1

 

Этой ночью в комнате в поместье Розваля эхом раздавался чистый поющий голос.

Солнце несколько часов назад уже зашло; в этот час обычные люди уже лежали в своих постелях. Столь громкое пение посреди ночи привело к неизбежному выговору. Даже особняк Маркграфа Розваля Л. Мейзерса не стал исключением.

Однако, если бы шум был единственной причиной, то в этой комнате это не было проблемой. Это потому, что комната в западном крыле имела звукоизоляцию.

Так что тот, кто пел, не мешал никому спать…

- …Госпожа Эмилия, вы не прикладываете всех усилий…

Та, кто сказала это, не была связана с поющим голосом.

Девушка в форме гоночной с светло-красными глазами сидела в кресле. Её розовые волосы были коротко подстрижены, а милые черты лица выражали холодное, унылое выражение.

Одна из слуг особняка, а также старшая сестра близняшка – Рам.

Хладнокровные слова и взгляд Рам был направлен на владельца голоса и это заставило её прекратить со звуком «м-м-м» … И медленно обернуться с несчастным взглядом.

Это была красивая девушка с длинными серебряными волосами, а её черты лица были так хорошо сложены, что вызывали дрожь. Её чистая белоснежная кожа слегка покраснела от смущения, а аметистовые гласа светились с тревожным взглядом. Фигура обладала чарующей элегантностью в белом ночном белье. Но наибольшее впечатление произвело ведро, которое она зачем-то держала в руках.

Девушка – Эмилия повернулась, поднесла ведро к груди и посмотрела вниз.

- Ты можешь это утверждать, да?

- Да, могу. В конце концов, у меня первоклассные глаза и уши. Кроме того, вы несколько раз небрежно бросили ведро.

- М-м-м, верно. Я была груба с профессором ведром…

С извиняющимся выражением Эмилия несколько раз погладила ведро кончиками пальцев. Это была странная ситуация, если посмотреть со стороны.

Эмилия с ведром воды и Рам стояли поздно вечером в музыкальном зале и занимались секретной тренировкой, чтобы исправить глухоту Эмилии. Пребывание путешествующего певца в особняке вызвало небольшую глухоту у Эмилии, и Рам пообещала помочь её в этом.

Это повторялось каждые два дня ночью…

- Госпожа Эмилия, время ограничено и драгоценно. Недостаток сна вреден для вашей внешности… Не забывайте, что из-за этого моя и ваша внешность под угрозой.

- Не говори так! Я ужасно из-за этого себя чувствую…! Это действительно так ужасно?

- Да, не преувеличением будет сказать, что моя внешность станет величайшей потерей для этого мира. Рем тоже беспокоиться об этом.

- М-м-м, это плохо. Мне очень жаль.

Уши Эмилии опустились вниз. Эти необычно длинные уши были свидетельством её эльфийского происхождения.

Эмилия была честной и серьёзной личностью. И то, что она находилась по ночам в этой комнате тревожило её. Но она к лучшему или к худшему всегда сосредотачивалась на цели перед ней; но эта ситуация отличалась от предыдущих.

- Ах, хорошо… Госпожа Эмилия, если вас что-то беспокоит, пожалуйста, расскажите мне.

- Не возражаешь?

Она была предана Розвалю, который поклялся служить Эмилии, поэтому любое физическое или психологическое изменения было жизненно важным для их лагеря.

Встав прямо и выпрямив грудь, она собиралась выслушать свою госпожу, но…

- Просто я хотела немного поговорить с тобой о Субару…

- У-у-у…

…но этот настрой в один момент погас со следующей фразой.

2

 

- В последнее время он помогает вам с делами в особняке, верно? Я хотела бы его как-то отблагодарить, но…

- Ага.

- Но Субару ничего не хочет, а когда я пытаюсь поблагодарить его, он отшучивается: «Мне ничего не нужно. Твоей улыбки достаточно.»

- М-м-м.

- Поэтому я вместо того, чтобы пытаться спросить у него это, я решила, что попробую сделать всё сама.

- Да.

- …Рам, ты меня слушаешь?

Эмилия, горящая мотивацией, нахмурилась от вялых ответов Рам. Однако та, кто действительно хмурилась, была Рам. Что касается Субару, то в отношении Нацуки Субару у Рам возникали сложные и неприятные впечатления.

Он спас Эмилию в столице, и будучи нанятым работать в особняк, приложил все усилия, чтобы решить инцидент с чудовищами. Он проник в сердце любимой младшей сестры Рем, и Рам беспокоил молодой человек, шумно проводящий свою жизнь день ото дня. Но она не собиралась говорить это ему напрямую. 

- Понимаете, я всё услышала, но желание с каждым словом уменьшается.

- Хм-м… Ты снова говоришь такие вещи… Ты так похожа на Субару.

- Госпожа Эмилия, есть вещи, которые приятно слышать, но также которые нельзя говорить. Принесите извинения.

- А-а-а… Ты ведь говорила раньше тоже самое…

Когда Рам понизила голос от унизительной оценки, Эмилия извинилась с лицом полном понимания. Рам приняла это и продолжила.

- Госпожа Эмилия, что вы на самом деле хотите сделать?

- М-м-м, я не уверена… Скажем так, недавно Субару устроил большой шум из-за приготовления майонеза, помнишь?

- Как такое можно забыть? Хранение и приговорка стало моей задачей.

Майонез был любопытной приправой, которая была известна в родном городе Субару.  Основными ингредиентами были яйца, масло и уксус, и после небольшого времени его начали производить в особняке Розваля. Рам не очень нравился его особый вкус, но он нравился не только Субару, но и Эмилии и Беатрис. Поэтому регулярная готовка стала частью повседневной жизни Рам.

- Воспоминания об этом заставляют мою кровь кипеть… Почему я должна делать эту работу?

- Субару был очень взволнован этим майонезом, и, если бы мы смогли сделать его таким счастливым снова, я полагаю, это был бы способ его отблагодарить.

- И что я должна придумать?

- Если бы мы знали что-то о родном городе Субару или что-то о его семье, это дало бы нам зацепку.

Увидев, как Эмилия с полным лицом мотивации сжала кулаки, Рам скрестила руки.

Честно говоря, многое о личности Нацуки Субару было неизвестно – говоря более точно, многие вещи были подозрительны. С того времени, как он спас Эмилию в столице и до того, как он прижился в поместье Розваля, сведения в лучшем случае можно было назвать неопределёнными.

И даже в такой период Королевских выборов, Розвааль проводил политику невмешательства в отношении Субару. Ну, это был Розваль. Рам повиновалась ему, полагая, что ему виднее.

- По внешнему виду я думаю, что Барусу вырос за пределом Лугуники… Ребёнок из богатой семьи из богатой страны.

Это стало происходить гораздо реже, но у Субару порой были недостатки общих знаний об окружающем мире. И Рам думала, что это не из-за плохого уровня жизни, а как раз наоборот.

Его кожа, зубы и руки были красивыми. Его речь была не правильна во многих отношениях, но при этом богатый словарный запас. Это было из-за отличного образования, и это показывало то, что к нему отнеслись хорошо те, с кем он жил.

- М-м-м, я тоже так думаю. Это секрет, но я из-за всех сил старалась выяснить, откуда он, и я прочитала много книг, но…

- Судя по этому выражению, я считаю, что результат вас огорчил.

- Я удивлюсь, если он не из города-государства Карараги… Субару иногда использует странные выражения, но это не карарагийский акцент, так?

Из всех четырёх основных наций, культура в городе-государстве Карараги была отличной от них. Предположение Эмилии было логичным, но Рам чувствовала, что Субару из другой страны.

Но у Рам не было ответа на вопрос, который занимал мысли Эмилии. Она просто думала, что самый действенный и простой способ – спросить у него на прямую, возможно используя силу.

- Если мы это сделаем, то весь смысл плана будет разрушен. Нужно тайно подготовиться, чтобы Субару не узнал. Я говорила с этим с Паком.

- Глупо, вам не нужно заходить так далеко…

- Рам, у тебя только что было очень страшное лицо…

Благодаря совету Великого Духа, желание Эмилии достичь своей стали стало необычно хлопотным. Но у Рам не было ответа.

- Поскольку это Барусу, я думаю, что он был бы очень счастлив, независимо от того, что госпожа Эмилия ему даст.

- Тебе не стоит серьёзно относиться к шуткам Субару. В конце концов, он не ответит мне честно.

- Это вина Барусу; после всех его шуток, я не могу поверь тому, что вы сейчас говорите.

Когда Эмилия помахала руками с покрасневшим лицом, Рам пожала плечами.

- Госпожа Эмилия, я не знаю родной город Барусо, но, возможно, я знаю как сделать его счастливым.

- В самом деле? Как нам это сделать?

- Майонез, который любит Барусу; есть способ сделать вкус ещё лучше.

От этих слов у Эмилии загорелись глаза, и она сложила руки.

Когда она сделала это, ведро, которое она держала в руках, упало на пол, и металлический шум прошёлся по музыкальному залу.

 

3

 

- Знаешь, сестрёнка. Я до сих пор не понимаю, зачем меня сюда позвали и это меня пугает.

- Успокойся и сядь, Барусу. Ничего плохого не случиться.

