"Это примитивный ответ на благодарность. Доставлять удовольствие. Видите ли, наши привычные хозяева совершенно лишены разума; их можно отблагодарить только физическими ощущениями."

"Спасибо за то, что согласились подбросить меня. Большое спасибо."

"Единственно разумное" Джеймс Типтри-младший.

Глава 1.1

Боксер, солдат, жигало, детектив и даже босс Якудзы—

Я повстречал так много разных людей этой зимой; зимой мне было шестнадцать. Технически все они были классифицированы как NEET, но они относились к разным типам. NEET, этот термин иногда удается найти в газетах или на телевидении. В то время я думал, что это относится только к немотивированной и безработной молодежи, но действительность оказалась куда более многогранной. Не было всеобъемлющей причины, по которой они оставались безработными и не посещали школу.

“Термин NEET не имеет отношения ни к ‘никчемным', ни к ‘ленивым' людям”. Именно эти слова я услышал от того детектива. "Разница лишь в правилах. В то время как все, кажется, довольны, используя доску для игры в шашки, мы вместо этого играем в шахматы.”

«Я не понимаю. Разве это не значит, что ты просто мешаешь? Спросил я затем, будучи наивным. Детектив, казалось, задумалась на мгновение, поджав свои вишневые губы, которые в конце концов сменились безмолвной улыбкой.

"Я полагаю, что так будет казаться тем, кто просто хочет пойти напролом. Я понимаю, что общество хочет просто собрать нас в кучу и навесить ярлык: мусор, который стоит выбросить на свалку. Я также понимаю, что они хотят показывать на нас пальцем и издевательски смеяться. Пусть смеются сколько хотят. Как с этим не спорь, но факт остается фактом. Мы негативно влияем на общество в целом и это неоспоримая истина.”

Детектив опустила голову, глядя на свои раскрытые ладони, прежде чем снова посмотреть на меня. На этот раз в ее улыбке не было ни сарказма, ни горечи, напротив, она была сравнима с солнечными лучами в морозный зимний день. “Мы никогда не будем смеяться над собой. Точно так же, как дождевые черви не боятся темноты, а пингвины не стыдятся своей неспособности летать. В этом смысл жизни, не так ли?”

Я не мог найти ответа. Возможно, потому, что я никогда раньше так глубоко не задумывался о подобных вещах. Независимо от того, как вы это приукрашиваете, от того, сколько метафор вы используете, не остается ли главный факт? Вы все еще бесполезные люди.

Однако, это была та же зима, когда я впервые увидел труп и напал на другого человека. Я впервые задумался над тем, что значит быть живым. Хотя, мне кажется, что любой, кто стал свидетелем того, как лишился жизни другой человек и сам искал смерти, мог бы чувствовать то же самое.

Но я отвлекся, этой истории мы коснёмся позднее. Пока что я бы хотел рассказать о зиме, когда я впервые встретил этих людей и историю обычной, не-NEET девушки.

*

Близился конец ноября, когда я повстречал Аяка в первый раз.

После школы во вторник я обычно сидел на водонапорной башне, которая находилась на крыше южного кампуса, и бессмысленно пялился на здания вдалеке. Обычно, когда школа заканчивается, я иду в компьютерный класс и занимаюсь клубом, в котором нуждается только один человек. Но во второй половине дня с компьютерными уроками, остаётся много студентов, желающих поиграть на компьютерах, к которым они обычно не имеют доступа. Я не могу заставить себя просто так зайти туда, поэтому каждый вторник и четверг я поднимаюсь на крышу, чтобы тратить время впустую. Уставившись на компьютерный класс на втором этаже северного кампуса, я выдал волнообразно много "Проваливай уже!", и вздохнул, когда я посмотрел на улицы внизу.

Улицы города, в котором я сейчас живу, можно разделить на два цвета, в то время как длинная тонкая река, которая течет, как артерия пациента, является разделителем цветов. На той стороне, что ближе ко мне, ржавые крыши фабрик, дешевые квартиры, лежащие рядом, а дальше-средняя школа. Я не знаю, почему, но в этом районе много святынь и могил; мой дом также находится на этой стороне. С другой стороны-высокий эстакадный мост с шоссе, ведущим в столицу, гигантский железнодорожный вокзал с бесчисленными железными дорогами, высокие здания, расположенные вдоль запутанно переплетающихся дорог на склоне, торговые центры и телевизионные станции. В солнечные дни можно даже увидеть тень правительственного здания вдали. Токио-это удивительное место, где можно позволить скучным корпусам, которые можно найти в любой точке Японии, и высоким современным зданиям мирно сосуществовать одновременно.

Глядя вниз с крыши, вокзал похож на сцену в рекламе по телевизору, без реализма. Возможно, это потому, что я не хочу приближаться к этому району? Поскольку мы можем надеть нашу школьную форму и сразу же после школы выйти на игру, я слышал, что наша школа довольно популярна в Токио; если костюм матроса имеет яркие цвета, он может даже увеличить привлекательность примерно на 40%.

Этот день был пасмурным, но в то же время достаточно приятным, чтобы была возможность внимательно рассмотреть стеклянные панели высоких зданий, которые обычно неясны из-за их пронзительных отражений. Говоря об этом, они просто походят на кучу стеклянных окон, которые вырезаются с использованием аналогичных методов. Я всегда заполнял эти стеклянные квадраты цветами в своем уме, как будто я рисовал пиксель-арт.

Я уже привык убивать время подобным образом. Я думаю, это потому, что я всегда меняю школы из-за работы моего отца. В начале октября, когда я перевелся в свою нынешнюю среднюю школу, я вступил в компьютерный клуб только потому, что там больше никого не было, и шел по своей школьной жизни, не будучи никем замеченным. Я часто думал, что мне нет смысла ходить в среднюю школу, пока я не мог следовать школьной программе как подобает.

Пока я смотрел на здание, вдруг внизу раздался какой-то грохот, и я наклонился вперед, чтобы посмотреть. Водонапорная башня была установлена на вершине лестничной клетки, выступающей из крыши, в то время как звук походил на то, что кто-то поднялся по лестнице и открыл дверь.

"А? Его здесь нет?"

Я услышал женский голос. Когда я осторожно наклонился вперед и посмотрел прямо вниз, она обернулась, встретившись со мной взглядом.

У нее были короткие волосы и суровые брови, в отличие от глаз, которые производили милое, дружелюбное впечатление. Мне показалось, что я видел ее раньше. Когда я двинулся, чтобы встать, она сделала крайне удивленное лицо, испустив "Вау!", заставив меня свалиться с водонапорной башни.

Я был настолько везучим, что когда падал, сумел расцарапать о бетонную стену тыльные стороны свои рук, первое что она сделала в нашу встречу-промыла мои раны из лейки, которая у неё была.

"Что ты забыл в таком месте, это опасно !"

Она сказала это, пока клеила пластыри на мою руку. Я не смог ей ответить на заданный вопрос.

“……идиоты и что-то вроде высоких мест, в конце концов.”

"Ты должно быть отыгрываешь "идиота", когда говоришь это !" [1]

Спокойно ответила она. Я не мог убежать, даже при всём желании, мою руку крепко держали.

"Так, с этим я закончила. Заруби себе на носу и больше никогда не взбирайся в такие высокие места снова." Она легонько похлопала меня по правой руке, полной пластырей, совсем как няня, которая ругает маленьких детей. Затем, улыбаясь, она сказала: "Хотя я и сказала все это, я действительно забралась на неё раньше, чем смогла опомниться. Видя там лестницу, действительно возникает желание подняться по ней, не так ли?

В любом случае, кто эта девушка? Поскольку я не могу вспомнить ни лиц, ни имен кого-либо в школе, я не могу вспомнить ни одной девушки, которая бы разговаривала бы со мной таким дружелюбным тоном.

Внезапно, я увидел желтый значок на ее левой руке. Хотя он был довольно старым и уже несколько выцвел, но на нем все еще можно было различить слова "Комитет Садоводства". В этот момент я наконец заметил большое количество цветочных горшков, расставленных у перил. В нашей школе есть Комитет Садоводства?

"А, так ты взобрался так высоко, что видеть компьютерный класс ! Выходит, что ты относишься к этому типу людей, Фудзисима-кун ? Тех, кто не может сконцентрироваться, когда в помещении находится кто-нибудь ещё. Тип людей, который называют художественным ?

Девушка держалась за перила, говоря все это, глядя на здание школы напротив нас. Я был озадачен.

“——Как ты об этом узнала ?”

Я издал крик, который удивил даже меня самого. Она повернулась и посмотрела на меня с выражением шока на лице.

«Ну, наш класс находится на этой стороне третьего этажа, поэтому отсюда видно компьютерный класс. Кроме того, Фудзисима-кун всегда сидит у окон.

Меня раскрыли. Краска отхлынула от моего лица. Как много известно этой девушке ? Она ведь не знает, что я рисовал неприличные картинки на компьютере, правда ? Стоп, сейчас не об этом…

"Откуда тебе известно моё имя ?"

Она подняла руки, как бейсбольный питчер, который готовится бросить мяч. Казалось, мой вопрос удивил ее.

"Ты разве меня не помнишь ? К слову, мы даже учимся в одном классе !"

"А ?"

Я был обеспокоен. С того момента, как я перевелся в эту школу, я практически избегал любых контактов с другими людьми, поэтому я не могу вспомнить имена своих одноклассников.

“Это я сказала тебе, где находится столовая, а также собрала для тебя сведения о Мировой Истории. Даже когда ты переодевался во время урока физкультуры, я помогала тебе !”

"Ми- Минуточку !"

“Ладно, последнее было шуткой~”

Эта девушка...

"Хотя я и допускала мысль, что ты, возможно, меня забыл, но я даже подумать не могла, что так и правда будет…..”

Видя девушку со слезами на глазах, я не мог не чувствовать себя отчасти виноватым.

"Меня зовут Аяка Синодзаки и я сижу рядом с тобой в классе. И даже так ты забыл меня ?

"Мне жаль..."

"Фудзисима-кун, ты ведь не считаешь себя частью класса 1-4, не так ли ? Ты даже пропустил школу во время школьного фестиваля.

Но ведь школьный фестиваль проходил всего через неделю после моего перевода, разве у меня был иной выбор, кроме как пропустить его !

"И ты даже не носишь значок класса. В государственных старших школах редко бывают классные значки, потому огорчает и то, что ты его не носишь !"

Я и не думал, что это может огорчить, а потому я ей солгал: "Я его посеял."

"Тогда я одолжу тебе свой, у меня есть несколько запасных дома." Сказала Аяка, снимая свой классный значок с матросской формы.

"А ? Не стоит, в этом нет необходимости."

"Я серьёзно, не двигайся."

Она поймала меня сзади, когда я пытался сбежать. Я не мог не остановиться и на секунду задержать дыхание. Она протянула руки к передней части моего пиджака и надела значок класса на воротник. Если посмотреть на это с другой стороны, не кажется ли, что она обняла меня сзади? Нет, подожди, я должен успокоиться.

По ощущениям прошла целая вечность, прежде чем тепло её тела наконец исчезло с моей спины.

"Хмм, так-то лучше."

Она оглядела меня и кивнула с довольным лицом. Со смутным чувством я опустил взгляд и уставился на сине-зеленый значок. Словно на моей шее появилось что-то чужеродное. Почему она так сильно желает мне помочь ? Я видел много других людей, которые очень хорошо заботятся о студентах, которые перевелись, но я впервые встречаю кого-то, кто был бы настолько заботлив.

"Согласно школьным правилам, каждый должен носить значок класса, так что не снимай его.”

"И почему в токийских школах так много странных правил…..”

Собственно, разве это не моя вина, что я вижу Токио в первую очередь свободным ? Одно из многих раздражающих правил состоит в том, что студенты должны вступить по крайней мере в один клуб. Именно из-за этих правил я и попал в такие неприятности.

“Если бы не школьные правила, ты, вероятно, был бы в клубе "Возвращаюсь домой", не так ли?”

Так ? И что ?

"Но разве компьютерный клуб не будет упразднён в следующем году ?"

“……А ?”

Видишь ли, у третьего курса уже скоро выпуск. Я слышала, что они собираются упразднить те клубы, в состав которых входит менее двух человек, когда они будут утверждать бюджет клубов в следующем апреле.

Я впервые услышал нечто настолько важное. Я вспомнил бледное, похожее на помидор лицо советника компьютерного клуба. Этот парень хочет закрыть компьютерный клуб, не сказав ни слова, да? Неудивительно, что моя деятельность в клубе так расслабляет.

"Как я и сказала..."

Аяка внезапно повысила голос, заставив меня отшатнуться на полшага.

“Я бы хотела кое-что с тобой обсудить. Если ты примешь мои условия…..” Выражение ее лица было полно решимости. "Я согласна вступить в Компьютерный Клуб !”

“……Условия ?”

"Вообще, я единственный оставшийся член Клуба Садоводства."

Аяка, у которой было по какой-то причине триумфальное выражение лица, положила повязку на левую руку на мою ладонь. Клуб Садоводства ? Разве это не Комитет по Садоводству?

"Комитет был закрыт давным-давно. Я нашла это в шкафу. Разве это не здорово ?”

"Я бы так не сказал."

Почему ты всегда так реагируешь !"

Все ее лицо покраснело. Я вообще не понимаю, почему ты так волнуешься.

“Маленькие клубы должны помогать друг другу, ведь так ?”

Глава 1.2

В конечном итоге, я уступил под угрозами Аяки и принял её условия. Мы пошли в учительскую сдавать бланки заявлений, и все должно было закончиться именно так. Понимая, что я больше не смогу оставаться на крыше один, я мог только найти другое место, чтобы скоротать время после школы. По дороге домой я думал, что будет наиболее предпочтительным: библиотека или учительский туалет ?

Однако Аяка прошла мимо моего стола сразу после школы.

"Я собираюсь одолжить ключи от крыши, так что ты мог бы для начала захватить садовые инструменты ! Ты ведь знаешь, где они, верно ? Ты сумеешь их найти в шкафу с надписью "Комитет Садоводства".”

Взгляды моих одноклассников метались между Аякой и мной, которая была занята тем, что убирала мои книги.

“Разве я не просто призрак ?” Начал я говорить.

“.....Призрак ?" Побледнев, Аяка отвернулась и прикрыла рот рукой. "Т-точно, мне очень жаль. Я-я была слишком взволнована, и это на мгновение смутило меня.”

Казалось, что слезы вот-вот хлынут из ее глаз. Взгляды одноклассников пронзали меня насквозь, словно это я заставил Аяку плакать ... Нет, я и был тем, кто заставил ее плакать. В любом случае, это выглядело просто ужасно.

"Кхм, а, погоди секунду !"

"Фудзисима-кун, ты, наверное, занят своими делами в Компьютерном Клубе, да ? Мне правда очень жаль, что я побеспокоила тебя."

“Р-разумеется, нет——”

“Разве ты не собираешься в ближайшее время закончить рисунок девушки на компьютере? Просто ты, кажется, забыл добавить платье, да ?

“АААААААААААААА!”

Я поспешно прикрыл Аяке рот.

Хорошо, хорошо ! Я понял. В таком случае я тебе помогу."

“...... Правда ?" Слезы мгновенно исчезли с ее лица. "Большое тебе спасибо !”

Она высунула язык, как будто только что пошутила. Арргх, эта девушка…

"Ая-тян, в твоем клубе пополнение ?”

Спросила одноклассница, бросив на меня недоверчивый взгляд.

"О, всё верно. Именно поэтому у нас сейчас так много рабочей силы. Ты можешь спросить его о чём угодно, что касается растений !"

Мои одноклассники переглянулись.

“О, точно !" один из одноклассников поднял руку. “На раковине в туалете много плесени, пожалуйста, придумайте что-нибудь, что могло бы помочь.”

"Плесень-это даже не растение !” воскликнула Аяка.

"Нет, это должно считаться растением, разве не так ?" Дифференциация организмов по животным или растениям уже устарела !" "А разве те, что в туалете, не относятся к моховым ?" "Лишайники-это явно не растения !" "Те, что в Клубе Биологии, завалитесь." "Но оно растет довольно быстро." "Чем-то напоминает человеческое лицо.” “Серьезно ?”

Ребята начали оживлённо обсуждать эту тему. И что не так с этим классом ? Дебаты оборвала Аяка, когда она на двадцатой минуте взяла спрей от плесени, чтобы покончить с ней. Я поспешно остановил Аяку, которая уже собиралась броситься в мужской туалет.

“……Предоставь это мне !”

Мои одноклассники, вероятно, посочувствовали моей нелёгкой участи, ведь мне пришлось убрать плесень, которая распространилась по всей стене. Некоторые из них подошли, чтобы помочь. Вскоре в туалете раздался резкий запах хлорки.

"Фудзисима, тебе было тяжело……”

Они начали жалеть меня.

"Конечно, Синодзаки тоже неплоха." "Неплохой человек.” “Верно.”

Я устало кивнул, энергично драя стену губкой.

Я неожиданно для себя заметил, что мои одноклассники впервые обращались ко мне по имени. И тем не менее, я был не в состоянии ответить им подобающим образом и просто заикался.

*

“Давай устроим вечеринку в честь открытия ! Я угощаю !”

Сказала она тем вечером, когда мы заносили орхидеи в помещение.

"У меня неполный рабочий день в рамэнной, так что я могла бы тебе сделать скидку."

Я подумал про себя: Как редко у старшеклассниц бывает неполный рабочий день.

"Поскольку я там часто бывала, то в конце концов устроилась работать на неполный рабочий день. Так же есть возможность повстречать много интересных покупателей. Не хочешь составить мне компанию ?"

“Зачем——”

Думая о том, что мне снова придётся лицезреть заплаканное лицо Аяки в случае отказа, я неохотно кивнул. Оставив инструменты в шкафу и вернув ключи обратно в учительскую, я вышел из школы вместе с ней.

Она была крайне удивлена, когда узнала, что я никогда ранее не пересекал Автомагистраль Суто.

"Но разве ты не живёшь совсем рядом ?"

Ну, я совсем недавно переехал сюда, к тому же на станции слишком много народу, а потому особого желания там побывать у меня не возникло. Кроме того, у меня даже нет причин туда отправиться.

“Разве ты обычно не ходишь в книжные магазины или магазины пластинок ?”

Я молчаливо кивнул. Обычно, я просто покупаю книги или записи, которые мне приглянулись в интернете, так как я не могу найти вещи, которые я хочу в реальных магазинах, даже если они довольно крупные.

Неужели это и правда так ? Однако магазинчик, который я только что упомянала, находится от станции на весьма внушительном расстоянии. Рамэнная, честно говоря, не так уж и хороша, но может похвастаться вкусным мороженным, поэтому она всё ещё пользуется популярностью.

"В таком случае ты могла бы открыть магазин мороженного вместо..."

"Постарайся не ляпнуть это при Мин-сан, а то тебе подадут рамен с мороженым.”

Мин-сан-это владелец рамэнной, я полагаю ? Он китаец ?

Аяка шла чуть быстрее меня. Увидев, как она радостно скачет вокруг, я был крайне озадачен. С какого момента все пошло не так ? Как все могло так обернуться ? Почему она так добра ко мне ?

Когда мы пересекали мост, мимо проезжал большой грузовик, обдавая нас пылью. Выйдя на улицу, мы прошли мимо виадука скоростной автомагистрали Суто и направились к станции. Затем мы пошли вместе с толпой, вошли в южную часть подземного перехода и вышли из него через восточную сторону.

Выйдя на поверхность, мы направились к железной дороге. После того, как мы прошли мимо палатки бродяги в парке, мы нашли рамэнную в темном переулке, не освещенном уличными фонарями. На первом этаже здания, где располагались магазины и жилые помещения, горела только вывеска с надписью "Ханамару Рамэн". Посетители, собравшиеся вокруг магазина, выглядели как жуки, привлеченные светом.

Внутри рамэнной было очень тесно. Большую часть пространства в магазине занимала кухня, в то время как в магазине было всего пять столов. Остальные посетители могли обедать только снаружи, сидя на стальных стульях. Были даже некоторые клиенты, которые сидели на перевернутых ящиках из-под пива, поедая свой рамэн, держа миску.

"Ты можешь присесть, где тебе больше нравится."

Сказав это, она вошла в магазин. Хотя она и сказала, что я могу сидеть где угодно, проблема заключалась в том, что стулья и ящики для пива уже были полностью заняты.

Я увидел человека, сидящего на аварийной лестнице между двумя зданиями, в одно из которых только что вошла Аяка, расположенной у входа в кухню. Под лестницей валялись стопки изношенных шин, маленькие бензобаки и несколько картонных коробок, полных пятен.

Когда он поднял голову, я не выдержал и сделал шаг назад. Мужчине было около двадцати лет, и у него была смуглая кожа. Был уже ноябрь, но на нем была только футболка, полностью демонстрирующая его выпирающие бицепсы. Как только он уставился на меня, я даже подумал, что меня убьют.

"Ты студент из Старшей Школы М ?"

"Не-не-не, я все еще учусь в средней школе. Неужели я так похож на старшеклассника ?" Я солгал без всякой причины. Он поставил свою миску и сказал:

"Правда что ли ? Там был учитель математики, Фукумото-сенсей. У него еще остались волосы ?”

«Нет, большая часть его волос уже выпала……АААА !»

Он подошел и щелкнул меня по лбу. От боли мне показалось, что на лбу образовалась дыра.

“...... Уууууу...... Это было слишком подло с твоей стороны. Раз уж ты закончил нашу школу, то почему бы тебе не сказать об этом сразу ?” Я сам не понимаю, почему я почувствовал, что он подлый (по моей школьной форме было очевидно, что я из Старшей Школы M, в этом изъян моей лжи). Я прикрыл ноющий лоб и со стоном присел на корточки. В этот момент за моей спиной раздался голос:

“Он не выпустился. Этого парня выгнали из школы, потому что он бросил учебу. Вот, съешь это.”

Когда я повернул голову, то увидел молодую девушку в сером жилете без рукавов, стоящую позади меня. Ее волосы были завязаны сзади в конский хвост, а вокруг ее груди виднелась белая сараши [2]. Она была похожа на рабочего. И только из-за черного фартука с белой надписью "Ханамару" я понял, что она из магазина. Значит ли это, что она Мин-сан ? Значит, это женщина !

То, что Мин-сан только что сунула мне в руки, оказалось бумажным стаканчиком с мороженым.

"Шеф, я же уже говорил вам много раз, что меня не выгоняли. Я сам бросил."

"Скажи это после того, как отмоешь своё лицо, бездельник."

"Дети при рождении тоже безработные. Просто после этого они запятнаны в огромной ванне, которую зовут "жизнь" !"

Тогда бы это было бесцветно, а не безработно. [3] Но похоже, что Мин-сан не хотела продолжать с ним словесную перепалку, а потому развернулась и пошла обратно на кухню, наполненную белым дымом. Я ещё довольно долго простоял в оцепенении, держа стаканчик с мороженным.

"Эй, ты !" меня окликнул человек, которого выгнали из школы. Как только я обернулся, то быстро прикрыл рукой лоб.

“Чего ты так нервничаешь! Так ты теперь первокурсник, да ?" Сказал он, глядя на мой классный значок. “Сколько ошибок ты допустил в своем тесте ?”

"А ?"

С чего вдруг ты спрашиваешь меня об этом ?

"Фудзисима-кун, не советую болтать слишком долго с Тетсу-сэмпаем, а то подхватишь вирус NEET !”

Аяка, надевшая черный фартук поверх школьной формы, вышла из кухни с подносом, полным мисок. Темнокожий парень—— Тетсу-семпай заскрежетал зубами, но только сделал вид, что щелкнул Аяку по лбу. Это просто дискриминация ! Аяка высунула язык и начала обслуживать покупателей снаружи магазина.

“Ох, просто ответь мне уже ! Твое лицо-это лицо человека, кто пережил множество неудач с первого курса.”

Хотя мне всё ещё и казалось, что он был назойливым, в его словах была доля правды. Я сумел только тихо ответить: "Мне нужно пересдать Английскую и Японскую историю." Тетсу-сэмпай, сияя, схватил меня за руки, с силой потащил к бензобаку и усадил.

"На самом деле, здесь места специально для NEET и у тебя есть потенциал, чтобы к ним присоединиться. Так что, если ты вдруг надумаешь бросить учёбу, то не стесняйся заглядывать ! Мы всегда будем тебе рады."

"Благодарю за столь щедрое предложение, но я лучше воздержусь." Мы ? С ним есть кто-то ещё ?

"Почему же ? Я мог бы для начала научить тебя правильно выбирать автоматы патинко ! К тому же, я довольно хорошо знаком с некоторыми сотрудниками, а потому знаю кто из них с наибольшей вероятностью сорвёт джекпот !”

Присмотревшись повнимательнее, я увидел несколько журналов об азартных играх патинко, торчащих из заднего кармана Тетсу-сэмпая. Ого, так этот парень профессиональный игрок в патинко. Какой никчемный человек. Я отвел взгляд и принялся есть мороженое деревянной ложечкой. Нежась в лучах вечернего солнца этой поздней осени и наслаждаясь восхитительным ароматом Рамэнного супа во время еды мороженого, что в самом деле было невероятно вкусно.

Вторая половина ‘мы‘, о котором говорил Тетсу-сэмпай, появилась, когда я ел жареную лапшу из свинины. Он вдруг прижал какой-то твердый предмет к моему затылку и сказал: “Не двигайся. Брось оружие, подними руки, назови свое имя и подразделение." У меня чуть жареная свинина изо рта не вывалилась.

"Э-э-э…… э-э…… Но……” Если я подниму руки, жареная свинина упадет !

"Майор, ты такой тормоз. Перестань делать глупости и сядь.”

Сказал Тетсу-сэмпай, помешивая ванильное мороженое с карамельной начинкой.

«Но он сидит на моем месте ! Кто этот приятель ?"

“Наруми. Он в том же клубе, что и Аяка.”

“Хиро-сан сказал, что он тоже придет, но позже, но в таком случае нам не хватит мест.”

"Хиро может просто сесть на бедро Наруми.”

"А, ну понятно."

Что именно тебе понятно ?

Затем в поле моего зрения появился парень по прозвищу Майор. Он был одет в темно-зеленую и кофейного цвета маскировочную спортивную одежду, прочный шлем и тёмные защитные очки. Он был несколько худощав, и его кожа была красивого розового оттенка, который принадлежит ученикам начальной школы. На самом деле он выглядел примерно моего возраста. Убирая модель пистолета (Ну, я надеюсь, что это была модель пистолета, но что если он был настоящим ?) в свой рюкзак цвета хаки, он посмотрел на меня и сказал:

"Этот парень разве не старшеклассник ? Совсем не подходит под описание, применимое к NEET."

“Не парься, это мой кохай. Через год или два он станет великолепным NEET.”

"Я определенно не хочу превратиться в NEET !" Поспешно запротестовал я. Майор посмотрел на меня сквозь очки и сел на картонную коробку.

«В эту эпоху, когда в нашей стране насчитывается около миллиарда NEET-ов, NEET в ожидании, им необходимы такие как ты, ты так не считаешь ? Будущее нашей страны весьма мрачно».

“……в ожидании ?”

В недоумении спросил я его, не понимая, что он имеет в виду. Майор указал на меня пальцем и начал увлеченно болтать:

К слову, тебе известно значение определения NEET ? Термин "NEET" первоначально применялся к людям в возрастной группе от 16 до 18 лет, которые не имели образования или работы. Когда слово пришло в Японию из Англии, его значение изменилось, включив возрастную группу людей от 15 до 34 лет. Поскольку после этого появилось много типов, они были даже классифицированы на активный тип и пассивный тип, резкий тип, разочаровавшийся тип, тип пещерного человека и нерешительный тип. Кроме того, были также некоторые попытки классифицировать их с помощью трехмерной координации, чтобы разделить на восемь квадрантов, но как по мне, все эти классификации не имеют никакого смысла.”

