поняла, что это единственный выход.

Тем не менее, это правда, что если она не выплатит кредит, ее долг будет снежным комом и ухудшит ситуацию. Жизель прекрасно понимала этот момент.

В целом, тремя самыми распространенными пожеланиями посетителей храма были: “пожалуйста, сделай меня богатым” и “пожалуйста, прости все мои долги”. Кроме того, было “Пожалуйста, найдите мне жену.”

Казалось бы, она могла послать долговую расписку в храм Бельнаго.Однако, учитывая, что проценты были рассчитаны десять-к-одному, ее дополнительные расходы в промежуточный период, ее счета за питание и тому подобное, сумма, которую нужно будет заплатить, будет ужасающе огромной .Священник, отвечающий за финансы храма, наверняка пожаловался бы на это, а Госпожа Харди дала бы ей нагоняй, так что ей пришлось избегать этого как можно дольше.

"....Это не хорошо..."

Жизель уже стояла на коленях со слезами на глазах. Теперь она рухнула на задницу и стала кричать и плакать.

"Проклятье! Вы все в этом замешаны? Вы играли со мной с самого начала! Почему бы тебе просто не отрезать одиннадцать кусков плоти с моей груди! " Поговорка про "одиннадцать ран в груди" пришла из рассказа о том, как должник гарантировал кредит своей жизнью. Можно было бы сказать, что это был эквивалент особого региона “Венецианскому купцу”.

Это была общепринятая фраза, адресованная ростовщикам, которая означала: “ты пытаешься убить меня, заставляя платить долги?” Тем не менее ей не хватало убедительности, когда ее произносил полубог, который мог выжить с самыми ужасающими ранами.

Однако ее Преосвященство Жизель, которая часто говорила необычными фразами, все устраивало. Это также касалось "определенного вопроса", который постоянно находился в умах Рори и Лелей.

Обе уставились на Жизель, словно пригвождая ее к кресту, без всякого стеснения таращась на огромную грудь, совсем не сдерживаясь.

Их полнота и упругость были восхитительны, и их размер, казалось, говорил: “Делай со мной все, что хочешь”, как будто они не изменились бы, независимо от того, сколько человек играло или забавлялось с ними.

Затем они обе посмотрели на свою грудь, прежде чем внезапно переместиться по бокам к Жизель, касаясь и сжимая ее грудь, как будто проверяя ее качество.

"Я все еще расту, поэтому мне не нужно одиннадцать, но одна или две, были бы к месту, учитывая размер..."

"Лелей, разве у тебя нет заклинания , чтобы часть тела выросла?"

"Это заклинание -табу. 20 лет назад была колдунья, которая похищала девушек и обменивалась с ними телами, и в конце концов некая полубогиня отрубила ей голову.”

"Ах... Это была я."

Когда она увидела, что их мысли искажаются перед ее глазами, Тука решила заговорить и заставить их замолчать.

"Прекратите грешные мысли. Ваши собственные тела - это самое главное. Кроме того, вы двое забыли результаты анализа предпочтений отца? Нет смысла заниматься такими вульгарными вещами, понимаете?"

Тука упрекала их за слова и поступки, а не очерняла грудь Жизель как вульгарную. Однако Жизель прошептала, услышав эти слова, которые глубоко ранили ее.

"В-вульгарная..."

“Тогда, что же ей делать?”

“Очевидно, она собирается вернуть все своим телом..”

Глаза Туки, казалось, облизывали тело Жизель. Она задрожала от внезапного холода в воздухе и бессознательно обняла себя.

“Ты имеешь в виду... я, я использую это... это тело, чтобы делать деньги? Вы хотите сказать, что я буду работать, как прихожане Милитты?"

Милитта была богиней, которая управляла урожаем и детьми.

Быть верующим Милитты означало ничего не бояться. Проблема заключалась в том, что жрицы в ее храмах также были храмовыми проститутками, и некоторые из ее верующих жили по принципу, что они должны были служить храмовыми проститутками хотя бы раз в жизни.

Конечно некоторые верующие женщины отвергали этот аспект, но были и те, кто говорил, что безопасное рождение - это самая большая забота любой женщины.

Удивительно, но младенческая и материнская смертность среди ее последователей составила менее 1%. Это был поразительный рекорд в мире с такой отсталой медицинской практикой, и у нее было много последователей.

Кроме того, была и другая причина: хотя проститутка не могла выбирать своих клиентов, когда работала, храмы обучали ее секретным техникам, чтобы завлечь клиента, как будущего жениха.Поэтому жрицы частенько заканчивали свое служение свадебной церемонией на следующий же день. Конечно, были случаи, когда это не срабатывало, и некоторые из этих историй были чрезмерно приукрашены, но в целом не было бы никаких проблем, если заранее договориться с духовенством. Богиня была весьма искусна в таких делах.

Существование Милитты было лучшим доказательством многообразия вероисповеданий в этом особом регионе и различий между ними.

Жизель отчаянно покачала головой.

“Кроме того, я ничего не знаю о мужчинах! Я не могу этого сделать, мне очень жаль! Я просто не могу этого сделать, мне правда очень жаль!”

Жизель нервно склонила голову и призналась, что она все еще девственница с тех пор, как в юном возрасте пришла в храм, чтобы стать полубогиней. Рори злобно рассмеялась и укусила Жизель за ухо.

"Все в порядке. Тука с удовольствием пожирает как мужчин, так и женщин. Ты так долго работала в храме, что наверное уже выработала иммунитет к женщинам?"

Женские монастыри можно считать одной из форм женской территории, и гомосексуальные отношения там довольно распространены. Атмосфера в воздухе была похожа на девичью среднюю или среднюю школу. Мужское поведение и речь Жизель были бы очень популярны в таких местах.

Эмоции нахлынули на официантку и она издала непристойное "Кьяяя"

Дамы обратили свои взгляды на Туку. Учитывая, что ее партнершей будет Жизель, полубогиня, это было немного похоже на связь ангела с падшим ангелом, и преобладающее настроение в воздухе приняло эротический оборот.

Однако Тука помахала пальцем и поправила " Цк, цк, не так."

"Строго говоря, я девушка моего отца."

“Разве это не одно и то же?”

"Это другое дело. Я не приму других мужчин, кроме отца."

Когда над ее головой произошел этот странный обмен мнениями, Жизель, обеспокоенная своей судьбой, с трепетом спросила:

“Ах...ты сказала, что я должна зарабатывать деньги своим телом…”

Тука прижала к ней фартук официантки и сказала:

" Я имела ввиду, что ты должна отработать свои долги."

После такого запугивания Жизель сразу согласилась: “Ах, я могу это сделать!”

Итак Жизель пришлось работать в кантине Арнуса, чтобы оплатить счета за еду и долги. В ее обязанности входило принимать клиентов, подавать еду, мыть посуду, подметать и многое другое. По правде говоря, она на самом деле не так уж много должна; она могла бы погасить свой долг, если бы упорно работала в течение десяти дней.

Тем не менее, она ела больше, чем Кантина давала ей каждый вечер.

Для такого любителя напитков, как Жизель, слабые эли не могли ее удовлетворить. В какой то момент она перешла на дорогие коньяки и вина, поэтому ее долг оставался большим и она вынуждена была работать и дальше.

Жизель с сожалением пожаловалась:

“Черт, это все потому, что еда была слишком хорошей.”

Она проклинала кухню, неосознанно открывая бутылку шампанского. Она не хотела винить алкоголь, который так любила, поэтому бессознательно убегала от правды.

* * *

"Так все и случилось."

Рассказ Жизель закончился.

"Понимаю..."

Волк и его приятель понятия не имели, как к этому относиться. С одной стороны, он жалел ее, но, с другой стороны, он чувствовал, что она заслужила все, что получила.

Гном почувствовал перемену в настроении и встал, сказав: “А, время работать.”

После этого он оставил свою плату за еду и дополнительную медную монету для Жизель в качестве подношения.

“Сюда?”

"Да."

Волк тоже оставил ей монетку из своего кармана, а потом спросил гнома:

“В городе еще есть работа для плотника?”

Город Арнус был полностью построен, так что никто не видел мечущихся туда-сюда плотников.

Конечно была еще работа, например изготовление грузовых ящиков или починка повозок.Гномы, будучи расой ремесленников, лучше всего подходили для такой работы.

Однако Гном ответил, что он все еще очень занят.

"Может, ты и не заметил, но беженцы приходят с другой стороны холма. Это значит, что нам нужно строить дома, а значит, у меня будет больше работы.”

Когда наемники говорили с гномом, транспорт сил самообороны уже отъезжал.

"Спасибо."

Жизель вежливо попрощалась с клиентами.

После очистки от пивных кружек и тарелок, она нашла оставленные пожертвования и сунула в карман. С тех пор как она начала здесь работать, она стала по-настоящему сопереживать другим и остро понимать их своим сердцем.

Время приема пищи закончилось, и клиенты начали медленно расходиться, оставив только кошко-девочку Мею, которая пьяно опустилась над прилавком.

Было бы очень плохо, если бы ее разбудили и выгнали бродить по улицам пьяной, поэтому шеф-повар разрешил ей спать в кантине. Жизель подвинула ее к одному из столов, который она не убирала.

“Подметать, чистить, подметать, убирать…"

Уборка должна была быть сделана после обеда.

С метлой и тряпкой в руке Жизель принялась за уборку.

Наемники были грубы, а купцы часто ели наспех. Плотники были просто грязные. Все это означало, что их еда и питье разлетелись по полу, а затем были небрежно втоптаны.