- Когда ты это так говоришь, становиться страшнее… Хорошо! Хорошо! Не смотри на меня так!

Рам обнажила презрительный взгляд на бормочущего Субару. Он понятия не имел, что происходит, но у Рам была цель – привести его в столовую и заставить его сесть.

Мальчик в форме дворецкого с беспокойством крутил голову, гадая, что происходит. Однако его выражение внезапно изменилось из-за слабого, тёплого аромата.

- О? Приятно пахнет…

Субару понюхал и повернулся к двери столовой, которая шумно открылась. Там стояла фигура Эмилии, которая толкала тележку с серебряным подносом.

- Эмилия-тан?

- …Прости, что заставила тебя ждать, просто шучу.

Пытаясь подражать Рам и Рем, Эмилия попробовала смиренно заговорить, прежде чем начать его дразнить. Наблюдая за настороженным Субару, Рам подошла к тележке, которую прикатила Эмилия и быстро расставила содержимое перед Субару.

- Хм… Так, и каков повод?

- Хо-хо, действительно очень хороший вопрос. Это выражение благодарности Рам и моего повседневного общения с тобой.

- Да!? x2

Уверенная и гордая речь Эмилии вызвала одновременный крик у Субару и Рам. Субару обернулся.

- Подожди, подожди, подожди! Почему Рам тоже удивлена? Что происходит!?

- Да, пожалуйста, объясните, госпожа Эмилия. Я выражаю благодарность Барусу? Не понимаю, что вы имеете в виду. Зачем заходить…!

- Это зашло слишком далеко, так!?

- Верно. Я знаю, ты немного смущена, Рам, но…

Когда Рам начала дрожать от унижения, реакция Субару и Эмилии была неожиданной. Эмилия коснулась пальцем своих губ и продолжила.

- Совсем недавно Субару помог тебе собрать ингредиенты для чая, и он помог с уборкой после снежного праздника, так?

- Это…

Столкнувшись с неприятной правдой, Рам открыла рот. И когда она не смогла найти контраргумент, внимание Эмилии перешло на Субару.

- В любом случае, это доказательство нашей благодарности. Так что поторопись и открой его, Субару.

- Понял! Я с радостью приму подарок от Эмилии-тан и… Рам…

Рам хотела сказать ему, чтобы он не принимал её благодарность без её разрешения, но ничего не сказала.

Тарелка на серебряном подносе была закрыта серебряной крышкой. Схватив ручку, Субару посмотрел на содержимое тарелки.

- …Картошка?

- Не просто картошка, а картошка, приготовленная на пару специально для тебя от меня и Рам!

Отложив возражения Рам, Субару слушал возбуждённое объяснение Эмилии и взял в руку картофель. Держа в руках свежеприготовленную картошку, которая испускала пар, он оглянулся на них.

Эмилия с нетерпением ждала ответа, а Рам расстроено зажмурила глаза.

- Ном… ном… хрум, хрум…?! Нет, это…!?

- Да! Правильно! Можешь ответить? Ты сможешь ответить, так?

- Много майонеза в центре…! Печёная картошка! Это запечённый картофель!

*Субару произнёс «запечённый картофель» на фонетическом японском, поэтому Эмилия и Рам не поняли его смысл.

- Это оно! Это… «печёный картофель»! Но это не всё…

Когда Субару произнёс название блюда, которое она никогда не слышала, лицо Эмилии расплылось в счастливой улыбке. И тогда они повернулись к Рам.

- А какая приправа!

Смотря на эти счастливые глаза, плохое настроение Рам полностью исчезло.

- …Да, конечно. Пареная картошка Рам, в конце концов, вторая по вкусу в мире.

… И ещё немного истории…

- Сестрёнка, я слышала от госпожи Эмилии, что вы угостили Субару самой лучшей пареной картошкой и чем-то ещё.

- …Это не так, Рем. Это было против моего желания.

- Всё хорошо. Зная, что сестрёнка очень добра к Субару, меня очень радует…

Услышав эту историю, Рем улыбнулась и ушла.

Поговорив об этом со своей любимой младшей сестрой, Рам протянула руку в сторону спины Рем, но в конце сжала кулак. Её рука дрожала, и она стиснула зубы…

- …Барусу этого нельзя простить.

Несколько дней спустя Рам искала способ отомстить Субару, и в результате Субару вопил на весь особняк: «Почему это происходит со мной!?».

Беатрис и тяжёлая просьба Рем

 

1

 

Тишина и непринуждённость царила в запретных архивах, но проникало ощущение напряжённости.

- …

Персоной, находящейся здесь – была маленькой девочкой, сидящая на стремянке. На ней было великолепное платье, а на лице было небольшое напряжение, похожее на кукольное. Она потратила огромное количество времени, чтобы заставить свои непослушные волосы принять форму свёрл, и теперь она спокойна играла с ними пальцами.

Девочку звали Беатрис. Она была хранительницей запретных архивов, и была здесь в качестве библиотекаря.

 - …

Запретные архивы были не просто местом, где Беатрис проводила почти всё время.

Когда она сидела на стремянке, погружаясь в книги, она чувствовала атмосферу подходящей температуры и запаха старых книг. Любив книги, естественно, что она чувствовала себя спокойно, проводя всё время в запретных архивах. И она была удовлетворена тем, что могла проводить так каждый день в непринуждённой обстановке.

Но девочка напрягла лицо. И причиной тому послужила…

- Госпожа Беатрис.

Внезапно появился голос, который прервал её мысли.

Голос прозвучал среди бесконечных книжных полок с бесконечным количеством книг. И среди них стояла одинокая девушка, которая назвала имя Беатрис.

Услышав своё имя, она подняла взгляд вверх. В ответ на это девушка осторожна проскользнула пальцем по книжной полке и сказала:

- Что это?

- Ты опять делаешь из пустяка большую проблему!

Она показывает грязь на своём пальце, и Беатрис начала кричать с красным лицом. Опять она не прошла проверку по уборке библиотеки.

 

2

 

- Госпожа Беатрис, я вам много раз говорила. Уборку надо начинать сверху.

- Я начала сверху, я полагаю! Я стряхнула всё! Я сделала всё так, как ты и сказала, не жалуйся!

Беатрис была расстроена и продолжала повышать голос из-за несправедливой оценки её работы. Затем девушка, смотря на лицо Беатрис, кладёт руку себе на лицо с удивительным взглядом.

- Чего!?

- Ну, я просто подумала о том, что вы очень милы, когда так говорите.

- Всякий раз, когда я это слышу, что ты произносишь эти опрометчивые замечания, это всё его дурного влияние, я полагаю! Я сыта этим по горло!

- Я… я просто думаю, что мы с Субару хорошо ладим, вы заставляете меня краснеть.

- Это выдуманная интерпретация, я полагаю!

Беатрис выглядела уставшей, когда, касаясь руками своего лица, смотрела вниз.

Девушка была с глазами такого же светло-голубого оттенка, что и её короткие волосы. Она нежно закрыла глаза. На ней была роскошная одежда рабочей горничной. Она прекрасно подходила симпатичной девушке.

Она была служанкой особняка Розваля и младшая сестра. И она производила лицемерный тип вежливости – это Рем.

- Учитывая то, что пространство такое большое, в конце концов, нужно проделать много работы. А вы одна.

Смущение Рем снова заменили обязанности горничной, когда она осмотрела запретные архивы. Как и сказала девушка, очистка запретных архивов с таким огромным количеством книг было не простой задачей.

Не говоря уже о том, что это задание было ещё сложнее, когда оно было поручено одному библиотекарю.

- Госпожа Беатрис, может, вам тяжело это сделать самой? В конце концов…

- Младшая из сестёр, я иногда позволяю тебе заходить сюда, только из-за твоей обычной работы. Но это бесполезно, я полагаю.

- Какая же вы упрямая.

- Когда ты это говоришь, то похожа на свою старшею сестру.

Сказав это, Рем с радостью посмотрела на неё с немного удивлённым взглядом. Это выражение отличалось от того, к чему она стремилась, из-за этого Беатрис тяжело вздохнула.

Рем периодически заходила и заставляла Беатрис убирать библиотеку.

Это началось из-за инцидента, произошедшего несколько дней назад, и между ними это было тайной. Рем указала на то, что управление архивами не так важно, как его уборка.

Но Рем не удалось добиться никакого прогресса из-за отсутствия мотивации у Беатрис. Рем опустила плечи, когда подумала, что это не дало нужного эффекта, и её надзор не давал результатов. 

- Госпожа Беатрис, на самом деле есть кое-что серьёзное, о чём я хочу с вами поговорить.

- Проговорить со мной?

Провалив своё задание, Беатрис подняла брови и бросила на неё взгляд: «Сегодня я свободна, я полагаю».

- Да, у меня просьба, не связанная с уборкой.

- Ха… Я знаю, но я не собираюсь с тобой дружить. Эти последние дни не дали должного импульса для этого, я полагаю.

- Нет, эта просьба, которою я могу попросить только у вас.

- …Ну, если я могу это сделать, то говори то, что хочешь сказать, я полагаю.

Ситуация улучшилась, и настроение Беатрис начало немного восстанавливаться. Рем кивнула Беатрис, и указала на дверь. На первый взгляд, это была обычная дверь, но на самом деле это был промежуточный объект, который позволял связать любую дверь в особняке Розваля с запретным архивом, как ей нравилось.