"Мукай-сан, прошу прощения за ожидание."

Аяка подала Майору его соленый рамэн. Видимо, Мукай-это настоящее имя Майора.

“Мне очень жаль, Фудзисима-кун, но через некоторое время посетителей станет меньше.”

Я попытался дать знак Аяке: 'просто найди предлог, чтобы я покинул это место', но она его не поняла. Майор отхлебнул немного супа и продолжил:

"NEET изначально были просто культурной болезнью надежды, и могут появиться только в такой процветающей стране, как наша. Мы должны очень гордиться NEET ! Любовь к стране, которая стремится распространить NEET, для мира во всем мире, мы должны подняться ! Мы должны найти больше не-NEET-ожидающих элит, учиться друг у друга, сформировать новую японскую партию и смело бросить вызов злу ! Расти, NEET ! Расти, как пылающий огонь! NEET !”

Как же шумно ! Завались и ешь свою лапшу !"

Яростный крик Мин-сан эхом разнесся по кухне, и вскоре оттуда вылетела маленькая сковородка, которая приземлилась на голову Майора.

"А ? Что с ним ?"

В переулке раздался мужской голос, и в его конце показался высокий силуэт.

В конце переулка стоял молодой человек в ярком пальто и джинсах цвета хаки. Род его занятий был загадкой, но он излучал ауру профессионала. Его аура отличалась от той, что была у Тетсу-сэмпая, но у них были такие же солидные манеры. Этот человек приблизился, почти заставив меня упасть с бензобака.

"Он друг Аяки. Видишь, он из Старшей Школы М." Сказал Тетсу-сэмпай. "А ? Ох——” Этот человек похлопал меня по плечу и сказал:

“Было время, когда Тетсу тоже носил такую форму!”

Он бросил взгляд на узкую заднюю кухонную дверь и сел рядом с Тетсу-сэмпаем. Я был озадачен. Разве здесь места не только для NEET ?

“Привет, приятно познакомиться. Вот моя визитка." Он достал из кармана листок бумаги и протянул мне. Он человек, у которого есть работа ! Думая так, я взял визитку, на которой было напечатано:

‘NEET - Хироаки Кувабара’

…… А ? В этот момент я чуть не рухнул в обморок.

Чтобы еще раз убедиться в реальности мира, я глубоко вдохнул и посмотрел на свое окружение. Тетсу-семпай ел мороженое, Майор - солёный рамэн. Аяка была занята мытьем мисок в задымлённой кухне, Мин-сан устраивала королевскую битву с пламенем. Похоже, что я был единственным человеком, который всматриваясь в ночное небо понял, что что-то не так.

"Так…… так твоя работа-NEET ?"

Осторожно спросил я. Хиро-Сан улыбнулся в ответ, его улыбка была достойна рекламы зубной пасты, и сказал:

"О чём это ты ? NEET-это совсем не работа !"

И то верно. Но как только я собирался кивнуть, уже следующий комментарий Хиро-сана полностью меня опустошил.

"NEET-это стиль жизни."

Он действительно сказал, что это образ жизни? Я чуть не разрыдался. Хиро-Сан, сузив глаза и откинув назад волосы, был бессмысленно красив. И что, черт возьми, не так с этими людьми ?

"А ты не разыгрывал эти карты ранее, Хиро ?"

"Ну, это довольно удобно при флирте. Люди всегда смеются, когда видят это."

“Разве я тебе не говорил, что ты так разозлишь свою девушку и что тебе не стоит так много флиртовать с другими людьми ?”

"А, я уже порвал с ней. Сейчас я живу в доме дамы, работающей в ночном клубе. Я делаю свою жизнь гораздо проще, ясно давая понять с самого начала, что являюсь безработным !”

Выходит, что Хиро-Сан-жигало ! Ну, в принципе, он и сказал, что это образ жизни.

Я слушал их беседу в сторонке, пока пил рамэнный суп, но в действительности, я не замечал его вкуса. Из их разговора я понял, что им было от 18 до 19 лет, и они должны быть подростками, у которых яркое будущее.

Я смутно подумал про себя: сбудутся ли предсказания Тетсу-сэмпая о том, что я скоро стану таким же, как они ? Я мог лишь надеяться, что он ошибся.

После того, как мы закончили есть рамэн и наслаждались мороженым (Тетсу-сэмпай уже ел второе), в этом узком пространстве внезапно заиграла чрезвычайно шумная рок-музыка. Это был 'Colorado Bulldog' [4]. Все трое тут же вскочили и достали свои мобильные телефоны, которые почти одновременно стали воспроизводить один и тот же рингтон.

Тетсу-сэмпай первым ответил на звонок, после чего телефоны Майора и Хиро-сана сразу же перестали звонить. На их лицах появилось выражение, очень похожее на сожаление.

"Мин-сан, у Алисы есть заказ для вас ! Луковый рамэн, без рамэна, жареная свинина и яйцо.

"Разве это не значит, что остался только лук-порей ?" Подумал я про себя. Через три минуты миска, которую достала Мин-сан, и вправду выглядела так, будто в ней были только лук-порей и суп.

"Постарайся ей доходчиво объяснить, что мы продаём рамэн." Сказала Мин-сан с мрачным выражением лица.

Лук-порей, плавающий в супе, походил на островки в море. Тетсу-сэмпай, Майор и Хиро-Сан переглянулись.

"Есть проблема, кто из нас понесёт ей это ?" Сказал Тетсу-сэмпай.

"У Алисы, похоже, плохое настроение ?" Спросил Хиро-сан.

"Определённо."

"Вы, ребята, понесёте ей это ?" вопрос, что я задал, был словно приговор. Тетсу-сэмпай кивнул и хлопнул себя по коленке.

"Поскольку нас здесь четверо, то давайте решим спор с помощью игры 'Линия Яманотэ' [5]; Проигравший это и понесёт."

Четверо ?

"И какая будет тема ?"

"Мы могли бы использовать брошюры агенств занятости."

"Ладно, но будет только одна возможность не отвечать."

"П-погодите-ка, вы и меня посчитали ?"

“Хорошо, начнём с меня. 'Руководство по страхованию работника'.”

"'В поисках своей мечты из тридцати двух'.”

"'Раскрой свои таланты за две минуты'.”

"А, э, эмм……”

“Наруми, это твой первый проигрыш. ‘Как выгодно уйти в отставку'.”

"'Начни свой бизнес с компьютера' !"

"'Руководство по совмещению на вашем первом рабочем месте'."

“…… Как, чёрт возьми, я должен всё это знать !”

"А, ты сердишься, что ли ? Наруми, являясь NEET, ты обязан это знать ! Идти в агентство по трудоустройству, но возвращаться и ничего не делать, - это путь, по которому все мы должны идти.”

Нет, проблема в том, что я не являюсь NEET.

"Если ты проиграешь, то тебе придётся признаться в этом, неудачник."

“Не принимай близко к сердцу, Наруми, меня не смущает то, что ты ничего об этом не знаешь.”

“Ну, конечно ! Не надо меня утешать !”

"Но рамэн ты всё-таки доставишь !"

Без возможности возразить, так я и попал в их ловушку.

Место, куда мне нужно было доставить рамэн, находилось в том же здании, что и рамэнная, но на третьем этаже в комнате с номером 308. Как они сказали: "Ты сразу узнаешь, когда дойдёшь.” На двери висела большая вывеска.

'Детективное Агенство NEET'.

Содержимое вывески было написано довольно милым почерком с рядом загадочных английских слов.

Это единственное, что нужно сделать NEET

Мой разум уже онемел после сегодняшних событий, так что я не удивлюсь, даже если увижу NEET в роли детектива. Я воспользовался уголком подноса с рамэном, чтобы нажать на электрический звонок, и боковая камера, модифицированная под электрический звонок, вспыхнула синим цветом. По словам Тетсу-сэмпая, это был знак ‘Входите'.

Открыв дверь, я увидел, что это была длинная одноместная комната. Поскольку кондиционер в помещении работал на полную мощность, было ещё холоднее, чем снаружи. Пройдя мимо холодильника, кухни и стиральной машины в коридор, в глаза бросалось отсутствие каких-либо перегородок, из-за чего компьютерную стойку можно было увидеть даже находясь у входа, в то время как бесчисленные мониторы заполняли стены комнаты.

“Ваш рамэн прибыл……”

"Входите, пожалуйста.”

Из комнаты раздался голос молодой девушки.

Держа поднос, я вошёл в комнату. Эта комната действительно нечто. Три стены были покрыты неизвестными машинами, LCD мониторами и электрическими кабелями, а оставшееся небольшое пространство левее —— пол в середине комнаты-был занят матрасом. Она была словно похоронена в куклах, силуэт в пижаме обернулся.

Она и сама походила на куклу.

Она выглядела точь в точь как кукла. У нее было маленькое личико, пара больших глаз, которые контрастировали с ним, невероятно белая кожа, тонкие конечности, гладкие волосы, струящиеся по простыням, и она была одета в бледно-голубую пижаму с изображениями мультяшных медведей. Я держал поднос и смотрел на девушку.

Девушка отодвинула в сторону стол, на котором лежала клавиатура, и придвинула к кровати другой длинный стол, точно такой же, как те маленькие столики, на которых в больнице раскладывают матрасы.

“И чего ты там застыл ? Кажется, я заказывала рамэн из лука-порея. Однако я не припоминаю, чтобы заказывала украшение в виде старшеклассника.”

“Ах, хм...... Где я должен оставить рамэн ?”

"Неужели тебе кажется, что мои руки настолько длинные, что я могу дотянуться и взять миску, раз уж ты встал так далеко ?"

Она меня отчитала. Но я даже не чувствовал ни злости, ни удивления. Я поставил поднос на стол перед девушкой. Она взяла одноразовые палочки для еды, посмотрела на них и глубоко вдохнула. Её маленькое личико было полно решимости, в то время как руки, держащие кончик палочки для еды, прикладывали к нему силу. Но когда палочки для еды были переведены в форму "人", кончик палочки просто поколебался, но не отделился. Насколько слаба эта девушка ?

“…… Хочешь я тебе помогу ?”

Милая девушка в пижаме вопиюще смотрела на меня.

Похоже, ты из тех, кто видя хрупкую птичку, которая не может летать, подбрасывает её вверх и после этого тонет в собственном удовлетворении, не так ли ? Эти люди-самые бесполезные из всех. Когда ты с триумфом уйдёшь, птичка упадет обратно на асфальт и умрёт, но ты об этом даже не узнаешь. Даже тупости должен быть предел.”

Это всего лишь пара одноразовых палочек для еды, чего она так взъелась ? Но я не стал ей возражать. Она снова глубоко вдохнула и приложила силу, чтобы отделить палочки для еды.

Треск.

Правая палочка для еды треснула пополам. Это самый распространенный результат. Некоторое время она бесстрастно смотрела на палочки для еды разной длины, а потом зарыдала. Эй, не плачь!

Она вытерла слезы тыльной стороной ладони и принялась есть рамэн из лука-порея (к слову, в нём практически ничего и не было, кроме лука-порея). Пока я думал об этом, она снова впилась в меня взглядом и произнесла: “твои увлечения, действительно, за гранью моего понимания. Тебя делает счастливым молчаливое наблюдение за тем, как едят люди ?”

"А, и-извини."

Когда я уже собирался выйти из комнаты, она спросила: "Куда это ты собрался? Если ты уйдёшь то, кто будет распоряжаться мисками ? Тебе стоило бы об этом задуматься." Я почесал затылок, не имея другого выбора, присел на корточки у входа, повернувшись спиной к матрасу.

Слушая, как девушка в пижаме ест лук, я размышлял о том, что произошло сегодня. Я оказался здесь только потому, что не смог отказать Аяке в просьбе……Затем я столкнулся со многими вещами. Я очень устал. Когда я уже собирался погрузиться в сон, снова раздался голос девушки.

"Наруми, я закончила. Принеси мне что-нибудь попить из холодильника.”

Вздрогнув, я повернулся лицом к девушке.

"Э, а ?”

"Я сказала, принеси мне что-нибудь попить из холодильника. У тебя абсолютно нет совести, если ты решил заснуть в чужом доме.”

Да кем ты себя возомнила, чтобы так говорить обо мне? Но всё же я последовал её указаниям, поскольку у меня не было никаких сил, чтобы возражать. Открыв холодильник, я обнаружил, что он был набит красными банками объемом 350 мл, и больше ничего. Я думал, что все они были колой, но на самом деле это был доктор Пеппер. У меня даже нет сил сказать нечто большее. Весь 'Доктор Пеппер', который я принёс, девушка выпила залпом, и счастье хлынуло из ее лица. Увидев это выражение, я почувствовал, что могу простить всё.

“Когда Бог создавал мир, он отдыхал на седьмой день, потому что пил 'Доктора Пеппера'. И если бы Доктор Пеппер не существовал, в неделе было бы двенадцать дней вместо семи.”

"Даже так ?"

"Наруми, тебе тоже стоит попробовать ! Я не могу дать тебе те, что у меня в холодильнике, но могу сказать, где их можно достать.”

Так ты не угостишь меня ?

“...... Стоп ! И тут до меня дошло: "Откуда ты знаешь моё имя ?”

Это было, когда она разговаривала с Тетсу-сэмпаем по телефону ? Нет, в этот момент Алиса как раз заказывала свой рамэн с луком-пореем, и она повесила трубку сразу после заказа. У них не было времени произнести моё имя.

"Фудзисима Наруми, шестнадцать лет, мужчина, рост 164 см, Вес 51 кг, в классе 1-4 старшей школы М." она бегло рассказала обо всех моих личных данных —— адрес, телефон, образование и семейное положение. Я потерял дар речи.

"Аяка сказала, что появился новый участник клуба, так что я просто провела маленькое расследование. В вашей школе так много информации, но так мало защитных мер, поэтому будет лучше, если ты начнёшь проявлять большую осторожность.”

Не зная, что сказать, я посмотрел на стену, образованную компьютерами.

“…… Ты-хакер ?”

"Нет, не угадал, я не хакер."

Девушка улыбнулась и покачала головой.

Я-детектив NEET.

Детектив сказала, что её имя-Алиса, было настоящим лишь отчасти и служило чем-то вроде псевдонима.

«Юко также можно прочитать как Алиса [6]. Имя Алиса было взято из настоящего имени Джеймса Типтри.

"Так кто же она ?"

Алиса сидела на матрасе, обнимая колени и глядя на меня так, будто бы смотрела на идиота.

“Она же писательница ! Разве ты не видел вывеску на двери ? Несмотря на то, что я изменила послание, это была довольно известная цитата ! Разве ты не читал об этом раньше ?”

Я запрокинул голову, пытаясь вспомнить английские слова на вывеске.

"Детективы, о которых вы говорите…… Разве они не выслушивают просьбы других людей и не расследуют различные дела ?”

«Я не обычный детектив, а детектив NEET. Заметь, они такие же разные, как Чофу и Ден Энчофу. Обычный детектив запрашивает информацию, следит за другими людьми, в общем, ходит туда-сюда, чтобы найти информацию и найти свою цель. Детективы NEET находятся по другую сторону баррикад ...

Алиса выпятила грудь, повернулась к стене, увешанной машинами, и взмахнула руками.

“Нет необходимости покидать свою комнату даже на шаг, но можно обыскать весь мир, чтобы узнать истину. Ты, наверное, думаешь, что я просто хиккикомори, которая слишком полагается на Интернет, да ? Тебе не нужно лгать.”

“Эмм…..Ну да.”

“Хм, это потому, что обывателю не дано понять работу детектива. Детектив-это посланник умерших, который ищет слова, затерявшиеся в их могилах, причиняющий боль живым ради защиты чести умершего и осуждающий мертвых ради утешения живых. Вот почему это такое непопулярное и непонятное занятие...... по твоему лицу видно, что тебе интересно, почему я, как хиккикомори, говорю все это ?”

“Ну нет, выражение моего лица не должно быть столь очевидным.”

“Да неужели ?”

“Угу.”

“Однако ты выглядишь так, будто желаешь что-то сказать. Не волнуйся ты так и просто спроси ! В силу своей профессии, я уже привыкла к бесконечной череде вопросов. И я позволю тебе очень быстро впасть в отчаяние.”

…… Отчаяние ?

Често говоря, мне было нечего спросить, просто я немного сбит с толку бесконечной болтовней этой странной девушки, Алисы. Но в сложившейся ситуации, кажется, мне всё-таки стоит задать вопрос. Оглядев помещение, похожее на диспетчерскую, я задал вопрос, который меня больше всего смутил.

“А ты…… что ты обычно ешь ? Ты всегда так питаешься ?”

И без того круглые глаза Алисы округлились ещё сильнее.

“Такая мелочь—это первое, что пришло тебе в голову ?”

“…… Я думаю, то, что мы едим—это, довольно, важно.”

"Да, всё верно. Ты тоже чудак, совершенно отличный от описания Аяки."

Алиса прищурилась, глядя на меня, будто бы улыбаясь.

Чтобы получить питательные вещества, необходимые моему организму, достаточно выпить "Доктора Пеппера". Но Мин-сан очень настойчива, поэтому иногда я ем и овощи.”

“Так вот почему ты не растёшь……”

“Откуда взялось твоё предвзятое мнение о превосходстве высоких людей ? Я могу перечислить пятьдесят преимуществ быть коротышкой и недостатков высокого роста, если ты готов к дебатам, я всегда готова принять вызов.”

"Нет особого желания, прости."

Я просто думал о её росте, в результате чего я бормотал себе под нос и был услышан.

"Так значит ты полагаешься на Мин-сан в своей повседневной жизни ?”

Алиса подняла брови.

"Знаешь, с твоей стороны это было крайне невежливо. Я уже говорила, что являюсь детективом NEET, детектив NEET - профессиональный детектив ! У меня есть реальный доход, и я плачу ей за все."

"Ах, да, но можно ли тебя называть NEET ?" ведь все NEET безработные.

"Ты неправильно понимаешь значение термина NEET с фундаментального уровня. Второе E в NEET - это занятость, когда ее кто-то нанимает. Моя профессия - частное предприятие, поэтому я не работаю. Всё зависит от того, как на это смотрят другие люди."

Как на это смотрят другие люди.

“…… Стиль жизни, да ?”

“Если речь идёт о жизни Хиро, то это действительно так. Тургенев мог бы сказать, что это конец иллюзии, Достоевский мог бы назвать это адом, Уильям Сомерсет Моэм мог бы назвать это реальностью, а Харуки Мураками мог бы назвать это самостью. Я бы назвала это несколько иначе, однако, в любом случае это никак не связано с вопросом дохода.”

Я не имею ни малейшего представления, о чём она говорит, но факт того, что одетая в пижаму девушка зарабатывала деньги, будучи детективом, отчасти невероятен. Это напомнило мне, что она, кажется, знакома с использованием компьютеров и интернета.

"Судя по твоему выражению лица, ты мне не веришь. Что ж, неважно, скорее всего, через минуту сюда кто-нибудь придёт, чтобы заказать расследование и это, вероятно, позволит тебя переубедить.”

“…… А ?”

В тот самый момент, как она и предсказывала, раздался дверной звонок. Я обернулся и посмотрел на дверь.

"Открой дверь."

"Я ?"

“Было бы весьма кстати, если бы агентство добавило какой-нибудь другой способ приветствовать гостей, кроме синих огней.”

Когда я подошёл ко входу, чтобы открыть дверь, я застыл, так как за ней стояли трое мужчин. Молодой человек в середине был одет в кожаное пальто и выглядел немного старше меня, однако, благодаря своему выражению лица, он чем-то напоминал дикого волка. Среди двух других, которые стояли по бокам от него, один был мускулистым мужчиной и выглядел, словно скалистая гора, другой был высоким, как электрический столб. Оба они были одеты в одинаковые серые толстовки.

"Кто этот парниша ? Куда подевалась Алиса ?"

Произнёс волк. Меня словно пронзил его острый взгляд, губы задрожали, и я потерял дар речи. В этот момент из комнаты донёсся голос Алисы:

“О, Йондайме, пожалуйста, проходи.”

Двое, стоявших позади человека, которого звали Йондайме, сказали: "Мы подождем здесь.” После чего меня затащили в комнату. Как только дверь закрылась, двое мужчин исчезли из поля моего зрения. Когда я закрывал дверь, казалось, что на меня смотрят, и по моим рукам, которые вцепились в дверную ручку, пробежала дрожь.

"Наруми, принеси ещё банку "Доктора Пеппера".

Голос Алисы, наконец-то, вывел меня из ступора и заставил отпустить дверную ручку.

“Эй, а кто этот паренёк ? Разве мы не собирались обсудить работу ?”

Когда я передал "Доктор Пеппер" Алисе, Йондайме, сидевший рядом с матрасом, кивнул в мою сторону подбородком, а потом повернулся и сказал: "Ты, исчезни ненадолго.”

"А ?"

Говоришь мне выйти из комнаты, чтобы стать лучшими друзьями с двумя медвежеобразными телохранителями, и ждать, пока вы закончите болтать ? О чём идёт речь !

"Йондайме, просто представь, что здесь есть украшение в виде старшеклассника, расслабься и давай перейдём к обсуждению.”

"Алиса, ты прикалываешься ? Ты ведь сама знаешь, что это не та информация, в которую тебе стоит посвящать посторонних !"

"Это не столь важно, Наруми сегодня исполняет роль моего ассистента и я могу гарантировать, что он не будет распространяться об услышанном."

Я даже не успел понять, в какой именно момент стал помощником.

"Дело не совсем в этом."

“Если ты так настаиваешь, то почему бы тебе не говорить так, чтобы посторонние не поняли ? В твоей работе всё равно много жаргона. А если у тебя нет желания, то ты просто можешь сделать заказ другим людям.”

На лице Йондайме появилось выражение неловкости, и он пнул ногой кровать. Наконец, он вздохнул и начал говорить.

И правда, я ничего не мог разобрать, это была куча неизвестных существительных и глаголов, которые вы не смогли бы понять. То, что я едва смог различить это: “разберись с ним, когда мы его поймаем", и это было тем, что мне совсем не хотелось понимать.

"Хмм."

Алиса закончила слушать объяснения Йондайме и допила вторую банку "Доктора Пеппера".

И так, я поняла. Наруми, ты понял, что он только что сказал ?"

Я в спешке покачал головой.

“Да неужели ? Если коротко, то кто-то занимается неустановленной торговлей наркотиками за спиной Йондайме, поэтому он попросил меня помочь выяснить, как они распространяют наркотики.”

“Что толку мне так говорить, если ты ему всё объяснишь !" Йондайме пришёл в ярость. Это было вполне очевидно. Я почувствовал себя немного счастливым и подумал: Отлично, наконец кто-то преподаст ей урок……“А ты чему радуешься !" Йондайме изменил цель своего гнева на меня. Мне оставалось только отступить в коридор и спрятаться за холодильником.

“Ну, поскольку сегодня утром у меня сильно болела голова, у меня было желание разозлить первого, кто придёт, чтобы тем самым выразить свою досаду, кто бы это ни был. Хотя Наруми был первым, кто пришёл, он почему-то вполне терпимо отнесся к этому, и совсем не рассердился.”

Так она делала всё это нарочно !

"Уж так совпало, что следующим человеком был ты, так что я вымещала своё раздражение на тебе, так что не обращай внимания. Если я сделаю что-то не так, ты всегда будешь злиться, и именно за это ты мне нравишься больше всего.”

Алиса вытянула ноги из-под одеяла и мило улыбнулась. В этот момент я был полностью поражён (Йондайме, вероятно, тоже). Йондайме некоторое время колотил кулаком по одеялу, пытаясь что-то сказать, но после остановился и встал.

“Итак, ты принимаешь мой заказ ?”

"Да, принимаю, так что просто предоставь это мне !"

"Я вышлю детали тебе на почту, до встречи."

Йондайме вышел в коридор и вытащил меня из-за холодильника. Он схватил меня за левое плечо и с силой надавил на него, пока его большой палец практически весь не исчез в моём теле.

“Ах, ой.......”

“Я запомнил твоё лицо и очень быстро сумею отыскать. Послушай внимательно, ты сейчас ничего не слышал. Ясно ?”

Волчьи глаза приблизились к моим глазам, в то время как я весь дрожал и мог только кивнуть.

"Отвечай мне !”

“Я…… Я ничего не слышал.”

Йондайме бросил меня на землю и вышел из комнаты.

“Ты в порядке ?”

Спросила Алиса, когда я в изнеможении съежился на полу. Так она может ходить ? Я думал, что она больна и умрёт, если встанет с постели.

"Я просто очень устал."

Слова вылетели у меня изо рта. Таково было бы моё отношение к тому, что происходило весь день.

Если бы я этого не сделала, боюсь, ты бы всё равно подумал, что я хиккикомори, которая слишком полагается на интернет. Что ж, с этим спорить не буду !”

"Нет, сейчас мне всё стало гораздо понятнее."

Из-за Аяки я шагнул в невиданный ранее мир. Торговля наркотиками, детективы и хакеры, я всегда надеялся, что они существуют только в мирах, о которых я не имею ни малейшего представления.

“Ты просто хотела, чтобы я понял твою работу, потому и сказала без особого смысла, что я твой ассистент и что я буду держать язык за зубами.……”

"Это не было так уж бессмысленно. К тому же, я уверена, что ты не будешь болтать."

Я поднял голову, чтобы посмотреть на Алису, и увидел, что она улыбается. Если это наша первая встреча, то почему она ведёт себя так смело ?

"Эй, Наруми. Я повстречала множество людей, и каждый из них спрашивал: 'Ты и правда NEET ? Почему ты стала NEET ?', а ты первый, кто не стал задавать подобные вопросы."

Чтобы быть на уровне моих глаз, Алиса присела.

"Хотя, возможно, это потому, что ты легкомысленный или же тебе плевать, но я -- мы NEET были бы очень счастливы. Вместо того чтобы проявлять к нам милосердие, было бы лучше просто не обращать на нас внимания. 'Почему мы стали NEET ?', этот вопрос даже не стоит задавать. Потому что существует лишь одна причина-она записана на нашей странице Блокнота Бога: "мы терпим поражение, когда работаем.’ Других причин попросту нет.”

“…… Блокнот Бога ?”

“Разве не здорово, что это заявление настолько безответственно ?”

Положив руки и подбородок на колени, Алиса сказала, улыбаясь:

"В действительности слово NEET не относится ни к тем 'кто не знает, как что-то сделать', ни к тем 'кто ничего не желает делать'.”

Глава 1.3

Держа пустую миску на подносе, я вышел из детективного агентства NEET, и увидел, что снаружи уже совсем стемнело. На небе совсем не было видно звёзд, их свет перекрывался пронзительными огнями на земле. В рамэнной внизу стало очень людно. Смех и гневные крики, доносившиеся оттуда, были слышны даже здесь.

Спустившись по аварийной лестнице, я обнаружил, что Йондайме сидит в зоне исключительно для NEET, где только что сидел я. Тетсу-семпай, Майор, Хиро-сан и Йондайме окружили деревянный стол и выглядели так, словно они что-то вместе делали. Издалека был слышен звон, чем-то напоминающий колокольный.

"Соу-сан ! Разве ты не говорил, что играешь всего пять минут !?”