Естественно, что подметание в одиночку не сработает, поэтому работа Жизель состояла в том, чтобы наклониться и собрать мусор с земли. Остальные официантки отдыхали в течение этих трех часов, готовясь к работе ночью.

“Черт возьми! Я не делала этого с тех пор, как была ученицей жрицы!”

Жизель было более 400 лет. Поэтому для обычного человека ее дни ученичества, должно быть, были древней историей.

В юности она жила не в святилище Бельнаго, а в женском монастыре, посвященном воспитанию жриц, которые поклонялись Харди. Там она служила жрицам полу-драконам. Ее дни прошли в таких мучительных страданиях.

По утрам зимой приходилось разбивать застывшую воду в колодце. Затем выжимать ледяную одежду насухо, а затем снова полоскать, закончив уборку. Если они не делали все на совесть, старшие ругались, а их руки были онемевшими от льда и покрытыми царапинами и порезами.

Часто вещи просто окрашивались кровью.

После этого она провела очень много времени в качестве младшей жрицы.

Возможно, другие расы могли бы быть повышены после рассмотрения их возраста и необходимости их выхода на пенсию, но раса Жизель была очень долгоживущей, поэтому они относились к ней как к несовершеннолетней и она сердилась на то, что застряла как жрица низшего порядка. Ее постоянно превосходили младшие, еще не родившиеся, когда она принимала священный сан. Они придирались к ней, смотрели на нее свысока и весь день командовали ею.

Вспоминая свои прошлые мучения, она вдруг поняла, что ее слезы намочили половицы.

“Ах, ха... что это... черт возьми, у меня глаза слезятся. Что это, почему... уууу... мама!”

Было ясно, что она снова тоскует по дому.

Она думала о своей матери, которая умерла несколько столетий назад. Ее мать была очень нежной женщиной, которая призывала ее “быть хорошей жрицей

Признак того, что Харди одарила Жизель, заключался в том, что она постоянно вспоминала свою мать.

Иногда она задавалась вопросом о причине этого, но до сегодняшнего дня она все еще не знала.

Становление полубогиней не зависело от чьего-либо статуса в церкви, своего вида или родословной. До тех пор, пока человек имел талант и был готов усердно трудиться, а также что-то под названием "плюс альфа". По правде говоря, плюс-альфа был самым важным, но почему? Ничего из этого не было ясно.

П.П (плюс альфа примерно соответствует “x-фактору” или “чему-то особенному”)

“Думаю, это зависит только от твоей удачи.”

Были люди, которые придерживались таких крайних точек зрения.

Это было объяснение, подобное тому, как люди в определенной религии говорили друг другу:" Этот человек, должно быть, был избран богом”. Когда Жизель стала полубогом, они объяснили это тем, что ее неуклонное накопление молчаливой добродетели, не позволяя вере поколебаться, даже занимая низшие должности, привлекло внимание богини Харди.

Однако Жизель это объяснение не понравилось.

Она чувствовала себя неловко, когда ее положение изменилось, и в попытке продолжить повседневную жизнь, к которой она привыкла, она скрыла тот факт, что она стала полубогиней.

Поэтому она скрывала это на протяжении десяти лет, подражая кое кому из церкви Эмроя.

Однако дела у Жизель шли не так хорошо, как у жрицы Эмроя.

Апостол Эмроя стал широко известен тем, что отрубил голову несправедливому первосвященнику, чтобы спасти священника-стажера, которого ложно обвинили в преступлении, однако у Жизель не было таких впечатляющих историй.Она случайно порезала палец, работая на кухне, и ее рана мгновенно зажила. Все это видели, и слухи распространились.

Это вызвало огромные изменения в ее положении.

Люди, которые смотрели на нее свысока до вчерашнего дня, мгновенно изменили свое поведение, как будто они всегда ожидали этого.

"Я всегда знала, что ты станешь великой. Из-за этого тебе пришлось нелегко. Было бы здорово, если бы ты смогла мне за это отплатить.”

“Я вырастила Жизель!”

"Ваше Преосвященство Жизель, пожалуйста, прикажите мне все, что пожелаете… все то, что произошло в прошлом, все те неприятные вещи, которые были раньше… позвольте мне усердно работать, чтобы служить вам, и пусть они будут водой под мостом… Я очень извиняюсь, но этого недостаточно..."

Даже если ей это не нравилось, весь ее мир изменился, и она остро это чувствовала.

Этого не было в Арнусе. Они не ослабели, даже узнав, что она была полубогиней. Они даже сказали ей, что если она не сможет оплатить свои долги, ей придется отработать их.

"Хех, у тебя действительно много мужества.”

Жизель не переставала работать, бормоча себе под нос.

В конце концов пол стал безупречно чистым. Поставив стулья и вытерев пот передником,, она самодовольно смотрела на плоды своего тяжелого труда.

"Ну как? Чисто, правда?"

Жизель наверняка спросила бы кого-нибудь, если был он был рядом.

"Хорошо!"

Она отряхнула руки, чтобы объявить о завершении своего задания, и удовлетворенно улыбнулась.

"Я все сделала." Объявила она себе.

Словно ожидая этих слов, подошла Рори.

“Жизель, ты много работала?”

Затем она сказала: “Сегодня я выпью чай с молоком”, и шеф-повар ответил: “Да, она хорошо поработала”, прежде чем потянулся за стаканом с полки.

Жизель вежливо поклонилась ей и сказала: “сюда, пожалуйста", затем привела ее в VIP-комнату в задней части кантины.

Рори присела, но Жизель не ушла.

Она знала, что Жизель хотела использовать этот период затишья, когда вокруг не было клиентов, чтобы сесть и поговорить с ней о трудных вопросах.

Однако она не ожидала, что Жизель заговорит даже перед тем, как сесть.

Глава 2

"Сестрица, ты можешь что-то сделать с апокрифом, верно?”

Жизель узнала от своих подчиненных Виверн, что Апокриф продолжает распространяться. Возможно, она была самой низко ранговой, но ее но ее сердце все еще было связано с сердцем бога, который позаботился о мире, и Жизель знала, что конец света близится.

Она не могла игнорировать распространение черного тумана. Однако Рори волновалась не так сильно, как Жизель.

Рори сказала: " Я собираюсь довериться им и подождать, так что тебе не стоит волноваться о Вратах, Жизель." Она улыбнулась и добавила пенки в чай с молоком, который принес шеф-повар.

"Я тоже подожду и доверюсь им, но тем временем может настать конец света." сказала Жизель.

“Это мне тоже известно.”

"Так почему мы доверим такую важную вещь людям? Мы не можем закрыть из сами?"

Жизель намекнула, что по этой причине и существуют полубоги.

Если бы кто-то начал протестовать, все что им надо, так это ответить: " Так сказали боги, вы что-то имеете против?"и на этом разговор закончился бы. Такова была суть аргументации Жизель.

"Все бы закончилось, если бы ты сломала Врата своей алебардой, сестрица. Я наверное не смогла бы сделать это сама, но если бы мы были вместе, то все получилось бы. Почему Врата должны быть доверены человечеству?"

"Желания, что движут ими могут привести к концу света или наоборот, они могут упустить эту редкую возможность из-за опасности, или же они смогут мудро и разумно воспользоваться ей. У них так много возможностей и я бы хотела, чтобы они сами выбрали путь."

"Ты говоришь, что позволишь им решить, но это будет решением одного-двух человек? Ты действительно можешь сказать, что это решение всего человечества?"

"Решение одного человека, , это все равно решение, которое приняло человечество, а не результат того, что мы сделали. Это мотивация для них осознавать себя.”

Ты делаешь то, что сделал бы Тарлес, сестрица?

Тарлес-это имя старого бога.

Согласно легендам, древние боги говорили, что человечество слишком молодо, и если бы они играли с огнем, то навредили бы себе, поэтому они не отдали его им. Но Тарлес решил, что человечество достаточно мудро, чтобы справиться с огнем и поэтому даровал его им.

"Без него люди возможно ело бы сырое мясо и мерзло, как звери.Он верил в человечество.”

“Тем не менее, они предали его доверие, и продолжают предавать его даже сейчас. Человечество использует огонь, чтобы вести войну и сжигать друг друга .Есть огромная разница между знанием, как использовать огонь, и знанием, когда его использовать, сестрица."

“Это правда. Но ни один человек не умеет плавать изначально. Они учатся плавать, стараясь не утонуть. Человечество растет, как семя. Если они избегают воды и боятся ее, потому что однажды чуть не утонули, то это слабая раса, судьба которой-вымирание.”

“И все же люди хотят жить в роскоши. Ты не можешь ожидать от них слишком многого. Если ослабить бдительность, то люди могут расслабиться, увлечься или просто думать о себе. Могут ли такие люди управлять собой?"

"Жизель, ты родилась полубогом?"

"Нет, но..."

"Ты думала, почему Харди дала Лелей возможность открывать Врата?"

“Это была... награда?”

Жизель думала, что у Харди появилась подходящая девушка рядом, чтобы удовлетворить ее аппетит.

“Конечно, это еще не все, верно??”

Рори ткнула в висок указательным пальцем, чтобы та начала как следует использовать свой мозг.

"Гх, понятия не имею о чем ты. Можешь уде сказать?"

“Тогда я дам тебе подсказку. С самого начала мы не можем делать то, что не должны делать. Это похоже на то, как люди рождаются неспособными видеть затылок своими глазами. Желание сделать это - это то, что действительно запрещено.”