И теперь перед этот дверью стояла единственная тележка, именно та, что часто видели в резиденции Розваля, и она использовалась для перевозки еды и чая.

- Я задавалась вопросом с самого начала. Зачем ты принесла эту тележку?

- Эта тележка связана с моей просьбой.

Рем с гордостью выпрямила грудь и шагнула в сторону тележки. Как только она взяла серебряный поднос, установленный на тележке, она подала его Беатрис, которая сидела на стремянке с подозрительным выражением лица.

- Я прошу вас вместе со мной разработать наилучшее блюдо с майонезом для Субару.

Когда Рем с радостным выражение открыла крышку подноса, в комнату поднялся неприятный тёплый пар. Густой запах майонеза затмил запах книг, к которым привыкла Беатрис.

- Тьфу, я полагаю.

Сказав это, Беатрис нахмурилась с недовольным выражением.

 

3

 

Майонез был особой приправой, которая была известна в родном городе Субару. И с тех пор, как этот вкус был воспроизведён в особняке, они всегда обращали особое внимание на его запас.

- Это не всё, что я хочу попросить.

Рем, желавшая посветить себя Субару, считала этто нормой, и что на самом деле не было особых причин для этого.

Но никто не думал, что появиться такой момент, что она вовлечёт в это Беатрис.

- Сестрёнка и госпожа Эмилия на днях угостили Субару блюдом с майонезом на днях. Они так выразили свою благодарность и… они держат это от меня в секрете.

- …

- Всё в порядке. Я знаю, что Субару молодец. Я очень рада видеть, как Сестрёнка и госпожа Эмилия идут так далеко, чтобы выразить свою благодарность… Но я немного… немного… просто немного разочарована тем, что меня там не было.

- …

- Я очень благодарна Субару. Я поняла, что должна стараться из-за всех сил, чтобы не проиграть сестрёнке и госпоже Эмилии!

- Но это не объясняет, почему ты пришла ко мне!

Беатрис крикнула на Рем. Рем это озадачило. Было ли её объяснение недостаточным или она вызвала недоразумение.

- Госпожа Беатрис, пожалуйста, успокойтесь. Моё объяснение было недостаточно хорошим. И это вызвало недопонимание… Я хочу сделать Субару услугу…

- Ты сказала, что никто другой не сможет помочь тебе с этой просьбой, так она оказывается была неприличной!

Рем сжала кулак с фразой «Давай те сделаем это!» полной мотивации. Такое отношение заставило Беатрис посмотреть на потолок. Рем подтолкнула тележку ещё ближе к ней.

- Я хочу приготовить новые блюда. Мне просто нужно смешать это с майонезом. Если я смогу это сделать, то покажу это даже Субару.

- И что делать мне, если всё равно делаешь всё ты…

- Да. Но мне нужен ваш язык… Понимаете, вы с Субару разве не любите майонез? Похоже, ваши вкусы очень близки… это несправедливо.

- Мне всё рвано, я полагаю! Это ложное обвинение! Делай что хочешь, но не ревнуй, я полагаю!

Беатрис заявила о своей невиновности в отношении Субару, видя, что у Рем появилось опасное ревнивое свечение в глазах. Немного проморгав, Рем начала говорить.

- В любом случае, у вас с Субару одинаковые вкусы. Я хочу сделать блюдо, которое понравиться вам, следовательно, и понравиться Субару.

 - Я понимаю, что ты пытаешься сделать. Нормальным будет игнорировать твои опрометчивые замечания о том, что у нас одинаковые вкусы, я полагаю. Но я не настолько добрая.

- Госпожа Беатрис…

Беатрис скрестила короткие ручки и отвернулась, словно отмахнулась от предложения Рем. Она изогнула губы, полностью выражая своё намерение отказаться от её предложения.

В ответ на твёрдое заявление Беатрис о своём решении, Рем опустила плечи и сказала: «Что ж, с этим ничего не поделаешь…», и…

***

- Да, чуть шире.

- Гм, я полагаю. Ш-ш-ш! Чёрт тебя подери!

Рем взяла тарелку, и протянула ложку к Беатрис. Это вызвало у неё шок, но она съела содержимое ложки. Но это удивление длилось только мгновение. Она быстро приняла очаровательное выражение лица.

- М-м-м… Положи мне ещё в рот, я полагаю. Очень вкусно, совсем неплохо.

- Это делает меня очень счастливой. Похоже, что Сестрёнка и госпожа Эмилия изобрели «Запечённый картофель» *(японский фразеологизм)*, нарезав ломтик картофеля и добавив в него майонез. Я искала новые возможности и работала над новыми рецептами, которые были бы вкусными, даже если замёрзли.

Рем объясняла новые идеи рецептов Беатрис, чей рот был грязным от ямского картофеля.

Источником пара в тарелке были овощи, заправленные майонезом, внутри картофеля. Кроме того, нарезка свежих овощей и помещение их внутрь привела к тому, что они приобрели новый вкус.

- Там есть совместимы и несовместимые овощи, и их вы и госпожа Эмилия будите есть, даже если не любите овощи. И Субару это тоже должно понравиться.

- Мне не нравиться, что цель этого всего – угодить этому парню. Я хвалю тебя и скажу, что это соответствует моим вкусам, я полагаю.

- Спасибо!

Рем сделала реверанс с полной улыбкой на лице, держа поднос в одной руке, на похвалу Беатрис.

Беатрис протянула руку, желая добавки. Но быстро остановилась из-за руки Рем.

- Почему ты меня останавливаешь! Хватит тяжело дышать!

- Нет, я не дам себе покоя. Просто для вас будет немного чересчур есть так много майонеза.

- Я не понимаю, я полагаю! Это будет расточительство или что-то ещё?

- Нет, всё наоборот.

Рем тихо зашагала к двери, и Беатрис прищурилась. Она увидела бесчисленное количество тележек на тележках.

Если всё это были блюда, которые ожидали пробы Беатрис, то…

- Я вам говорила. Я хочу приготовить лучше блюдо, соответствующее вкусам Субару. Поэтому я хотела, чтобы вы понемногу сотрудничали со мной.

- Понемногу!? Ты сказала понемногу!? У тебя извращённые взгляды на это…

***

- Да, а теперь пошире откройте ротик.

- Ам… м-м-м, это вкусно, я полагаю. Хватит, я полагаю!  

Рем меняла количество майонеза, пытаясь выяснить наилучшие пропорции. Она обращала внимание не только на майонез, но и на различные ингредиенты, из которых состоял майонез.

Неважно, сколько времени у них было, этого было недостаточно. Пути приготовления были очень глубокими.

- Ещё одно блюдо готово! Нет времени на отдых! Давайте сделаем всё возможное, как сестрёнка и госпожа Эмилия!

- П… подожди… в конце концов, я только одна, а блюд…

- Не только горячие, но и холодные тоже, пожалуйста! А-а-а, и это попробуйте!

- Гм, я полагаю!

У Рем была плохая привычка видеть только то, что перед ней, а Беатрис пришлось получать за это, и она бралась за всё сразу. Эти две противоположные личности сошли друг с другом, как демоны, и родилась трагедия.

Но в другой день проблемы Беатрис окупились, и Субару предложили новое блюдо.

- Картофельный салат! Это картофельный салат! Рем, ты придумала это, да!?

- Да, я вложила всю себя. Я не против, если ты ещё похвалишь меня.

- Ах, спасибо. Я очень счастлив… Кстати, почему всё лицо Беатрис жирное и щёчки слали пухлыми? Ты потолстела?

- А ПО ЧЬЕЙ ЭТО ВИНЕ, КАК ДУМАЕШЬ!!!?

Субару не было дело до её проблем, а Рем не хотела об этом говорить. Затем голос Беатрис, которая проложила максимум усилий и получила ничего, прозвучал по всей столовой резиденции Розваля.

Эльза и Мейли, дневник сестёр-убийц №1

1

 

Чувство напряжения, распространяющегося в воздухе, создавали опасную атмосферу в тихих трущобах.

- …

В угрожающей атмосфере бегали столичные стражи с мечами в руках.

Когда они бежали, одетые в броню, металлический скрежет создавал ужасный шум. Жители трущоб, которые имели плохие отношения со стражниками, встретили их с неприветливым отношением.

Но, с другой стороны, стражники чувствовали тоже самое, когда встретили недоброжелательные взгляды жителей трущоб. Но обстоятельства не позволяли им использовать грубую силу, чтобы задавать вопросы или заставить их уйти.

Вполне естественно, что между стражниками и жителями мог случиться конфликт, препятствующий сотрудничеству с обоих сторон. Этого было достаточно, чтобы проиграли и стражники, и жители, и только ответственные за этот инцидент вышли победителями.

- …

Открыв старую дверь, вырвался гниющий запах древесины.

Скривив лицо от зловония, силуэт зажал нос пальцами и медленно пробирался через здание. Была ночь, и в этих руинах, ставшим домом для крыс, не было света. Тень продвигалась всё даль и дальше.

Маленькая тень встряхивает свои сине-голубые плетённые волосы во все стороны, а шум её беззаботных шагов был ужасно лёгким. Тот, кто издавал этот шум, был так же лёгок, как ребёнок.