Телохранитель Рокки, стоявший позади Йондайме, сердито кричал ему в ухо:

"Захлопнись, как я могу вернуться, когда у меня полоса неудач ! Тетсу, поторопись и бросай уже!”

"Ладно, четыре, пять и шесть.”

"Невозможно !"

На чаше лежала большая пачка денег. Видимо они играют в кости. Неужели эти четверо знают друг друга?

"Фудзисима-кун, Мин-сан приготовила ароматное мороженое, хочешь попробовать?”

Аяка выбежала, держа в руках рожок с мороженым. Облизывая мороженое, источавшее благоухающий аромат, я слушал, как позвякивают кости в миске. Йондайме кричал во все горло, бросая деньги в миску, как ниндзя бросает ножи. Глядя на эту ситуацию, я не мог не чувствовать себя ... немного счастливым.

*

По дороге домой уличные фонари на улице выглядели очень тусклыми. Идя впереди меня, Аяка обернулась и сказала:

“Прости, я сказала, что хочу устроить для тебя приветственную вечеринку, но так совпало, что магазин был занят……”

Говоря об этом, я не думаю, что много разговаривал с Аякой сегодня в магазине. Было так много клиентов, что я даже помогал с доставкой.

“Ах да, ты познакомился с Алисой ?”

“Да...... Она странная.” Я больше ничего не могу о ней сказать.

"Но сегодня, действительно, было нечто невероятное. В рамэнной бывает много интересных людей, но они редко собираются в таком составе, как в этот день. Тебе так повезло, Фудзисима-кун."

"С каких пор это считается удачей ?"

И правда, люди, с которыми я встречался, и лица, которые я видел сегодня, намного превосходили мои умственные способности, но я все еще помнил их всех. Тетсу-сэмпай, Мин-сан, Майора, Хиро-Сан, Алису и Йондайме.

“Было бы ещё лучше, если бы старший брат мог прийти.”

Старший брат ?

“После того как мой брат бросил школу, он стал NEET. Обычно он ходит в рамэнную, чтобы пообщаться с Тетсу-сэмпаем и другими. Но в последнее время он даже не появлялся ни дома, ни в магазине и я не могла дозвониться до него.”

“Ты же не можешь сказать, что все, кто там ошивается, не имеют работы...?”

Ужасное наваждение охватило меня. Неужели я стану такой же, как они, если когда-нибудь покину школу?

Аяка обернулась и сказала: “Ты когда-нибудь думал о том, чтобы бросить школу ?”

"Каждый день."

В свете уличного фонаря на лице Аяки появилось загадочное выражение.

“…… Даже сейчас ?”

На мгновение я потерял дар речи. Быть не в состоянии сразу ответить на этот вопрос было действительно странно.

Аяка искренне посмотрела на меня.

Я отвел взгляд и солгал: "сейчас ... я не хочу ... наверное !”

“Вот как." На лице Аяки появилась нежная улыбка.

“Но я думаю, что сейчас тебе незачем лгать.”

Я остановился, потеряв дар речи, и Аяка тоже остановилась. Так совпало, что мы стояли в центре двух уличных фонарей, в то время как наши тени переплетались на асфальтовой дороге.

“…… Почему ?”

Я мог сказать только одно слово. Почему? Как она поняла, что я солгал ?

"Потому что ... это место изначально принадлежало мне." Сказала Аяка. “Именно потому, что других членов клуба не было, я и вступила в клуб садоводов. Так что в данном случае я старше тебя примерно на полгода!”

Я задумался, почему Аяка может улыбаться, говоря такие вещи. Поскольку она отличается от меня и может общаться с другими учениками в нашем классе, как будто ничего не произошло, это казалось таким же естественным, как дыхание.

Услышав, что я говорю о своих истинных мыслях, она показала мне стеклянную улыбку, которая была еще более прозрачной.

“Это действительно просто, ты тоже можешь так делать. Кричи, когда сердишься, как другие, смейся, когда счастлив, как другие, и высказывай свое мнение, когда тебе что-то нужно.”

Я опустил голову и несколько раз задумался о том, что Аяка имела в виду. Я всё ещё не понимаю. Я просто чувствовал, что её слова были назойливы, хотя их содержание полностью соответствовало моей нынешней ситуации.

После того, как мост оказался позади, мы попрощались.

Глядя на силуэт Аяки, бегущей к станции, я вспомнил сцену, когда она кричала или смеялась, как остальные. Разве она не заставляла себя? Она имеет в виду, что я тоже должен так делать? Заставлять себя говорить с другими учениками, заставлять себя улыбаться.

Я хочу, чтобы она больше не заботилась обо мне. Я все равно не смог бы сделать то, что она сказала.

Глава 2.1

Тем не менее, я все еще был членом клуба садоводов через неделю после начала декабря; так вышла потому, что Аяка вылавливала меня после школы каждый день для клубных мероприятий. Почему она продолжает меня беспокоить? Я даже не знаю, и мне показалось, что моя голова вот-вот лопнет.

Поскольку у меня не было никаких знаний о садоводстве, мне все еще приходилось держаться за перила, безучастно глядя на улицы, как обычно. В тот день блестящее голубое небо тянулось за горизонт, на нём было всего два или три облака, словно приклеенные стикеры, ослепляющие любого, кто осмелится долго на него смотреть.

Мне всегда хотелось спросить Аяку: "Почему ты сказала всё это в тот день, когда мы возвращались домой из рамэнной ?" Однако, я не мог придумать подходящий вопрос, а потому мог только продолжать смотреть на вид, находящийся по ту сторону перил.

“Серьезно, ты должен протянуть мне руку!”

Сказала Аяка, надувая щеки и держа в руках ножницы, используемые для обрезки.

“……Я даже не знаю, что делать, а цветы уже политы.”

“Тогда помоги мне с использованием ампул на деревьях, по одной на каждое.”

Аяка передала мне удобрение в ампулах. Они походили на маленькие бутылочки соевого соуса, которые идут вместе с роскошным бенто, но вместо соевого соуса в них была желтовато-зеленая жидкость.

“Открыть ампулу довольно сложно, если отверстие сделать слишком большим, то удобрение высыпется очень быстро; те, что открыла я, открыты профессионально.”

Торжествующе сказала Аяка, отрезая ножницами кусочек кончика ампулы.

“Я буду отвечать за нарезку, а ты поместишь их в горшок.”

“Я ненавижу работать.”

Я недовольно бормотал, засовывая удобрение в горшок.

“Ты, вероятно, не питаешь ненависти к работе. Просто ты не можешь представить себя за работой. “

"Химэ-сама, почему вы так проницательны в подобных вещах?” Я разволновался и нечаянно выпалил слова почтения.

"Потому что мой брат говорил нечто подобное и раньше. Он сказал, что не знает, почему мы должны работать, если хотим жить, а потому он бросил школу в середине старшей. Он даже не нашел работу, а просто слонялся туда-сюда без цели.”

Не знаю, почему мы должны работать, если хотим жить ... я тоже так считаю. Если бы такой день настал для меня, действительно ли я принял бы тот факт, что мне нужно работать, чтобы продолжать жить? Или же я стал бы одним из парней, стоящих за рамэном Ханамару?

Я вздрогнул, отрицая ужасные воображаемые картины моего будущего, и переключил своё внимание на то, чтобы засунуть ампулы в горшки. Уже миновал сезон цветения; на земле валялось много сухих листьев и веток. Сейчас самое время подготовиться к следующему сезону цветения.

"Если я неправильно тебя поняла, то я спешу попросить прощения. Однако, я думаю, что у тебя и моего брата, вероятно, есть болезнь, которая куда хуже, чем ненависть к работе."

"А? Так значит, это болезнь?"

"К примеру, некоторые люди ненавидят морковь или сельдерей, когда они маленькие, но они едят их, когда становятся взрослыми! Но если я скажу тебе съесть обувь или бриллианты, то это не будет достигнуто в вечности. Это не проблема предпочтений или неприязни: они несъедобны даже для взрослого."

"То есть ты хочешь сказать: 'Я не могу представить себя за поеданием моркови или сельдерея,' а?"

"Именно."

"Твоя аналогия заставляет меня чувствовать себя подавленным.”

"Не унывать!" Аяка похлопала меня по спине. Ох, да ладно, это говорит человек, который только что вверг меня в эту подавленность.

"Похоже, что ты очень понравился посетителям 'Ханамару', возможно, это потому что вы излучаете схожую ауру ! Тетсу-сэмпай просил меня привести тебя туда ещё раз."

"Я уже принял решение, что больше никогда там не появлюсь вновь." Если я продолжу туда ходить, то однозначно рано или поздно стану одним из них.

"Пожалуйста, пошли! Тебя уже все заждались!"

Интересно, что их во мне так зацепило? Я почти никогда не проявлял особого рвения общаться с окружающими, так что мои социальные навыки довольно бедны!

"Ты не такой интроверт, как мокрица-броненосец, как тебе кажется!"

"Да неужели?" Я вроде и не говорил, что похож на мокрицу-броненосца.

"Именно так, и ты продолжаешь бормотать себе что-то под нос."

Я нечаянно прилепил ампулу к обуви.

"А…… а я часто бормочу себе что-то под нос?"

“О да, я думаю, именно потому ты и мог бы общаться с ними. Ты в порядке? Выглядишь ужасно!”

Я, пожалуй, больше так делать не буду.

"Но если ты не будешь озвучивать свои мысли, то тебя никто не поймёт!"

"Я всегда забываю, как общаться." Ответил я ненароком. Но когда я думаю об этом, все действительно так. Аяка некоторое время смотрела на меня и после вздохнула.

"Тогда тебе нужна практика! Ведь так?"

*

В конце концов, я все еще не мог отказать Аяке, и мог только следовать за ней в рамэнную. В тот день за кухонной дверью 'Ханамару' было пусто. Хотя уже наступил вечер, посетителей там не было.

"Так ты снова здесь, Наруми?"

На лице Мин-сан появилось удивленное выражение, она сказала это, разрезая капусту и одновременно глядя на меня. Как я видел до этого, она носила жилет, в то время как ее грудь была покрыта сараши, ее внешний вид выглядел так, как будто люди могли легко воспользоваться ею.

"Забудь, я думала, что ты останешься таким же, как в нашу последнюю встречу."

"В смысле, останусь таким же?"

"Ещё не поздно!" Мин-сан произнесла только это. Интересно, что она имела в виду под 'ещё не поздно'?

"Если ты здесь только ради практики своих навыков общения, то ты, вероятно, не станешь NEET".

Сказав это, Аяка пошла на кухню и надела фартук. Я вздохнул и сел на бензобак. Говори, что хочешь!

"Ах да, не хочешь поработать неполный рабочий день, Фудзисима-кун?"

Мин-сан сразу же ответила: "Наруми выглядит так, будто ничего не умеет делать, магазин не нуждается в таком персонале."

Разочарованный, я взял ложку и помешал своё кофейное мороженое. Мин-сан взяла миску и высунула голову из кухни.

"Точно, есть кое-что, что ты можешь сделать."

"И что же это?"

"Отнеси это Алисе."

Это была лапша Дан-Дан в японском стиле с овощами, но на этот раз в море овощей можно было увидеть лапшу.

"В прошлый раз, когда ты относил это, Алиса съела их все, так что, пожалуйста, помоги и сегодня тоже. Если в миске что-нибудь останется, я тебя прибью!”

*

"Это что ? Я заказывала лапшу Дан-Дан, но без лапши, моркови, грибов и мяса."

Алиса надула щёки, недовольно глядя на еду в миске.

Как и в тот день в детективном агенстве работал кондиционер, из-за чего было очень холодно, однако, на Алисе была лишь пижама с плюшевыми мишками. Разве ей не холодно ?

"Но здесь явно есть лапша, мясо и другие ингредиенты! Пожалуйста, назови хотя бы одну причину, чтобы я съела это."

"Мин-сан беспокоится, что у тебя будет недоедание."

“О, значит, существует стандарт недоедания? Тогда, пожалуйста, просветите меня насчет этого вашего стандарта. Позвольте мне прояснить это, прожив более десяти лет только на докторе Пеппере, я не буду слушать необоснованные оправдания и не пытайтесь использовать убогий предлог, чтобы убедить меня. Я полностью исключу ваши аргументы.”

Я вздохнул. Я не был уверен, была ли Алиса детективом или нет, но этой маленькой девочке действительно было что сказать. Я уже знал, что не смогу убедить ее, поэтому быстро использовал секретную технику, которой научила меня Мин-сан.

"Мин-сан сказала, что ты не получишь мороженое, пока не доешь это."

Алиса замерла, и ее губы задрожали.

"……Так-так подло…… согласно закону 222 Уголовного кодекса, это уже может быть расценено как угроза и нарушает закон 'О конкуренции' отказом продавать.”

Алиса со слезами на глазах махала руками, перечисляя один подозрительный закон за другим. Поскольку мне было интересно, я некоторое время молча наблюдал за действиями Алисы.

Она, видимо, сдалась, да? Алиса, надувшись, взяла палочки для еды.

"Принеси мне Доктора Пеппера! Три баночки!"

"Ты собираешься выпить их после еды?"

"Я хочу есть пока пью! Как можно есть морковь и мясо без ничего?"

Алиса, которая держала в одной руке тёмно-красную баночку и ела лапшу Дан-Дан со слезами на глазах, и впрямь заслуживала внимания.

"Хорош на меня пялиться!"

Алиса быстро прикончила свою первую банку Доктора Пеппера, затем подняла её и швырнула в меня, в то время как я еле сдерживал смех, поворачиваясь к ней спиной. Но Алиса действительно разборчива в еде! Она действительно с нашей планеты?

"Что ты делаешь, когда обедаешь в школе? Разве тебя не ругали?"

Неожиданно подумал я и спросил Алису.

Алиса, немного помолчав, ответила мне:

"Я никогда ранее не была в школе."

"А?"

"Хотя я и знаю, что такое диетический обед, я никогда не поступала ни в одно учебное заведение с самого рождения.”

Я не думал, что у Алисы нормальная жизнь, но я и предположить не мог, что она не была даже в начальной школе.

"По словам Тетсу, NEET, которые не закончили начальную школу имеют высший ранг в иерархии. Хм, я абсолютно безразлична к этим рейтингам."

Почему-то у меня есть такое ощущение, что если бы Алиса ходила в школу, как другие люди, то она бы разочаровалась и в нормальной жизни.

"Ничего подобного, я не буду смотреть свысока на нормальные вещи."

Я вздрогнул и обернулся. Похоже, что я вновь случайно сказал вслух свои мысли.

"Я действительно была полна решимости закончить начальную и среднюю школу. Хотя я терпеть не могу невежество, оно совершенно не имеет никакого отношения к нормальности. Посещение школы-это опыт, которого у меня никогда не было, и я сожалею об этом. Но как ты думаешь, чем я занималась, пока мои сверстники получали обязательное образование ?"

Алиса сделала паузу, чтобы положить в рот кусочек лапши, скривила лицо и проглотила его вместе с доктором Пеппером. Видимо, ей интересно моё мнение.

"Училась быть хорошей женой?"

Алиса чуть не выплюнула еду изо рта.

“…… Твоё чувство юмора и правда порой озадачивает, неудивительно, что среди других людей ты изгой. Мне тебя жаль.”

Теперь и мне жаль, но то, что сказала Алиса, было правдой.

"Так каков правильный ответ?"

“А? Ах, ответ у тебя перед глазами——открытие окон в сети, наблюдение за ограниченным и искаженным миром.”

Взгляд Алисы упал на черные машины, покрывавшие всю стену позади нее.

“…… Каждый день?”

"'Каждый день', который я имела в виду, гораздо хуже, чем ты себе можешь вообразить. Моя жизнь состояла только из сохранения информации в моём теле и смывания собственной беспомощности питьем Доктора Пеппера. Я продолжаю искать смысл своего существования. Ты это знаешь? На Земле ребенок умирает из-за бедности каждые 3,6 секунды, и на самом деле все это 'моя вина'.”

“…… А?”

Я не мог не воскликнуть от удивления. Что за чушь она несёт ?

“Это чисто гипотетическая проблема. Послушай, если у меня будет достаточно ресурсов и способов добывать пищу, то я смогла бы спасти голодающих детей. Я не беспокоюсь о бедности, и я не святая. Повторяю, это чисто гипотетическая проблема. Если у меня будет достаточно сил, я сумею спасти детей, которые постепенно умирают, поэтому смерть детей происходит из-за того, что у меня недостаточно сил, чтобы спасти их. Точно так же, когда самолет удерживается террористами в заложниках и попадает в здание, это происходит потому, что у меня нет власти остановить его; Вред, который причиняют землетрясения или цунами из-за того, что у меня нет возможности их предсказать.”

Чисто гипотетическая проблема.

Но в таком случае, не будет ли это означать, что все случившееся-вина Алисы?

“Именно так я и проводила свои дни, используя свое время, чтобы подтвердить собственную беспомощность. Если быть точным, это где-то восемь лет или около того, да? Я хочу знать, что такой бессильный человек, как я, может сделать для этого мира, например, сделать что-то для людей, которые безнадежно погибли, или же я вообще ничего не могу.”

Потратить на это восемь лет. Как глупо.

"Из-за того, что я чувствовала некоторые ограничения, я бежала из дома. Я заперлась в новой крепости и продолжала открывать окна в этот мир. Хе-хе, на самом деле, моя семья теперь меня преследует, а потому выбор у меня невелик, я могу только открыть окно в реальный мир."

Алиса самоиронично рассмеялась и посмотрела на бесчисленные кубические мониторы справа от кровати. Так как мониторы были маленькими, я не мог ничего разглядеть. Только когда на мониторе появились занавески 'Ханамары', я понял, что это вид на окрестности здания. Там было шесть живых видео, которые были сняты с камер наблюдения, включая пространство между этим зданием и следующим, а также их интерьеры.

"Тебя преследуют…..?"

“Поскольку люди в моей семье не глупы, они, вероятно, знают, где я сейчас прячусь. Это всего лишь мера предосторожности от использования неортодоксальных методов для моего поиска! Я сбежала из дома, убежала от своей беспомощности и от мира, который постепенно теряется из-за моего бессилия …… Но даже так я не могла найти ответ на этот вопрос, так что …… ”

Ошеломлённый я посмотрел на Алису.

Эта девушка серьезна, хотя я думал, что её слова были не более, чем просто шуткой.

"Поэтому я приняла решение стать детективом."

"…… Прости, но твои слова меня немного шокировали, я не совсем понимаю."

“Ты не понимаешь? В этом мире есть только две профессии, которые могут помочь тем, кто умер или что-то потерял, - романист и детектив: романист может оживить их в своих снах, детективы могут выкопать реальное послание из их могил. Это то, что не могут сделать религиозные лидеры, политики, похоронные агентства или пожарные.”

Я не мог ничего сказать в тот момент. Алиса опустила голову в одиночестве, используя палочки для еды, чтобы вращать еду в своей миске.

"Но иногда меня все еще немного подташнивает. Детектив может действовать только в отношении вещей, которые уже были потеряны, верно? Они не могут решить то, что еще не произошло, или вырыть могилу, которая еще не была сделана. Поэтому для людей, которые могут пострадать в будущем, я всё ещё бессильна."

После этого Алиса замолчала и переключила свое внимание на еду, оставшуюся в ее миске. Пристыженный, я снова отвернулся от нее. Звук, с которым Алиса жевала капусту, почему-то звучал печально.

Спустя очень долгое время Алиса наконец опустошила миску от еды. Я молча протянул ей ванильное мороженое, которое некоторое время прятал, но Алиса просто поставила его на стол, даже не прикоснувшись к нему, а подняла голову, чтобы посмотреть мне в лицо.

“А…… Что-то случилось?”

"Ничего, просто я даже не понимаю, почему я тебе так много рассказала."

Я тоже чувствовал себя озадаченным, никогда не думал, что Алиса расскажет мне так много о себе, заставляя меня чувствовать себя немного обеспокоенным о будущем этой девушки в пижаме—— хотя я абсолютно не компетентен, чтобы волноваться за других людей.

"Ты мог бы просто поделиться своими мыслями! Я не против."

"Ладно." Хотя я и колебался, я все же высказал свое мнение честно, потому что я знаю, насколько вредной может быть ложь во спасение. "То, о чём ты говорила, прозвучало очень абстрактно и я ничего не понял."

Я подумал, что Алиса швырнет в меня второй пустой банкой, но вместо этого она громко рассмеялась. Алиса, с ее длинными черными волосами, которые растрепались, сказала, вытирая слезы в уголках глаз:

«Какой ты интересный парень. Просто слушая описание Аяки, я думала, что ты безнадёжен! Кажется, что это не так."

“Аяка…… рассказывала тебя что-то обо мне?”

“Хм, так ты не возражаешь? Это удивительно. Мне казалось, что ты совершенно не интересуешься другими людьми.”

Алиса начала шаловливо смеяться.

"Разумеется, я не возражаю." Я не мог возражать.

"Неужели? Тогда у меня нет причин говорить тебе об этом.”

Я прикусил нижнюю губу, обнаружив, что начинаю беспокоиться. Конечно, мне все равно, как Аяка меня видит. Словно прочитав мои мысли, Алиса наконец ответила:

“…… Аяка сказала, что ты очень похож на Тоси.”

"Тоси? Это ещё кто?"

“Это брат Аяки! Он также бросил учебу и постоянно тусуется с Тетсу и остальными, но в последнее время его здесь нет. Что его напоминает: бесполезный, не говорит, когда он в плохом настроении, всегда разговаривает сам с собой и всегда доставляет неприятности Аяке, эти его качества очень вас роднят.”

То, что сказала Алиса, действительно, было уже перебором. Когда я подумал о ситуации, в которой Аяка описывала своего брата, меня охватило смешанное чувство. Значит, именно потому, что Аяка беспокоилась обо мне, походившем на ее брата, она и пригласила меня в клуб садоводства? Я не мог не думать о том, что вещи, о которых я думаю, довольно глупы.

"Тебе не о чем беспокоиться, вы не так уж похожи, и к тому же ты не NEET." Сказала Алиса, и я замолчал. "По крайней мере, Тоси не такой упрямый, как ты.……"

Алиса внезапно замолчала, ее глаза были прикованы к монитору рядом с кроватью.

“…… Там что-то важное?”

"Ну, помяни чёрта. Тоси явился."

"А?"

"Почему он вышел изнутри?"

Следуя примеру Алисы, я уставился на монитор, который показывал тощий силуэт в третьем ящике справа. Окрестности бензобаков, которые можно было увидеть в нижнем левом углу экрана, были сняты сверху, где любят собираться NEET. Силуэт в темно-синей толстовке стоял в переулке между зданиями, не двигаясь ни на дюйм.

"Наруми, иди и поймай этого парня для меня. Наверное, он просто хочет вернуться вот так.”

"Зачем……”

"Потому что Аяка за него переживает. Больше никаких вопросов, поспеши!"

Глава 2.2

*

Когда я спустился по лестнице, силуэт продолжал идти по переулку спиной ко мне. Я оттолкнул гору мусорных мешков и побежал к нему.

"Эй!"

Силуэт в толстовке на мгновение затрясся, а затем повернул голову. У него было худое, бледное лицо, и за стеклами очков, виднелось нервное выражение с блуждавшими туда-сюда глазами. Было очевидно, что он брат Аяки, так как их глаза были идентичны. Видя, как он нервничает, я, изначально желавший поговорить с ним, не мог придумать, что сказать.

"Старший братец?"

Раздался в переулке голос Аяки. Я обернулся и увидел, как Аяка, одетая в фартук, высунулась на половину из кухни.

Брат Аяки —— Тоси вздохнул так, словно он только что от чего-то отказался.

"Ты мог бы позвонить нам и предупредить прежде, чем придёшь сюда."

"Мой оператор заблокировал номер, потому что я не заплатил."

Аяка вытащила Тоси из щели между домами, украдкой достала из бумажника немного наличных и протянула ему. Вау, там на самом деле такой никчемный брат, что я могу только притвориться, что ничего не видел.

Тоси, который вернулся в рамэнную, сел на лестницу и сказал в сторону кухни: "Мин-сан, дай мне мороженое! У меня все пересохло. Мин-сан, которая вышла из кухни, нахмурила брови, посмотрела на Тоси и сказала: "Ты, походу, опять съел какую-то странную дрянь, не так ли? Если ты будешь есть холодное, тебя вырвет." Сказав это, она вернулась на кухню.

Аяка сказала: "Старший братец, подожди немного, я приготовлю тебе что-нибудь горячее." Сказав это, она вернулась на кухню.

Тоси причмокнул губами, а затем достал из кармана маленький пластиковый пакетик, разломил таблетки в пластиковом пакете пополам, раздавил их, проглотил, даже не запив водой, и уставился на меня, когда закончил приём лекарства.

"Аяка мне недавно рассказывала про тебя, вы же в одном клубе?"

Тоси наконец заговорил со мной, и я немного нервно кивнул.

"А, точно, ты Наруми."

Я подумал про себя: что же Аяка сказала Тоси?

"Она очень тупая, находиться рядом с ней очень тяжело, не так ли?"

Я отрицательно покачал головой. Тоси посмотрел на зимнее небо, полное облаков, и глухо рассмеялся, его смех звучал так, будто кто-то использовал холодную металлическую палку, чтобы почесать ему спину.

После этого наш разговор закончился. Тоси сгорбился, а затем засунул руки в карманы толстовки. Его глаза блуждали, а ноги начинали дрожать. Я украдкой наблюдал за ним со стороны.

Неужели мы и правда похожи?

Я не знаю, возможно, это действительно так? Он был старше меня года на два, но кожа его казалась сухой, грубой и бледной. Неудивительно, что Аяка беспокоится о нем.

"А? Как же редко тебя здесь можно увидеть!"

Внезапно раздался голос позади нас. Я повернул голову и увидел, что Тетсу-сэмпай, как обычно, одет в футболку с короткими рукавами, Хиро-сан-в кожаную куртку, а Майор-в нечто похожее на одежду для сибирских гарнизонов. Все трое вместе вошли в переулок.

"Тоси, чем ты всё это время занимался?"

"Ничем, просто навалилось много дел."

Столкнувшись с вопросами Тетсу-сэмпая, Тоси отвёл взгляд и загадочно ответил.

Тетсу-сэмпай посмотрел на меня, потом на Тоси и сказал: "Наруми снова здесь! Таким образом, все три недоучки здесь, NEET, которые закончили среднюю школу, действительно лучшие!”

"Учёбу я ещё не бросил, так что не стоит меня записывать в ваши ряды."

Мои возражения были полностью проигнорированы.

"Тетсу-сэмпай так говорит, чтобы повысить число ожидаемых NEET! Мы не можем ждать, пока он надумает бросить учёбу, мы должны найти способ, чтобы он добровольно от неё отказался!" "Те, кто закончил среднюю школу, вы слишком шумные! Хочешь подраться?" Майор и Тетсу-сэмпай почему-то начали спорить.

"Тоси здесь редко бывает, так как мы давно не ходили в галерею, пойдем вместе!" Предположил Хиро-Сан. "Я изучил новую технику цепи и могу использовать новую технику убийцы, поэтому я могу победить Тоси сейчас!”

"Э, я не хочу, айо!"

Тоси не хотел идти, но Тетсу-сэмпай взял его за руки и заставил встать.

"Не хочешь с нами, Наруми?"

"Куда это?" Аяка в спешке вылетела их кухни.

Хиро-Сан улыбнулся и сказал: "Галерея.”

"Старший братец тоже пойдёт?"

"Погнали скорее!"

Словно почувствовав неловкость ситуации, Тоси на мгновение взглянул на Аяку, а затем быстро зашагал к главным улицам.