“Какого черта? Ты умственно отсталая? Кто может сделать что-то подобное? Кроме того, если кто-то действительно хочет это сделать, он может использовать зеркало.”

“Да, могли бы, но не могут увидеть своими глазами. Это абсолютное табу; я не буду этого делать, и я не чувствую в этом никакого смысла. Это невозможно для тебя, учитывая структуру твоего тела.”

"Мм, это так."

“Дело в том, что такого рода ситуации-обычное дело. Есть мудрецы во всем мире, которые глубоко погружены в изучение этой теории.”

"Другими словами, все что ты можешь представить, возможно для тебя? Как инцест или братоубийство, если ты подумаешь об этом, то сможешь сделать!"

Рори ожидала такого ответа и улыбнулась.

“Да, а это значит, что ты можешь это сделать, если хочешь.”

Глаза Жизель раскрылись и она недоверчиво покачала головой.

"Значит, человечество свободно уничтожить себя?"

"Возможно это перебор, но да.Человечество всегда было свободно выбирать то, что оно хочет.”

"Но ведь это не хорошо, сестрица? Мы существуем, потому что они думают, что могут делать все, пока их не остановят, верно? Когда люди думают, что они величайшие, они становятся гордыми. Так что не должны ли мы держать их под контролем и убивать их, когда они решат сделать что-то глупое!?”

"То есть опасны не Врата, а человечество.Опасность Врат подобна опасности меча или пламени, но истинной угрозой является именно оно.

"Ах..."

Жизель наконец поняла, на что намекает Рори.

"Если они будут убегать от опасных вещей или бросать что-то опасное, то в конце концов отбросят все и уничтожат сами себя.Причина, по которой этого еще не произошло, заключается в том, что мы играем роль подавителей, и поэтому человечество еще не осознало, насколько оно опасно.Но каков результат этого? Люди этого мира имеют историю, которая охватывает десятки тысяч лет, но они застыли, стали стагнировать. Чтобы избежать этого, боги использовали различные средства, чтобы встряхнуть их. Вот почему Харди сделала это.Очень жаль, но мы должны признать различия между нами и другим миром. Кроме того, она доверила Врата человечеству и пока просто наблюдает со стороны. Жизель, ты не думаешь, что человечество само сможет преодолеть собственное разрушение?"

Это невозможно, верно? Даже люди, работающие в этой кантине, все выступают против закрытия Врат из-за того, что у них не будет средств для существования. Все выигрывают от Врат и никто не решиться закрыть их, верно?"

"Конечно, нет. Есть люди, которые всерьез задумываются о благополучии этого мира.”

"Кто же?"

"Например Лелей и Тука. Да и Итами тоже.

Рори чувствовала, что причина, по которой Харди доверил им мир, заключалась в том, чтобы увидеть, может ли человечество улучшить себя, сделав это.

"Сестрица, ты с ума сошла? Почему она так думает? Почему ты веришь в человечество?"

"Ара,ты думаешь, я в своем уме? Я Апостол Бога безумия, знаешь ли."

Жизель выглядела так, будто хотела что-то сказать, но проглотила слова. Потому что подумав об этом, решила, что так и есть."

"Любовь тоже форма безумия. Любой влюбленный по умолчанию безумен.”

"Другими словами, ты думаешь, что они вырастут, сестрица..."

"Ты должна осознавать нашу ответственность перед этим миром.Мы должны держать себя в узде. Думаю, именно поэтому она соединила оба мира. Харди и я согласны, что это и есть мотивация всего этого."

"Но это слишком опасно..."

"Я собираюсь стать богиней. Если ты смотрела и ничего не сделала, когда чувствовала, что должна, разве это не потому что выросла и сама?"

“Честно говоря, такие вещи никогда не работали.”

Рори тяжело вздохнула и увидела, как Жизель качает головой.

"Харди несчастна, что у нее нет апостола, который понимал бы ее."

“Прости, что я такой тупая."

"Однажды я слышала, как Яо сказала "Если Харди скажет, что черное-белое, значит оно белое" ты часто говоришь, что перестала думать самостоятельно?"

Рори яростно атаковала неуместную веру Жизель.

"Боги" этого мира были не просто абстракцией. Если бы бог сказал своим последователям "Вы будете счастливы, пока у вас есть вера."поверил бы кто-нибудь в такую нелепую вещь?Апостолы, которые почитали их, не должны слепо подчиняться, но они должны были тщательно подвергнуть сомнению себя и требования своих богов.

"Вот почему все, что ты можешь сделать, это служить на побегушках и так далее.”

"Тогда, что я должна сделать, сестрица?"

“Для начала привыкай думать самостоятельно. Это должно позволить тебе увидеть, что Харди на самом хочет. Когда ты это делаешь, то увидишь, как твои мечты сбываются."

"Сестрица, почему ты ее ненавидишь, если так хорошо понимаешь?"

“Мне просто не нравится ее дурная привычка собирать души людей и выставлять их напоказ, как кукол.”

“Что касается этой привычки...” Жизель почесала голову. “Хотя, это должно быть нормально, если люди у нее счастливы, верно?"

“Ты говоришь, как наркоторговец. Реальная и полноценная жизнь полна надежд, но она также полна трудностей. Вот почему люди готовы утопить себя в ложном счастье, даже если они знают, что это такое. Счастье, которое Харди предлагает в ее владениях, - это одно и то же. Если ты потеряешь себя в такой пустой радости, твоя душа постепенно увянет.”

“То есть ты хочешь сказать, что ей на них наплевать?”

“Благодаря Харди, все сильные души теперь в ее витрине, а остальные, кто отправляется в подземный мир, - это кучка болванов; разве это не истощит жизнь из мира? Вот почему я хочу когда-нибудь освободить души, порабощенные ею.”

Рори подозревала, что Харди приводила в этот мир другие расыЮ чтобы увеличить свою коллекцию.

"Разве Эмрой не забирает души тех, кто умер в бою?"

“Их нельзя спасти, когда они с Харди!”

"Значит ты думаешь, что люди в подземном мире не могут спастись... тогда это разница во мнениях.Другими словами, придется ли мне когда-нибудь драться с тобой, сестрица?"

“Я возьму тебя с собой, когда захочешь. Но сначала ты расплатишься с долгами и научишься разговаривать, хорошо?"

Жизель не могла ответить и от стыда надула щеки.

“Я просто не знаю, как говорить по-твоему, сестрица."

У Жизель была очень грубая манера говорить.

Рори чувствовала, что это бессмысленно, потому что это было просто частью ее личности или темперамента. Однако неспособность внушить уважение, когда это необходимо, повлияла бы на образ всех апостолов в целом.

Как мне использовать кнут и пряник, чтобы помочь Жизель? Пока Рори обдумывала этот вопрос, кто-то окликнул ее у входа в VIP-комнату.

Оглянувшись, она увидела Туку в стильной одежде, которая спросила "Как я выгляжу?" Рядом с ней стояли Курибаяши и Томито в гражданской одежде.

Тука вошла в VIP зал, словно модель и встала в позу, чтобы Рори смогла ее оценить.

Рори легонько положила подбородок на пальцы, затем критически посмотрела на Туку, оглядывая ее с головы до ног.

Ее макияж был настолько легким, насколько возможно. Кожа Туки всегда была очень красивой и почти не нуждалась в нем, но о тонкий слой розового блеска для губ подчеркивал женственность.

В свою очередь почти вся работа ушла на прическу.

Ее волосы изначально были похожи на жидкий мед, и сияли золотом, когда купались в свете. Кончики были окрашены в соблазнительный оттенок розового цвета.

"Что это такое?”

Чтобы сделать все это, потребовалось бы много мужества. Но по словам Туки, если ей не понравится, она просто отрежет кончики.

Я хотела выглядеть, как персонаж из книг, которые нравятся отцу."

Другими словами, это был костплей.

Рори произнесла "мхм~" и изучила остальное тело.

Ногти были покрашены в жемчужно розовый, чтобы соответствовать губам. Повседневная рубашка была идеально подогнана к телу и подчеркивала ее изгибы, в то время как прозрачная блузка сверху только добавляла ей общего великолепия.

Она была одета не в свои обычные джинсы с низкой посадкой, а в изысканную кожаную мини-юбку.

Под ней была пара кружевных чулок. Каждая деталь идеально подчеркивала ее сексуальность.

Это был самый смелый "Боевой наряд Туки"

"Хм, очень хорошо."

Рори показала ей большой палец.

"Превосходно."

В какой то момент появилась Лелей, посмотрела на наряд эльфийки и монотонно похвалила ее. "Возьми еще это"сказала она, доставая серьгу, которая выглядела так, будто была сделана из жемчужно-белого нефрита.

“Ты наша главная боевая сила. Я с нетерпением жду твоей победы."

“Ты выглядишь очень хорошо,” согласилась Яо. “Тот, кто это увидит это и не отреагирует - не человек. Любой бы сглотнул увидев тебя.а самом деле, он может даже напасть на тебя на месте.”

И все же, когда эти слова достигли их ушей, Рори, Тука и Лелей опустили взгляд.

“Тем не менее, я все еще беспокоюсь о том, что он подумает.”

 

“Иногда мне кажется, что он не интересуется женщинами.”

“Это очень тревожно.”

Увидев, что остальные реагируют не так, как она ожидала, Яо отчаянно пыталась их подбодрить.

"Но... но какие могут быть проблемы? Если бы я была мужчиной и ко мне подошла Тука..."

"Хорошо, если бы ты была мужчиной, но ты когда нибудь преуспевала с ним?"