А точнее, это и был настоящий ребёнок. Девочка, лет двенадцати – тринадцати.

- Э-эй, ты сейчас…?

Зовя, девочка оглядывалась назад и вперёд. Хоть комната и была большой, она быстро осмотрела её полностью.

Разумеется, она быстро нашла то, что искала. Скорее, не глазами, а носом.

- У-у-у. Здесь не просто пахнет старым домом, но и кровью тоже.

В тот момент, когда девочка подошла к дальней части комнаты, она поморщилась, когда запах крови проник в её ноздри. Открыв дверь, зловоние ещё сильнее усилилось.

И в центре красной кровавой вонючей лужи она обнаружила окровавленную человеческую фигуру.

- Тебе бы пора перестать спать в таких местах, да ещё в подобной позе.

- Меня это огорчает, что тебя это удивляет.

- Разумеется. Снаружи полный хаус, когда… Похоже, все ищут тебя, понимаешь?

По словам молодой девочки, которая пожала плечами, окровавленную фигуру искали стражники, а тень ответила: «Вижу» и встала. Она было черноглазой, черноволосой красавицей, хоть и была вся в крови.

Она обратила на девочку изящную кровавую улыбку и заговорила.

- Понимаешь, Мейли. У меня была замечательная встреча.

- Да-да. Я выслушаю тебя, но перед этим я тебя залатаю, Эльза.

И назвав имена друг друга по имени – Эльза и Мейли – чёрные сёстры, начали своё свидание.

 

 

2

 

Руины, в которые скрывалась Эльза, были одними из безопасны мест, приготовленными в столице.

Мейли это не касалось, но Эльза была не в том положении, чтобы спокойно оставаться в столице. Если мы расскажем про документы, содержащие её досье, то вы легко поймёте причину.

Несмотря на это, этот дом был безопасен. Несколько подобных укрытий были подготовлены в ближайших городах и деревнях, но это место было лучшим из-за расположения. Тем не менее…

- Так, мы больше не сможем использовать это место. Запах крови очень сильный, хоть и непримечателен…

- О-о-о… Ещё ты думаешь, что я издаю странные звуки…?

- Какие ещё звуки? Хотя, это ведь Эльза, ты здесь танцевала в ранах что ли? Тогда не удивительно, что здесь кровь повсюду.

- Ты говоришь, как ребёнок… Но, я не буду это отрицать.

Мейли вздохнула от весёлых слов Эльзы. Затем девочка нежно протянула руку между обильными холмами раздетой Эльзы. Там была длинная, вертикальная рана, которая даже сейчас кровоточила.

- … Похоже, это боль-но.

- Да, это больно. Прекрасно, так ведь?

- Нет, я не знаю, что это такое. Но, я согласна, что это странно. Твоё «Благословление» не работает?

- Возможно, это такая рана. Я не смогла заставить использовать его «Драконий Меч», так что это должна быть обычная рана, но… у это мальчика просто невероятная сила.

Поток крови не останавливался, и не было никаких признаков улучшения. Используя целительные средства, было бы естественно, что она должна была улучшиться, но это не помогало.

Это было из-за силы мечника, который нанёс эту рану Эльзе.

- Получается, у тебя была дуэль с Мастером Меча?

- Да. Слухи полностью подтвердились… Нет, он гораздо лучше… Интересно. Его кишки тоже лучше…? Ведь я ничего не могу с этим сделать. Ха-ха-ха.

 Мейли не могла понять, почему Эльза улыбается после такого поражения. Но это не всё…

- Есть человек, которого даже ты не смогла победи-ть…

Длинным вздохом Мейли рассказала об этом факте.

- Поскольку ты убивала всех раньше, я была уверена, что ты можешь убить кого угодно, ну, кроме ма-мы…

- Ты переоценила меня. Ещё раньше. Это было несколько лет назад, я всё-таки проиграла мальчику в кимоно в Империи Волакия.

- Это не важно. Ты отлично ликвидировала цель, так…? И я изучала этот вопрос, он самый сильный человек в империи, знаешь?

- Да-а-а. Я проиграла сильнейшим воинам в королевстве и империи. Замечательно, так прекрасно.

Эльза эротично вздохнула. Закатив глаза на реакцию Эльзы, Мейли вынула меленькую бутылочку из своей одежды и начала наносить белую слизь на руны Эльзы.

Слабый неприятный запах наполнил воздух в комнате, и Эльза слегка зарычала, когда её тело покрывали слизью.

- Что это?

- Это слизь. Если смазать ею рану, то она быстрее заживёт. Но от количества яда ты не умрёшь.

- Да, верно. Продолжай, пожалуйста. Как только закончишь, мы покинем это место, не так ли?

- Будет плохо, если за нами будет погоня. Чем больше ты их убьёшь, тем больше у нас будет проблем.

- Ох, но в таком случае, есть вероятность, что Мастер Меча снова появиться?

- Я против!

Остановив Эльзу от самоуничтожения, Мейли сказала: «Всё готово». Она спрятала флакон обратно под одежду и подняла с пола рваные тряпки Эльзы.

- Ты ведь не будешь это носить?

- Это просто куски ткани. Я, разумеется, против этого…

- Если бы ты это надела, я держалась бы от тебя подальше.

- Как жестоко…

- Хочешь другого, оденься. Пожалуйс-та.

У них была разница 10 лет в возрасте, но по их разговору можно понять, кто духовно старше. Приняв точку зрения Мейли, обнажённая Эльза задумалась.

- Подожди здесь.

- …?

Сказав это, Эльза, всё ещё голая, бодро вышла из комнаты. Мейли смотрела ей в след и решила навести небольшой порядок в комнате, пока её ждала.

Хоть это и было в теории укрытие, Эльза легко могла здесь сменить одежду. Но через пять минуть её надежды рухнули.

… Снаружи раздалось несколько ужасных криков, и она выбежала из укрытия.

 

3

 

- Есть подозрения, что в этом районе прячется опасный человек, пожалуйста, будьте начеку. Есть вам страшно, я могу отвести вас к вашему дому…

- Всё в порядке. Спасибо за всё, что вы сделали. Вы очень любезны.

- Ах, это… Ничего особенного… Эм… Будьте осторожны.

Молодой стражник оторвал взгляд от улыбки Эльзы и поклонился.

Причиной этому было очарование, переполняющее всё тело Эльзы. Её всегда окутывал соблазнительный воздух, но сейчас он был чересчур интенсивным.

К его счастью, что он не чувствовал сильный запах крови.

Эльза, которую проводил счастливый молодой стражник, вяло вышла на главную улицу.

- Опять… Опять ты была близка к тому, чтобы тебя окружили…

Мейли шла рядом с Эльзой и держала её за руку. Эльза слабо улыбнулась и нежно ткнула пальцами в пухлые надутые щёчки.

- Тебе не нужно об этом беспокоиться. Это всё благодаря твоему присутствию. Ты очень полезна.

- Действительно, ты должна быть очень благодарна м-не.

Мейли гордо ответила, когда её щёки расслабились.

Обмануть охранников, которые сбежались на шум в их укрытие, и в конце концов от них уйти, был хитрый план Мейли. Она заставила Эльзу одеть одежду, исправить свою внешность, и притвориться её сестрой. В результате они обманули охранников.

Разумеется, что просто сменить одежду и претвориться сёстрами было недостаточно, но…

- Мои волосы и глаза так отличаются от их описания, что они просто не могут заподозрить меня.

- И, если правильно использовать любую часть тела, том можно манипулировать людьми. Но это не работает со мной.

Когда Мейли гордо сказала это, её волосы изменили цвет с голубого на коричневый. Такое же изменение произошло и у Эльзы. В итоге, она не имела ничего общего с той, кого все искали. Ну и ещё они были соблазнены Эльзой, и они позволили им пройти.

Сейчас одежда Эльзой принадлежала мужчине. Она была ей немного велика.

- И проблема ещё в том, как ты получила эту одежду. Опя-ть…

- Я подумала, если пройтись голой, то кто-то да появиться… но их было больше, чем я ожидала. Все они были некачественными господами.

- Ты говоришь об их одежде или кишка, а?

Все люди, которых убила Эльза, лежали в крови и ей было трудно найти чистую одежду.

- Итак, что ты панируешь делать дальше? Перейти в другое укрытие?

- Скоро везде расклеят плакаты, поэтому нужно уехать из столицы на некоторое время. Ну, или пока ситуация не стихнет. Поэтому мы должны быть как мышки; для тебя это наказание за то, что пошла без меня.

- Сидеть… тратить время на бездействие очень больно.

- Это наказание.

Они были вместе достаточно долго. Она знала, как помучить Эльзу.

Мейли приносило радость, когда она мучила Эльзу, но это длилось недолго.

Отправиться к человеку и забрать багаж, затем уйти из столицы. Таков был план, но всё пошло не так.

- О, я собиралась позвать этого клоуна и отправиться с ним на прогулку.

- С этим ничего не поделаешь. У нас ещё заказы от него. Кажется, он узнал, что я потерпела неудачу. Но я не уверена, как он узнал.