*

Меня привезли в галерею торгового центра на вокзале. Первый этаж был заполнен крановыми играми и машинами для изготовления стикеров, в то время как половина второго этажа была занята большими музыкальными игровыми автоматами, онлайн-играми и гонками. Все старые игры были втиснуты в углу.

Тоси был поистине хорош в файтингах, Тетсу-сэмпай и Хиро-Сан бросали ему вызов по очереди, но все равно не могли его победить.

Майор притащил Тоси к боевой машине Гандама и бросил ему вызов с полной уверенностью, но также был безоговорочно повержен. Тоси, который управлял Sac II, обладает сверхчеловеческими чувствами, это наводит на мысль, что у него за спиной есть еще одна пара глаз. Тоси не хотел играть на старте, но его глаза стали немного жуткими после победы в нескольких матчах, и он издавал странные звуки. Имея шестикратную победную серию во время игры с Майором, я сначала думал, что Тоси снова будет раздражающе смеяться, но его лицо внезапно позеленело, и он сказал: "Я отлучусь в туалет на некоторое время", и оставил свою игру половине.

“…… Похоже, что этот парень снова влип в неприятности.” Обеспокоено сказал Тетсу-сэмпай.

"В неприятности?"

"Как-то раз он уже закупался легальными лекарствами в Интернете."[7]

Я вспомнил о таблетках, которые только что принял Тоси, может быть это и есть то самое лекарство, о котором говорил Тетсу-сэмпай? Меня охватило лёгкое волнение.

"Я схожу проверить как там дела у Тоси."

Тоси вышел из туалета с болезненным выражением лица, уголки его губ были влажными и пахли чем-то кислым. Его, похоже, вырвало.

Тоси сказал: "Я выйду проветриться на свежий воздух." Я был обеспокоен и потому пошёл с ним.

Под заходящим солнцем дорога была полна машин, по всей многолюдной улице виднелись красные и зелёные огни украшений и доносилась Рождественская песня Бинга Кросби. Тоси сел на каменные ступеньки перед галереей и выпил газированную воду "Фанта", которую купил у торгового автомата. Глаза Тоси снова блуждали, вызывая у людей тошноту.

“…… Ты в порядке?”

“Они выглядят так, словно не двигаются.”

"А?"

"Люди выглядят так, как словно они не двигаются. Это правда, я даже вижу движение точки. Даже если я закрою глаза и просто прислушаюсь к шуму, я смогу победить.”

Сказав это, он рассмеялся, не обращая внимания на прохожих.

“Ты всегда тусуешься с Тетсу и ребятами?”

Сказал Тоси, икнув.

“Нет…… Я познакомился с ними совсем недавно.”

"Однако, вы выглядите так, будто очень близки."

Тоси снова рассмеялся. Похоже ли, что я очень близок к ним?

"……Так получилось потому, что я часто пропускал школу, чтобы пойти поиграть в галерею, затем я постепенно стал ближе к ним. Они многому меня научили, так почему бы тебе тоже не поиграть в файтинги! Я могу научить тебя в следующий раз.”

Я засмущался и опустил взгляд, чтобы посмотреть на колени. Если я смогу играть так каждый день, даже если меня исключат из школы, даже если я стану NEET——это не так уж плохо.

"Тоси, ты же будешь приходить в 'Ханамару' после этого?"

“А? Ах….. Хм, да, точно, всегда готов……”

Отвечая на мои вопросы, Тоси смотрел куда-то вдаль.

"Забыл, потому что я уже так давно с ними не встречался……”

Тоси внезапно замолчал и начал сильно кашлять. После того, как кашель прекратился, он все еще тяжело дышал, его сгорбленная спина раскачивалась вверх и вниз. Я не знал, что делать, и мог только потереть спину, прикрытую толстовкой.

Дрожащими руками Тоси достал из кармана пластиковый пакетик, на этот раз проглотив таблетку с глотком Фанты. Я попытался остановить его, но было уже слишком поздно. Газированный напиток пролился на джинсы Тоси, но кажется, ему было всё равно. Прохожие пристально смотрели на нас.

Тело Тоси наконец перестало трясти.

“…… Ангельский дар.”

"Что это?"

"Это! Превосходное имя, не правда ли?! Это вознесёт тебя в рай."

Тоси прижал оставшиеся две таблетки к моему лицу. Я увидел изображение крыльев и буквы А. Ф., выгравированные на маленьких розовых таблетках.

"Хочешь? Я могу продать их тебе по скидке."

"Нет, спасибо…… Это ведь не обычное лекарство, не так ли?"

“Это неважно. Это не наркотик, другие просто создают лишний шум, это просто легальное лекарство.”

Я в отчаянии сглотнул слюну.

"Почему же? Это один из видов лекарств……"

“Ты спрашиваешь меня, почему? Ты, ты……” Речь Тоси начала путаться. “Как ты думаешь, почему люди живут в этом мире?”

Я понятия не имел о том, что имел в виду Тоси, поэтому мог только молчать.

“В человеческом мозге существует такая штука, как компенсация нервной системы, которую мы называем нервной системой A10. Когда мы едим что-то вкусное, нас хвалят другие люди или мы покупаем что-то, что хотим, система синтезирует нейромедиаторы и преобразует их в сигналы, чтобы вызвать у нас чувство счастья. Напротив, шизофрения или депрессия обычно вызваны снижением уровня дофамина. Короче говоря, как бы мы ни старались достичь счастья, если мозг не синтезирует нейромедиаторы должным образом, мы не будем чувствовать себя счастливыми, поэтому причина, по которой мы продолжаем жить, - это стимуляция нервной системы A10.”

Я ничего не сказал, а только уставился на его лицо. Я видел, что Тоси больше не смотрит на меня, знает ли он, с кем говорит? Это выглядело так, словно Тоси стал совершенно другим человеком, очень болтливым, лишь отчасти напоминающим прежнего себя.

"Вот почему мы можем зависеть только от лекарств! Это просто, легко, и ты можешь почувствовать удовольствие сразу. Тебе не нужно много работать, чтобы заработать деньги, и не нужно искать девушек, чтобы выйти замуж, можно достичь тех же результатов, используя различные лекарства. Но сам процесс уже не имеет ничего общего с обычной жизнью, никакой боли и не отнимает много времени. Лекарство идеально. Например, такие люди, как я, вышвырнутые из старшей школы, уволенные с работы, только закончившие старшую школу и не сумевшие найти работу, но мне все равно не хочется искать работу. Только ангелы не будут смотреть на меня свысока, вот в чём дело."

Тоcи поднял пластиковый пакет с розовыми таблетками, чтобы прикрыть свет уличных фонарей в ночи. Я не удержался, схватил его за плечи и начал трясти.

"Я в порядке, это больно, перестань меня трясти."

Я в порядке, я в порядке, как будто следуя такту песни, Тоси продолжал повторять эту фразу.

“Точно, я хотел тебя кое о чем спросить, ты не видел недавно в рамэнной каких-нибудь якудза примерно того же возраста, что и мы?”

“…… Ты имеешь в виду Йондайме?”

Я рассказал Тоси о том, как Йондайме посещал комнату Алисы.

"Какого чёрта, так ты даже знаешь о Йондайме и Алисе! Это хорошо, я просто хотел узнать об этом. Ха-ха-ха, теперь ты полностью стал одним из них!”

Тоси зашагал к тротуару, маниакально смеясь над ночным небом. Проходившие мимо люди хмурились и отходили подальше от нас, образуя пространство в форме полукруга.

"А Аяка ладит с остальными?”

Я молча кивнул.

“Разве ей не одиноко в школе?”

"Хотя она немного эксцентрична, Аяка не такая же, как я, она может с радостью поговорить с нашими одноклассниками, сохраняя при этом естественность."

“Неужели это так? Интересно, почему? Она однажды отказалась ходить в школу, когда училась в средней школе, с чего это вдруг? Когда она снова стала нормальным человеком? И она даже хотела затащить меня в школу. Не то чтобы мне не нравилось ходить в школу, просто я не мог этого сделать. Она вспылила, когда я сказал, что хочу бросить учебу, правда, ворчание должно иметь свои пределы.”

Выслушав это, я, сидевший рядом, замер. Громко смеясь, Тоси вошел в толпу, направляясь к главной дороге. Видя, как он исчезает в людском море, я мог лишь ошеломленно смотреть на открывшийся вид.

В шуме толпы всё ещё был слышен страшный визгливый смех Тоси. Я поспешно встал, расталкивая толпу, и идя за ним. Это не к добру. Хотя я не знаю, почему, но я чувствовал, что может случиться нечто непоправимое.

Люди поблизости, казалось, тоже почувствовали то же, что я почувствовал от этого смеха. Тоси нетвердо шёл по дороге, и рядом с ним образовалось круглое пространство, как будто он носил большой невидимый поплавок. Толпа перестала двигаться, из-за чего я не смог приблизиться к Тоси.

Тоси словно был заключен в необъяснимую мембрану, прыгающую к перекрестку зебр, когда светофоры были желтыми. Желтый свет мигнул красным, и водители начали сигналить Тоси. Он нетвердой походкой перешел на другую сторону зебры, смеясь, и я, стоявший на другой стороне, не мог ничего сделать, кроме как не сводить с него глаз.

Толпа, ожидавшая, когда загорится зеленый свет, издала негромкий звук, но силуэт Тоси мгновенно исчез в нетерпеливых гудках машин, проезжавших мимо перекрестка. Как только силуэт Тоси исчез, все, казалось, забыли о страшном смехе. Люди в этом городе очень терпимы к чудакам, потому что это не имело бы конца, если бы они заботились о каждом из них.

Тем не менее, мужчина продолжал смотреть на Тоси с улыбкой на лице, пока тот не исчез. Мужчина был очень молод и ждал, когда рядом со мной сменится свет. Он был одет в первоклассное кашмирское шерстяное пальто, у него были тонкие щеки и очки без оправы на лице с острым подбородком.

Наши взгляды на мгновение пересеклись, и этого было достаточно, чтобы я вздрогнул. Не знаю почему, но я чувствовал, что в глубине его глаз таится что-то такое, что вызывает у меня тошноту.

Из карманов пальто мужчины донеслась музыка, это был ровный звук щипающей гитары. Он достал свой телефон и ответил: "Привет…… Да, я нашел Синодзаки, я вернусь, как только заберу его. А? Сначала запри дверь на замок и жди, когда я вернусь. Продолжайте складывать их в отдельные пачки, вы же знаете, что наших запасов недостаточно, не так ли? Вот именно, да……”

Голос, который никогда нельзя было забыть, даже если он слышится только один раз, вызывал у людей неприятное ощущение, похожее на шипы. Мужчина начал ходить, разговаривая по телефону, в то время как меня толкали сзади люди, и я чуть не упал на улице, но поспешно ухватился за перила тротуара. Светофор сменился на зеленый, когда я этого не заметил, и толпа бросилась к пешеходному переходу.

Но я не мог даже пошевелиться. Слова этого человека произвели на меня неизгладимое впечатление, заставив мои ноги дрожать, не в силах сделать ни одного шага.

Тот человек и правда сказал: "Синодзаки." Он знаком с Тоси? Но кто он такой?

У меня в голове мелькнуло дурное предчувствие.

"Эй! Где Тоси? Куда он делся?”

Чей-то голос обратился ко мне, стоявшему в конце улицы и не знавшему, что делать. Повернув голову на голос, я увидел Тетсу-сэмпая, Хиро-сан и Майора.

“……Я не знаю куда он убежал.”

Наконец сказал я. После рассказа о состоянии Тоси, на лице Тетсу-сэмпая появилось ошарашенное выражение, и он почесал голову.

“Не сходи с ума на улице после приёма наркотиков, этот придурок……”

Майор сказал: "Мы должны пойти и найти его?”

Хиро-сан покачал своим телефоном: «Но я не могу добраться до его телефона!»

Почти одновременно все трое посмотрели на улицу, заполненную людьми. На этой улице невозможно было никого найти. Тем не менее, Тетсу-семпай слегка погладил меня по голове.

"Наруми, ты возвращайся в 'Ханамару' и разберись с Аякой.”

“Н-Но……”

"Не позволяй ей сильно волноваться. А мы пойдём искать Тоси."

Я даже не успел ответить ему, как все трое исчезли в толпе, высматривая Тоси.

Глава 2.3

Вернувшись в рамэнную, я обнаружил, что там было темно, как в могиле, и не было ни одного покупателя, Аяку тоже нигде не было видно. Мин-сан помешивала масло в большой миске.

“Я сказала Аяке, что, поскольку сегодня нет посетителей, она может пойти домой первой. Но она сказала, что Тоси может вернуться, так что она ждет наверху.”

"Наверху в агенстве Алисы?"

"Ага."

Аяка сидела на матрасе в агенстве вместе с Алисой у себя на ногах, расчёсывая её длинные волосы.

"Старший братец уже ушёл? Где он?"

"Аяка, мне больно, ты дернула меня за волосы." Алиса недовольно повела шеей.

"А, извини."

Аяка была невысокого роста, но по сравнению с ней Алиса выглядела очень миниатюрной, почти как настоящая кукла.

"Старший братец не говорил, где он живёт сейчас?"

“…… Я не уверен наверняка.”

Я не мог ответить ей как следует. Впасть в бред после приема наркотиков, а затем исчезнуть, было очень трудно рассказывать людям о подобных вещах.

"Ну и головная боль, он мог хотя бы дать знать, как с ним связаться!"

Но, похоже, Тоси находил Аяку очень проблемной. Неужели он действительно так думал? Или это какой-то бред, который он сказал после приема наркотиков?

“Аяка, просто не обращай внимания на этого конопатого невежественного парня, который внезапно исчез. Кровные узы - это первый нелепый краеугольный камень, вера, от которой людям следует избавиться.”

“Алиса, не оборачивайся!”

"(всхлип)" Алиса хотела повернуться лицом к Аяке, но Аяка держала голову Алисы так, что она не могла пошевелиться, из-за чего выглядела ужасно.

"И если бы тебя так же не волновали мои волосы, то я была бы очень счастлива."

"Так не пойдёт! У тебя такие красивые, пышные длинные волосы и если их не расчесать как следует, они очень скоро станут непослушными. Ты пользовалась тем шампунем и кондиционерами, что я тебе давала?"

"В самом деле, должен же быть предел твоей назойливости!"

Алиса издала недовольный звук, но все еще сидела на коленях Аяки. Есть такой тип людей в этом мире, которые суетятся и не могут оставить других людей в покое. Аяка, вероятнее всего, была одной из них.

Когда я уже собирался уходить из агентства, Аяка сказала, что тоже хочет пойти домой.

Пока мы спускались по лестнице, в сумке Аяки раздался телефонный звонок.

“…… Привет?”

“Привет, Аяка? Это я……”

Тоси во время звонка говорил так громко, что даже я мог его слышать. Эффект от наркотика, вероятно, всё ещё сохранялся, его голос звучал удивительно бодро.

"Старший братец?"

"Это телефон Хакамидзаки-Сан, так что я не смогу говорить с тобой долго. Я сейчас у него дома, так что помоги мне рассказать маме.”

"А, но братик……"

Он внезапно повесил трубку, как и во время своего недавнего звонка. Аяка молча посмотрела на свой телефон, а затем на меня, показывая мне обеспокоенную улыбку. Я отвернулся от неё.

"Тоси звонил?"

"Угу. Похоже, он у Хакамидзаки."

Хакамизака?

“Да—— Я виделась с ним всего два или три раза, так что мы не настолько близки. Он, наверное, студент университета. А ещё он очень хорошо разбирается в маковых цветах, а потому, возможно, он станет учёным, а?”

"Так тебе известно, где они сейчас?"

"Нет, я не знаю, номер телефона был скрытым…… Я бы ему больше не звонила. Старший братик слишком устал."

Аяка печально нахмурилась, убирая телефон обратно в сумку.

“Он всегда такой, всегда пропадает, не сказав ни слова.”

Я подумал про себя: "Наверное, это потому, что он считает, что от тебя одни неприятности." Аяка посмотрела на меня и склонила голову набок.

"Что ты только что сказал ?"

Я сделал вид, что ничего не говорил. Похоже, что я снова думал вслух.

“…… Старший братик, вероятно, что-то сказал тебе, не так ли? Я знаю, что ты что-то от меня скрываешь”

Я тихо опустил голову.

"И впрямь, почему бы тебе не рассказать мне?"

Я сглотнул и приподнял голову.

“…… Я слышал, что ты отказывалась посещать занятия, когда училась в средней школе.”

Почему я заговорил именно об этом? Выражение лица Аяки застыло, и на нём появилась тревожная, неестественная улыбка, показывающая, что она хочет что-то скрыть.

"О-обо мне, да? О, м, это……"

С Тоси сейчас уже ничего не поделаешь, но если бы это был я——

"Как ты думаешь, меня еще можно спасти?"

“…… Что ты имеешь в виду?”

Я повернулся спиной к Аяке и быстро спустился по лестнице. Даже я не знаю, что со мной, зачем мне говорить такое?

"Фудзисима-кун!”

Я проигнорировал крики Аяки и выбежал из здания. По дороге домой слова Аяки и Тоси крутились в моей голове.

*

На следующий день я планировал пропустить пятый и шестой урок химии и сразу же отправиться домой, так как я не был готов к разговору наедине с Аякой.

Вот только когда началась перемена, ребята рядом начали подходить и разговаривать со мной, из-за чего я утратил свой шанс на побег.

"Фудзисима, я видел тебя вчера в галерее. Ты ведь был с Итиномией-сэмпаем, не так ли?"

"Эм, хм?"

В последнее время мои одноклассники продолжали общаться со мной, однако, я все еще не привык к этому. Если быть точнее, то я еще не запомнил их имен, поэтому мне кажется, что я делаю что-то не так, когда разговариваю с ними. Но я все равно ответил им:

Возможно, ты имеешь в виду Тетсу-сэмпая? А вы, ребята, знакомы?"

"Конечно же, Итиномия-сэмпай очень знаменит, я слышал, что некоторые боксерские центры пытались привлечь его в свою команду.”

"Точно, это легендарная личность. Разве это не он сделал уйму великих вещей до этого? Я слышал, что кабинет физрука был превращён в кладовую потому, что Тетсу-сэмпай его разнёс."

"Ещё говорили, что дверь заднего выхода держат закрытой из-за того, что Итиномия-сэмпай сломал её. Она погнулась и теперь не открывается."

"Директор облысел из-за Итиномии-сэмпая."

Те-Тетсу-сэмпай так знаменит?

"Как ты познакомился с Итиномией-сэмпаем?"

Это потому……

"Это потому, что Итиномия-сэмпай всегда ходит туда, где Аяка подрабатывает? Разве не так?”

Девочки тоже подключились к беседе.

"Это же рамэнная, да? Я была там однажды." "Хозяйка очень миленькая." "Правда? Я хочу сходить в следующий раз." "Вкусно?" "Их мороженое самое лучшее." "Почему у них такое вкусное мороженое? Разве это не рамэнная?"

Но Аяка, о которой они говорили, ничего не сказала и не присоединилась к разговору. Наши одноклассники проигнорировали Аяку и меня, продолжая весело болтать. В самый разгар дебатов, прозвенел звонок на пятый урок, и в класс вошёл преподаватель химии.

Из-за этого я не смог пропустить занятия, и мне пришлось остаться до конца. Обычно Аяка сразу же тащила меня в садовый клуб, но сегодня она лишь мельком взглянула на меня и вышла из класса, надевая нарукавную повязку.

"Ребят, вы что, поссорились?"

Парень, который сидел передо мной, небрежно спросил меня, и я покачал головой. Все внимание одноклассников было приковано ко мне. Если бы я отправился домой вот так, то, наверно, атмосфера стала бы еще хуже. Мне пришлось оставить свою сумку в классе и пойти искать Аяку во дворе.

Аяка держала лопатку, сидя на корточках у края сада. Я сидел на кирпичах рядом с садом, наблюдая за растениями, за которыми мы ухаживали, не зная, что сказать.

Первой заговорила Аяка.

"Ты всё ещё не запомнил имён наших одноклассников, верно?"

"…… Как ты это поняла?"

"Я поняла это по тому, как ты говорил."

Но разве это проблема?

“Не важно, что ты не помнишь их имен, просто ты кажешься очень осторожным, когда разговариваешь с другими, как будто ты разговариваешь по обе стороны кирпичной стены. Ты и вчера был таким же.……”

Аяка всё ещё переживала из-за того, что случилось вчера……на самом деле я тоже переживаю. Слова, сказанные Тоси, продолжали звучать у меня в ушах.

“……Почему ты так часто вмешиваешься в мои дела? Неужели те люди, которые не могут вписаться в школьную жизнь, для тебя как бельмо на глазу?”

После сказанного, до меня дошло, что я был слишком резок. Со вчерашнего дня я старался держать себя в руках. Аяка выглядела ошарашенной, с открытым ртом. Примерно через три секунды она вдруг покраснела.

"Почему тебя это интересует?"

Она ещё спрашивает почему.

"Я могу говорить с другими только через стену, это кого-нибудь волнует?"

“…… Это волнует меня!”

Ответила Аяка с покрасневшим лицом.

“…… Ты волнуешь меня!”

Тон Аяки стал резким, и она повторила его снова. С полуоткрытым ртом я мог только ошеломленно смотреть на ее губы. О чем она говорит? Что она имеет в виду под этим?

"Тебя никто не заставляет получше узнать одноклассников, но разве ты не можешь хоть немного снизить свою бдительность, разговаривая со мной? В такие моменты я чувствую себя очень одиноко."

“…… Почему?”

"Почему? Ты спрашиваешь меня почему? Разве ты не знаешь?"

Аяка встала и говорила ощутимо громко. Довольно много студентов во дворе перевели свои взгляды на нас.

“Я…… Да? Ах, п-почему?" Мои спутанные мысли заставили меня думать, что я брежу. Я встал.

“…… Я правда не знаю!”

"Забей, не бери в голову, если не знаешь."

Аяка, чье лицо было окрашено в ярко-красный закатный цвет, закусила губы и покачала головой. Я замер, а Аяка взяла свою сумку, которая стояла на скамейке возле сада, развернулась и убежала.

“…… Подожди!”

Не знаю, почему я захотел схватить Аяку, но она грубо оттолкнула мою руку.

Бзззззззт.

Раздался громкий звук чего-то рвущегося. Все мое тело внезапно похолодело.

На землю упало что-то жёлтое.

Нарукавная повязка комитета садоводства превратилась в рваный жёлтый лоскут ткани.

“Ах……”

Аяка повернулась, прикрыла рот руками и опустила голову, чтобы посмотреть на повязку. Когда я поднял её и хотел что-то сказать, Аяка поспешно развернулась и убежала, мгновенно исчезнув за школьными воротами.

Я остался позади. Присев на корточки, я погрузился в оцепенение под зимним солнцем, непрерывно думая о том, что только что сказала Аяка. Я много раз думал об этом, но все равно не мог понять причину слез Аяки и не знал, что теперь делать.

Я ещё немного постоял, после чего покорно взял лопатку и повязку. Сначала я думал, что Аяка может вскоре вернуться, но мне, как члену клуба садоводов, все равно нужно делать свою работу. Однако я умею только поливать и пропалывать сорняки, и после того, как я закончил это делать, в моем сердце словно образовалась дыра.

Даже когда солнце окончательно скрылось, Аяка не вернулась.

Я пошёл в компьютерный класс, где так долго не появлялся, попытался сесть на стул у окна, но не нашел в себе сил включить компьютер. Компьютерный класс, в котором работает только один человек и вправду такой тихий.

Я положил порванную повязку на стол. Почему? Почему Аяка разозлилась? Я все больше и больше злился, думая об этом. Она даже толком ничего не объяснила, но заплакала, и у меня тоже разболелась голова. Я даже не знаю, моя ли это вина. Нет, это, наверное, моя вина. Если я не могу продолжать молчать, что мне делать?

Затем мне кое-что пришло на ум.

Разве это не значит, что я вернулся в те дни, когда был один?

Но тишина в помещении была удушающей. Я не выдержал, сунул повязку обратно в карман и вышел из компьютерного класса.

Глава 2.4

Когда я думаю об этом, я впервые иду на станцию в одиночестве. Вокруг станции было много людей, ожидающих, чтобы перейти дорогу, иногда толпа выбегала, как будто внезапно открылись ворота.

На дороге стоял оркестр из звука выхлопов, шагов сотен людей, людей, продающих телефоны, и музыки рождественских песен. Идя в толпе, я чувствовал, как меня толкают в спину и плечи, так что мне оставалось только неуверенно двигаться вперёд. Внезапно у меня возникла иллюзия, что я один в пустынном месте зимой.

Я покачал головой, пересек зебру и направился к галерее в центре улицы.

Я помню, что использовал несколько монет, чтобы поиграть, но на самом деле даже не помню, в какую игру я играл. После того, как я израсходовал все монеты, я сел на стул спиной к стене и уставился на конечный экран игры.

До встречи с Аякой, как я проводил время в одиночестве? Я и вправду не мог этого вспомнить, это действительно невероятно. Я не знаю, как извиниться перед Аякой, если бы я пошел в рамэнную и встретил её там, поэтому я мог только оставаться в галерее, подавленный. Потому что Аяка даже не захочет со мной разговаривать.

Вот так я и сидел, устало прислонившись к стене, и не уходил, пока в галерее не заиграла "Goodnight Song".

*

Было далеко за полночь, улицы, которые находились дальше от станции, уже погрузились во тьму. Я подошёл к рамэнной Ханамару и заглянул в её сторону из-за перегородки между зданиями. Занавески уже были опущены, и в темной кухне едва виднелся тусклый свет. Больше никого не было, кроме Мин-сан, так как рамэнная уже закрывалась.

Что же я делаю?

Я присел на корточки возле кондиционера, чтобы спрятаться. Все ужасно запуталось. Мне действительно хочется вырыть яму, чтобы спрятаться в ней. Когда я сел, холодный воздух прошел сквозь моё тонкое пальто. Может, мне лучше просто переночевать здесь? Я мог бы вот так замерзнуть насмерть.

"Наруми, что это ты здесь делаешь?"

Внезапно я услышал голос сверху. Потрясенный, я встал и ударился головой о вентиляционную трубу. Боль заставила меня увидеть звезды.

“…… Это было больно.”

“Какой же ты идиот……”

На лице Мин-сан появилось удивленное выражение.

“Как……” Как ты узнала, что я здесь?

"Мне позвонила Алиса и сказала, что здесь кто-то околачивается. Зачем пришёл? Аяка уже ушла домой!"

“А……”

Это камеры наблюдения. Как досадно растрачивать это высокотехнологичное оборудование на такое бесполезное место. Я не мог посмотреть Мин-сан в лицо, однако, чувствовал на себе её взгляд.

Какое-то время я не мог вымолвить ни единого слова.

Наконец я услышал её вздох.

"Не хочешь зайти в лавку? В меню появились новые зимние блюда."

Я приподнял голову. Мин-сан даже сняла свой жилет, надев фартук на нижнюю половину своего тела, в то время как его верх был прикрыт только сараши.

Мин-сан взяла меня за руки и затащила в лавку. Я был здесь только вчера, однако в рамэнной всё ещё чувствуется сильный ностальгический запах. Большая кастрюля, используемая для приготовления супа, продолжала стоять на огне и из неё клубились белые пары. Даже во время зимы, суп, который готовится столь долгое время будет горячим, не так ли? Просто то, как была одета Мин-сан: оголить свой живот, было слишком откровенно для подростка вроде меня. Поэтому я мог только отвести взгляд от неё.