Воздух вокруг Лелей, Туки и Лелей словно стал тяжелей. Яо тоже поняла это и замолчала.

"Ууу... это правда... Я пыталась подобраться ближе, но он даже не держал меня за руку.”

Ближе всего Яо подобралась, когда когда каталась с ним Виверне.

Тогда, прикасаться к нему было очень приятно. Казалось, они были очень близки, и она надеялась, что дальше все пойдет еще дальше. Однако после этого они не только не сблизились, но и почувствовали, что отдаляются друг от друга.

Если бы им было позволено прикоснуться к телу женщины, любой мужчина, чьи мысли обращены к плотским желаниям, наверняка захотел бы взять ее за руки, приблизиться и так далее.

"Так ты говоришь, что он слишком медленный? И Нужно медленно подбираться к нему?"

Яо пыталась утешить себя этими мыслями, но Лелей холодно отрезала:

“На это нет времени.”

"Почему?" Яо и Рори обратились непонимающим тоном.

"Прямо сейчас Врата имеют первостепенное значение. Он может ускользнуть, если дотянуть до конца..."

Когда они согласились закрыть Врата, Итами "обещал" остаться в Особом Регионе.Другими словами, это было обещание, данное в рамках сделки с японским правительством, а не собственное решение.Он был человеком, который работал ради своего хобби и если на него надавить,все, что ему нужно было сделать, это сказать: "Сделка отменяется, я возвращаюсь домой." и сбежать.

Естественно, девушки не собирались отпускать его. Однако, если Итами решил серьезно бежать, даже Рори было не по себе оттого, что они поймают его.

Поэтому, пожалуйста останься если хочешь - вот, что они чувствовали.

роме того, у Итами была причина, по которой он не хотел оставаться: "Я хочу на ярмарку додзинси." Это очень злило девушек.

“Хорошо, вы двое тоже приходите. Мы не проиграем женщинам, напечатанным на бумаге!”

Рори протянула руку с опущенным лицом, а Тука и Лелей выкинули их так высоко, на сколько могли. "Эй, эй, оооо!"воскликнули они. Действительно это была битва, на кону которой стояла из женская гордость.

Трое из них были готовы отложить свое личное желание победить и монополизировать его ради общей победы.

Если они пойдут втроем, то шанс завоевать сердце Итами будет намного выше. Уже не было важно, кто преуспеет, они решат чей он, после того, как оставят в Особом Регионе.

Конечно, оборотной стороной этого было то, что если они втроем не пойдут вместе, то проиграют нарисованным девушкам, которые им угрожали. Естественно, Итами не обратил на это внимания.

В любом случае, Яо ― чей статус был "собственность Итами" тоже чувствовала себя неловко. Поэтому она осознала ситуацию и решила помочь этим трем.

“Тогда, вместо таких ненадежных методов, как насчет того, чтобы просто спрятаться под его кроватью и попытаться соблазнить его?"

Яо сказала, что Лелей сможет уложить караульных спать.

Однако Рори хмыкнула и сказала, что такие идеи слишком незрелые.

"Это невозможно, да и бесполезно в любом случае. Если ты это сделаешь, он возненавидит тебя.”

Лелей так же добавила, что если она уложит караульных спать, это вызовет бурю негодования.

"Кроме того, отец из тех с кем трудно иметь дела, если слишком надавить.Ты еще не поняла этого?”

“Эх... серьезно!?”

Лелей проанализировала его вкусы из манги и ранобе, которые он купил и сказала:

"Изучив 2478 экземпляров ранобе и манги, я узнала о некоторых его вкусах.Он не любит сексуально агрессивных женщин. Поэтому мы должны попробовать применить к нему эмоциональный подход.Однако и тут есть проблемы, потому что честное выражение эмоций обычно имеет неприятные последствия, поскольку неправильное выражение чувств может показаться агрессивным и не передаст всех необходимых эмоций. Кроме того, он предпочитает стереотип о том, что кто-то слишком любит другую сторону, тем самым выходя из себя и пытаясь доминировать над объектом своей привязанности. Кроме этого, такой подход не будет быстрым."

"Эх! Нет, ни за что! Это означало бы, что я…”

"Да. Это означает, что ты возможно ему не нравишься."

Яо упала на колени, услышав это жестокое заявление.

Следствием этого стало то, что она обладала сексуальностью, с которой никто другой не мог сравниться. Пока Рори тайно купалась в своем чувстве превосходства, она холодно и гордо улыбалась в своем сердце.

“Нет, я не думаю, что в этом мире есть мужчина, который не любит сексуальность.”

Возможно Тука подумала, что Яо выглядит слишком жалко и решила подбодрить ее.

"Дело не в том, что ты не можешь использовать свою сексуальность, а в том, что она не будет работать."

Например, Далила, которая работала в кантине, была столь же привлекательна, но этот эффект был сведен на нет ее манерой говорить и сильным характером, поэтому Итами мог расслабиться рядом с ней. Если бы она выбрала момент, чтобы двигаться мягко и скромно, борясь с застенчивостью, это принесло бы отличные результаты.

“Нет смысла пытаться завоевать его в одиночку. В твоем случае, Яо, ты должна лучше скрывать свои намерения, а затем небрежно демонстрировать свою сексуальную сторону, когда встречаешься с ним. Это был бы самый эффективный метод, но, к сожалению, сейчас уже немного поздно.”

“Понимаю, так оно и есть. Если бы я только знала раньше. Черт возьми!”

Рори горько улыбнулась, глядя на то как Яо рухнула и сказала: "Чтобы исправить это понадобится время.", а затем оставила ее на произвол судьбы, оглядываясь на Туку.

"Тука, а какой подход выбрала ты?"

После этого та достала небольшую сумочку и сказала. "Этот"

"И что это?"

"Отцовское белье, полотенца и бэн-то❤"

Когда она это сказала, Рори вздрогнула, как будто ее ударили по голове, и отступила на несколько шагов назад.

"Лелей, ты говорила, что Итами хочется домашней еды и я приготовила ее, она должна быть очень эффективна, разве нет?"

"Понятно, значит ты приготовила домашней еды?"

Яркое бенто, в отличие от простого содержимого, на самом деле было предназначено для того, чтобы повысить моэ фактор.

“Отличный ход. Учитывая место, в котором он вырос, и его бывшую жену, он не привык к семейной обстановке. Одежда ручной работы и кулинария... такая доброта должна набрать много очков с ним. И блеск Туки делает все особенно ослепительным.”

Дело в том, что Итами никогда не видел тела Туки, когда заботился, как отец.Именно их сильная связь заставила Итами рискнуть жизнью против Огненного Дракона.

"Готовка значит. Это немного за пределами моей компетенции.”

Сказала Рори. Она могла зажаривать что-то целиком, но не умела готовит сложные блюда.

Услышав это, Лелей вспомнила сцену, как та зажарила буйвола и кабана.

“Трудно назвать это приготовлением пищи.”

“Если это можно съесть, это считается! Как насчет тебя Лелей?"

“У меня это очень хорошо получается.”

Однако в этот момент кто-то хмыкнул и холодно рассмеялся.

"Ты говоришь, что правильное питание это главное и игнорируешь вкус. Ты рабски готовишь ровно по рецепту, потому что не уверенна в своем языке.В конечном итоге ты будто смешиваешь зелье, а не готовишь. Тем не менее в твоем репертуаре только три блюда и ты готовишь их каждый день."

Като-сенсей внезапно появился и встал перед ними, раскрывая секрет кулинарных навыков Лелей.

Рори представила, как Лелей готовит еду, словно проводя магический эксперимент. Взвешивает соль и приправы на весах, использует песочные часы, чтобы засечь время, тщательно измеряя количество используемых ингредиентов, используя стакан, чтобы приготовить соус и суп, варит крыло летучей мыши в ведьмином котле, добавляет что-то похожее на обугленных саламандр, прежде чем перемешать зловещую смесь пестиком.

“Ну, так можно сделать что-нибудь съедобное.”

"Конечно. Я попробую это с тобой, сенсей."

"Ох, это съедобно, верно. Но я гарантирую, что вы устанете от этого через четыре для и испытаете боль после двенадцати.Честно говоря, я больше не хочу возвращаться в деревню кода; жить с этой девушкой снова слишком трудно.Наверное, я привык к вкусной еде здесь.”

Он всегда был тем, кто бросал все на нее и убегал, думая, что ведет себя, как наставник....Раздражает. Лелей создала шар из воздуха и запустила в него.

Однако, в отличие от обычного пожилого человека, Като-сенсей уклонился от него с грацией комара и пробормотал: "Атака словно из учебника, но поэтому слишком легко от нее уклониться."

“Если рецептам не хватает разнообразия, я просто узнаю больше."

Лелей собралась с силами и приготовилась бросить второй шар из воздуха.

“Подумать только, что девушка, которая однажды сказала, что время, потраченное на приготовление пищи, было потрачено впустую, и все, что имело значение это правильное питание, говорила так. Любовь и правда меняет."

"Уууу... что плохого в такой перемене!? Я не хочу слышать это от такого, как вы Сенсей "и запустила второй шар.

"Мм, понимаю. Получай!"

Като взмахнул посохом и отбросил воздушный шар назад. Он со свистом пролетел у уха Лелей, вылетел из кантины и исчез в неизвестном направлении.

“Хммм. Так вот что они называют Хомураном."

П.П (Хоумран)

Она не могла не спросить, что здесь делает Като, который должен был сидеть взаперти в лаборатории.