  Сказав это, Эльза замахала конвертом. Он был перевязан верёвкой. Внутри был один лист бумаги с инструкциями, адресованными Мейли. Они не могли ослушаться инструкций.

- …Странно, но следующая цель… Это решение маркграфа.

- Вижу. Моё имя включено?

- Нет. У тебя небольшой перерыв на этот раз. Тебе следует отдохнуть.

Закончив читать, Мейли сложила пополам бумагу, и она начала превращаться в пыль. Смотря на это, Мейли ткнула пальцем Эльзу.

- Ты поняла Эльза? Ты должна быть хорошей девочкой и жать, поняла?

- Да. Я пока что займусь вязанием. Что хочешь?

- Хм… То, что сейчас больше всего волнует тебя.

- Ну, тогда я сделаю куклу Мастера и буду ждать тебя.

- Я думаю, он будет неплохо смотреться с другими куклами.

Эльза начала напевать про себя, когда начала вязать куклу. Глядя на неё, Мейли опустила плечи и устало вздохнула. Когда она это сделала, Эльза повернулась к Мейли.

- Хочешь я пойду с тобой? Я ведь твоя старшая сестра.

- Нет, спасибо. Я не смогу принять того факта, что ко мне относятся как к младшей сестре.

На наглый ответ Мейли Эльза тоже многозначительно улыбнулась.

Их разговор ещё немного продолжался, пока они не разошлись за пределами столицы. Единственным свидетелем всей этой истории была луна, плавающая в ночном небе.

 

Конец главы

Эльза и Мейли, дневник сестёр-убийц №2

1

 

- Хо-хо-хо…

Это был соблазнительный смех, который распространялся по тёмному пространству.

Голос дрожал от волнения, которое не мог скрыть. Это чувство проявлялось не только в голосе, но и в её шаге.

Это была красивая молодая женщина с длинными чёрными волосами. Они были собраны в косу, а украшение на них создавало впечатление опасности. Чёрная одежда на ней обнажала её черты соблазнительного сладкого тела, а само её существование обладало дьявольским обаянием.

Она была ядовитым кубком, к которому хочется прикоснуться, даже зная о последствии. Это была истинная природа соблазнительной красоты, и сама она была опасна любого мужчины, но…

- Прекрати так отвратительно смеяться, пожалуйста. Ты хочешь, чтобы я обезумела?

… это никак не влияло на девочку, которая смотрела на красавицу и теперь бросала на неё неодобрительный взгляд.

Девочка была ещё молода, возможно, ей одиннадцать или двенадцать лет. Её волосы точно так же были заплетены в косу, и со внешностью, которая олицетворяла её возраст, она имела небольшое очарование, которое не советовало её возрасту.

Её зовут Мейли Портрут, и, хотя она была ещё далека от неотразимой красоты, она думала о том, как в будущем получит потенциал, который поможет ей очаровать мужчин.

Это можно будет увидеть через несколько лет, но сейчас её облик не показывал ни малейшего прогресса, так как она необратимо пухла.

Красавица, идущая рядом с Мейли, чувствовала тоже самое.

- Так задерживая дыхание, ты меня не испугаешь.

- Просто, Эльза несмотря на то, что ты девушка, ты слишком весёлая. Как ты можешь идти ночью по лесу с таким спокойным лицом. Это просто невероятно.

- Да, а вот у тебя слишком мало выносливости для ребёнка твоего возраста. Ты слишком зависима от своих питомцев. Небольшая прогулка пойдёт тебе на пользу.

Эльза сказала это Мейли с лицом, лишённым злости и пожав плечами. С усталым выражением, девочка ответила:

- …почему ты всё равно такая весёлая?

- Ты пришла помочь мне, не так ли, Мейли? Я просто удивлена, что наши позиции изменились. Не расстраивайся.

- Хм! У тебя очень ужасная личность, Эльза!

- Как неожиданно…

Пока Мейли громко критиковала Эльзу, она озадачено наклонила голову.

Обмениваясь такими словечками, они двигались по крутой горной тропе.

… Сейчас они пересекли горы, пытаясь сбежать.

 

2

 

Причина, по которой Эльза и Мейли пересекали горы, была проста.

После проваленной работы они бежали от преследователей.

Из-за этого они вдвоём шли по тропе в одежде, не подходящей для пеших прогулок.

- Интересно, почему у тебя такое лицо, словно ты хорошо проводишь время?

Было трудно в кромешной тьме видеть её силуэт, когда Мейли, положив руки на колени, затаила дыхание. Эльза со спокойным выражением лица коснулась пальцем своих губ.

И когда Мейли отразилась в тёмных глазах, она очаровательно улыбнулась.

- Я говорила, так? Просто забавно, что мы находимся в противоположном положении. К тому же, после стольких лет я снова смогла стать для тебя старшей сестрой, так что, я немного этому рада.

- Если бы ты не приехала бы сюда, Эльза, я могла бы справиться сама…

- Ты сама пересекла бы эти крутые горы? Или, у тебя есть другой план отступления? Если да, то прости, что беспокоилась о тебе.

- Хм…

Несмотря на то, что они говорили с сарказмом, и Мейли недовольно нахмурилась.

То, что Эльза действительно спасла Мейли, немного раздражало.

На этот раз работа заключалась в том, чтобы создать хаос во владениях некого дворянина. Не вдаваясь в подробности, Мейли приложила все усилия и навыки, которыми обладала… Но у неё была вредная привычка играть во время работы, и на этот раз она немного поработала.

Она не могла отрицать, что из-за этого она провалила задание.

- Похоже, из-за этого погибли все курси; мне действительно не повезло.

- Мейли?

- Я устала. Перерыв, дай мне перерыв.

Мейли, засунув пальцы в волосы и села на соседнее дерево. Она не взяла на задание Эльзу из-за неадекватного поведения, и Эльза тихо присоединилась к ней.

- Кажется, все курсы сгорели. Это… магия, ты видела это там.

- Да, хоть и мельком. Я слышала о нём. Самый сильный магический пользователь в королевстве, эксцентричный человек, который владеет всеми видами магии.

- Для такого великого человека, он довольно странный, хм-м-м…

Сказав это, Мейли согласилась с её мнением. Она видела его всего мгновение, но этот человек летал по небу и швырял огненные шары в лес, словно дождь. Против него у проклятий нет шансов.

- Так? Разве этот парень не в твоём вкусе? У тебя слабость к сильным людям, так, Эльза?

- Ты видишь во мне слишком легкомысленную девушку. Моё хобби –красивые кишки. Просто они чаще встречаются у сильных людей.

- Да, да, конечно!

- К сожалению, маги не чужды моему сердцу. Возможно, что это из-за того, что они не похожи на воинов. Судя по моему опыту, живот волшебника не интересен.

- Хм… Но я бы хотела, чтобы этот чудак нам заплатил. Если это не произойдёт, то я буду чувствовать себя плохо из-за проклятий, которые наложила.

- На этот раз ты взяла всех слабых зверьков на миссию. Ты их любила?

- Нет, не всех. Я просто хотела это сказать.

Она хотела это сказать, и увидев её кивок, Эльза ответила тем, что поняла.

- А зачем ты оставила всё своё имущество?

- Иногда мне просто хочется притвориться нормальной девочкой. Как думаешь, у меня получилось?

Слегка коснувшись своих волос, она схватила юбку своего наряда. В отличие от прошлого наряда, сейчас она была в деревенской деткой одежде, без украшений.

- Ты ведь обычно носишь более симпатичный наряд?

- Я не спрашиваю, мило это или нет. Подходит ли мне это?

- И волосы тоже. Твой естественный цвет гораздо лучше, чем этот крашенный.

Из-за этой критики Мейли тяжело вздохнула. Они не были лучшими друзьями, но они хорошо понимали природу друг друга. Они доверяли друг другу. Псевдо-сестринские отношения, так сказать.

- Кстати, когда мы говорили о сильных и слабых, я кое-что вспомнила.

- Что?

- Помнишь о ком мы говорили в столице. Я кое-что связала, пока ждала тебя.

Сказав это, Эльза что-то бросила. Рефлекторно поймав предмет, Мейли обнаружила, что это хлопок, набитый мягкой тканью. Кукла, сделанная вручную Эльзой. Безупречная фигура человека с рыжими волосами в белой одежде и мечом на поясе. Мейли, как всегда, поразило мастерство Эльзы.

- Это? Я хотела бы кое-что спросить, он…

- Это Мастер Меча. Я старалась очень усердно. Это благодаря тому, что он горел в моих глазах.

- И даже, если тебя чуть не убили; Ты действительно странная девушка, Эльза.

От таких слов Мейли могла только недовольно фыркнуть и прижать куклу к груди. После этого она повернулась к ней спиной.

Но Эльза подошла к ней и приселена на корточки.

- Что?

- У тебя заболели ноги, так? Тебе не нужно пытаться это срыть. У тебя просто плохая обувь.  Нам нужно пересечь гору, прежде чем до нас доберутся.

 Мейли тихо застонала от пульсирующей боли в ногах.

- Что?

- Просто делать то, что ты говоришь обычно не весело.

Увидев спину Эльзы, Мейли нахмурилась и отвернулась.

Тот факт, что Эльза вообще была здесь, был источником недовольства Мейли.