Мин-сан взяла два бумажных стаканчика и села рядом со мной.

Мин-сан взяла два бумажных стаканчика и села рядом со мной. Привет? Ты просто прикрыла верх тела сараши! Почему бы тебе не надеть рубашку. Я очень старался не смотреть на неё и сосредоточил всё внимание на мороженом. На этот раз оно было посыпано какао-порошком. Съев всего лишь ложку, я мог почувствовать сладкий вкус сыра и аромат апельсинового вина, это вкус, который известен даже мне.

"…… Тирамису?"

"В точку, иногда и я пытаюсь сделать что-нибудь мейнстримное. Вкусно получилось?"

Я молча кивнул. По сравнению с рамэном здесь, сказать, что мороженое хорошее-это не просто проявить вежливость. Я помню, что тирамису по итальянски означает 'потяни меня', моя депрессия так явно отражается на лице? Я глубоко погрузился в мысли и нечаянно проговорился.

"Если ты умеешь делать такое вкусное мороженое, то почему решила открыть рамэнную?"

Упс!

Я осторожно взглянул на Мин-сан, но увидел только меланхоличное выражение на её лице.

"Изначально это заведение принадлежало моему отцу." Выражение её лица вернулось к обычному состоянию: "Я хотела открыть лавку с мороженым, поэтому я стала учеником в магазине мороженого. Но однажды мой отец бесследно исчез, и я вернулась, чтобы унаследовать его лавку.

"Вот оно как……" Я, не зная, что сказать, только опустил голову в знак извинения. "Прошу прощения за такие странные вопросы."

"Тебе не за что извиняться." Сказала Мин-сан с улыбкой на лице.

"А ты не думала о том, чтобы превратить рамэнную в лавку мороженого?"

"Было дело. Но мне нравится это заведение, посетители и здешняя атмосфера. Всё это здесь только из-за рамэнной. Если я превращу её в нечто иное, то всё это исчезнет, поэтому я решила оставить всё, как есть."

Мин-сан оглядела тёмный магазин. Там были забрызганные каплями масла меню, приклеенные к стене автографы художников (вероятно), треснувшая стойка и старый, но тем не менее ярко отполированный кухонный потолок и стены.

"Те, у кого нет работы, объявили заднюю часть рамэнной своей территорией, потому что им больше некуда податься. Что ж, я не против!"

Сказав это, Мин-сан похлопала себя по фартуку с надписью 'Ханамару'. Это символ рамэнной, а рамэнная-это то, что получила Мин-сан за то, что отказалась от своей мечты о продаже мороженого.

“Неужели…… это так?”

Я снова погрузился в мысли о бесполезных вещах и нечаянно выпалил:

"Но, может быть, твой отец пропал потому, что ненавидел рамэнную и, возможно, не желал, чтобы ты унаследовала её."

"Знаю."

Мин-сан грубо хлопнула меня по плечу и громко рассмеялась.

"Мне нет дела до того, что думают окружающие, я делаю это просто потому, что мне так хочется, и этого достаточно. Люди живут, заставляя одних людей принимать других, принимать их собственный образ жизни."

Я тупо уставился на Мин-сан.

"Мы даже не знаем, о чем они думают, а потому можем только предположить, что они такие же, как и мы!"

…… Ах, вот оно как.

Я наконец осознал причину гнева Аяки.

Она была такой же, как и я. Я тоже был подавлен и зол, потому что Аяка ушла, не сказав ни слова.

Потому что Аяка была единственным человеком, который был всё это время рядом.

Аяка была единственной, кто разговаривал со мной.

Почему такая простая истина дошла до меня только сейчас? Почему именно сейчас?

После продолжительного молчания я внезапно обнаружил, что моя голова лежит на оголённом плече Мин-сан, и я поспешно отпрянул.

"А, э…… Из-извини."

Мин-сан рассмеялась, нежно погладила меня по голове и улыбнулась, как будто всё было в порядке и мне не стоило беспокоиться об этом.

Наверно, теперь всё в порядке, да? Хотя я до сих пор не знаю, что делать. Вероятно, оттого, что я почувствовал облегчение, мой желудок заурчал. Мин-сан этого не упустила.

"Есть рамэн с новым вкусом, не хочешь попробовать?"

“Э….. Э…..” Какое-то время я колебался. Мне показалось, что Мин-сан что-то заметила, затем она прищурилась и подошла ко мне вплотную.

“……Хм, я чувствую, что ты часто рассказываешь людям о своих подлинных чувствах, а потому я хочу у тебя кое-что спросить.”

"А?" Разве я создаю впечатление такого человека? Неужели я так часто разговариваю сам с собой?

“…… Как тебе мой рамэн? Нравится?”

Выражение лица Мин-сан стало очень искренним. Она держала меня за обе руки, а её влажные глаза кокетливо смотрели на меня, тем самым лишая возможности промолчать.

“Э……”

"Ты можешь просто сказать мне правду, я тебя не ударю."

“Иногда суп имеет немного сладковатый вкус……”

"Ты можешь просто честно ответить мне, хорошо это или плохо?"

"Что ж, если ты действительно хочешь услышать от меня правду, то да, конечно же, это плохо. Ай! Это было больно, разве не ты несколько секунд назад говорила, что не ударишь меня?"

"Заткнись, придурок!"

Меня выгнали из лавки.

"Я СУМЕЮ приготовить суп, который вынудит тебя сказать, что он вкусный, и растрогает до слёз, запомни это!"

Как ребёнок, кричащий на меня, Мин-сан закрыла решётчатую дверь. Я остался единственным человеком внизу здания.

Будет ли всё хорошо даже сейчас? Как мне извиниться? ‘Всё просто…..’ Я прокручивал в голове слова Аяки. 'Кричи, когда злишься, как другие, и смейся, когда счастлив, как другие, говори, что думаешь, когда хочешь чего-то, ты тоже можешь это сделать.'

Если бы все было так просто, меня бы сейчас здесь не было. Тогда что же мне остаётся? Я смутно размышлял, шагая по холодным ночным улицам.

Глава 2.5

Я два дня не появлялся на занятиях. И это было не потому, что я был болен или поранился. Я сам понимал, что это довольно глупо, но всё же чувствовал, что не могу встретиться с Аякой, пока не буду к этому морально готов.

В пятницу, когда всё закончилось, я пошёл в школу. Я уже давно не бывал на крыше после занятий, но Аяки нигде не было видно. Перелезая через ограду и глядя на кампус, я не мог увидеть Аяку в саду.

Я подумал—— быть может, уже слишком поздно, возможно, я уже всё потерял, однако, продолжаю комично кружиться в попытках загладить свою вину. Но тут уже ничего не поделаешь, ведь я идиот.

Поразмыслив немного, я вспомнил, что не заглядывал ещё в одно место.

Оранжерея находилась в глубине школы, рядом со стенами, что её окружали. За их пределами находится кладбище, поэтому туда мало кто ходит. Вступив в клуб садоводов месяц назад или около того, я направляюсь в оранжерею впервые. Поскольку уход за тепличными растениями требует особых навыков, Аяка всегда справлялась с ними в одиночку.

Сквозь запотевшее стекло я мог лишь смутно разглядеть зелень внутри, интерьер и размер помещения были похожи на классную комнату.

Когда я уже собирался протянуть руки к высококлассной нержавеющей ручке, дверь открылась изнутри.

“…… Фудзисима-кун?”

Внезапно я столкнулся лицом к лицу с Аякой, которая выглядела потрясенной после того, как вскрикнула. Я тоже пребывал в смятении и не мог сразу смириться с тем, что Аяка вдруг появилась перед моими глазами.

"Я-я только что распылила немного гербицида внутри, так что ты не можешь подойти ближе!"

Аяка вновь обрела хладнокровие и вытолкнула меня из оранжереи за грудки.

"Зачем ты сюда заявился?"

Аяка звучала так, будто бы всё ещё злилась.

“…… Ну, я как бы тоже член клуба садоводства.”

"Тебе не стоит заставлять себя. Это моя вина в том, что затащила тебя в клуб садоводства против твоей воли. Давай просто останемся призраками в клубах друг друга."

Сердито сказала Аяка, что было абсолютно несвойственно её характеру.

“……Так не пойдёт.”

Сказал я голосом, который становился всё тише и тише. Может быть, Аяка никогда больше не простит меня. Одна только мысль об этом заставила меня содрогнуться.

"Но почему? Разве ты не……"

“…… Если так продолжится и дальше, разве то, что мы так старательно делали, не пропадёт даром?”

“—— А?”

Я вынул из кармана полиэтиленовый пакет, достал из него содержимое и сунул ей в руки. Она раскрыла ладони и подняла их на уровень глаз. У неё в руках был кусочек чёрной ткани——нарукавная повязка с напечатанной оранжевой аббревиатурой.

Аяка некоторое время смотрела на повязку, потом подняла голову.

“…… Извращенец, Отталкивающий, Машина?[8]”

"Я думаю, будет лучше, если ты вернёшь это мне!"

"Воу, я просто шучу, прости."

"Ты читаешь это по средней букве——Клуб Садоводов Средней Старшей Школы.

“…… Это значит мы, верно?”

Я отвёл взгляд и кивнул. Выражение лица Аяки кардинально изменилось, она будто одновременно плакала и смеялась.

"Как ты это сделал? Ты ведь не потому пропадал эти два дня, не так ли?"

"Угу, я спроектировал это на компьютере, а потом сделал в магазине."

Аяка вздохнула с облегчением. Она осторожно надела повязку и показала её мне; её суровое выражение лица постепенно исчезло.

Аяка посмотрела на полиэтиленовый пакет в моей сумке и сказала: "Ты и себе такую сделал?"

"Да, тебе нужно сделать заказ хотя бы на десять, чтобы они взялись за это."

Я много чего придумал в качестве извинения, однако, сейчас в голове было пусто.

"Никогда бы не подумала, что ты так плохо торгуешься с другими людьми."

Аяка радостно засмеялась, в то время как я был смущен и мог только опустить голову.

"Но ты сделал нарукавную повязку для меня, я правда счастлива."

Сказала она мне. Я поднял голову и, неловко улыбаясь, сказал голосом, который звучал так, словно вот-вот исчезнет: "Э, прости……" Это было лучшее, что я мог сделать в тот момент.

"Эй, давай сделаем нечто большее! Как флаг или что-то в этом роде. Мы могли бы использовать его во время школьного фестиваля для клубной эстафеты."

Кто же тогда станет её участником? В клубе всего два человека.

"Точно, мы можем сделать веб-страницу! И мы могли бы разместить этот логотип на ней. Ты знаешь, как это можно сделать?"

Что ты можешь разместить на сайте? Но не успел я ответить, как Аяка продолжила: "Тогда я пойду одолжу ключи от крыши!" и затем убежала.

Глядя на её силуэт, я подумал: Всё хорошо, если так продолжится и дальше.

Я могу быть неуклюжим, но и этого будет достаточно, если я буду делать то, что умею постепенно.

*

Вот только всё было слишком поздно. В месте, о котором я не догадывался, мой маленький мир тихо, но по-настоящему был разъеден наркотиками. В тот вечер в углу вечерней газеты появилось сообщение о смерти молодого человека, которого отправили в больницу из-за передозировки лекарствами.

Инцидент с 'Ангельским даром' испортил мою шестнадцатилетнюю жизнь той зимой, и этот человек был первым, кто в нём погиб.

Глава 3.1

Во время зимних каникул я стал чаще наведываться в рамэнную Ханамару, потому что там обычно работала Аяка. В любом случае, просто сидеть дома очень скучно.

Поначалу Аяка удивлялась каждый раз, когда меня видела.

"Значит, ты выходишь, даже когда тебе нечего делать?"

За кого она меня принимает?

Зимой в рамэнной Ханамару было очень свободно, по утрам посетителей было совсем немного. Одна из причин состоит в том, что сейчас Новый год. Но есть и вторая, и она, возможно, состоит в том, что рамэнную ошибочно принимают за лавку мороженого.

В тот день Хиро, Аяка и я занимались дегустацией специального конопляного мороженого Мин-сан. Поскольку весь день я пробовал только солёный рамэн, мой язык почувствовал себя гораздо лучше, когда он соприкоснулся со сладким вкусом конопли и ванильного мороженого. Суп, который готовит Мин-сан, теперь стал гораздо лучше, нежели был раньше, но пробовать его каждый день всё равно очень больно.

"Тоси выходил на связь после этого?"

Отвечая на вопросы Хиро, Аяка закусила ложку, нахмурилась и покачала головой.

"Он даже не явился домой на Новый год."

Интересно, а Аяка знает, что у Тоси была наркотическая зависимость? С конца прошлого года и до настоящего времени на улицах было зафиксировано довольно много случаев насилия. До меня доходили слухи, что полиция даже не могла понять, о чём говорили подозреваемые, так как находясь под стражей, они были под кайфом. Я каждый день смотрю утренние и вечерние новости, и имя Тоси Синодзаки мелькало на экране телевизора каждый раз, когда его не было поблизости.

Аяка ответила: "Я думаю, что мой брат, вероятнее всего, у Хакамидзаки."

"Это девушка Тоси?"

"Нет, это парень! Я не уверена, но мне кажется, что он студент университета или исследователь."

Это невозможно, чтобы у моего брата кто-то был! Аяка сказала это серьёзно, что было абсолютно несвойственно её характеру. Хотя мне и было жаль признавать, что у Тоси не может быть девушки, однако, я придерживался такого же мнения. Только Хиро высказал противоположную точку зрения.

"Да неужели? На самом деле, его слабая личность более чем подходит для того, чтобы быть жиголо. Я не удивлюсь, если даже сейчас он остановился у какой-нибудь девушки. Но если честно, я бы почувствовал большое облегчение, если это действительно так."

"Если всё так, то это звучит обнадёживающе, без всяких сомнений……Вот только это невозможно! Брат даже не может постирать свою одежду и не умеет готовить."

"Не-не-не, жиголо не требуется умение стирать одежду или готовить."

"Разве?"

"Хотя их иногда и путают, но те, кто может выполнять домашнюю работу-это 'домохозяева', а не жиголо. Жиголо хочет, чтобы женщина чувствовала: 'Этот парень не может жить без меня!', так что домашняя работа выполняется женщиной."

Этот парень абсолютно бесполезен.

"Воу, я бы так не поступила, будь на твоём месте. Я бы, наверное, смутилась и помогла им, закончила готовить и ждала, когда они вернутся или что-то в этом роде."

"Правильно, работа жиголо состоит в том, чтобы пробудить в женщине материнский инстинкт, обычный человек недостаточно компетентен, чтобы такое провернуть."

"Это так мило с твоей стороны!"

Это далеко не мило, что за хрень несёт Хиро? Он однозначно бесполезный отброс! Хотя я и думал об этом про себя, мне было лень вступать в дискуссию и исправлять их, поэтому я просто продолжил есть своё конопляное мороженое.

"У тебя никогда не возникало мыслей о браке?"

"Никогда!"

"От чего же?"

"Откровенно говоря, моё сердце уже занято одним человеком, поэтому я даже думать не могу о том, чтобы жениться на других женщинах."

"Но тогда можно ли тебе жить вместе с ними? Ты не задумывался, что делаешь что-то не так с девушками?"

"Я чувствую, что поступаю с ними плохо, но увы, я не могу ничего изменить, таков мой образ жизни."

"Катись в ад!"

"Так не пойдёт, Фудзисима-кун, ты снова сказал вслух то, о чём думаешь."

А, и то верно, однако, это не имеет никакого значения.

"Вы только что упомянули Хакамидзаку?"

Раздался голос позади нас. Я повернул голову и увидел человека, одетого в меховую шапку, как у солдат на Аляске, и дутое непромокаемое пальто, используемое в армии. До меня дошло лишь через некоторое время, что этим человеком был Майор. Солнцезащитные очки полностью закрывали его глаза, делая их похожими на часть его лица.

"А! Мукай-сан, тебя давно не было, с Новым годом! Что бы ты хотел заказать сегодня?"

"Я сейчас при исполнении."

"А как насчёт китайского чесночного набора?"

"Хм…… Тогда давай!"

Почему Майор так покорно что-то заказывает? И что за китайский чесночный набор?

Как будто Аяка не по силам Майору. Среди всех людей, что я знаю, только Аяка обращается к Майору по имени. И каждый раз, когда я слышу подобное, думаю: Кто такой Мукай-сан?

"Наконец-то есть чем заняться! Мин-сан, один китайский нэнмён[9] с чесноком!"

Аяка вскочила и бросилась на кухню. Есть нэнмён в такую холодную погоду? Майор выглядел так, словно только что проглотил живую жабу, и сел на бензобак, на котором только что сидела Аяка.

Хиро спросил Майора: "Майор, ты знаешь человека по имени Хака-что-то там?"

"Мне кажется, что в исследовательском центре нашей школы был человек по имени Хакамидзака."

Я и Хиро растерянно посмотрели друг на друга. Хиро наклонился вперёд и продолжил:

"Нам известно, что Хакамидзака-это человек, с которым в последнее время тусуется Тоси.

Майор прижал руку к подбородку и задумался.

"Ты его знаешь? Тогда попробуй навести какие-нибудь справки!"

"Нет, я только сейчас услышал его имя. Он достаточно знаменит! Говорят, что он даже не появляется в исследовательском центре, но тем не менее его кандидатская диссертация прошла. Но ведь они могут просто иметь одно и то же имя, верно? Зачем Тоси общаться с людьми вроде него?"

"Хака-что-то там-это не такое распространённое имя, как Том, Дик или Харри! Тоси редко связывался с нами в последнее время."

"Но ведь сегодня я уже был один раз в школе, и ты хочешь отправить меня туда снова? Повсюду профессора и студенты!"

Конечно, в университете профессора и студенты! Но чтобы Майор был в действительности студентом университета! Это было то, что меня поистине удивило.

"Профессора готовы растерзать меня до смерти, когда я появляюсь."

"Тогда просто сбегай из школы пораньше!"

"О чём ты говоришь? Ради того, чтобы едва остаться в школе, я стремлюсь получить зачёты, которых едва хватает на допуск, а затем пропускаю занятия, сохраняя положение, с которым я дальше не пройду и не закончу, жду восемь лет, чтобы пройти, а после автоматически покидаю школу."

"…… А ты разве не хочешь получить диплом?" Я и правда спросил его об этом.

"Разве я останусь NEET, если я нормально закончу университет? Разве ты не знаешь, что означает второе 'E' в слове NEET?" Когда ты вопишь о подобных вещах, у меня тоже болит голова.

"Майор поступил в университет ради поиска информации."

"Это потому, что исторические книги и военная информация стоят недёшево! Позволить школьной библиотеке приобрести их-это лучший план. Я просто прошу библиотеку покупать для меня книги, до тех пор пока я не выпущусь, пока вся моя комната не будет полностью забита книгами, которые я хочу прочитать, и тогда эта комната получит название-комната Майора."

Да просто купи себе их сам, если так хочешь прочитать! Что за беспокойный студент.

"Точно, позвольте мне вам рассказать о книгах, в которых описываются современные подводные лодки, которые могут излучать сигналы!"

"Ах да, Майор, разве ты не ходил в школу по просьбе Алисы?"

Майор открыл сумку и перевернул её вверх дном, тем самым вывалив бумаги на ящик, который мы использовали как стол.

"Вы, ребят, хотите взглянуть на фотокопии информации, да? Ты держишь это вверх ногами."

"До меня как-то не доходит."

"Да я и сам не понимаю."

Я подошёл, чтобы получше рассмотреть бумаги, которые держал в руках Хиро. На фотографии был изображен красный цветок, который был тесно облеплен словами.

"Тебе ведь известно, что сейчас наркотики бушуют на улицах, не так ли? Это расследование, на которое сделал заказ Йондайме Алисе. Я слышал, что в этом нет ничего хорошего. Тоси ведь не возьмёт их, правда……"

Я был озадачен и подумал о розовых таблетках, на которых были выгравированы два ангельских крыла и две английские буквы. После приёма таблеток он утверждал, что это просто легальное лекарство, благодаря которому можно было 'видеть вещи так, будто они не двигаются'. Ещё раз, как же они назывались? Какое было название? Это вертелось на кончике моего языка, однако, я всё ещё не мог вспомнить.

"Ах, это……"

"Мукай-сан, прости за ожидание."

Аяка подала Майору нэнмён, прервав мои слова. Мне пришлось проглотить то, что я собирался сказать. Я не хотел, чтобы Аяка это услышала. Хиро смутился и наклонил голову набок. Я поспешно покачал головой.

"Что это?" Аяка подошла посмотреть и быстро выхватила листок из рук Хиро и перевернула его.

"Это так некрасиво с твоей стороны! Что ты скрываешь, Фудзисима-кун?"

"Ничего. Абсолютно ничего."

В этот момент в лавку наконец зашёл посетитель. Аяка нацепила фартук и пошла его обслуживать, позволив мне вздохнуть с облегчением.

"Что такое? Что с тобой, Наруми?"

Только я собрался что-то сказать, как в лавке раздался громкий и мелодичный рингтон ‘COLORADOBULLDOG’. Тощее тело Майора подпрыгнуло почти на метр, а Хиро поспешно достал телефон, но Майор оказался проворнее.

"Я знаю, что ты здесь, так что хорош пустозвонить внизу. Поспеши и тащись сюда! Это срочно! А ты, Хиро, поторопись и подгони машину, быстрее!"

Даже я отчётливо слышал голос Алисы на другом конце провода, что ясно давало понять, как сейчас болят уши Майора. Когда он собирался что-то сказать в ответ, она повесила трубку.

"Похоже, что Алиса и сегодня не в настроении, да?" Хиро приподнял голову и бросил взгляд в сторону ветхого здания позади себя.

"А ты не знал? Каждый двадцать девять дней Алиса впадает в психически неустойчивое состояние на пять дней, и это результат моего тщательного исследования, так что здесь не может быть и речи об ошибке. Что касается причины, то тут я до сих пор не уверен."

Разве причина не в том, что у девушек бывают месячные? Но, видя то, как Майор торжествующе рассказывает об этом Хиро, я не мог им об этом сказать.

"Каждый двадцать девять дней, получается, что сегодня уже второй день."

"Я сбегаю и пригоню машину сюда. Интересно, что же случилось?"

Хиро ушёл, оставив Майора в тишине. Я наклонил голову набок. Алиса ведь не такая страшная, правда? Кажется, она каждый день в плохом настроении, несмотря ни на что! После того, как я это произнёс, на меня свирепо уставился Майор, чьи глаза были скрыты под очками.

Наконец Майор серьёзно сказал:

"Ты знаешь вице-адмирала Дзисабуро Одзаву? Он был последним главнокомандующим Объединённого Флота Японских Военно-морских сил."

"Никогда о нём не слышал."

"В таком случае, тебе известно о морском сражении времён Второй Мировой Войны, которое произошло в заливе Лейте на Филиппинах? Оно считается крупнейшим морским сражением в мире, и вице-адмирал Одзава использовал свою команду как приманку, что отвлечь противника и, таким образом успешно отвёл внимание американских войск от Лейте."

"А?"

"Итак, мы рассчитываем на вас, вице-адмирал Фудзисима." Кто такой вице-адмирал? "Давай встретимся в святилище Якусуни!"

"Исключено!"

*

В конце концов, я пошёл с Майором. Как только я перешагнул порог комнаты Алисы, то увидел её, свернувшуюся калачиком под одеялом и готовую вот-вот расплакаться.

"У медвежонка Мокко отвалилось ушко!"

Огромный, чайного цвета плюшевый медведь стоял перед кроватью. Как не посмотри, он был больше Алисы, но возможно, так казалось из-за того, что Алиса слишком мала. Из рассказа Алисы, стало понятно, что нить, удерживающая правое ухо медведя, лопнула, обнажив хлопок, который был спрятан в швах.

"Осторожно! Аккуратно положите его в коробку! Набейте её полотенцами! Наруми, не трогай рану! Что, если ты её только увеличишь!"

Следуя указаниям Алисы, полных воплей и плача, Майор и я поместили раненый плюш в большую картонную коробку, набитую свёрнутыми полотенцами в швах. Громадная, завёрнутая коробка-это действительно то, с чем не может справиться простой человек.

Майор спросил: "Так всё будет в порядке, если мы просто отопрём это к Йондайме?"

"Передай ему, чтобы он починил его к вечеру, это вопрос моей жизни!"

Сказала Алиса со слезами на глазах. Почему его нужно отнести к Йондайме? Какое отношение это имеет к её жизни? Вопросы вертелись у меня на уме, однако, атмосфера не позволяла их задавать.

"Здесь информация, которую ты просила меня найти."

Алиса взяла у Майора прозрачную папку, прочитала её содержимое так быстро, словно читала мангу, после чего извлекла часть фотокопий и бросила мне.

"О чём размечтался? Разве ты не знаешь, что с этим делать, если я тебе не скажу, что это нужно передать Йондайме?"

Майор и я выбежали из комнаты с коробкой, в которой покоился драгоценный медвежонок Алисы.

Глава 3.2

Автомобиль Хиро был тёмно-синей, высококлассной иномаркой, и, похоже, не принадлежал девятнадцатилетнему парню.

"Это потому, что я единственный, у кого есть машина, хотя сам я её и не покупал."

Он объяснил, что это подарок от его девушки, и это была его бывшая-бывшая-бывшая девушка. Этот парень, вероятно, однажды получит нож в грудь от женщины.

"Но ехать туда-это самоубийство……" Я взглянул на другую сторону железной дороги, где огромные огни освещали ночное небо. На южной стороне станции было три дороги, и там всегда были пробки.

"Кстати говоря, просто притащить туда эту коробку на такой машине тоже считается самоубийством, не так ли?"

Я опустил голову и посмотрел на большую коробку с плюшем. Хиро был прав. Вообще, мы могли бы просто зафиксировать коробку позади мотоцикла и отправить её так, однако, Майор сказал, что ему нужно ненадолго вернуться в школу, и уехал на мотоцикле. Похоже, что он хотел побольше узнать о Хакамидзаке.

Мы усадили коробку на заднее сиденье, пристегнули её ремнём безопасности и вернулись, чтобы сесть спереди.

"Этот медвежонок и правда так важен?"

"Алиса без него не может спать по ночам."

"А?" Весь шум только из-за этого? "Но почему мы везём его к Йондайме?"

"Ах да, насчёт Йондайме, он выглядит свирепым и всё такое, но интересуется живописью и ремеслом. Однажды он уже помогал Алисе починить плюша, и могу сказать, что его навыки на высшем уровне. Это был первый раз, когда мне довелось видеть шитьё Йондайме."

“Кто……”

Машина беззвучно двигалась по улицам. Ночной вид превратился в реку, образованную уличными фонарями.

"Да кто он такой?"

"Ты когда-нибудь слышал о Хирасака-гуми?"

У меня есть смутное представление об этого имени, поскольку оно лишь мелькало между разговорами в школе.

"Это банда байкеров?"

"Нет-нет, это не банда байкеров. Они просто банда, которая сформировалась из группы детишек, которые любят сражаться или следовать за толпой в этом районе, самопровозглашенная банда якудза. Йондайме их лидер."

Хиро рассказывал это в непринуждённой манере. Но даже я-тот, кто только что переехал сюда, знаю о существовании Хирасака-гуми, неужели это настолько большая организация?

"Это потому, что Йондайме представитель четвёртого поколения организации, которую он называет Йондайме?"

"Неа, он первый лидер Хирасака-гуми и по совместительству её основатель, а потому является единственным человеком, который может контролировать её членов."

"А? Тогда почему его называют Йондайме?"