"Лаборатория моя клетка? ты свалила всю работу по воспитанию детей на меня, пока убегал развлекаться с работой, исследованиями и мужчинами! Кто ты такая, чтобы читать мне лекции о таких вещах! В итоге мне пришлось стать их товарищем. Это дало мне возможность войти в контакт с японскими "анимами", "гейму" и "спотсу"."

Сказав это, Като рассмеялся: “хахахаха, тебе нужно больше тренироваться”, прежде чем уйти с полной бутылкой алкоголя от шеф-повара.

Позади него Лелей яростно покачала головой, смущенно отрицая это.

Глава 3

С другой стороны, Яо все еще не оправилась от удара и решила держаться подальше от остальных, чтобы не стать темой для разговора. Курибаяши и Томита подошли поприветствовать ее.

"Редко можно увидеть вас в штатском. Вы куда то собираетесь?"

"Да, Мне нужно отвезти Томиту к Эль-ти. Тука поедет с нами.”

П.П(Раньше было упоминание прозвища Итами, но я понял его смысл только недавно. При редактуре поменяю.)

У Курибаяши под одеждой был скрыт FN P90. На первый взгляд, она выглядела так, будто указывала стволом на Томиту.

"Томито-доно, вы к Итами? У вас какое то задание?

"Мхм. Этот парень недавно недавно спустил флаг смерти, и если так продолжится, все будут волноваться, что он наткнется на камень и умрет или что-то еще. Поэтому ему нужно увидеть Эль-ти, чтобы сбросить флаг.” П.П( Когда сказал, что женится после того, как все закончится. Это очень плохая примета, тк так обычно говорят те, кто скоро умрут в бою.)

Томита тут же смущенно запротестовал.

“Ничего страшного! Я же сказал, что ничего страшного, да? Кроме того, мы действительно можем что-то сделать, если посетим Эль-ти?”

"Конечно можем! Я слышала это от эль-ти и поэтому, узнав подробности, мы собираемся подтолкнуть неудачу к эль-ти и позволить ему нести ее за нас.”

"Подтолкнём к нему?"

Пот выступил на лбу Томиты, когда он услышал слова Курибаяши.

"Разве это очень плохо? Не могла бы ты рассказать мне подробно, что именно мы должны сделать, чтобы избавиться от неудач."

И тогда Рори вкратце объяснила ритуал, как избежать катастрофы.

"Юджи поднимет флаг смети перед Томитой и неудача перейдет к нему."

Для Апостола темного бога, Итами, поднимающий флаг смерти был неплохой вещью.

"Ты, ты сказала эль-ти, что мы свалим на него неудачу?"

"Если тебе это не нравится, тогда ты можешь жениться раньше времени. Томита, если ты сделаешь это раньше, флаг смерти не должен упасть, верно?"

Курибаяши посмотрела на Рори для подтверждения и та кивнула.

"Но Бозес сейчас в Италике! Мы не можем пожениться прямо сейчас! Кроме того, какая церемония бракосочетания состоится между мной и гражданином Империи?”

Курибаяши нервно ответила Томите.

"Ничего не поделаешь, просто женись на мне. Позволь мне пояснить, я делаю это только ради твоей безопасности.Не то чтобы я действительно хотела выйти за тебя замуж.”

Курибаяши достала стопку брачных бланков со своей подписью. Ее лицо покраснело.

"Мы, мы не можем! Я хочу женится на Бозес, как я сделаю это, если женюсь на тебе сейчас?"

"Тц, не сработало, хах?"

"Конечно нет!"

Курибаяши цокнула, как ребенок, которого поймали на шалости и убрала бумаги обратно. Учитывая то, как она себя вела, она еще не отказалась от использования этих форм, но просто ждала другого шанса, чтобы ввести их в игру.

“Тогда все, что ты можешь сделать, это посмотреть на эль-ти и попросить его взять твой флаг смерти.”

Тука, Лелей и Яо не могли связать чью-то смерть и брак: "О чем вы сейчас говорите, спросили они у Курибаяши.

"Солдаты, которые говорят "Я вернусь домой и выйду замуж после войны" или "мой ребенок вот - вот родится" перед боем, гарантированно умрут на поле боя. То же самое касается людей, которые говорят, "Я справлюсь, ты иди без меня.”

"Яо положила руку на свой талисман, что висел на груди, сказав " Похоже на то, что они называют "сглазить"... я думаю, что это очень серьезно.После этого она добавила: “Вот почему я работаю над укреплением своего талисмана каждый день" - объясняя свои ежедневные приготовления. Если быть точным, она использовала несколько монет в 500 иен в этой роли.

Лелей сказала "Мы уже провели три дня и три ночи вместе, так что мы уже женаты. Нет смысла говорить, что мы снова поженимся” прежде чем поджать губы. Однако почему-то все ее слова проигнорировали.

Лицо Туки стало бледным и она сказала: "Отец собирается поднять флаг смерти... Что мне делать?" После этого Курибаяши потянула Рори за рукав и тихо спросила:

“Эх, все будет в порядке?”

И Рори ответила так, словно утешала избалованного ребенка:

“Ну, с точки зрения апостола Эмроя, флаги смерти и все такое-ничего страшного. Если смотреть под другим углом, это действительно удивительный шанс.”

"Что ты имеешь ввиду?"

"Когда дело доходит до брака… ну, повторного брака или чего-то еще, учитывая то, что Юджи не рассматривал этот вопрос, если заставить его сказать: "мы поженимся после этой войны" или что-то такое, даже если бы это была ложь, ты не думаешь, что у нас был бы шанс стать ближе к нему?”

"Ох правда?" Пробормотала Тука.

"Ты должна поставить на это. Тем не менее, даже немногое в конечном итоге может дать нам шанс."

“И все же отец будет в опасности, если скажет что-то подобное.”

"Все будет хорошо. Юджи такой, как о нем и думают; он бежит от боя и прячется в кровати, чтобы заснуть. Он говорит всякую ерунду, не думая, поэтому в конце концов он скажет что-то вроде "Я женюсь после этой войны".

Тука повернулась к Томите и он ответил: “Я, я думаю, что это правда.”

“При условии, что они не слишком подлые, люди будут связаны даже ложью, которую они говорят. Так как Юджи не подонок, он имел в виду эти слова. Плюс, иногда ложь рождает истину, не так ли?"

Тука энергично кивнула, услышав эти слова. Даже если Итами соврет, главное, чтобы он понял смысл этих слов. Она пробормотала про себя "Истину из лжи."

Лелей подслушала их и сказала: “Эти рассуждения ошибочны. Поскольку трехдневный ритуал уже завершен, нет смысла объявлять, что он женится. Ты не споткнешься о флаг смерти. Однако ее снова проигнорировали."

Лелей была такой же не возмутительной, как и всегда, но от нее исходила аура неудовлетворённости.

Курибаяши взглянула на часы и сказала: "Нам пора."

"В любом случае, пожелайте нам удачи, чтобы мы добрались до эль-ти!" Курибаяши повернулась к Рори и хлопнула в ладоши.

Томито тоже хлопнул в ладоши перед Рори и пробормотал: "Пожалуйста, позвольте мне жениться на Бозес" Что это был за флаг смерти? Он выглядел так, будто на самом деле не возражал, но, казалось, его это немного беспокоило.

"Не важно сколько раз что делаешь, я просто не привыкла к такому ритуалу."

П.П ( Обычная практика для японского синтоизма - хлопать в ладоши при молитве.)

Хотя так было принято, у Рори все еще была горькая улыбка, когда она принимала их молитвы, а затем протянула к ним руки.

“Воин избегает любой опасности, которую чувствует, чтобы сражаться до самого конца.”

После того как все ушли, в VIP-комнате кантины осталась только Лелей.

После часа пик в кантине почти никого не осталось. Кроме того, из-за того, что VIP- комнаты находились в задней части и до них не доходил никакой шум, поэтому здесь было очень тихо.С литературной точки зрения, это была идеальная среда для написания романа.

Лелей разложила кипу документов и начала сравнивать различия между ними. Она писала и стирала, а затем снова.

Лелей часто видели перед книгами и документами в Арнусе.

Она создавала впечатление человека, который отсиживается в лаборатории и молча читает. По правде говоря, она предпочитала читать на свежем воздухе, а не за столом.

Тем не менее, она тихо вздохнула и почесала голову, что было довольно редким зрелищем. Казалось бы, она приложила много усилий, чтобы решить сложную проблему.

Сколько бы она ни пыталась, цифры просто не складывались. Лелей положила несколько камешков в углубление, служившее своеобразным эквивалентом примитивных счетов, а затем кончиками пальцев обвела камешки.

“Похоже, у тебя сейчас трудные времена.”

Шеф-повар, стоящий перед ней, поставил на стол горячую чашку ароматного чая. Струйки пара клубились над белой фарфоровой чашей, наполненной бледно-желтой полупрозрачной жидкостью.

"Есть куча проблем и я не могу решить их."

"Думаешь о том, как убедить всех? Может ты бы расслабилась, если бы не пришлось закрывать Врата."

“Ничего не поделаешь. Иначе все станет только хуже.”

"И все же сегодня и завтра хуже не станет, верно? Тебе не нужно заставлять себя думать так усердно, нет? Все ненавидят подобные вещи."

“Это было бы ошибкой. Отсрочка лишь усугубит ситуацию.”

"Значит тебе нужно решить все прямо сейчас?"

"Нет. Людям не нравится не закрытие Врат, а то, как это изменит их жизнь. Поэтому я должна думать о том, как оставить свою жизнь неизменной."