После предыдущей работы Эльза должна была отправиться в безопасное место для выздоровления. Это вызывало в ней презрение, что она была здесь ради неё.

- Это довольно странно, даже для тебя, Эльза.

- Может ты перестанешь говорить как маленький ребёнок?

- Хм…

- Быть в горах и быть покушанной жуками не так весело, так? И если бы ты могла контролировать свои провалы, то другое дело.

- Прекрасно.

Спустившись с поваленного дерева, она взобралась на спину Эльзы. Взяв ноги Мейли, Эльза встала.

- Надеюсь, ты будешь нести меня лучше, чем Теневой Лев, правда?

- Если ты вежливо попросишь, тогда я приложу все усилия.

Сказав это, Эльза начала бежать. Она бежала так быстро, словно пыталась обогнать ветер.

- Быстро, слишком быстро. Прекрати, Эльза!

3

- Эльза, стой.

Когда Мейли прошептала это Эльзе, прошло более 10 минут.

Она кричала на неё много раз, чтобы остановить её, но Эльза не собиралась останавливаться, а сейчас остановилась. Скорей всего, это из-за тона её голоса.

Это уже была не игра. Её действительно нужно было остановиться. Доказательством этому было…

- Похоже, они нас окружили.

Остановившись, Эльза прошептала это в ответ.  Как будто пытаясь это доказать, звук начал пугающе исходить со всех сторон.

И то, что показалось впереди, было красноглазое, четвероногое животное.

- Это выживший курси, так?

Говоря это с верхней части спины Эльзы, глаза Мейли округлились, когда она увидела зверя. Яростно рычащий чёрный зверь был таким же, как тот, кого она использовала полдня назад. Она думала, что и он был уничтожен. Один из другой стаи, или может выживший, которого не убили?

Но это не кончилось только им; другие красные точки света, смешанные с тенями, смотрели на пару девушек.

- Мы должны прикончить их?

- Не говори такие нецивилизованные слова. Если я здесь, они не будут атаковать. Не беспокойся об этом и дай мне поговорить с ними.

Хлопнув Эльзу по затылку за враждебность и, сказала ей приблизиться к собаке. Эльза послушно следовала приказу, идя прямо на зверя.

Он зарычал, но ничего не мог сделать из-за присутствия Мейли. Благословление, которое было у Мейли – «Аура Миазм», заставляло их повиноваться ей. Для них присутствие Мейли спровоцировало инстинкт, которому трудно ослушаться.

- Всё закончилось плохо. Если вы вернётесь на свою территорию сейчас, маг будет охотиться на вас. Так что вам лучше спрятаться в горах.

- Как только всё успокоиться, можешь забрать территорию у других животных. Иногда нужно просто подождать, понимаешь, и ты тоже это понимаешь, Эльза?

После этих слов стая скрылась в ночи.

- Ты не сказала им мстить за своих, да? Они будут драться, пока стая не будет уничтожена.

Зверо-демон подчинялся тому, кто сломал его рог. Мейли могла делать тоже самое, не ломая рог. Они могли исполнить любой приказ, и зная это…

- Если бы я сделала это, то очень плохо себя чувствовала. Я та, кто провалила задание, и я – та, кто должна наверстать упущенное.

- Да. Я тоже должна вернуться к Мастеру Меча, иначе буду плохо чувствовать себя.

- И мне не нравиться, когда ты смеёшься надо мной.

Увидев, что монстры скрылись с их поля зрения, Мейли ударила Эльзу по спине.

- Теперь я хочу найти место, где могу хорошо отдохнуть. Мои ноги очень сильно болят.

- Потри их немного, и всё пройдёт. Хочешь, я полижу их?

- Даже! Не! Думай!

Перейдя на крик, её поразила ненадёжность Эльзы. Теперь, если она не справилась с заданием, то в следующий раз она будет помощником.

Держа куклу, которую ей подарили, она решила, что в следующий раз попросит плюшевую куклу.

Эльза, снова набрав скорость, с лёгкой улыбкой приняла просьбу младшей сестры.

 

Конец главы

Re:Zero Tanpenshuu – Том 2

Глава 3 – Операция Коккури

 

1

 

Зал был покрыт напряжением.

Они следили за ситуацией, никто не мог перевести дух. Во круг стола в центре комнаты сидели три человека, которые смотрели друг на друга. Этими тремя людьми являлись: Субару, у которого потел лоб; Беатрис, которая хмурилась и морщилась; и Пак, который дрожал и внимательно слушал.

Эмилия и Рем были взволнованы и смущены и следили с серьёзным взглядом на ситуацию. Однако у Субару не хватало самообладания, чтобы позаботиться об их замешательстве сейчас.

- Что с твоим лицом, Беатрис? Если ты так сильно напряжена, то заставишь Пустого убежать.

- Ты действительно так думаешь, я полагаю. Но не беспокойся. У меня нет никаких причин быть серьёзной. Посмотри на себя.

- А сейчас давайте успокоимся. Это всего лишь игра, не будьте такими серьёзными.

Беатрис с яростной улыбкой ответила на провокацию Субару, которого не устраивало её детское лицо. Пак единственный, кто оставался спокойным.

- Ты прав, братик… Но это соревнование, а не игра. Я не проиграю людишкам.

- Бетти, как всегда, упряма. Ну что, Субару, как поступишь?

- Пак.

 Пак пытался успокоить этих двоих. Субару прервал его и с серьёзным выражением лица, продолжил.

- Если ты не можешь этого сделать, то ты ничем не лучше меня или Беако. Ты так не думаешь?

- Ох, Субару, конечно же тревожит…

Пак сложил своим маленькие лапки и вздохнул в ответ на вопрос Субару. После этого дух, имевший тело кошки, посмотрел прямо на Субару круглыми глазами.

- Кажется, мне придётся играть против вас всех серьёзно.

Внезапно подул сильный ветер. Субару собирался наклониться назад, но лихорадочно терпел этот ветер, а затем бесстрашно рассмеялся и посмотрел на двух своих противников.

- Почему это происходит…

Чувствуя поток этого ветра, Эмилия прошептала эти слова, смотря за тремя людьми, с огорчением.

Эмилия кладёт руку себе на грудь. Её фиолетовые глаза были полны слёз. Рядом с ней Рем осторожно положила руку на тонкое плечо Эмилии и покачала головой.

- Их нельзя остановить. Мы больше ничего не можем, кроме как смотреть.

- Почему? Им так весело было, а сейчас…

- Потому что у них есть то, от чего они не могут отказаться.

Рем со слабым вздохом ответила на печаль Эмилии. Когда Эмилия широко раскрыла глаза от удивления, Рем кивнула, глядя на трёх игроков.

- Субару и другие наверняка имеют то, от чего не могут отказаться. Так что, они иногда должны поспорить друг с другом…

- Именно поэтому до этого и дошло?

- Я так думаю.

Рем не отводила серьёзный взгляд от стола. Видя это, Эмилия сложила руки, закрыла глаза и начала молиться.

«Я молюсь, чтобы эти трое пришли к пониманию, не причинив никому вреда.»

А вот вы возможно спросите, кому она молится, так это…

- Пожалуйста, госпожа Коккури.

Три человека сидели за столом. Они смотрели друг на друга. На столе была белая бумага. На ней несколько символов и цифр, а также монета.

 Положив две руки и хвост на монету, они продолжали бесконечно смотреть друг на друга.

Их лица были настолько серьёзными, что смогли бы даже смутить бога и…

 

2

 

- Мне просто интересно, как люди относятся к призракам?

Внезапно Субару задал этот вопрос после завтрака.

Все члены особняка собрались здесь. Они часто обменивались после этого словами и мнением. В прошлый раз они обсуждали, например, целый выходной для Рем.

И сегодняшний день не был исключением. Все посмотрели на Субару, который задал этот скудный вопрос.

- Рем, Рем. Субару снова что-то сказал.

- Сестрёнка, Сестрёнка. Это то, что делает Субару Субару.

- Как обычно, я полагаю. Ясно, что он просто бремя.

Беатрис вздохнула от слов сестёр, с которыми он был уже сближен.

- Ты снова что-то придумал, да?

Этот человек сидел выше всех и на реакцию девушек похлопал в ладоши.

На нём был грим клоуна и поразительный наряд, а также склонность произносить эксцентричные замечания. Он был странным человеком, и его звали Розваль Л Мейзерс.

- Субару каждый день приносит что-то новое, и это интересно. Изнурительные дни мешают людям взрослеть. Меня так же учили, что застой – самое отвратительное преступление.

- Итак, возвращаясь к моему первоначальному вопросу, я бы хотел поговорить о призраках. Ну, если честно, я из тех зрителей, который в них не верит, поэтому не обращал внмание на подобные телешоу.

Субару не боялся посторонних явлений. При этом, Субару был реалистом и негативно относился к оккультным явлениям. Он не мог поверить тем вещам, с которыми реально не столкнулся. Это была его теория.

- Они пришли из другого мира, поэтому я верю в них. И я видел Каппу, когда был маленьким, поэтому я верю в нечто подобное. Рядом с грязной рекой ходил тёмно-зелёный мужчина средних лет. Это был Каппа.

- М-м-м, Пак? Я не понимаю, что такое Каппа, но… Это тот призрак, о котором говорил Субару?