"Потому что он принадлежит к четвёртому поколению в своём родном городе, Кансай. Кажется, что он сбежал из дома, и это то место, где подлинный якудза может правдиво лгать."

Ого, правда? Тогда почему бы ему просто не остаться дома и не стать их лидером в четвёртом поколении?

"Он будет беситься всякий раз, когда кто-то назовёт его Йондайме, но Алисе это показалось забавным, и она нарочно его так называет. Это и стало его прозвищем между нами."

"Вы, ребята, действительно зашли слишком далеко……"

Пробормотал я себе под нос, на что Хиро засмеялся, похлопывая по ручке коробки передач.

"Он ещё ужаснее, чем мы! Но никто не может совладать с ней, будь то Йондайме или мы, понимаешь?"

Я представил белоснежную кожу, как у японской куклы, большие глаза и длинные чёрные волосы, струящиеся как патока. Я понимаю о чём говорит Хиро, так как и сам не смог победить её.

"Но тебе стоит воздержаться от упоминания этого факта в присутствии других людей, иначе Йондайме тебя убьёт. Хирасака-гуми-самопровозглашенная рыцарская организация, и они очень непреклонны, а потому они не простят тех, кто злоупотребляет наркотиками."

Я кое-что вспомнил.

"Хиро, а ты случайно не помнишь, как назывался тот наркотик?"

“Неа…… А, я забыл, это должно быть есть среди той информации, что собрал Майор, разве нет?”

Я полистал бумаги, которые мы должны были передать Йондайме. От достаточно сложных химических уравнений и содержания, изложенного профессиональными терминами, у меня закружилась голова. Повторение одного и того же действия, возбуждение, паранойя, бессонница, повышенное артериальное давление, обострение слуха, вялая реакция зрачков…… На бумажке плотным текстом были написаны побочные эффекты препарата, говоря о том, как опасно его употреблять, однако, нигде не было названия наркотика, которое было мне так нужно.

Я хочу верить, что это всего лишь мои беспочвенные страхи.

*

Контора Хирасака-гуми располагалась в довольно грязном здании, его можно было увидеть на левой стороне главной улицы перед вокзалом, прежде проехав по склону. Само здание находилось рядом с развилкой на склоне холма.

Мы припарковали машину на стоянке и достали коробку. Мы поднялись на четвёртый этаж в лифте, который издавал звуки, больше походившие на дыхание стариков. Выйдя из лифта, мы сразу увидели вывеску, висевшую рядом с металлической дверью, на которой торжественно были написаны слова 'Хирасака-гуми'. В круглой чёрной рамке был изображён логотип банды в форме бабочки-ласточкин хвост…… Погоди-ка, это должно быть не логотип их банды, а эмблема их организации. Я действительно испугался, они ведь не якудзы, правда? Но Хиро сразу же открыл дверь и вошёл, даже не постучавшись.

Дверь, которая вела в комнату, была несколько меньше, чем в классе, и она казалась ещё меньше из-за шкафов, расположившихся вдоль стены, дивана в центре комнаты и столов. Четверо или пятеро парней в чёрных футболках, изначально сидевших, вдруг одновременно встали.

"Второй брат, благодарим тебя за тяжкий труд!"

"Спасибо за твой тяжкий труд!"

Они приветствовали Хиро. Я не удержался и сделал шаг назад, чуть не уронив коробку. Что здесь происходит? Второй брат?

Люди в чёрных футболках были довольно молоды, в большинстве своём они только закончили старшую школу. У них была кожа, окрашенная в тёмный цвет, обесцвеченные волосы и пирсинг в ушах. Они выглядели совсем как обычные представители молодёжи, которые собирались на улицах центра каждую ночь. Единственное, что бросалось в глаза и отличало их от других была эмблема на их футболках.

Хиро ответил: "Не надо меня так называть! Я уже говорил множество раз, не называть меня вторым братом."

"Но ведь ты и Соу-сан совсем как братья. Позволь мне помочь тебе с твоими вещами."

Говоря это, телохранитель Йондайме – Рокки поставил коробку на землю.

"Ладно, проехали, я встречался со многими девушками раньше, так что в каком-то смысле я и правда брат Йондайме." Как можно считать его своим братом?

"Хиро, тебе действительно надоело жить?"

Йондайме пришёл через дверь справа. В этот день на нём был пурпурный жилет, и можно было отчётливо увидеть на его правом плече татуировку в виде эмблемы.

"Разве ты здесь не для того, чтобы передать мне отчёт о расследовании? Что за огромная коробка? Она ведь не отчётами набита, верно?" Йондайме сел за стол и говорил лениво. Хиро покачал головой и оторвал ленту от коробки.

"Нет-нет, это просьба от Алисы. У её куклы отвалилось ухо, и она хотела, чтобы кто-нибудь его починил."

Услышав слова Хиро, Йондайме чуть не подпрыгнул на несколько футов, словно пружина. Он перепрыгнул через стол и в мгновение ока оказался передо мной, прижал коробку, которую собирались открыть, и свирепо уставился на Хиро.

"Ты разве не знаешь? Здесь об этом лучше не заикаться!"

"Соу-сан, а что в коробке?"

"Ничего! Отнеси эту коробку в мою машину и не смей заглядывать внутрь. Если посмотришь, то я тебе накостыляю так, что ты забудешь об этом!"

Вальяжные манеры Йондайме были подобны урагану, он бросил ключи от машины другому человеку. "Да, сэр! Я немедленно пойду оттачивать свою мужественность!" Он взял ключи и отдал честь. Как вообще можно отточить свою мужественность, перетаскивая картонную коробку?

"Это вещи старшей сестры, поэтому нам нужно быть осторожными."

А старшая сестра-это Алиса, я полагаю? Они пересмотрели много странных фильмов или что-то вроде того? Коробку вынесли двое парней в черных футболках. Неужели мы просто выполняли какую-то бессмысленную работу? Я приподнял голову и посмотрел на Хиро. Он украдкой рассмеялся. Значит, он нарочно притащил её сюда, чтобы досадить Йондайме……он велел мне никому не говорить, но сам хотел подразнить его.

"Тебе придётся починить его до вечера."

"Да знаю я! Я отправлю его туда после того, как починю."

Тем не менее, он всё ещё босс якудза, однако, он действительно проведёт всю ночь за починкой куклы для одетого в пижаму хиккикомори? Такая загадочность, что за чертовщина здесь творится? Я оглядел людей в комнате, думая, что они, вероятно, будут удивлены, если всё узнают, а?

"Ты тоже всё знаешь? Хиро тебе рассказал, не так ли?"

Йондайме схватил меня за воротник рубашки.

"Знаю что?"

"Знаешь об этом! Это!" В этот момент мне вдруг захотелось его подразнить.

"А? Что ты имеешь в виду под этим?" "Разве ты не знаешь об этом? Это моё……то самое!" "Ты продолжаешь упомянать это, но как я могу понять, о каком это идёт речь, если ты не можешь выразиться яснее?" "Не валяй дурака! Кретин, как я могу сказать это сам!" "А? Ну я не уверен, почему бы тебе просто не высказать свои предположения?" "Наруми, я знаю, что тебе сейчас очень весело, но Йондайме очень расстроится, если ты не прекратишь болтать!" "Если я перестану, то уже наступит моя очередь расстраиваться!" "Вот отчёт о расследовании."

Хиро протянул Йондайме прозрачную папку, как ни в чём не бывало. Йондайме бросил меня на пол и выхватил папку. "Эй! Притащите мне папку из больницы." Скомандовал Йондайме. В комнату вошёл мужчина в чёрной футболке и протянул нам папку цвета морской волны.

Вернувшись к другой стороне стола, Йондайме с серьёзным выражением лица посмотрел на две папки. Хиро приблизился, чтобы взглянуть и спросил:

"Что это?"

"Это симптомы людей, употребляющих наркотики, которых госпитализировали в этом месяце или около того, мы тоже расследуем это."

"Достаточно терпеливо с твоей стороны…… К слову, ты мог бы просто сравнить это с информацией от Алисы."

"Верно…… этот парень…… " Палец Йондайме прошёлся по информации о свойствах наркотика и затем указал на бумаги в папке цвета морской волны. "……Мы правильно догадались. Действие наркотика слишком длительное, чтобы быть МДМА, в то время как стимуляторы нельзя принимать непосредственно, и пациент так же молод."

"Это Дар?"

Спросил телохранитель Рокки, выглядывая сбоку.

"Мы не узнаем, если не спросим. Он в госпитале Н, так что поехали!"

Слова Йондайме заставили всех в чёрных футболках подскочить и надеть куртки. Казалось, что атмосфера в комнате полностью изменилась, словно внезапно включили свет.

…… Дар?

Воспоминание о том моменте, наконец, всплыло на поверхность, выгравированные буквы A.F. снизу под ангельскими крыльями. Тоси сказал, что у ангелов не будет предпочтительного отношения к людям.

"……Ангельский Дар?"

Из-за моего бормотания Йондайме яростно обернулся, напугав меня до такой степени, что я даже не смог выпрямить спину.

"Откуда тебе известно про Ангельский Дар?"

"Э…..Это потому, что….."

Йондайме схватил меня за воротник, и Хиро ответил за меня с позеленевшим лицом:

"В тот день я был с Тоси……с этим парнем……”

"Эй, так значит то, что держал Тоси, было таблетками? Круглые такие, ты уверен?"

Йондайме крепко держал меня за воротник и тянул до тех пор, пока он уже не мог подняться выше. Будучи пойманным, я рьяно закивал. Хиро схватил Йондайме за руку, пытаясь оттащить его от меня.

"Остановись! Ты его убить хочешь? Что это за таблетки?"

Йондайме швырнул меня на диван, и я мог только надрывно кашлять, держась рукой за пол, чтобы не упасть. Надо мной раздался голос Йондайме:

"А Алиса тебе ничего не рассказала? Сам способ продажи Ангельского Дара был очень специфичным, и у него не было установленного способа продажи. Люди, которые приобретали таблетки, измельчали их в порошок, а затем продавали своим знакомым. Похоже, что они даже не ставили своей целью заработок денег, поэтому мы не сумели найти источник этого наркотика. Единственное, в чём мы действительно уверены, так это в том, что источником наркотика является человек с круглыми таблетками."

Йондайме на мгновение замолчал и посмотрел на меня.

"Тоси был тем, кто приобрёл таблетки или тем, кто их продаёт?"

Надев белое пальто, которое ему подали лакеи, Йондайме быстро отдал распоряжения по телефону. Кто-то отправился в больницу, а кто-то на поиски Тоси. Йондайме и несколько его лакеев остались в офисе, остальные же поспешно его покинули.

"Просто иди домой, Наруми!"

Хиро потянул меня за воротник спортивной куртки, и только тогда я очнулся от оцепенения.

"Вы, ребята, не ищите….. Тоси, не так ли?"

"Я даже не знаю, где он может быть."

"Но……"

Если бы я заметил раньше……

"Чего ты там околачиваешься? Поспеши и иди домой, не путайся у нас под ногами."

Тон Йондайме был резким, так что Хиро мог вытащить меня только за руки, но мои ноги не двигались. Разве я не могу вам хоть чем-то помочь? Хотя я не совсем понимаю проблему Тоси, но я был последним человеком, который говорил с ним перед исчезновением. Должно быть что-то, с чем я мог бы помочь.

"Здесь нет ничего, что нуждалось бы в твоей помощи. Поспеши и уходи. Там уже кто-то умер от наркотика."

Строго ответил Йондайме.

"Но……"

Это всё моя вина, если я поймаю Тоси должным образом, то всё будет хорошо. Если бы я только вспомнил название наркотика раньше и сказал кому-нибудь……

"Наруми……"

Похоже, что Хиро, стоявший у меня за спиной, хотел что-то сказать, но его остановила поднятая рука Йондайме. Мне казалось, что он сейчас загрызёт меня до смерти, поэтому я только замолчал и опустил голову. Звук шагов лакея исчез за дверью. Я тайком снова приподнял голову.

Йондайме сначала стоял по другую сторону дивана, но его волчьи глаза внезапно снова возникли передо мной. Я получил сильный удар в живот и не мог удержаться, чтобы не согнуть спину, слюна капала из моей открытой челюсти. Йондайме использовал руку, которой только что ударил меня, чтобы поддержать, и резко швырнул обратно на диван.

"Если бы это был нож, ты был бы уже мёртв. Не будь таким самоуверенным, малыш. Нормальный человек встанет у нас на пути только в том случае, если он пострадает, принимая участие в расследовании, так что тебе лучше исчезнуть!"

После того как Йондайме вышел из комнаты, я прислонился к плечу Хиро и снова встал.

Глава 3.3

Когда мы вернулись в рамэнную, солнце уже село. Казалось, будто мы можем коснуться холодного воздуха, скопившегося между зданиями. Только в окружении занавесок 'Рамэнной лавки Ханамару', на которых светили уличные фонари, было немного тепла. На мгновение я застыл, глядя на огни.

Направляясь к задней двери кухни, на куче старых покрышек можно было заметить сидящий силуэт Тетсу-сэмпая в рубашке с короткими рукавами. Сэмпай обернулся, держа миску в руках, а в темноте слышались звуки поедаемого рамэна.

"А где Хиро?"

"Он паркует машину."

Я сел на изношенные шины и замолчал. Сэмпай покончил с соленым рамэном и затем достал из-за спины измятый журнал патинко.

Разве он не собирается спросить о Тоси? Или он уже знает, но его это не заботит? Нежели я единственный идиот, который думает, что имеет отношение к этому делу?

"В чём дело?"

Не знаю, заметил ли он мой взгляд, но Тетсу-сэмпай переключил своё внимание с журнала на меня.

"Ты уже знаешь о Тоси?"

"Йондайме только что звонил. Тоси такой идиот."

"Вы, ребята, были…… друзьями, верно?"

"Да мы и сейчас друзья, пока у него есть желание приходить." После сказанного Тетсу-сэмпай рассмеялся.

Тогда, ты не беспокоишься о нём?

Улыбка исчезла с лица сэмпая, словно он заметил, что я хотел сказать.

"Этот парень не приходил искать нашей помощи, не так ли? Мы даже не имеем ни малейшего представления о том, где он может быть, так что единственное, что нам остаётся-это держаться подальше от этого дела."

Однако у меня было такое чувство, что он, возможно, сейчас находится в абсолютно беспомощном состоянии, и было бы лучше, если бы кто-нибудь услышал его беззвучный голос. Но, во всяком случае, я не мог этого сделать, я ничего не мог сделать.

"Мои глаза существуют для того, чтобы видеть то, что находится под самым носом, в то время как поиск паренька, который пристрастился к наркотикам-это работа Йондайме."

Сказав это, он снова погрузился в свой журнал патинко.

И этот человек реально был боксёром……?

Внезапно я встал и подошел ближе к Тетсу-сэмпаю. Почти в тот же миг, когда он поднял голову от журнала, я ударил сэмпая кулаком в живот и издал запоздалый звук. Мой кулак был блокирован большой левой рукой Тетсу-сэмпая.

"Что ты делаешь?"

Тетсу-сэмпай прозвучал совсем не сердито. Я покачал головой и присел на корточки.

"…… Тетсу-сэмпай, пожалуйста, научи меня боксу."

"Почему ты так внезапно решил научиться боксировать?"

"Конкретной причины нет."

Знаю, что я просто слабый ребёнок, однако, я чувствую себя подавленным от полного осознания этого факта. С этим ничего не поделаешь, в действительности я ничего не мог сделать.

Правильно, я должен рассказать Аяке о том, что случилось с Тоси. Но как мне ей это сказать? Размышляя, я искал Аяку на кухне и снаружи лавки, вот только её нигде не было.

"Мин-сан, а где Аяка?"

Спросил я, просунув голову в заднюю дверь кухни. Мин-сан, не отрывая глаз от кастрюли на огне, ответила:

"Она только что ушла, отпросилась домой пораньше. Она выглядела очень болезненной, с ней что-то случилось?"

Ушла домой пораньше?

Я посмотрел на лицо Тетсу-сэмпая.

"Её здесь не было, когда я пришёл."

Это же не из-за того, что она узнала о пристрастии Тоси к наркотикам? Это ведь невозможно. Тогда в чём же дело? Или она съела остатки конопляного мороженого одна, а потом у неё заболел живот?

Я прислонился спиной к бензобаку и присел на корточки. Сейчас у меня было такое настроение, будто я шёл не туда и оказался в тупике, а потом повторил ту же ситуацию снова.

Я опустил голову, и телефон в моём кармане завибрировал.

"Я слышала от Йондайме. Но давай опустим то, как ты забыл такую важную и первоочередную информацию. Где Аяка? Я не сумела до неё дозвониться."

Может мне это всего лишь кажется? Голос Алисы звучал очень холодно.

"……Похоже, что она ушла пораньше из-за плохого самочувствия."

"Ушла домой пораньше, да? Это плохо, она единственная зацепка, которая могла бы привести к Тоси. Третий семестр начинается завтра, верно? Если увидишь её завтра в школе, то скажи, чтобы она немедленно связалась со мной. Хотя на самом деле я не думаю, что она как-то общается с братом……"

В этот момент я вспомнил ту ночь, когда Тоси позвонил Аяке. Он сказал, что звонит с телефона Хакамидзаки.

"Почему ты не сказал раньше? Я сыта по горло твоей тупостью, и я даже не знаю, с чем можно сравнить твой мозг. Да сталактиты растут быстрее, чем твой мозг обрабатывает информацию."

Когда меня жестоко отчитали, всё моё тело почти свернулось в клубок.

"Когда был последний звонок? Постарайся вспомнить точное время."

"Должно быть это было……до семи. Зачем ты меня спрашиваешь о времени?"

"Я могла бы узнать, кто они, просто проверив телефонный журнал. Но так как мы не можем добраться до телефона Тоси, мы бы совершили прорыв, если бы просто узнали, как Хакамидзака выходит на связь."

Проверить телефонный журнал? Но как?

"Вот только Аяка сказала, что номер не отобразился."

"И что? Он просто не отобразился на телефоне Аяки, но в телекоммуникационном центре всё равно останется запись."

И как ты можешь это проверить? Разве это законно?

"Тебе не кажется, что ты смотришь свысока на NEET детективов?"

Алиса завершила звонок.

Некоторое время я смотрел на свой холодный телефон. Кстати, по-моему, она сказала, что она хакер или что-то в этом роде. Она могла бы изучить моё досье даже с доктором Пеппером в одной руке и напевать песенку через нос, верно? Но разве она может добраться до записей телекоммуникационного центра и исследовать их?

Впрочем, моё беспокойство бесполезно. Единственное, что я могу сделать, так это рассказать Аяке о проблеме Тоси, по крайней мере, я обязан ей это сказать. Но как мне это сделать? Твой брат в настоящее время подсел на наркотики, поэтому лучше к нему не приближайся, могу ли я сказать нечто подобное?

Я не знаю. Я не уверен, что должен ей это рассказать.

*

В день церемонии открытия Аяка не пошла в школу. Я беспокоился, что у неё сильный грипп, но она не ответила на мой звонок. Тут уж ничего не поделаешь. Я мог только заботиться о саде и растениях в одиночку, игнорируя оранжерею.

Аяка не появилась в школе и на следующий день. Не было её и тогда, когда я искал её в рамэнной.

"Она не создаёт впечатление человека, который может отсутствовать без причины." Мин-сан нахмурилась. Поскольку она была очень занята сервировкой и мытьём посуды, я помог ей её вымыть.

День, когда я наконец увидел Аяку, был пятым днём нового семестра, пятницей. Сразу после школы я поднялся на крышу и увидел знакомый силуэт. С чёрной повязкой на левой руке Аяка поливала растения. Я был ошеломлён, когда увидел Аяку, которая повернула голову. Очевидно, для неё ничего не изменилось, но на мгновение она показалась кем-то другим.

"Прости, что меня долго не было без причины."

Ты же болела гриппом?

"Да, всё так. Наверное, это просто грипп."

Она слабо улыбнулась мне, и даже я понял, что это была фальшивая улыбка.

"Кажется, ты выполнял должным образом дела клуба, пока меня не было."

"Я же член клуба, в конце концов."

"Спасибо, Фудзисима-кун." Аяка показала мне прозрачную улыбку, от которой люди чувствовали себя беспомощными. “Но если ты наденешь повязку, я буду ещё счастливее."

"Нет, это слишком неловко. Эй! Прекрати это!"

Аяка сняла свою собственную повязку и начала нападать на меня, пытаясь надеть её на мою левую руку.

"Ты должен носить её целый день, это приказ президента клуба."

Аяка выглядела очень счастливой в тот день. Она научила меня многим вещам, таким как обрезка, сбор семян, виды удобрений и флориография, даже сейчас я не могу вспомнить их все. Видя Аяку в таком состоянии, я не мог удержаться, чтобы не спросить её несколько раз: "С тобой что-то случилось?" Поначалу я хотел рассказать Аяке о Тоси, но не сделал этого, потому что не знал, как сказать ей об этом.

Наконец, уже наступил закат. Часы на здании школы напротив нас показывали четыре сорок пять. Мы сидели рядом на перилах и смотрели на вечернее небо.

"У тебя есть братья или сестры?"

Спросила Аяка.

"Сестра."

"Правда? Какие у вас отношения?"

"Не особо хорошие. В последнее время я часто поздно возвращался домой, поэтому меня постоянно ругали. Но сестра всегда готовила мне ужин, так что всё в порядке, я полагаю?"

"Твоя сестра-единственная, кто готовит? А как же твои родители?"

"Мой отец бывает дома всего пять дней в году, а мама уже умерла."

"Ах – прости."

"И почему каждый раз, когда я говорю, что моя мама умерла, все передо мной извиняются?" Сказал я. "Зачем? Я ведь даже не сержусь. Или это нормально, что я начну злиться только сейчас?"

"Хм……Хм? У Аяки бегали глаза. "Я не думаю, что тебе нужно заставлять себя сердиться."

"Неужели? Я не знаю, что считается нормой."

"Тебе не нужно чувствовать себя ущербным!"

"Это потому, что твои слова заставили меня чувствовать себя ущербным."

Аяка сухо рассмеялась.

"Это просто ложь. Поскольку я действительно не знаю, как разговаривать с другими, на самом деле у меня было желание просто поговорить с тобой."

Я почувствовал взгляд Аяки на себе, но не мог обернуться.

“Я не ходила в школу, пока была в средней школе, и просто училась дома. После того, как я перешла в старшую школу, я просто почувствовала, что…… почувствовала, что должна начать всё сначала. Примерно до мая я проводила время на крыше во время перемен и после школы. После этого я попыталась поболтать с остальными и не выходить на крышу. Но я продолжала чувствовать одиночество в своём сердце и могла почувствовать себя счастливой только тогда, когда занималась садоводством."

Аяка подняла голову и посмотрела на заходящее солнце.

"Однажды, я вернулась на крышу от отчаяния, но обнаружила здесь тебя."

Интересно, когда это случилось? Ощутимо раньше, чем я заметил Аяку, она уже знала, кто я такой.

"С этого момента я хотела найти тебя и поговорить, но у меня не была шанса. Поэтому я перенесла несколько растений на крышу и сделала вид, что остаюсь на крыше из-за клубных мероприятий."

Сейчас я даже не мог вздохнуть.

"Наверно, я ещё более неуклюжа, чем ты. Хотя ты, возможно, и не чувствуешь этого, я действительно тебе благодарна. Итак, когда наступит весна –"

Аяка остановилась и посмотрела на землю, полную сорняков.

Когда наступит весна?

В чем же, чёрт возьми, дело? Аяка сегодня и правда странная. Говоря все эти вещи, которые заставляют людей чувствовать себя неловко, что-то же произошло, верно? Я должен спросить её об этом.

Но когда я собирался заговорить, раздался сигнал, уведомляющий о том, что кто-то открывает дверь на крышу.

В дверях появился человек в бледно-зелёном пальто и с незабываемыми длинными волосами. Это была преподаватель-консультант садоводческого клуба – Саюри-сэнсэй (так как все зовут её по имени, я не знаю её фамилии).

"А, вы оба здесь."

Саюри-сэнсэй в туфлях на высоком каблуке неуверенно бежала, махая нам рукой.

"Синодзаки, ты брала больничный из-за гриппа?"

"Сейчас я в порядке."

Говоря это, Аяка нервно улыбнулась.

"В самом деле? Тогда это здорово. Точно, вы должны очистить растения на крыше."

Аяка нахмурилась и спросила: "Здесь будут какие-то мероприятия?"

"Групповое фото для выпускного альбома. Я слышала, что мы будем собираться на крыше, и фотография будет сделана сверху с вертолета."

Саюри-сэнсэй оглядела крышу.

"Но здесь так много сорняков, что даже мы вдвоём не управимся."

Как и сказала сэнсэй, сорняки занимали всю крышу, просто прорастая в трещинах пола.

Она достала рулетку и начала измерять размер крыши. Около двухсот человек оканчивают нашу школу (на самом деле в школе в этом районе редко бывает так много выпускников). Хватит ли крыши для такого количества людей?

"Верно, уже сезон выпуска. Время действительно летит."

Когда Саюри-сэнсэй ушла, Аяка сказала одиноким тоном:

"Но нет никаких проблем, если Фудзисима-кун здесь. Мы собираемся набрать много новых членов в следующем году!"

Аяка посмотрела на чёрную повязку на моей руке, и я молча кивнул.

Лишь спустя долгое время, я вспомнил те слова Аяки – но что она имела в виду?

Она имела в виду, что она в порядке со мной?

Или же – она имела в виду, что всё в порядке, если просто я?

"Итак, Фудзисима-кун……"

Аяка колебалась, глядя мне в лицо. Это был первый и последний раз, когда Аяка колебалась, говоря со мной. Это была явно необычная ситуация, почему я этого не заметил? Почему?

Но Аяка, пребывая в смущении, улыбнулась мне и покачала головой.

"Извини, ничего."

Глава 3.4

На этот день клубные мероприятия закончились. После этого мы вместе отправились в рамэнную. Мин-сан резко отчитала Аяку за то, что она отсутствовала без причины, поэтому она разбила кучу мисок из-за своей чрезмерной активности.

Когда я пробовал необычно горькое мороженое мокко, появились Тетсу-сэмпай, Майор и Хиро, что было для них довольно рано.

Хиро сказал: "Мы только что из госпиталя."

"Вы были в госпитале?"

"Один из ребят организации Йондайме получил ножевое ранение. Он нашёл источник наркотика, но у того парня был нож, и он начал качать права.

"Тогда……"

“Как бы то ни было, всё в порядке. Он тоже был моим кохаем.”

Тетсу-сэмпай сел на лестницу и вздохнул.

"Теперь Хирасака-гуми убийственно рыщет по улицам, так что, если Тоси тоже наркодилер……"

Сэмпай украдкой взглянул на Аяку, которая была на кухне, перешёл на шепот и сказал:

"Вероятно, его скоро поймают."

Майор сказал нам: "Похоже, что Хакамидзака действительно исследователь из нашей школы." "Алиса идёт по его следу, так что, возможно, скоро мы его поймаем."

Я тоже украдкой посмотрел на Аяку, думая, что мне не нужно заставлять себя рассказывать ей о Тоси, так как мы скоро его найдем. Я утешал себя таким образом, а с другой стороны не хотел, чтобы Аяка волновалась.

Я просто надеюсь, что Тоси получил этот наркотик случайно от кого-то другого, а затем стал зависимым.

"Хорошо. Тогда, пока Тоси не вернулся, давайте сначала научим Наруми."

"Давайте начнём с игры в кости!"

А? Как же всё могло так обернуться?