“Разве такое возможно?”

Лелей потягивала чай, болтая с шеф-поваром, она ответила: " У меня есть приблизительная идея." когда указала бумаги перед собой.

"План состоит в том, чтобы собрать людей и основать новую деревню, а затем каждая деревня построит вокруг себя отдельный город. Это создаст рабочие места. Если каждый город будет функционировать как город Арнус, то мы сможем продолжать так жить.”

"То есть ты имеешь ввиду, что можешь ездить везде и создавать города и деревни, подобные Арнусу? Город, который мы строим и который принадлежит нам? Японцы позволят нам это сделать?"

"Так и будет. В соответствии с соглашением Арнус и его окрестности эквивалентны самоуправляющейся территории, как “провинции” в Японии. Японская система управления заключается в том, чтобы гражданин Японии выступал в качестве представителя, а затем большее число представителей выполняло функции правительства. Так как мы живем здесь и имеем японское гражданство, то расположение Арнуса будет полностью зависеть от нас.”

"Эххх!? Это чем-то отличается от того, что Япония посылает управляющего, надзирателя или лорда, чтобы управлять нами?"

"Для начала они пришлют губернатора. Но потом, они говорят, что хотят перейти к модели, что я описала, в будущем."

"Это никак не возможно. Кроме того, как мы построим замену деревне и городу?!"

“Во-первых, ALC существует только для того, чтобы восстановить деревню Кода. Все, что нам нужно сделать, это расширить сферу своей деятельности. У нас может не хватить средств, но если мы распределим наш бюджет, это не невозможно. Наши жители из разных рас, поэтому многие виды будут проявлять интерес к этому месту, такие как гномы, сирены, эльфы, люди-кошки и тому подобное.Конечно, будут и люди. Следующим шагом будет претворение этого в жизнь. Таким образом, мы сможем убедить всех, даже без Врат. Это будет нелегко, но оно определенно того стоит.”

“...Это первый раз, когда я об этом слышу. Не слишком ли рано говорить о таких вещах?”

“Мы выясняем детали с Японией. Действительно, мы не можем сказать, что это уже решено, поэтому молчали об этом, чтобы не давать людям ложной надежды.”

"Тем не менее, не все пройдет так гладко, верно?Когда вы приступите к этому, такая замечательная вещь привлечет нечестивых людей, и они все испортят, разве нет? Кроме того, Арнус это нечто иное?! Плюс если произойдет что-то неожиданное, все не обязательно пойдет так, как вы себе представляете.”

Шеф-повар снова и снова качал головой и бормотал: “Это не так-то просто.”

Он напоминал новобранца-торговца, который не мог понять, как можно заработать большие деньги, и поэтому отверг все это как мошенническую игру.

Если бы он был обычным потребителем, стремящимся не быть обманутым мошенниками, это было бы подходящим ответом.

Однако тот факт, что он полностью отверг даже возможность зарабатывать деньги и отказался даже слушать, означал, что он потерпел неудачу как бизнесмен. Кроме того, это была не просто покупка и продажа, а решение его собственного будущего. Отказываться от этого только потому, что он не понимал, что это то же самое, что отказаться от своего права принимать решения. Другими словами, он был бы марионеткой, танцующей в чужих руках.

Конечно, это была не просто вина шеф-повара.

Масштабы того, что описала Лелей были слишком велики для понимания среднестатистическим жителем Особого Региона. Как и сказала сама Лелей, она должна была понять и обсудить это с другими, а затем адаптировать свое объяснение, чтобы аудитория поняла ее.

"Это из-за Врат. Как только они закроются, нам понадобится прочный фундамент. Это связано с планом действий с беженцами из недавних войн и поэтому получить на него одобрение должно быть несложно.”

Однако, Лелей это Лелей, у нее была дурная привычка чрезмерно упрощать. Прежде чем все смогут понять ее, она уже переходила к следующей теме.

“...Ах да, что это? Это первый раз, когда я его пью.”

“Это, это трава под названием Наруко. Кажется, это очень редкая поставка из равнин Крайнего Севера. Странствующие купцы привезли с собой немного и я купил. Как он?"

"Наруко? Никогда о ней не слышала."

Лелей кивнула и сделала еще один глоток.

"Это вкусно и хорошо пахнет."

На лице Лелей было очень необычное выражение.

"Я рад, что тебе нравится. Значит есть вещи, о которых даже ты не знаешь Лелей-сан. Если бы это было не так, у меня по спине пробежали бы мурашки. Например, тот факт, что Наруко является снотворным."

Чашка упала на землю и Лелей опустилась на стол. Документы залило чаем, окрасившим их в бледно-зеленый цвет.

"Весьма эффективно."

Раздался звук шагов и трое нависли над спящей Лелей.

"Это та самая девушка? Я думал, что она какая то супергероиня из слухов, я как-то разочарован."

"Однако Метмес-доно, она должна быть одним из героев, победивших Огненного Дракона.”

Как только Паначе сказала это Диабо, который притворялся слугой, она связала Лелей отработанными движениями и заткнула ей рот кляпом.

Нельзя было крепко связывать ее из-за того, что нарушится кровообращение. Кроме того, возможно, потому что Паначе тоже была женщиной, она позаботилась о том, чтобы не позволить подолам платья Лелей подняться.

"Действительно. Планирование основать собственную нацию на этой земле - довольно смелая вещь... нет, это внушает благоговение.”

Пока сопровождающий его Метмес был полон уважения к ней, Диабо лишь хмыкнул в ответ и ушел. Диабо все еще чувствовал, что речь Лелей была бредовой и смехотворной.

Без Врат не будет бизнеса с Японией. Рынок сократится, и все будут деморализованы. Мысль о том, чтобы попытаться основать новые города и деревни в таких условиях и построить лучшую жизнь для всех, только еще больше угнетала бы их.

“Если бы мы не встретились таким образом, я бы поговорил с этой девушкой о вопросах управления.”

"Любой, кто в ее возрасте носил бы титул мудреца можно было бы считать опорой Империи. Думаешь, еще есть время?"

Паначе слегка намекала, что это их последний шанс свернуть с этого пути. Однако Диабло был непоколебим.

“Нет, это единственный оставшийся нам путь.”

Шеф-повар достал деревянный футляр длиной 1,5 метра, набитый пенополистиролом в качестве прокладки.

Диабо хотел помочь Паначе, но она отказалась. Она рассуждала так: Лучше бы если к ней не прикасался бы мужчина.

Его лицо говорило, "Что, ты не хочешь чтобы я прикасался к другой женщине? Она всего лишь девочка, - но, увидев, как на него смотрит Паначе, он сказал, "Хорошо, ты справишься", и отдернул руку.

Паначе поместила Лелей в коробку, будто та была хрупкой, как фарфор и по диагонали положила магический посох.

Шеф-повар накрыл коробку крышкой и начал ее заколачивать. Однако Диабо вдруг сказал “Подожди” и остановил шеф-повара.

"Сможет ли воздух попасть внутрь, если мы ее закроем. Нам конец, если она задохнется."

"Нет нужды беспокоиться, помощник-сан. Посмотри сколько дырок в ящике. Все будет хорошо."

По правде говоря, ящик был сделан грубо, и по краям были неровности. Зазоры между досками были почти сантиметр в ширину, и для того, чтобы прикрыть эти дыры, шеф-повар накрыл их этикетками типа “хрупкий”, “этой стороной вверх”, “не переносить вручную”, “не мочить” и тому подобное.

"Понимаю. Позволь мне накрыть его крышкой. Ты иди делай, что должен."

“Понятно, Мемес-сан. Я позабочусь об остальном. Позволь мне здесь прибраться.”

Итак, шеф-повар вручил молоток и гвозди Диабо и вернулся к работе.

Диабо позволил Метмесу заняться работой, а затем встал позади шеф-повара с Паначе. Шеф-повар вдруг достал из шкафа документ и передал его Мейе.

Это была форма возврата, используемая для отправки товаров из PX. Получателем была японская компания, уполномоченная отправлять товары в ALC. Так как он был возвращен PX, он не будет проверяться при прохождении через Врата. Это показывало, как они доверяют ALC.

"Это форма возврата. Подпиши ее."

Мея выглядела озадаченной. Она выглядела так, как будто хотела плакать и смеяться, а также казалась несчастной.

“Ты действительно собираешься это сделать - ня?"

“Ты ведь знаешь, что пути назад нет? Тебе нужно отправить это до закрытия Врат. Так ты не расстанешься с мужчиной, которого любишь. Разве это не хорошо?”

"Мм... Но отплатить за ее доброту так, это ужасно - ня."

“Почему ты так говоришь? Это и для защиты Лелей-сан тоже. Зорзал нацелится на нее. Так что нам нужно спрятать ее, верно? Таким образом, никто не узнает, где она.”

“Но мы должны отправить ее обратно в Японию, как багаж?”

И тогда Диабо прошептал на ухо Мее, будто соблазняя ее.

“Здесь больше нет безопасных мест. Ты слышала о дудочнике? Вероятно он был наемным убийцей, нанятым Зорзалом и даже Убийца Драконов Итами ничего не мог с ним поделать. Что если Зорзал снова его нанял? Я сомневаюсь, что они смогут справиться с ним в этот раз. Но если бы ему пришлось пройти через строго управляемые Врата, даже Зорзал был бы бессилен причинить ей вред. Разве так она не будет в безопасности?"

"Даже так, если бы мы объяснили все Лелей..."