Субару опустил плечи, когда человек, которым являлась Эмилия и сидела на против него, недовольно на него посмотрела. Она положила палец на своё лицо и чудесным образом наклонила голову.

- Я никогда не слышала о призраках, но… они не сладкие конфеты или что-то в этом роде?

- Твои намёки на желание поесть десерт прозвучали слишком прямолинейно. К тому же, вы не знаете о призраках? Шутите? Я представляю их как нечто духовное, как вы об этом думаете.

- Призраки, Каппа, Ренкон… о них знает только Субару?

- Отложим первые две вещи в сторону, а последнее вообще кладут в бенто.

Незнакомы слова обеспокоили Эмилию. Решив, что Эмилия поняла смысл этих слов, он повернулся к Рем.

- Рем, ты знаешь, кто такие призраки? Это существа с прозрачными телами, носящими белую одежду и летающие по небу, а к голове прикреплены треугольные украшения.

- Нет, к сожалению, я тоже не знаю о них… Если бы я встретила такое существо, то испугалась бы.

- Я согласна с Рем. Уроды, которые летают по воздуху? Ха, я бы нокаутировала, если бы спала и увидела такого, Барусу.

- В последнее время я замечаю, что Розваль летает по воздуху. Что вы думаете об этом?

- Он делает то, на что обычный человек не способен. Барусу, даже ты должен проявить уважение.

- Этот взгляд беспокоит меня. Хорошо, в следующий раз я свяжу тебя, и мы вместе взлетим в небо. Это тебя удовлетворит?

- Допустим, я ничего не слышал.

- Это была шутка. Но, призраки и духи… об этом мало говорят в Лугунике. Насколько я знаю, эти слова часто употребляются в городе-государстве Карараги. Я также не очень знаком с призраками, но думаю, что слышал о них раньше.

- Да, о них говорят в Карараги. Субару ненормально проинформирован о странных вещах. Если это так, то было бы странным, что ты не из Карараги.

Эмилия много раз кивнула на слова Розваля, который поделился своими знаниями.

С одной стороны, Субару был доволен доверием Эмилии, а с другой стороны, его беспокоило, когда она воспринимала его слова как ненормальное. Он отложил это и озадаченно поднял голову от отсутствия реакции вокруг него.

В его мире все знали о призраках, независимо от того, верили в них люди или нет.

Мёртвые и живые, связанные душами и узами – это понятие жизни и смерти, и они думали, что эти вещи невозможно разделить.

- А, может, это из-за духов? Теперь, когда я думаю об это, свет духов, который я вижу ночью в саду, похож на призраков. Это очень похоже на привидение.

- Ты думаешь, что духи – призраки? Я думаю, духи – это духи.

- Нет, госпожа Эмилия. Призраки и духи, о которых говорит Субару, такие же, как так называемые «Пустые».

Со звуком щелчка Субару почувствовал, что атмосфера накалилась.

Эмилия с улыбкой напряглась от слов Розваля. Однако, не она одна так сделала. Рем и Рам тоже, наряду с Беатрис, у которой было безразличное лицо.

Субару расширил глаза на их реакцию и задал вопрос Розвалю.

- Хм, а кто такие Пустые?

- Говорят, что они сгусток мыслей и сожалений, которые остались в мире живых, неспособных вернуться в Од Лагуна, и продолжают дрейфовать в царстве мёртвых… Вот где, возможно, находятся эти существа.

- Это точно призрак. Понятно. Так их называют Пустыми…

Хоть двое мужчин поняли, кто они, группа девушек всё ещё была обеспокоена.  Выражение лица Эмилии было очень бледно. Она нежно коснулась руки Субару своими дрожащими пальцами.

- Призраки, о которых говорит Субару, это Пустые…?

- Похоже, да. Они похожи, хотя это не так важно.

- Ты сказал, что это не так важно, но тогда почему заговорил о Пустых? Это странно. Конечно, может… я поняла. Субару что-то увидел в особняке. Вот почему ты так заинтересовался Пустыми. Мне это не нравиться. Почему ты так об этом говорил? Если бы я не услышала об этом, то не узнала, кто они такие. Это жестоко, Субару, ты планируешь втянуть нас в это, потому что сам напуган!

- Эмилия-тан, это очень тяжёлое обвинение.

Эмилия начала быстро говорить, сильно тряся Субару за плечо, не в силах сдержать эмоции.

- Всё хорошо, успокойся! Если бы я увлёкся оккультными вещами, то ты была бы последней, кого бы я привлёк. Беако будет первой жертвой.

- Почему ты привлёк и меня? Я не понимаю, я полагаю!

- Правда? Ты серьёзно? Ты сделаешь Беатрис своей первой жертвой?

- И ты туда же. Почему ты так растерянно это говоришь!? Я хочу поубивать вас всех, я полагаю!

- Верно. Я не понимаю этого. Человек, от которого Субару должен зависеть, это я. Госпожа Беатрис не должна занять моё место!

- Почему я должна получать эти оскорбления!? Это бесстыдно, я полагаю!

Эмилия была сбита с толку из-за выбора, о котором Беатрис не могла молчать. Когда и Рем присоединилась к этой словесной войне, дискуссия превратилась в полный хаус.

Не зная, как успокоить этот хаос, Эмилия посмотрела на Субару с мокрыми глазами.

- Ты собираешься сообщить нам о Пустом? Ты расскажешь нам, как много о них знаешь. Как о звёздах?

- Это не так. В лучшем случае, я могу рассказать о Banchou Sarayashiki Okiku-san *(даже пытаться не буду), как она разбивает тарелки и испытывает сильное сожаление, о Ойве, которая обижена на своего мужа, который изменил ей, или о Miminashihouichi, которой оторвали уши…

- А-а-а-а!

- Суба-а-а-ру. Госпожа Эмилия сейчас упадёт в обморок, остановись.

Привлекательность испуганной Эмилии заставила Субару немного увлечься. Розваль упрекнул его, осторожно постукивая Эмилию по плечу и криво улыбнулся.

- Шучу, шучу. Я никогда не видел Пустых в этом особняке. Единственный такой опыт у меня был с Коккури, всего один раз… Так что Пустые не имеют к этому никакого отношения.

- Но… но Субару… Разве мы не говорили о Каппе и Реконе раньше?

- Каппа – больной человек средних лет, который жил у реки, а Ренкон – овощ.

Хоть Эмилия сейчас и выглядела прекрасно, ей надо было успокоиться. Когда она успокоилась и на её щеках появился румянец…

- Эй, Субару, не правда. Я не боюсь Пустых вообще. Просто я немного плохо справляюсь с ними.

- Под немного ты имеешь в виду очень?

- Немного значит мало! Боже, Субару, ты идиот! Ты хулиган!

Эмилия была зла, но, своими словами, она не могла никого убедить. Всё ещё пытаясь успокоить Эмилию, Субару повернулся к Рем и остальным.

- Если подумать, ваши лица немного жестокие. Может ли это быть…?

- Что ты имеешь в виду под «Может ли это быть»? Если ты понятно не объяснишь, мы тебя не поймём. Барусу, человек, не умеющий задавать вопросы, показывая свою глупость. Разговор окончен.

 - А ты тогда даёшь глупый ответ!

Рам щёлкнула языком на ответ Субару, хотя и в 3 раза сильнее, чем обычно. Рем, которая тихо подошла к свой сестре, покачала головой.

- Ты не прав, Субару. Сестрёнку не пугает Пустой. Тем не менее, это просто из-за обстоятельств о возможном нападении Пустого… Я чувствую тоже самое.

- Почему ты говоришь о нападении!? И почему мне кажется, что я умру первым!

- Моя обязанность и сестрёнки в том, чтобы защищать людей. Не волнуйся, даже если появится Пустой, я поставлю свою жизнь, чтобы защитить тебя.

- Это был гипотетический разговор, и всё же тема дошла до этого.

Разговор начался заурядно, но в итоге превратился в разговор о готовности столкнуться с серьёзным противником. В отличии от Эмилии, которая боялась самого их существования, Рем и другие не выглядели спокойными и принимали то, что не смогут справиться с призраками.

- Беако, когда ты делаешь такое лицо, то ты обычно напугана. Ты сможешь одна ночью принять ванну?

- Прекрати, престань относиться ко мне как к маленькой девочке. У меня нет причин бояться чего-то такого, как например, Пустые, я полагаю.

- Тогда почему ты разозлилась? Что-то попало в зубки?

- Не раздражай меня! Причина, по которой я испытываю неудобство к Пустым в том, что я не могу скрыть их существование.

- Действительно… ай! Так вот почему…

- Духи и призраки, в конце концов, разделяю подобные чувства. Я бы тоже разозлился.

- Все Пустые смотрят на духов свысока.

Беатрис недовольно скрестила руки с лицом разрушенным её самоуважением.

Субару думал иначе, но ошибочное отношение Пустых к духам подтвердило его теорию. Вернее, Субару был единственным, кто рассуждал о существование призраков, основываясь на духах.

- Получается Пак Пустой!? Но! Я верила тебе!

- Позови меня и я приду. Ня ня ня ня ня! Что, Лия, что-то не так? Ты ведь не собираешься плакать? Что является причиной? Я покажу им!

- Это ты!