Однако я не мог отказаться, так как меня окружали Тетсу-сэмпай, Хиро и Майор. На самом деле это был первый раз, когда я был вынужден играть в кости на деньги. В конце концов сэмпай задолжал мне около двухсот семидесяти тысяч иен. Сэмпай, потерявший все свои деньги, сказал мне на полпути: "Хотя у меня совсем не осталось денег, я всё равно поставлю десять тысяч!", или "Я все равно не могу заплатить всё это, поэтому добавлю двадцать тысяч!" Что за нелепый человек.

*

По пути домой, я дошёл с Аякой до автобусной остановки, но так ничего и не сказал. Когда мы проходили мост, автобус случайно проехал мимо нас. Аяка поспешно догнала автобус и помахала мне рукой.

Я до сих пор отчетливо помню лицо Аяки в тот момент.

Это был последний раз, когда я видел здоровую улыбку Аяки.

*

Холодным утром вторника, кто-то обнаружил Аяку без сознания в саду перед зданием школы. Учителя и ученики спортивных клубов образовали живую стену из людей, окружавшую кровь, разбрызганную по асфальту. Верхняя часть тела Аяки рухнула на её сад, за которым она ухаживала в течение десяти месяцев. У нее было бледное зелёное лицо, а под открытыми глазами отчётливо виднелись красновато-чёрные отметины, похожие на боевой раскрас туземцев.

Девочки повернули головы, и их вырвало. Хотя учителя отчаянно отгоняли учеников, толпа всё не хотела расходиться. Я тоже стоял среди них, слабо слыша сирену приближающейся машины скорой помощи.

Я продолжал смотреть, как маленькое тело Аяки перекладывают на носилки, пока белая машина не поглотила её и не уехала. Снова раздалась сирена машины скорой помощи. Я помчался на стоянку для велосипедов, открыл замок, как будто собирался сломать его, сел на велосипед и рванул.

Я гнался за машиной скорой помощи, которая мчалась к дороге, ледяной ветер царапал мне уши, как будто собирался их отрезать.

Я смутно помню, что произошло после того, как я добрался до госпиталя. Я помню белые стены коридоров, зажжённую лампу над дверью операционной, носящиеся туда-сюда носилки и шаги медсестер.

Аяку сразу после операции отправили в палату интенсивной терапии, а меня выгнали из больницы. У входа, несмотря на поздний час, собралась толпа в знакомой форме.

"Фудзисима, как там Аяка?"

"Операция уже закончилась?"

"Эй, Аяка в порядке? Эй!"

Окруженный одноклассниками, я мог только качать головой, глядя в пол. Шум был болезненным для моих ушей. Я растолкал людей и убежал.

На стоянке для велосипедов в кромешной тьме мой велосипед был таким холодным, что казалось, будто он замёрз.

Вернувшись домой, я свернулся калачиком в кровати представляя себе момент, как Аяка перелезает через перила на крыше, чтобы спрыгнуть, но я не смог. Что происходит? Что, чёрт возьми, происходит? Мои крепко сжатые руки начали дрожать, и я почувствовал тошноту. Я изо всех сил старался этого не делать, но в конце концов попал в царство, где реальность и сны переплетались и уснул.

*

На следующее утро по телевизору транслировали новость о самоубийстве студентки, прыгнувшей с крыши старшей школы М. Похоже, они нашли её туфли, аккуратно расставленные у перил, но не нашли завещания. Когда на экране появились знакомые школьные ворота и здания, я бросился в туалет и меня вырвало, но оттуда вышел только желудочный сок.

"Я помогу тебе позвонить в школу и взять больничный!"

Сказала моя сестра, которая закрыла меня в моей комнате. Только в такие моменты моя бесстрастная, строгая сестра с её острым взглядом заставляла меня чувствовать намёк на благодарность. Наконец она сказала: "Я ухожу", и затем у выхода послышались шаги. Я единственный, кто остался в доме.

Остался только я.

Я вспомнил тот день на крыше. Я сказал что-нибудь не так? Неужели Аяка пыталась мне что-то сказать? Почему она этого не сказала? Я что-то пропустил? Если я спрошу её, она ответит? Почему я не спросил? Почему? Мой телефон звонил довольно долго, но я притворился, что не слышу его. Я мысленно прокручивал те несколько часов, что провел на крыше в тот день.

Единственное, что мне оставила Аяка, - это повязка клуба садоводов с оранжевым логотипом. Это повязка, которая была на её руке в тот день. После того, как я был вынужден надеть её, я хотел вернуть её ей и сразу же принёс домой.

Неужели Аяка решила покончить с собой уже в тот момент?

Я ничего не понимаю.

Когда мне вдруг захотелось раздвинуть шторы, на улице было уже темно. Как только я включил свет, в стеклянных окнах отразилось жалкое лицо молодого человека.

Этим человеком был я.

Повернувшись спиной к голубому вечернему небу, я присел на коврик. Моё тело словно принадлежало другому человеку, так как я не чувствовал даже намека на холод.

Глава 3.5

С того момента прошло два дня, прежде чем я наконец-то увидел Аяку.

В комнате, которая была бесцветной, но исключительно светлой, Аяка лежала на матрасе. Я думал, что Аяка будет окружена множеством типов трубок и неизвестной машиной, что сделает её похожей на пугающую подушечку для булавок; но на самом деле на её руке висела всего лишь капельница. Я узнал только лицо Аяки. Её волосы были полностью выбриты. А её плотно закутанная голова, лежавшая на подушке, казалась очень маленькой по сравнению с ней.

Я сел на круглый стул и смотрел на бледные веки, которые больше не открывались. На другой стороне кровати доктор объяснял матери Аяки разницу между вегетативным состоянием человека и смертью мозга.

Я подумал про себя: Да какая разница?

Нет возможности ни говорить, ни смеяться, так в чём же разница?

Почему никто не обращает внимания на моё присутствие? Я ничего не понимаю. Это, вероятно, потому, что я пришёл сюда рано утром, хотя уже было время школы, и меня приняли за её семью? Затем врач начал говорить о плате за эвтаназию и систему жизнеобеспечения, но это мог быть и не врач, а беспощадный человек из страховой компании. Вы все должны просто заткнуться. Почему ты говоришь всё это при Аяке, как будто ничего не случилось?

Почему это случилось с Аякой?

Меня внезапно начал переполнять гнев.

Это всё чья-то вина, кто-то загнал Аяку в тупик. Что же Бог написал на странице Аяки в своей записной книжке? Это была глупая мысль, но я не мог её остановить. В месте, о котором я не знаю, даже если кого-то зарежут, застрелят или переедут, мне безразлично всё, кроме Аяки.

Я обнял колени на твёрдом круглом больничном стуле, сдерживая глупые мысли, взорвавшиеся в моем сердце.

После этого мои одноклассники несколько раз приезжали навестить Аяку. По сравнению с тем, как они увидели Аяку, они были удивлены ещё больше, когда увидели меня. Мне показалось, что они пытались поднять настроение и говорили нечто вроде 'взбодрись, ты не можешь прогуливать школу' или что-то подобное, но по правде говоря, я не могу отчётливо это вспомнить.

В конце концов, я остался единственным человеком в палате. Остались только я и пустая оболочка Аяки. Зимний солнечный свет, пробивавшийся сквозь занавески, был медленным и слабым.

Я не смог этого принять, а потому сдвинул с места своё окоченевшее тело, выбежал из больницы, вернулся домой и закрылся в своей комнате.

*

На протяжении последующих двух или трёх дней я даже не выходил из своей комнаты.

Мне больше не хотелось идти в больницу, потому что я не хотел видеть своих одноклассников, и мне было грустно, когда я видел Аяку.

Моя сестра постучала в дверь и сказала: "Ты ведь уже неделю не ходишь в школу, да?" Я молча покачал головой. Даже не видя выражения моего лица, она поставила перед дверью большую миску с овсянкой и принялась за работу.

Я даже не притронулся к ней и оставил кашу остывать. Только в полдень я открыл окно, которое не открывал три дня, и вдохнул свежий воздух. Мои лёгкие и горло горели, выделяя белый дым так отчётливо, что его можно было поймать руками. Солнечное небо было таким ослепительным, что у меня заболели глаза.

Последние мгновения, которые я пережил с Аякой на крыше, были в такой же солнечный день.

Я был растерян от того факта, что всё обернулось именно так. Просто кто-то, кроме меня, совершающий самоубийство, просто кто-то, кроме меня, кто больше не будет улыбаться и не откроет рот, вот и всё.

Тот я, что существовал три месяца назад, наверно, сейчас бы посмеялся надо мной, да? Или -

Внезапно раздался звонок в дверь, что заставило меня спрятаться под окнами. В тот момент, когда я замёрз, в дверь позвонили дважды, трижды, а потом ещё раз. Резкий звук электрического дверного звонка пронзил мои барабанные перепонки. Кто это был? Зачем они это сделали? Может, это ребёнок решил пошутить?

Наконец дверной звонок замолчал, и послышался звук работающего двигателя. Я взглянул на дорогу за окном и увидел тощий силуэт, одетый в камуфляжную одежду, отъезжающий на мотоцикле и исчезающий за углом.

Это был Майор.

Зачем Майор приходил ко мне домой?

Я сбежал вниз по лестнице и открыл входную дверь. На пороге стоял чёрный ящик, и на нём белыми буквами были написаны знакомые слова – Ханамару. Дрожащими руками я поднял коробку, оторвал ленту и открыл её.

Оттуда вырвался белый дым. В белёсом твёрдом сухом льду лежали два круглых прозрачных пластиковых стаканчика, а сверху-мороженое, посыпанное шоколадной пудрой.

Тирамису.

'Потяни меня.'

Я перенёс коробку на кухню и сел на пол. Я достал чашку и набил полный рот мороженого. Глотать еду было ненормально тяжело, я подавился вторым куском мороженого. Мороженое, которое было холодным, сладким и болезненным.

Покончив с мороженым, я смотрел на сухой лёд в коробке, пока он не закончил сублимацию и не исчез. Тяжесть и холод в моих коленях, наконец, прошли после долгого, долгого времени.

Когда я принял ванну, я почувствовал, что всё моё тело обновилось.

Наконец, было пять часов вечера. Затем я вытерся и вышел за дверь.

*

Я не появлялся в рамэнной лавке неделю, но всё казалось другим. В лавке было полно покупателей, люди даже держали миски на стульях и на ящиках из-под пива. Это просто обычный вид на рамэнную, вот только Аяки там не было.

Минсан на мгновение взглянула на меня, стоявшего у входа. Офисные работники, которые жевали пельмени, читая спортивные новости, тоже уставились на меня.

Мин-сан сказала: "Ты же прикончил две порции мороженого?" Я кивнул.

"Вот как? Одно из них было для Аяки."

Слова Мин-сан пронзили моё сердце.

Я вышел из ярко освещённого входа в лавку и направился к задней двери кухни, но увидел только силуэт Тетсу-сэмпая в темноте. Сэмпай сидел на второй ступеньке лестницы и читал журнал о машинах патинко. Я даже не знал, что сказать, поэтому мог только молчать, прислушиваясь к голосам людей, заказывающих еду, и звукам сталкивающихся столовых приборов.

Тетсу-сэмпай наконец встал. Я удивился и поспешно выпрямил спину.

"Наруми, ты же хотел, чтобы я научил тебя боксировать, верно?"

"….. А? О, да……верно."

"Я должен тебе двести тысяч, так что буду учить тебя бесплатно в течение двухлетнего курса."

"Сэмпай……"

"Становись и снимай своё пальто."

Словам Тетсу-сэмпая было сложно противиться. Я встал и снял пальто.

"Зачем ты хочешь научиться боксировать?"

Я тупо уставился на Тетсу-сэмпая, потом опустил голову и посмотрел на свои грубые руки.

"…… Это потому, что я хочу стать сильнее…… "

"Хм, а какой самый кратчайший путь к становлению сильным?"

"Э? Это практика?"

"Нет, правильный ответ это……"

Тетсу-сэмпай достал из сумки рядом с собой два свертка бинтов.

"Надень бинты."

"А?"

"Разница между боксёром и обычными людьми заключается не в том, что они сильны или слабы, а в том, что они не могут бить других людей бессмысленно. Когда ты бьёшь других людей, твои кулаки будут болеть, и больно будет другому. Когда ты думаешь, что другому человеку тоже будет больно, ты больше не сможешь его бить. Надень бинты."

Тетсу-сэмпай крепко обмотал мои кулаки бинтами. Мои сжатые кулаки даже не были похожи на мои собственные. После этого сэмпай достал боксерскую грушу и взял её на руки.

"Давай! Ударь меня! Всё будет хорошо."

Я опустил голову и начал колебаться. Я не мог поднять кулаки.

"Просто начни! Иногда людям лучше поискать что-нибудь, что можно ударить. Не думай ни о чём, просто начни!"

Я поднял голову и увидел, что сэмпай улыбается.

"Я приму твои слабые, бессильные удары."

Мои плечи задрожали, и вязкая жидкость поднялась от верхней части моей талии к бокам. Если бы я просто стоял там, не двигаясь, я бы, вероятно, просто закричал без причины, поэтому я выбросил вперёд свои крепко сжатые кулаки.

Справа, слева, справа я непрерывно бил по большому силуэту Тетсу-сэмпая.

Мой вытянутый правый кулак издал звук "донг" и был поглощен боксерскими перчатками. Глухая боль передалась моим локтям и плечам. Мне было всё равно, и я ударил его левым кулаком. Столкнувшись с боксерскими перчатками, как только я выпрямил руки, боль можно было почувствовать даже сквозь зубы. Справа, слева, справа я непрерывно бил по большому силуэту Тетсу-сэмпая. Несмотря на то, что я много бил, плотно сжатые боксерские перчатки принимали мои кулаки, отражая атаку назад к моему телу. Это больно. Когда ты бьёшь людей, собственное " Я " будет чувствовать боль. Это простой и убедительный факт. Чувствовала ли Аяка боль и в этот момент? Или у неё не было времени почувствовать боль? Пот заливал мне глаза, затуманивая зрение. Я слышал только своё учащенное дыхание и звук ударов по боксерским перчаткам. Это настоящий звук, который принадлежал мне, и настоящая боль.

Не знаю, как долго шла тренировка, но не успел я опомниться, как уже стоял, согнув спину и тяжело дыша, держался за изношенные шины. После спонтанной тренировки у меня звенело в ушах и болела грудь. Пот стекал со лба на подбородок.

Именно тогда я и понял, зачем пришёл в рамэнную лавку-ради Аяки и себя самого.

Я поднял голову и увидел, что Тетсу-сэмпай расслабился.

"Хочешь ещё немного попрактиковаться?"

Я отрицательно покачал головой.

"Спасибо….. тебе, это…… всё на сегодня."

Я снял бинты и вернул их сэмпаю, моё тело всё ещё горело. Это вполне естественно, так как я всё ещё жив. Возможно, Аяка и не чувствует больше этого жара, но, по крайней мере, я могу стоять на своих двоих.

"Я пойду проведать Алису."

*

Комната тускло освещалась десятками мониторов. Алиса сидела на кровати. Скорее всего, это было из-за её чёрных, приторных волос, но её силуэт походил на вазу, которая была наполнена огнями звёздного неба.

"Так я выражаю свою скорбь, потому что иной способ мне не известен,"

Сказала Алиса повёрнутая ко мне спиной. В темноте Алиса быстро стучала по клавиатуре, и этот звук был похож на выстрелы скорострельной автоматической винтовки, используемой в войне, которая шла на другой стороне Земли.

"Я проверила записи медицинской карты Аяки, знаю, на самом деле мне не стоило этого делать. Вероятно, ты более остальных понимаешь, что Аяка больше никогда не оправится, так как ты сам видел всё своими глазами."

Не сможет—оправиться.

Это правда? Хотя врачи говорили, что Аяке, возможно, придётся пролежать на кровати всю свою жизнь, проводя дни в вегетативном состоянии.

"Однако ты всё равно пришёл меня навестить. Я действительно думала, что ты закроешься в своей комнате или попытаешься покончить с собой."

"Вот как?"

Я присел перед кроватью. Алиса перестала печатать на клавиатуре и обернулась. Цветастая пижама под лучами монитора была цвета ртути, в то время как её глаза выглядели так, словно они рассыпались бы от прикосновения и испускали слабый луч света.

"…… Ты даже не разозлишься, если я скажу это?"

"А?"

"Нет, ничего, это моя вина."

Мне кажется, я услышал нечто невероятное, Алиса действительно извинилась передо мной.

"У меня нет причин злиться. Если бы обо мне никто не позаботился, то меня, скорее всего, ждала бы участь, описанная тобой."

"Правда? Тогда ты должен быть благодарен владелице лавки, которая так хорошо делает мороженое."

Я кивнул головой.

"Говори свою просьбу!"

"Алиса, ты ведь детектив, верно?"

"Я не обычный детектив, я NEET детектив!"

"Тот, кто может обыскать весь мир, не выходя из комнаты, и узнать правду?"

"Всё так, как ты сказал." Алиса показала свои печальные глаза, насмешливо улыбаясь.

Разумеется, я не верю в её громкие заявления, но мне больше не к кому обратиться.

"Тогда……" Я сглотнул. "Я хотел бы попросить тебя кое-что выяснить для меня."

Я говорил это сам, однако, это звучало несколько чудно."

В этот момент на меня уставились большие глубокие глаза Алисы, и я почувствовал боль от остановки дыхания. Молодая девушка спросила слабым голосом:

"Что же ты хочешь знать?"

"Почему так вышло с Аякой?"

Алиса опустила свои длинные ресницы и выглядела так, будто задумалась, а также словно она слушала звук, который не могла слышать.

"……Ты всё ещё помнишь, что я сказала ранее? Детектив-это посланник умерших, который ищет слова, затерявшиеся в их могилах, причиняющий боль живым ради защиты чести умершего и осуждающий мертвых ради утешения живых."

"Я помню."

Алиса открыла свои глаза.

"Тогда я спрошу тебя ещё раз, моё расследование может раскрыть то, что Аяка хотела скрыть, или даже разрушить твою невежественную, но мирную жизнь. Ты всё ещё желаешь знать, несмотря на это?"

Пусть так—

Даже так, я--

"Я всё ещё хочу знать."

Алиса тяжело вздохнула.

"Я поняла, в таком случае я принимаю твой заказ. Платить тебе не надо, потому что я и сама хочу знать ответ."

Я широко открыл глаза.

"…… А?"

"Я уже поняла, что ты хочешь узнать, хотя всё это уже слишком поздно……"

"Т- Тогда……"

Резкий голос Алисы прервал мои слова.

"Всё уже и так ясно, тебе нет нужды размышлять о том, почему Аяка хотела умереть, я хочу знать не это."

"Что ты имеешь в ви……"

"Что я хочу знать, так это то, 'Почему Аяка выбрала для смерти школу'."

Я на мгновение остолбенел и не понял, что хотела сказать Алиса.

"За день до того, как она покончила с собой, был понедельник, и Аяки не было в школе, ты тоже знаешь об этом. Но, по словам очевидцев, Аяка по какой-то причине пошла в школу после окончания занятий и не вернулась домой. В понедельник вечером Аяка уже спряталась на крыше, а затем дождалась утра, чтобы совершить самоубийство, спрыгнув с крыши. Ты меня понимаешь? Аяка не просто импульсивно побежала на крышу школы, чтобы покончить с собой, она с самого начала решила покончить с собой именно там. Почему она так поступила?"

Я почувствовал, как по моей спине пробежал холодок.

Причина, по которой она решила умереть в школе. Выбор……места, где она оборвёт свою жизнь?

"Я не понимаю. Я не понимаю, зачем Аяка решила наложить на себя руки в школе, но я должен узнать. Поэтому мне нужна твоя помощь, ведь последние два месяца ты была к Аяке ближе всего."

"Я……? Почему? Зачем ты хочешь узнать об этом?"

Алиса приподняла одну бровь, при этом глаза её были широко открыты, она словно злилась или была озадачена.

"Почему? Почему я хочу узнать? Ты спрашиваешь меня об этом? Ты, кто хотел узнать, почему Аяка совершила самоубийство, на самом деле спрашивал у меня это?"

"Ах……"

"Так же как и ты, я хочу знать причину, по которой Аяка решила покончить с собой, потому что должна была помешать ей это сделать. Если бы я знала об этом раньше, если бы знала гораздо больше, я сумела бы предотвратить самоубийство. Это моя вина, что Аяка оказалась в таком положении. Даже если это уже произошло, я должна знать об этом, несмотря на то, что уже слишком поздно. Если я этого не сделаю, то я могу, я могу……"

Алиса звучала так, словно её загнали в угол и несколько раз повторилась. Я подавил эмоции, скопившиеся в моей груди. Но что за эмоции испытывала молодая девушка передо мной? Тоска, боль и бессилие.

"Ты поможешь мне? Пусть это будет платой за твой заказ."

Алиса смотрела на меня так, как утопающий смотрит на соломинку, слабые лучи света, звёзды в стекле, которые, казалось, вот-вот разлетятся вдребезги.

Её руки потянулись к моей руке—

И я взял их.

"Я понял, так что я буду твоим ассистентом, верно?"

Алиса услышала мой ответ, и на её лице появилось удивленное выражение.

Холодные пальцы.

Влажные глаза, наполненные тьмой.

Все они растаяли в тёплой улыбке.

Глава 4.1

Я посмотрел на табличку, которая представляла собой просто кусок грубой белой бумаги с надписью 'Вход воспрещён', прикреплённый к двери, ведущей на крышу, и внезапно подумал о чём-то бессмысленном. Некоторые люди говорят, что в жизни есть вещи, которые невозможно восстановить, но есть и люди, которые думают иначе, но я бы безусловно поддержал первых. Если 'что-то, что не может быть восстановлено' относится к смерти, то теория о том, что 'что-то не подлежит восстановлению' не может быть установлена. Почему так? Потому что момент смерти человека больше не считается его или её жизнью.

Но как быть со смертью других людей? Неужели подобные вещи не могут быть восстановлены? В самом деле, люди не могут воскреснуть после своей смерти, поэтому пустота, которая образуется в сердце, заполняется другими людьми или вещами; или можно закрыть своё собственное сердце, запечатав его лентой. Что же касается людей, которые не могут этого сделать, то они предпочли бы совершить самоубийство, так что в жизни действительно нет вещей, которые нельзя восстановить. Если бы это был я с прошлой недели, то уже бы отпустил, но увидев человека, который даже не может умереть, я усвоил ужасный урок.

Существуют лишь вещи, которые не могут быть восстановлены в жизни.

Хотя я, по правде говоря, не знаю, так это или нет.

Единственное, в чём я могу быть уверен, так это в том, что дверь на крышу теперь закрыта. Похоже, что крыша перекрыта временно. Та крыша, с которой прыгнула Аяка, не принадлежала южному школьному зданию, где мы ухаживали за растениями, это была крыша северного школьного здания, находившегося в противоположном направлении, вот только дело не в этом.

Я повернул ручку, после чего мои попытки открыть дверь закончились, и я спустился по лестнице. Наверно, я просто не гожусь в детективы. Для более способного человека, вероятно, не составило бы большого труда придумать, как одолжить ключи от крыши или даже просто взобраться по трубам к своей цели!

*

Ассистент детектива.

Трудовой договор между Алисой и мной был заключён на второй день. Алиса вызвала меня и попросила рассказать ей всё, что я знаю об Аяке. Боже, она такая бесцеремонная особа. После часа мучений Алиса прямо сказала:

"Хорошо, я поняла. Все зацепки связаны."

И каков же ответ? Алиса отказалась говорить мне.

"То, что мне известно сейчас, является правдой, однако, не имеет никакого отношения к фактам!" Слова Алисы привели меня в замешательство.

"Правда и факты…… А в чём разница?"

"Честно говоря, это всего лишь моя интуиция. Для меня этого было бы достаточно, но моя гордость не позволяет мне сообщать клиентам просто правду."

"Хм…… Это потому, что у тебя пока что нет доказательств?"

"Ну, в общем, так оно и есть. Именно поэтому я и сказала тебе помогать с заботами, что и будет являться платой за информацию по твоему заказу. Если я расскажу тебе всё прямо сейчас, то не означает ли это, что я не получу равноценную плату? Если ты хочешь опустить факты и ограничиться только правдой, то ты можешь вести расследование самостоятельно! Вперёд! Просто работай усердно, как мул, у которого закрыты глаза!"

Сцена, когда Алиса держала меня за руку со слезами на глазах, была похожа на мошенничество. Сегодня она сказала мне обычным тоном:

"Просто продолжай свою деятельность в клубе садоводства, как обычно, и внимательно наблюдай за теми местами, где побывала Аяка. Это твоя первая работа."

*

Вот почему я продолжал ходить в сад.

После занятий во дворе школы не было ни одного человека. Возможно, это потому, что скоро экзамены, а может быть, из-за того, что сейчас зима, но иной причиной могли быть большие чёрные пятна, которые растеклись по земле между садом и школьными зданиями. Я стоял рядом с чёрными пятнами и смотрел на них некоторое время. Это был первый раз, когда я воочию познал истинное чувство смерти, и оно всё ещё присутствовало там, где всё случилось. Дождь и снег, в конце концов смоют его, но сейчас пятна всё ещё на земле.

Больше ничего не осталось.

Что бы ты могла с этим сделать? Алиса объяснила, что она уже поняла причину самоубийства Аяки, однако, не было найдено завещание, полиция хранила молчание, а журналисты нацелились на семью Аяки, что тоже нельзя было назвать благоприятным исходом. Можешь ли ты видеть из своей маленькой комнаты, полной машин, те вещи, которые не в состоянии узреть другие люди?

Просто думая о бессмысленном, я шёл к своей цели—оранжерее, которая находилась позади школы. Это была святая земля Аяки. Ключи от оранжереи я позаимствовал в учительской, и как только я открыл дверь, до меня сразу же донёсся сильный запах травы.

Площадь пола была примерно в два раза больше, чем моя комната, и составляла около двадцати больших татами. Оранжерея выглядела несколько пустынно, я видел только ряд увядающих тропических растений, расположенных на стойке, и даже не цветущих. Возможно, кто-то уже побывал в этом месте после того, как Аяка покончила с собой.

Когда я поднял голову, то увидел переплетение труб на потолке и нечто похожее на разбрызгиватель. Они, вероятно, автоматически распыляют удобрения или воду? Были также дополнительные осветительные приборы. Это совершенно обычная старшая школа, но тогда откуда здесь такая современная теплица? Неужели школьный бюджет настолько велик?

Я сел на нижнюю часть стойки и прислонился к ней. Я закрыл глаза, позволяя своему телу погрузиться в запах почвы, который был подобен тёплой воде.

Мы не сумели разыскать Тоси, и Аяки здесь уже нет. В месте, принадлежавшем нам, остался только я, а число наркоманов, которые были госпитализированы или арестованы, постепенно росло.

Мой телефон в кармане внезапно зазвонил. Я вздрогнул и ударился головой о стойку, стоявшую сверху.

'Это я. Ты и правда работаешь? Ты же не лежишь и не думаешь о бессмысленных вещах снова и снова? Хотя я и NEET, я очень строга в отношении лени других людей, так что, пожалуйста, помни об этом.'

На другом конце линии раздался голос девушки. Я не смог удержаться и оглядел оранжерею. Здесь же нет камер наблюдения, не так ли?"

'Ты ведь всё ещё в школе, верно?'

"…… Да, я сейчас нахожусь в оранжерее. Я следовал твоим инструкциям и решил повнимательнее её осмотреть."

'Хорошо. Я хочу у тебя кое-что уточнить, в оранжерее два входа?'