"Тогда мы бы не смогли остановить закрытие Врат, разве нет?" ответил шеф-повар.

"Вот почему мы это делаем. Мы сможем и защитить Лелей и держать Врата открытыми, убив двух зайцев одним выстрелом. Пришло время взять на себя ответственность и отплатить за доброту, которую мы получили. Действительно, это может расстроить твою совесть, но когда-нибудь они поблагодарят вас за это. Так что давай, помоги нам.”

После слов шеф-повара, Мея снова начала двигаться, будто ее разморозили.

Это все еще беспокоило ее. Однако после того, как ее уговорили, она осторожно протянула руку и подписала документ дрожащими руками. После чего рухнула на прилавок.

"Это все решает. Теперь нам нужно связаться с Чиной(Китаем) сказал Диабо, вынимая из кармана мобильный телефон.

"Мне нажать здесь или там..." Он начал возиться с ним.

После чего голос сказал, " Ты закончил? Хорошо говори." и тогда он прижал его к уху Паначе.

"Помощник-доно, все наоборот.

После того, как она указала на это, Диабо поспешно повернул его в правильном направлении и сказал: “я знал это.”

Паначе вдохнула и заговорила с человеком по ту сторону на японском, который она выучила.

"Я представитель Диабо. Нефритовая стена упакована. Я повторяю, пакет упакован. Как мы и договаривались, мы отправим его в маркированном грузовом вагоне."

Когда шеф-повар услышал, как говорил Паначе, он подумал о том, как Китай получит эту посылку и тихо спросил Диабо:

"А она не окажется где-нибудь еще, если мы отправим ее туда? Это звучит как большая проблема для меня; как ты собираешься доставить ее к ним?"

"Очень распространено, когда бандиты грабят грузовые вагоны по пути, хотя я не знаю, практикуется ли то же самое на другой стороне Врат.."

Шеф-повар принял это объяснение "Понимаю." сказал он.

“И все же внутри есть живой человек. Пожалуйста, будь с ней поаккуратнее.”

“Понятно. У меня никогда не было намерения причинить вред этой девушке, поэтому я прослежу, чтобы они получили сообщение.”

В этот момент Метмес принес тележку с ящиками, и Диабо тайно улыбнулся ему.

* * *

Трафик между Японией и Особым Регионом строго регулировался, поэтому ни Японцы, ни уроженцы Особого региона не могли приходить и уходить, как им заблагорассудится. Тем не менее, тот факт, что в Арнус было направлено и размещено много сотрудников JSDF, означает, что что движение было беспрепятственным, и было разрешено много исключений из правил.

Например, военнослужащим экспедиционного корпуса Особого региона было разрешено посетить Гинзу во время отпуска, а затем они разъехались в разных направлениях. Система была такова, что в любом случае кто-то оставался на случай чрезвычайной ситуации, поэтому каждый день были люди, которые выполняли миссии и которые уходили. Это привело к бесконечному потоку людей, проходящих через Врата каждый день.

Кроме того, команды JGSDF по логистике перемещались туда-сюда каждый день.

Современная механизированная война требовала больших ресурсов.

Каждый боец потреблял 2,7 килограмма еды и 9 литров воды в день. Кроме того, им потребуется от 90 до 100 килограммов топлива и боеприпасов. 10 ' 000 человек требовало бы 1’000 тонн припасов, чтобы сражаться в течение одного дня (60% из которых было топливом). Таким образом, за Вратами каждый день стояла длинная очередь грузовиков. Это сильно сказалось на Гинзе, которая сильно полагалась на пешеходное движение для бизнеса, и это вызвало много пробок.

Кроме того, гражданским фирмам было разрешено ввозить и вывозить товары из гарнизона Гинзы, поэтому эти компании занимались личными вещами каждого человека и инвентарем магазинов ALC.

Конечно, гражданские могли приближаться только к куполу, окружающему Врата и им было запрещено делать шаг через них. Их товары укладывались на платформу внутри купола и открывались в оцепленной зоне, и на них проводились различные проверки. Только после этого, их отправят а Арнус.

Однако путь обратно был другим. Неправильно отгруженные товары будут пропускаться через Врата до тех пор, пока можно будет предъявить инспекционный талон, а затем загружаться в грузовики гражданской фирмы в куполе.

Пройдя через Врата, Тука и остальные стояли в очереди, выполняя различные процедуры. На платформе за баррикадой стояли всевозможные грузовики, и на них неуклонно грузили паллеты, груженные всевозможными грузами.

Из-за Туки нескончаемый поток ящиков с PX погрузили на грузовик с миниатюрным вилочным погрузчиком. Однако углы ящиков постоянно сталкивались и грубое обращение с ними было очень очевидным, поэтому Тука кричала:

“Пожалуйста, осторожно перемещайте груз! На нем написано ‘хрупкий’!”

Тем не менее, ее голос утопал в шуме грузовиков. Водитель продолжал неосторожно грузить груз. Разочарованная, Тука использовала свою духовную магию, чтобы вызвать невидимую аэродинамическую трубу, а затем снова закричала водителю.

"Будьте внимательны при перемещении груза!"

Когда крик достиг его уха, водитель сглотнул с преувеличением и повернулся, чтобы найти источник звука.

“Если он будет поврежден во время транспортировки, нам придется списать его как убытки! Поэтому, пожалуйста, будьте более осторожны при перемещении ящиков!”

Водитель выглядел смущенным и озирался по сторонам, но не мог найти источник женского голоса, который его критиковал.

“Сюда, сюда.”

Вскоре он увидел вдалеке Туку, стоящую, уперев руки в бедра, с суровым выражением лица.

Казалось, выражение лица водителя говорило: "Не может быть !?", но когда он встретился с глазами Туки, она повторила: "Да, я наблюдаю за тобой, так что тебе лучше потрудиться!" Водитель поклонился и помахал рукой, показывая, что все понял.

“Следующий, номер 23, Тука-сан, ваша очередь!”

После того, как Курибаяши закончила с делами, женщина - служащая назвала имя Туки и номер очереди.

Предупредив его быть осторожнее еще один или два раза, Тука поспешно подбежала к стойке и сказала: “Ах, да!”

Служащая в униформе задала несколько шаблонных вопросов.

Вы недавно болели? Вам тепло? Ваш багаж соответствует японскому законодательству? Вы несете какие-либо наркотики, лезвия и тому подобное? Все они были подобной тематики.

Тука отвечала "нет" на беглом японском и расписалась в бланке подтверждения. После чего, служащая передала Туке документ с красной печатью.

После нее были Курибаяши и Томито, который не допрашивали и которым было разрешено носить оружие, потому что они были телохранителями. После того, как сотрудники Службы безопасности увидели их документы, они поклонились, чтобы указать, что они могут пройти.

“Всего наилучшего, Тука-сан.”

И вот они втроем вошли в Гинзу.

Будучи жительницей Особого Региона, Тука успешно получила визу, поскольку она была одним из ведущих членов ALC и, таким образом, получила исключительное обращение. Как одному из участников переговоров с Японией премьер-министр Морита лично дал ей свое разрешение. Кроме того, девочкам были предоставлены и другие привилегии, такие, как эта.

"Позаботься обо мне и сегодня."

Как обычно, Тука и Курибаяши ждали транспорт, который должен их доставить.

Вскоре подъехала машина с водителем в черном костюме, чтобы обеспечить ее безопасность, сохранить секретность и так далее.

Однако на сиденье рядом с водителем сидел кто-то еще, и он помахал Туке.

“Ах, это не Комакадо-сан?”

“Доброе утро, Тука... сан. Ты сегодня прекрасно выглядишь.”

Человеком, который сидел рядом с водителем был Комакадо. И у него и у водителя словно украли души при взгляде на Туку, они покраснели до кончиков ушей.

“Доброе утро? Был ли временной промежуток?Который здесь час?”

"Прости меня. Сейчас "Доброе утро" и "Добрый день" применяются, как формы приветствия. В Особом регионе был уже день?"

"Да. По какому поводу сегодня? Почему ты проделал весь этот путь, , чтобы забрать нас лично, Гомагадо?”

П.П ( Буквально Gomagado, скорее всего и-за плохого японского.)

"В Гинзе была небольшая шумиха, так что я приехал лично."

Комакадо и водитель завели мотор, и Тука прижалась подбородком к окну, желая увидеть, что происходит снаружи.

Много людей собралось вдоль забора вокруг гарнизона Гинзы. На первый взгляд, некоторые из них были одеты в футболки с лозунгами:

“Японское правительство должно выплатить компенсацию иностранным жертвам инцидента в Гинзе!”

"Не закрывайте Врата, откройте нам границу!"

“Передайте Особый Регион международному сообществу!”

“Подчиняйтесь Договору о космосе!”

П.П (Договор о космосе определяет основные правовые рамки международного космического права. Среди принципов, запрет для государств-участников размещения ядерного оружия или любого другого оружия массового уничтожения на орбите Земли, установки его на Луне или любом другом небесном теле, или на станции в космическом пространстве. Этот договор ограничивает использование Луны и других небесных тел только мирными целями и прямо запрещает их использование для испытания любого рода оружия, проведения военных манёвров или создания военных баз, сооружений и укреплений. Тем не менее, Договор не запрещает размещение обычных вооружений на орбите. Также в договоре указано, что ни одно государство не может предъявлять претензию на владение космическим телом или его частью, а суверенитет государств распространяется только на непосредственно запущенные ими космические объекты. )

“Не разрушайте окружающую среду Особого Региона!”