Я встал. Два входа?

Напротив двери, через которую я вошёл, действительно есть ещё одна такая же стальная дверь.

Откуда Алиса это знает? Неужели наличие двух дверей в оранжерее так распространено? Или она узнала об этом, заглянув в интернет?

"Открой другую дверь."

"Но ведь по другую сторону двери находится стена!"

Оранжерея находилась в углу школы и выглядела так, словно была втиснута в окружающие стены.

'Ты думаешь, я даже не догадывалась о чём-то подобном? Прекрати нести чушь и просто сделай это.'

Открыв замок, я услышал глубокий звук 'донг' сразу после того, как повернул ручку. Я мог открыть её только на десять сантиметров или около того.

"Не открывается!"

'…… Ты это слышал? Да, там должно быть…… доска? Скорее всего, так оно и есть, верно?'

Алиса вдруг произнесла какие-то непонятные слова, и голос её прозвучал как-то издалека. Возможно, она разговаривает с кем-то ещё. Когда я снова стал думать о бессмысленных вещах, дверь внезапно открылась. Держась за ручку, я потащил её на себя и чуть не упал.

За дверью виднелся силуэт. Подняв голову, я пересёкся глазами со звериным взглядом, и мой разум на мгновение опустел.

Это был Йондайме.

Откуда здесь Йондайме? И почему дверь открылась?

Что случилось? Я действительно не понимаю.

Держа телефон в руке, Йондайме сказал: "Дверь открыта, да, верно. Хм……Нет, они всё подчистили, ничего не осталось. Продолжать слежку-это пустая трата времени." Я только сейчас услышал ответ Йондайме,

'Тогда оставляю это на твоё усмотрение. Там, наверно, лежит удивлённый Наруми, так что, пожалуйста, объясни ему всё, я действительно очень занята, ты же знаешь.'

"Э- Эй, Эй, Алиса!"

Голос перестал доноситься из телефона Йондайме. Через мгновение между Йондайме и мной воцарилось неловкое молчание. После небольшой паузы Йондайме вошёл в оранжерею, и я поспешно отступил в сторону. Даже тогда он просто посмотрел на меня, ничего не сказав. Я перевёл взгляд и выглянул за дверь, наконец-то решив загадку, которая была передо мной.

По другую сторону двери виднелась деревянная вывеска в форме башни и грязные, покрытые пылью надгробия-это было кладбище рядом со школой. Стена, которая была рядом со входом в оранжерею, случайно упала и по совпадению была заблокирована большой доской.

Но откуда Алиса узнала об этом коротком пути? Кроме того, что здесь забыл Йондайме?

Йондайме проигнорировал меня и воспользовался телефоном, чтобы сфотографировать интерьер оранжереи.

"Йондайме, а что ты здесь делаешь?"

"Не зови меня Йондайме."

"Эм, тогда мне следует звать тебя Соу-сан?"

"А с каких пор ты стал частью нашей группы?"

'Наруми, фамилия Йондайме-Хинамура, так что ты можешь звать его просто Хина. Он будет в восторге.'

Ах, Алиса ещё на линии. Со свирепым выражением лица Йондайме выхватил мой телефон и сбросил звонок. Я думал, что он просто раздавит его.

"…… Хи-Хина? "Я убью тебя!" Йондайме запихнул телефон мне в рот. Что этот парень делает!

"Твоей задачей было открытие замка оранжереи, так? Раз уж ты выполнил свою работу, то убирайся отсюда."

Столкнувшись с комментариями Йондайме, я мог только глазеть.

"…… Что это значит?"

"А Алиса тебе ничего не говорила?"

Чувствуя себя несчастным, я кивнул. Йондайме тяжело вздохнул.

"В таком случае хорошенько подумай."

Связующее звено между Йондайме и Аякой……

…… это Тоси. Только Тоси и Ангельский Дар.

Выходит, что, Аяка покончила с собой из-за Тоси? Но как это связано с оранжереей? Фрагменты воспоминаний крутились у меня в голове, как неразрешимая головоломка.

"Подожди, пожалуйста, подожди!"

Я поспешно окликнул Йондайме, который уже собирался выйти из оранжереи. Он обернулся, и его волчьи глаза смотрели ещё более злобно.

"…… Аяка связана с наркотиком? Почему там—"

"Конечно, она связана, кретин! Если бы не эта штука, то вы и дальше могли бы продолжать свою мирную деятельность в садоводческом клубе. Разве ты не видишь, что что-то не так, если ничего не происходит?"

Я не знал, что ему ответить.

Дверь, ведущая на кладбище, захлопнулась, оставив меня одного в оранжерее вместе с теплом, необходимым для обогрева растений.

Так причина в наркотике? Неужели Аяка впала в кому из-за мерзких розовых таблеток? Почему? Потому, что Тоси что-то сделал?

Во всём виноват Ангельский Дар.

Неважно о чём я думал, от этого не было никакого результата. Я перестал думать, вернулся в учительскую и вернул ключ. Когда я уже собирался выйти оттуда, меня окликнула Саюри-сэнсэй.

"Я знаю, что сейчас тебя лучше не спрашивать об этом, но что ты собираешься делать с клубом садоводов?"

"Что делать?"

"После всего…… что случилось, вышло так, что ты единственный оставшийся член клуба."

Ах, верно. Я вспомнил тот день, когда встретил Аяку, и наше обещание.

"Разумеется, я надеюсь, что ты решишь продолжить, и я бы хотела спросить других студентов, возможно, они бы тоже заинтересовались. И некоторые преподаватели говорили, что за садом кто-то должен ухаживать."

Я молчал, глубоко задумавшись. Честно говоря, я абсолютно ничего не смыслю в садоводстве, так что продолжение клубной деятельности в одиночку до апреля, когда начнётся набор персонала, было невыполнимой миссией. Но я не хотел, чтобы сад и оранжерея оставались голыми, ведь эти места принадлежали Аяке.

Даже если она больше никогда не вернётся.

Похоже, что Саюри-сэнсэй неправильно поняла моё молчание.

"Прости, что так внезапно спросила об этом. У тебя, вероятно, есть свои мысли на этот счёт. Если ты не хочешь больше оставаться в клубе, то я не буду настаивать."

"Э……"

Саюри-сэнсэй уже как пять лет была преподавателем. Несмотря на то, что она не замужем, ходят слухи о её привлекательности. Очаровательный взгляд её ярких глаз - это её оружие. Когда на меня уставились таким взглядом, я сдался.

"Это не потому, что я не хочу продолжить……"

"Правда?"

На лице Саюри-сэнсэя появилось облегченное выражение.

"Это драгоценные цветы Синодзаки, так что я надеюсь, что мы сможем оставить их в покое. Кроме того, цветы из оранжереи вот-вот зацветут……"

…… Вот-вот зацветут?

"Практически все растения из оранжереи исчезли, разве не вы от них избавились?"

Глаза Саюри-сэнсэя округлились.

"Исчезли? Правда?"

Она приложила ручку к нижней губе и ненадолго задумалась.

"Может быть, это Синодзаки избавилась от них?"

Аяка избавилась от них?

Возможно, это потому, что забота……Стоп, это неправильно……

Я вспомнил слова, сказанные Йондайме, во время телефонного разговора с Алисой: "Они всё подчистили."

Аяка и оранжерея.

Тоси.

Ангельский Дар.

Фрагменты в моём сознании начали складываться воедино.

Глава 4.2

На дворе был январь, когда я в бешенстве мчался на велосипеде в рамэнную лавку, пока солнце стремительно садилось. Глядя сквозь красные лучи, омывающие занавески, можно было заметить, что в лавке не было ни одного посетителя. Я ехал на велосипеде, пока не столкнулся с пластиковой бочкой позади рамэнной, припарковал велосипед у стены и побежал к лестнице.

Только я собирался рвануть наверх, как с кухни меня окликнула Мин-сан.

"Заходи и присядь."

"Мне сейчас не до этого."

"Заканчивай с болтовнёй и присядь, или я тебя ударю."

Поскольку Мин-сан энергично размахивала половником, я послушно вошёл в лавку и сел на стул перед прилавком.

Мин-сан плюхнула передо мной стаканчик с помеловым смузи. Кислый вкус покалывал мой мозг, словно замороженные иглы. Было ощущение, будто тепло моего тела было поглощено смузи, после чего на меня нахлынула лёгкая пряность, довольно таинственный аромат. Внезапно я вспомнил, что сейчас зима, и всё моё тело начало дрожать.

"Я добавила в смузи имбирь."

"Оу……" Как она и сказала, это была пряность имбиря. Удивительно, но вкус помело и имбиря прекрасно сочетаются……

"Этот десерт был создан специально для зимы, чтобы согреть тело."

Мин-сан победоносно улыбнулась, выпятив грудь, обтянутую сараши.

"Мой отец был спортивным человеком и предпочитал открытый воздух, он жил благодаря своей решимости. Раньше он брал меня с собой в заснеженные горы или купаться в ледяной воде, так что обычно я зависела от жевания сырого имбиря, который использовался для приготовления супа, чтобы поддержать себя." …… Она проходила тренировки, чтобы стать ниндзя?

"Однако, в самом деле, я была не очень хороша в плавании, когда была маленькой."

"А?"

"Что за реакция, у каждого есть что-то, в чём он не силён, не правда ли?"

Ну, это не так уж и страшно, но я совершенно не мог представить, как Мин-сан выглядела, будучи ребёнком.

"Человек, который не умеет плавать, всегда старается зацепиться за воду, когда тонет, верно? Папа всегда меня за это ругал. Если ты не умеешь плавать, то не двигайся и ты будешь плыть естественно. Но когда тонешь, ты не можешь думать о подобных вещах."

В этот момент Мин-сан замолчала и уставилась на меня. Именно тогда до меня дошло, что она читает мне нотации, хотя это и не выглядело так явно.

Мой мозг успокоился.

И правда, всего несколько минут назад я хотел увидеться с Алисой, движимый импульсом, схватить её за горло и заставить всё объяснить. Но я ведь даже не знаю, что спрашивать, потому что не подумал об этом. Какой же я идиот.

Мои плечи поникли. Человек, который не умеет плавать, может просто не двигаться и плыть естественно, но что делать мне?

"Мин-сан……"

"Хм?" Мин-сан подняла голову, оторвавшись от резки лука.

"О…… Аяки здесь больше нет, что ты думаешь об этом?"

"Ты совсем придурок? Нет нужды для этого спрашивать мнение другого человека."

Голос Мин-сан звучал так, будто бы она действительно разозлилась.

"Если я скажу тебе, что я собираюсь пойти и навестить её, плача навзрыд, сумеешь ли ты почувствовать, что поступишь точно так же? Если я скажу, что отношусь к этому хорошо, почувствуешь ли ты себя аналогично, что это нормально, если ты ничего не сделал?"

Слова Мин-сан были подобны удару кулака Йондайме в живот. Я опустил голову, держа в руках стаканчик с мороженным, и почувствовал, что повторяю одну и ту же глупость все эти месяцы, удивляя других людей.

Я опустил голову и встал.

"Я ненадолго отлучусь в офис Алисы."

"Ладно."

Перед моими глазами возникли протянутые руки Мин-сан. Она поставила бумажный стаканчик, который был накрыт крышкой- помеловое смузи, вроде того, что только что съел я.

"Отнеси это девочке, я думаю, что она сегодня тоже не в настроении."

*

Как и предполагала Мин-сан, Алиса выглядела ужасно. Был довольно холодный месяц, но тем не менее кондиционер продолжал работать. Пустые банки из-под Доктора Пеппера громоздились перед кроватью и чем-то напоминали пчелиный улей. Кровать возглавлял медведь Мокко (Йондайме использовал свои профессиональные навыки, чтобы снова починить уши), в то время как армия других кукол и плюшевых окружала её. Остывающая паста прилипла к её лбу, а под глазами появились чёрные круги.

"Какой ты смелый, приходя на мою территорию в толстой одежде, словно русский солдат. Я дам тебе на выбор два варианта: либо ты снимаешь спортивный костюм, от одного вида которого людей бросает в жар, либо убирайся из моей комнаты."

"…… Мне всё время хочется тебя спросить, зачем ты так выхолаживаешь свою комнату?"

"А те штуки, которые находятся по обе стороны от твоей головы, используются для перемещения? Я спрашиваю, собираешься ли ты выйти или снять их!"

Я угрюмо снял свою спортивную куртку. Бррр, как же холодно. Алиса махнула рукой в сторону стены, которая была заполнена машинами.

"Мои глаза и уши будут испускать тепло, пока они смогут двигаться. По сравнению с вечной темнотой и тишиной, что может сделать немного холода?"

"Но мне кажется, что людям не стоит работать совместно с этим."

Мои зубы стучали от холода, пока я отвечал.

"Как высокомерно. В действительности, ты на удивление эгоцентричный человек, и с этим ничего не поделаешь. Ты хочешь, чтобы окружающий мир подстраивался под людей? Это весьма глупо. Согласно принципу неопределенности Гейзенберга и теореме неполноты Гёделя, с того момента, как люди проиграли Богу, они обнаружили, что изменить себя было бы лучше, чем использовать философию или естественные науки для изменения мира. Все уже сменили направление, но ты один всё ещё стоишь на тонущем корабле, безучастно размахивая флагом алхимика. Это редкость. Если бы я превратила твою жизнь в фильм, мы, вероятно, получили бы все призы."

"Аргх……"

Хе-хе, выходит, что я высокомерный и эгоцентричный человек. Вот оно что, я бы и не заметил, если бы не сказала Алиса. Хотя всё это звучало так, будто Алиса оправдывалась, я уже смирился с её холодностью и красноречивыми дебатами.

"Ладно, прости. Я даже свитер сниму, идёт?"

Алиса широко раскрыла глаза.

"…… Какой же ты чудак. Безусловно, кондиционер является одним из средств, которое люди используют для единения с природой, но почему ты отказался от дискуссии так быстро? По крайней мере, ты мог бы сказать, что я эгоцентрична."

"Нет……"

Я вдруг понял, что мне внезапно стало лучше после того, как меня отругала Алиса, но я не мог не испытывать нетерпения. Я бесполезен.

"Я сейчас немного устал, так что у меня нет сил, чтобы упрекать тебя."

Когда Алиса снова хотела заговорить, я поспешно протянул ей смузи, чтобы она заткнулась.

После открытия крышки глаза Алисы заблестели от сладкого аромата помело, но сразу после того, как она набила полный рот, она издала звук "Ууу", и её глаза сощурились в прямую линию.

"Что такое?"

"Оно пряное……"

Сказала Алиса со слезами на глазах. Оно настолько пряное, что может заставить людей плакать?

"Мастер настолько впечатляюща……. Ошеломление, которое даже я не могла предугадать…….Ууу…….~"

"Ты в порядке?"

"…… Я в норме. Просто это слишком вкусно, и я собираюсь съесть всё!"

Алиса ела смузи с набитым ртом, выглядя так, словно она хотела закричать. Всё её тело корчилось от каждого глотка, который она делала.

"Не принуждай себя это делать. Я съем всё остальное за тебя."

Почему ты такой жадина! Ты ведь уже поел внизу, но всё равно хочешь съесть и мою порцию. Я тебе не дам даже одного глотка.

Алиса показала мне язык, после чего потратила десять минут, чтобы всё это съесть. Казалось, что пряность всё ещё оставалась на её языке даже после того, как она закончила есть. Алиса надулась, её глаза почти сощурились в линию. Она махала руками, сидя на коврике, словно хотела что-то сказать, поэтому я достал банку "Доктора Пеппера" и протянул ей.

Выпив залпом всю банку Доктора Пеппера, Алиса вздохнула, и, похоже, её настроение стало гораздо лучше.

"Как мой помощник, ты, кажется, накопил большой опыт. Ты даже сумел закончить свою основную работу, не сказав мне ни слова. Твоё исполнение в качестве ассистента весьма сносно."

"Выходит, что основная работа ассистента-это подавать Доктор Пеппер……"

"Тебе кажется, что я ошибаюсь?"

Нет, и так ясно, что ты собираешься сказать!

"Итак, теперь давай разберёмся с твоей проблемой! Йондайме, скорее всего, ничего тебе не объяснил, так что ты можешь задать вопросы, если таковые у тебя имеются! Хотя я могу и не отвечать тебе."

Тогда что же это значит?

Я погрузился в глубокое раздумье. И правда, Алиса в любом случае примет меня за идиота, что бы я не спросил, и может мне не ответить. Но иногда отсутствие ответа-это тоже ответ.

А также……

Я не всегда блуждаю в потёмках.

"Разве ты ничего не хочешь у меня спросить?"

Алиса согнула колени, уложила на них свой подбородок и наклонила голову.

"Я думаю, о чём тебя спросить."

"Ну, уже какой-то прогресс!"

Похоже, что это из-за помелового смузи Мин-сан. Если бы я ворвался сюда и высказал всё, что я думаю, Алиса, вероятно, снова выставила бы меня идиотом.

После долгих раздумий я сказал:

"Ты можешь дать мне копию той информации об Ангельском Даре? Той, что с фотографиями."

Улыбка исчезла с лица Алисы. Сначала она промолчала, и комнату наполнил звук кулера, охлаждающего процессоры. Инстинктивно я подумал: Ах, я задал правильный вопрос. Но в то же время у меня было чувство, словно моё сердце опустилось до самых ботинок.

Наконец, Алиса пробормотала:

"Готов ли ты морально выкопать могилу покойного?"

Я—

чуть заметно кивнул.

Алиса показала мне свои печальные глаза, кивнула и ответила:

"Я понимаю, вот информация. Но прежде, чем я отдам её тебе, я бы хотела у тебя кое-что спросить."

Чтобы быть ассистентом необходима весомая цена. Алиса села на кровать и поманила меня к себе. А? Секундочку? В постель? Она хочет, чтобы я залез к ней в постель?

"Чего это ты там дурачишься? Или у тебя настолько длинные руки, что ты можешь дотянуться до клавиатуры оттуда?"

"…… Клавиатура?"

"Для выполнения работы, которую я поручаю тебе, необходим компьютер, поэтому я прошу тебя подойти сюда."

"Ах, оу……"

Чтобы моё неловкое недопонимание не было обнаружено, я повернулся и встал.

"Э, могу ли я забраться в твою кровать?"

"Просто поторопись."

На одеяле я вежливо придвинулся к Алисе, используя колени. Находясь в одной постели с девушкой, я очень нервничаю.

"Ты ведь хорошо редактируешь фотографии, верно? В таком случае я передам тебе эту фотографию."

Алиса указала на нижнюю часть экрана. Она открыла фотошоп, и на экране появился молодой человек с острым подбородком.

"Редактирую?"

"Именно, потому что эта информация будет скопирована и распространена. Разве ты не слышал об этом раньше? Люди не запоминают вещи по их первоначальному виду, поэтому человек будет иметь более сильное впечатление о чём-то, если черты лица будут более подчеркнуты. То же самое и с портретом."

Ах, я думаю, что уже слышал об этом раньше. Я снова обратил свой взгляд на экран.

В этот момент по моей спине пробежал холодок. Я уже видел этого человека ранее. Вот только где?

"…… Кто этот парень?"

"Его имя Широ Хакамидзака, исследователь."

Я в удивлении уставился на Алису. Хакамидзака?

Я снова посмотрел на экран. Острый подбородок, интеллигентное лицо, возможно, это фото было взято из водительских прав или чего-то в этом роде, а? На его лице не было даже тени улыбки. Я мысленно попытался надеть на него очки без оправы …… Я понял! Правильно, в тот день, когда исчез Тоси, я заметил этого парня, заставляющего людей чувствовать себя неловко возле перекрестка пешеходных переходов.

"Семь лет назад он поступил в медицинский университет Т, но не в фармацевтический, а в биологический. Это несколько странно, если ты говоришь, что это предмет для изучения генетической наследственности. Я слышала, что у него неплохие результаты, и он даже ездил учиться за границу в Иран . Вероятно, там он это и нашёл."

Нашёл? Нашёл что?

"Вот именно!"

Алиса протянула мне стопку бумаг, на самой верхней из которых была фотография красного цветка. Это были те бумаги, которые я видел тогда.

"Изначально цветы на фотографии не были такой уж редкостью и не имели никакого медицинского эффекта, так что Хакамидзака, вероятно, нашёл какую-то мутировавшую разновидность. В исследовательском центре мы нашли это среди растений, которые имели аналогичные алкалоиды. Это плата за твой труд, и я для начала отдам её тебе! Так что давайте пока проигнорируем информацию……"

"Хакамидзака-не единственный человек, который имеет отношение к данному инциденту. Я тщательно изучила людей, которые могут быть с ним связаны. Я не уверена, что все они связаны с наркотиками, но в любом случае это семейная организация, занимающаяся наркоторговлей. Отец Хакамидзаки-влиятельный политик второго поколения, поэтому их модальность, вероятно, исходит из обычных карманных денег Хакамидзаки. Я исследовала активы под именем его отца, но пока что не сумела найти их текущее местоположение. Это одновременно вдумчивый и смелый, простой исследователь, начинающий с нуля, который ищет людей в интернете, выращивает сырьё, производит, а затем сбывает по дешёвке. Вот почему их до сих пор не поймали."

Алиса увеличила для меня другие окна. Большинство фотографий были не фронтальными, а являлись лишь частями групповых или очень размытых фото.

"Где же ты сумела всё это отыскать?"

"Я ведь уже говорила, что являюсь NEET детективом, правда? Труднее всего было с поиском номера телефона Широ Хакамидзаки, в то время как всё остальное было под рукой."

Я был озадачен. Значит, она ЗНАЕТ, как проверять телефонные журналы?

"Так ты действительно хакер……"

"Я не хакер. Хакер-это имя, которое изначально придумали студенты Массачусетского технологического института, так называли любителей крупных пранков. Тот, о ком говоришь ты, скорее всего, именуется взломщиком, который крадёт информацию. Однако я отличаюсь от взломщика, о чём много раз тебе говорила. Я NEET детектив. Так что прекрати нести чушь и обрати внимание на экран."

Алиса схватила меня за лицо и повернула мою голову к монитору компьютера.

Я не мог ошибаться, на последней фотографии был Тоси. С такими же глазами и очертаниями, как у Аяки, я чуть не вскрикнул. Хотя я знал это с самого начала……с самого начала……

"Ты…… уверена?"

В конце концов я всё же спросил. И Алиса ответила мне нежным голосом:

"Пока что мы не можем быть уверены наверняка. Мир, который я вижу, - это лишь ограниченные сцены безграничных маленьких окон в сети. Есть шанс, что Тоси столкнулся с Хакамидзакой на сайте по обсуждению наркотиков, а затем подружился. Возможно, что Тоси просто получал Ангельский Дар напрямую от Хакамидзаки, не принимая участия в изготовлении или сбыте наркотика. Я не могу отрицать и такой возможности."

Слова Алисы звучали так, словно она читала сценарий, заставляя людей чувствовать себя опустошенными.

"В поведении Тоси есть несколько моментов, которые вызывают недоумение. Кроме того, в тот раз, вероятно, он приходил в рамэнную не для того, чтобы попросить денег у Аяки."

"…… А?"

"Тоси ведь спросил тебя, верно? Приходил ли Йондайме ко мне в офис или нет. После чего он сказал, что это единственное, о чём он хотел спросить, так?"

"Ах……"

Я вспомнил, Тоси ДЕЙСТВИТЕЛЬНО так сказал. Но на тот момент я не был уверен, зачем Тоси захотел спросить меня об этом, однако, теперь, зная, что Тоси скрывал, я понял.

"Он был здесь, чтобы проверить…… начали ли Алиса и Йондайме расследование дела о наркотике?"

"Это лишь догадка, но не правда. И в этой гипотезе имеются противоречия. Слушай, если Тоси тогда был защищён от меня, то зачем он позволил тебе увидеть Ангельский Дар?"

Я замолчал.

Это было действительно странно. Если бы он почувствовал, что Алиса начала расследование, он, вероятно, не был бы так беспечен, чтобы показать мне свой растерянный взгляд после того, как принял наркотик.

Хакамидзака сказал, что он наконец-то нашёл Тоси или что-то в этом роде, выходит, что скорее всего, это собственная воля Тоси.

Ничего не понимаю.

Если бы тот, кто услышал об Ангельском Даре был не мной, а более впечатлительным человеком, он, вероятно, подумал бы о расследовании Йондайме и Алисы, и всё бы вышло совсем не так. Если бы это был не я……

Почему я?

Зачем Тоси—

Я не понимаю.

"Ты не понимаешь, так же как и я, так что……"

Алиса слегка приподняла мою руку и положила её на мышку. Стрелка на экране дрогнула.

"Я такая же как и ты. Ты хотел использовать информацию и свои собственные глаза и уши, чтобы подтвердить правду, и чтобы её узнать, я хочу найти Тоси."

Редактирование шести фотографий и объединение их в одну заняло два часа. Алиса присела на корточки рядом со мной и разглядывала отредактированные картинки на экране. Обычно она не умолкала ни на минуту, однако, сейчас она молчала. Это заставило меня понервничать. Я старался не смотреть в сторону Алисы и сосредоточил своё внимание на мониторе компьютера. У меня болит шея… впервые я чувствую себя неловко, когда собеседник молчит.

"Алиса, я закончил."

"Хммм…… Мм."

Так она заснула. Вот почему она молчала.

"Ты настолько медлительный, что заставил меня заснуть. Хмм, это неплохо."

Ни единого слова утешения. Что ж, неважно. Алиса оттолкнула меня, активировала почтовую систему и отправила заархивированную папку. После чего она вытащила телефон из-за грязной компьютерной стойки.

"…… Йондайме? М, это я. Мы закончили с редактированием фотографий, и я тебе их уже отправила…… Хм? Это заархивированная папка! Архив! А? Просто два раза кликни по нему мышкой и распечатай в формате А4. Не-не-не, в твоём принтере должна быть краска, а на компьютере установлены драйвера, верно? Нет? Ах, да, твой компьютер был подобран Майором, а затем отремонтирован, правильно, так что, по крайней мере, просто загрузи бесплатное программное обеспечение для редактирования! Что? Ты не понимаешь? По крайней мере, найди мне человека, который понимает……”

Когда Алиса говорила по телефону, её голос иногда был настолько тихим, что это начинало пугать, а иногда он повышался, будто она сердилась. В конце концов Алиса закричала: "С меня довольно! Забудь об этом! Я просто скажу Наруми, чтобы он отправлялся туда прямо сейчас. Просто подожди! и затем повесила трубку. А? Минуточку……какое мне до этого дело?

"Вот как……"

Алиса посмотрела на меня и решительно сказала. И так?

"Люди в Хирасака-гуми не имеют даже базовых знаний о компьютерах, и это ужасно. Даже если сам Бог обучает идиотов, он тоже будет испытывать разочарование. Поэтому тебе лучше отправляться туда."

"Э, нет, погоди сек……"

"Это тоже входит в твои обязанности, как ассистента, так что поторопись и иди туда."

Не дав мне даже шанса упрекнуть её, меня вытолкали из детективного бюро.

Проект Free Novel создан группой переводчиков энтузиастов и посвящён переводам интересных японских ранобэ и лайт-новел, некоторые из которых можно найти только здесь. 

Над переводами работает команда Free studio 

Перевод с японского: Dendi,West 

Перевод с английского: Dendi, West, Heretic699, Morte S S

Редактура: Dendi, West, Heretic699, Hiko18

Наши первые переводы можно найти: http://tl.rulate.ru/users/51327

Реквизиты для желающих отблагодарить переводчиков:  

Яндекс-деньги:41001434950332 

 

© 2020