Был даже плакат с надписью: “Хватит убивать дельфинов и китов, Япония!”

Конечно, Тука не могла прочитать эти символы.

“О чем они говорят? Это какая-то религиозная деятельность?”

"Это называется демонстрацией. В демократических обществах людям разрешается собираться вместе и выражать свое недовольство правительством и высказывать свои требования.”

Один из полицейских поблизости крикнул: “Пожалуйста, не останавливайтесь” через мегафон, когда направлял движение.

Демонстранты сохраняли порядок, как будто входили на стадион.

Комакадо нахмурился и хмыкнул, увидев это. Будто что-то грызло его изнутри.

Тем не менее, неестественный аромат косметики и вопрос Туки " Не станет ли это жестоким?” ослабили его свирепое настроение.

"В последнее время таких в Японии не было много. В прошлом было много разных людей, которые говорили, что они бастуют против правительства, но в итоге они переворачивали машины таким же простым людям.Были и другие, которые разрушали магазины до такой степени, что они вообще не могли заниматься бизнесом, но сейчас это редкость. Бунты происходили и за рубежом, люди жгли и топтали флаги стран, в которых они протестовали например бунты в Великобритании и Франции.”

“Как дико. Среди вас есть такие Гоблиноподобные люди?”

"Люди могут пасть очень быстро. Если мы не будем осторожны, то можем скатиться до их уровня."

Тука похоже не очень заботилась об этом.Она напевала про себя и смотрела на другое место.Комакадо приказал водителю “Веди себя как обычно”.

Полиция на мгновение остановила поток машин на въезде, позволив машине с Тукой и остальными покинуть дорогу возле гарнизона.

Обычно, они могли следить за трафиком из Гинзы. Однако сегодня они не могли сделать этого, из-за длинной очереди протестующих. За машиной стояло несколько больших грузовиков, а у их водителей были раздраженные лица.

Тука о чем то подумала.

"Я всегда думала, что у Японцев черные волосы и такой же цвет кожи, но, как ни странно, здесь есть все цвета."

Из окна автомобиля, можно было увидеть белых и черных людей, а также азиатов. Естественно, азиаты по-прежнему составляли большинство, но это просто делало разноцветных людей гораздо более заметными.

“Эта демонстрация в основном состоит из людей из международных неправительственных организаций (НПО). Хотя организаторы по большей части были родом из Японии, Китай, Корея, Франция, Великобритания, Америка, Россия и многие другие присоединились к ним, и поэтому все закончилось так... вот почему я здесь."

"Я поняла. Спасибо."

Демонстранты несли всевозможные флаги. Некоторые из них были красными, некоторые - белыми, некоторые - красными и белыми в полоску с пятном белой звезды на них, и так далее.

"Ох, верно. Красный флаг Китая, один из Кореи, со звёздами и полосками из США, а затем Французский, Британский и Российский."

"Разве шумящие иностранцы не вызовут проблем."

"Ах... Пока они не нарушат закон Например, когда в ООН проводятся международные конференции, всегда собираются такие демонстрации."

"Правда?"

Тука ничего не знала о Японии, и ее удивляло то, что Япония разрешала иностранцам приезжать и проводить демонстрации.

"И все же их дисциплина похожа на армейскую."

Услышав мнение Туки, Комакадо наконец понял откуда у него взялось плохое предчувствие.

Она была права. Митингующие иностранцы могли бы называть себя международной неправительственной организацией, но их контроль был немного неестественным. Без командира, который будет их направлять, они не будут так себя вести. "Они похожи на армию…" Мнение Туки отлично передало то, что чувствовал Комакадо.

Чувство тревоги охватило Комакадо, и он приказал водителю как можно скорее покинуть место происшествия.

“Эй, поверни здесь на другую полосу.”

Однако до сих пор молчаливый водитель в черном выразил свои сомнения по поводу этого приказа.

“Мы не можем здесь повернуть.”

“Не имеет значения, безопасность нашего гостя является высшим приоритетом, делай!"

"Но если мы вот так заедем на встречную полосу, может произойти авария."

Другая полоса была так же забита, и если бы они съехали на нее, это могло бы привести к аварии, поэтому естественно, что водитель колебался. Тем не менее, через несколько секунд толпу, кружившую вокруг охватили волнения.

"Эх, эххх! Подожди, что-то странное, что, что, что происходит? "- воскликнула Тука, глядя в окно.

Группа демонстрантов внезапно прорвала полицейский кордон и выбежала, чтобы сорвать конвой.

Они пробежали между лимузином и грузовиками, парализовав и без того перегруженное движение.

Полиция громко свистела, но демонстранты отвечали громкими криками.

Тем не менее, так много вещей происходило сразу во многих местах, что они не могли справиться с ними, и даже полиция оказалась оцеплена.

Это было нападение. С такой мыслью Курибаяши и Томита рефлекторно подняли оружие. Однако Комакадо велел им убрать пальцы с курков.

"Это не Особый Регион, пожалуйста переключите свои мозги обратно в нормальный режим!”

Этот бунт - или, скорее, это волнение - быстро увеличивалось в размерах. Даже обычно спокойный Томито пробормотал, "Так, что мы будем делать, если стрелять запрещено?" Демонстранты подбежали к грузовикам с ящиками, скинули их на землю и начали вскрывать.

“Они пытаются ограбить конвой!?”

“Нет, я так не думаю.”

Ответил Комакадо на вопрос водителя. Действительно, это выглядело как неуправляемое насилие, но в его глазах насилие этих демонстрантов не было полностью несогласованным.

Было фактом, что многие витрины магазинов вдоль Гинзы были разбиты, и некоторые из их товаров были украдены. Поскольку в Гинзе было много магазинов, торгующих ценными товарами, ущерб был огромным. Но если внимательно присмотреться, то такие грабители были лишь частью мятежных демонстрантов; основная группа все еще действовала под тщательным контролем. Командные группы разбили стекла грузовиков, вытащили водителей и начали обыскивать грузовые стеллажи.

“Эти ребята выглядят так, будто что-то ищут.”

Водитель в черном, казалось, тоже это понял.

"Понятно..."

Мужчина закончил обыскивать груз одного из грузовиков, а затем закричал, указывая на следующий грузовик. После этого группа людей в одно мгновение перекинулась к нему.

“Что ищут эти ребята?”

"Я не знаю, но оставаться тут не хорошо."

Комакадо рассудил, что они должны покинуть это место несмотря ни на что.

Он полез под сиденье и достал красную сигнальную ракету, которая всегда была там, затем повернулся, чтобы посмотреть на заднее сиденье.

"Хорошо, приготовьтесь бежать. Когда я использую это, машина наполнится дымом. После чего, мы сразу выбежим. Как только дым распространится, они подумают, что машина горит и отступят, поэтому мы воспользуемся этим шансом, чтобы выбраться. Курибаяши, Томита, позаботьтесь о Туке. Я не смогу догнать вас с моей поясницей, так что идите вперед. Мы встретимся в... Да, мы встретимся в полицейском участке Шибуя. Таков план!”

"Роджер!"

Курибаяши и Томита считали, что если другие увидят оружие, которое они держат, это вызовет еще больше неприятностей, поэтому они убрали его обратно в сумки. "Будьте готовы" сказал Комакадо и зажег сигнальную ракету.

“Эх, Это…”

Как только дым наполнил автомобиль, Тука увидела ящик, который вытащили из грузовика. Он был обклеен наклейками с надписью “хрупкий” и “этой стороной вверх” Если бы они просто бросили его на землю, они могли бы разбить содержимое, но по какой-то причине мятежники были крайне осторожны с ним.

"Подождите, ах, они берут это! Ящик от ALC!"

Тука бессознательно повысила голос, когда едкий дым затуманил ее зрение, и они не могли видеть, что случилось с ящиком после этого.

"Пошли, пошли, пошли!"

Демонстранты увидели белый дым, выходящий из вагона перед ними, и отступили, опасаясь, что он может взорваться

Курибаяши и Тука воспользовались случаем, чтобы открыть дверь и выйти из машины.

С разъяренной толпой не было никаких аргументов. Среди этого всплеска насилия, которое стремилось лишь заманить в ловушку еще больше жертв, окружающие мужчины схватили их и протянули свои похотливые руки. Томита был избит, когда он пытался вырваться из хаоса.

Однако Томита не стал уклоняться от них. Он скрестил руки и проложил собой путь для Курибаяши и Туки.

Курибаяши вырубила мужчину, пытающегося схватить ее сзади ударом с разворота, и закричала:

“Мы уходим!? Томита!?”

“Вы вдвоем что-нибудь придумайте, а я продолжу давить! Уоооооо!"

Томита встал перед ними, и оттолкнул толпу, двинувшись вперед.

“Я ждала, что ты это скажешь! Я хотела увидеть тебя таким!”

Курибаяши радостно закричала и вместе с Тукой продолжила идти за его массивным телом.

Проект Free Novel создан группой переводчиков энтузиастов и посвящён переводам интересных японских ранобэ и лайт-новел, некоторые из которых можно найти только здесь. 

Над переводами работает команда Free studio 

Перевод с японского: Dendi,West 

Перевод с английского: Dendi, West, Heretic699, Morte S S

Редактура: Dendi, West, Heretic699, Hiko18

Наши первые переводы можно найти: http://tl.rulate.ru/users/51327

Реквизиты для желающих отблагодарить переводчиков:  

Яндекс-деньги:41001434950332 

 

Сайт находиться в разработке

© 2018 сайт в разработке