- Чёрт. Я дурак! Удовлетворена?

Эмилия снова начала паниковать, но шутка Пака удалась.

- Удивительно, что все плохо думают о Пустых, хотя, значение «плохо» может иметь другой смысл.

- Призраки, о которых ты говоришь, и Пустые, о которых мы знаем, могут отличаться. Мы точно знаем, что Пустые не дружат с «живыми». Трупы, которые восстают на поле битвы, проклиная живых… есть много подобных примеров, чтобы доказать их недружелюбие.

- Ходячие трупы, да. Прости, я не думал о том факте, что в этом мире есть магия.

Хоть Субару и сам пробовал пользоваться магией, слова Розваля заставили его дрожать от таких примеров, и он снова посмотрел на девушек с их взволнованными лицами.

Не осталось той атмосферы, которая была после завтрака. Причиной этому была тема, которую ввёл Субару о Пустых.

- Хорошо, у меня есть предложение!

Пнув свой стул, он встал и поднял палец в потолок. Это заставило всех широко открыть глаза, пока Субару вращался во круг своей оси.

- Похоже, у нас произошло недоразумение, я не пытался вас напугать Пустыми. Поймите это.

- Тогда к чему был этот разговор о призраках?

- Да забудь ты о тех выдумках и овощах. Ты всё неправильно поняла. Это выдумка!

Эмилия с облегчением вздохнула, узнав, что это выдумка. Она могла сомневаться в этом, но хотела сначала его выслушать и воспользовалась этой возможностью.

- Для этого слишком поздно, я полагаю. Нет решения, для ликвидации последствий разговора о Пустых.

- Я изменю твоё испорченное мнение с предрассудками, Беако. Через некромантию!

- Некромантия?

Субару поднял большой палец на Беатрис, а Эмилия удивлённо наклонила голову к Субару, который сделал необычное заявление громким голосом. Для Эмилии это было незнакомое слово, и это заставило Субару улыбнуться.

- Да, некромантия! В моём родном городе это такая техника, используемая для призыва духов, а под духами я имею ввиду – призраков! Другими словами, некромантия – это ритуал призыва Пустых.

Услышав его определение, выражение лиц у каждого изменилось.

- Призвать Пустых? Ты можешь это сделать?

- Есть лазейки для этого трюка. Эмилия-тан, что ты думаешь о том, чтобы бросить вызов тем, кто обманул тебя?

- Если я буду так думать, то это значит, что меня обманывали до самого конца!

- Это действительно нормально? Ничего плохого не случиться?

Рем встала на сторону встревоженной Эмилии и подошла ближе к Субару.

- Нормально думать о том, что Пустые – и есть источник зла. Я не буду сомневаться в тебе, но если вдруг случайно что-то…

- Ничего. То, чего люди боятся, так это того, что они не могут объяснить, верно? Если их призвать некромантией, то ваш страх перед ними уменьшиться.

- Даже если и так, эти вещи страшны!

По лицу Рем можно было определить, что она была напугана. Она встала к Эмилии и прикоснулась с ней плечом. Эмилия сделала вид, что успокаивает её, хотя сама была охвачена собственной беспомощностью.

- Ладно, я признаю, что иногда ты можешь говорить полезные вещи, я полагаю.

- Неожиданно. Ты согласна со мной, Беако?

Беатрис фыркнула от слов Субару.

- У меня есть много вещей, которые я хочу сказать Пустым. Если мы их призовём через некромантию, я их поколочу, я полагаю.

При мысли о некромантии, лицо Беатрис горело враждебностью. Ей казалось, что она не была для них серьёзным противником, и поэтому бросила взгляд на Розваля.

- Звучит неплохо. Делай как считаешь нужным. Честно говоря, мне также интересна некромантия, для призыва Пустых. В конце концов, я хочу их увидеть.

- Что и следовало ожидать от Роз-чи!

Получив одобрение от главы особняка, его переполнила радость, и Розваль это понимал.

- Тогда давайте начнём заниматься приготовлениями! В чём дело? Это не так сложно. На просто нужна бумага, перо, чернила и монета.

- Это очень дёшево. Подделка.

- Разумеется – это всё же трюк. Появившись в моём городе, он стал очень популярен.

- Значит, Пустые тоже есть в родном городе Субару? Ты очень храбрый…

Субару улыбнулся Эмилии, которая странно восхищалась им, и поэтому опускал подробности.

Если он снова уйдёт в подробности, чудом будет то, что Эмили упадёт только в обморок.

- Тогда мы начнём первый ритуал «Госпожи Коккури» в резиденции Розваля!

 

3

 

Госпожа Коккури была популярна в Японии некоторое время. Влияние было сильным. Даже сейчас она настолько популярна, что в некоторых областях запрещена.

Существует теория, согласно которой Коккури появилась от «лисы»(кицунэ) и «собаки»(ину). Люди думали, что они могли призывать духов через некий ритуал.

В мире Субару она уже была старой игрой, но до сих пор известна, и людям более-менее известно, как проводится ритуал.

- Просто так не вызвать госпожу Коккури. Для начала нужно подготовиться к разговору.

- Так вот зачем бумага и перо? Ты будешь говорить с госпожой Коккури, писав на…?

Субару расстелил на столе белую бумагу, когда Рем задавала этот вопрос.

Но при этом она держала оружие, что являлось чем-то новым в этом особняке. Другими словами, Рем готовилась к битве с духами. У неё было всё готово для того, чтобы превратить госпожу Коккури м маленькие кусочки.

- Уродливый символ «Е». Такое ощущение, что мы тратили на тебя зря время.

- Помолчи, Сестрёнка. Если и ты можешь прочитать это, то ничего не имеет значение.

Он расставлял все символы на бумаге так, чтобы они соответствовали хирагане в этом мире.

- Последний столбец, который нужно подготовить, это столбец чисел, обозначение мужского и женского пола. И нужно позаботиться о вратах для госпожи Коккури.

Он методично писал символы, цифры от 0 до 9, пол, и наконец, «да» и «нет».

- Эмилия-тан, одолжи мне немного денег.

- Хорошо, но не трать впустую.

- Мужчина, который материально зависит от женщины…

Субару проигнорировал слова Пака и положил золотую монету, которую дала ему Эмилия. Затем он кивнул Рем и Эмилии, и они заняли свои места.

- Прежде чем мы начнём, есть несколько важных моментов, на которые нужно обратить внимание. Для начала нам нужно положить указательные пальцы на монету и ни в коем случае не убирать их, пока мы не закончим.

- Та-а-ак. Понятно. Не отрывать палец, да… Я могу заморозить его?

- Дело не в том, чтобы удерживать его насильно. Нужно это делать сознательно. Кроме того, только так нам госпожа Коккури будет отвечать на вопросы. Она будет ругаться, если всё делать не в той последовательности. Пожалуйста, следуйте моим инструкциям.

- Понятно… значит, нужно просто быть послушной. Я понимаю, чего ты от меня ожидаешь.

Эмилия сидела с серьёзным лицом. А у Рем в голубых глазах отражался дух бойца. Из-за этого Субару чувствовал беспокойство.

 Плюс к этому Беатрис, которая была полна враждебности, и Рам, у которой было недоверчивое выражение. Розваль и Пак были нейтральными, но это не улучшало его беспокойство.

У них не было такой силы воли, чтобы просто посмотреть на госпожу Коккури.

- Иногда люди способны на разные поступки…

- Хватит говорить попусту. Начинайте. Быстро, я полагаю.

Субару был похож на дурака из-за циничного отношения. Он взял себя в руки и протянул палец к монете. Эмилия и Рем делают так же. Их пальцы лежат друг на друге и на монете.

Все начали чувствовать небольшое напряжение. Ритуал начался, когда все они задержали дыхание.

- Госпожа Коккури, госпожа Коккури. Пожалуйста, выходи. Если ты там, пожалуйста, дай знак «да».

Это было похоже на пение. Субару произнёс эти слова с таким энтузиазмом.

Эмилия и Рем напрягли свои пальцы, когда услышали эти слова. Тем не менее, никаких изменений не последовало. Субару смотрел на монетку, которая не сделала никакого движения и попытался снова.

- Госпожа Коккури, госпожа Коккури. Пожалуйста, выходи. Если ты там, дай знак «да».

Он повторил эти слова ещё раз, но изменений не последовало.

Всё это расслабило атмосферу в зале. Эмилия и Рем вздохнули с облегчением. Так же вздох послышался из-за спины. У Беатрис из-за этого ещё сильнее ухудшилось настроение. Но…

- Ай!

Эмилия взвизгнула от удивления. Рем широко расширила глаза и не могла подобрать слова. Субару тоже задержал дыхание.

Они так отреагировали, потому что монета медленно начала двигаться к «да».

- П-пожалуйста, возвращайся к «тори».

На Субару обратились взгляды двоих девушек, которые пытались понять, что дальше. В ответ на слова Субару, монета начала двигаться к «тори», что доказало то, что ритуал Субару сработал успешно.

Призраки показали себя и оказали влияние на создание участников, но это только начало.

- Хорошо, теперь можно задавать вопросы. Что вы хотели бы спросить?

- Су-су-су-субару, покажи нам, как это сделать правильно.

- …Да, думаю, так будет лучше. Я до сих пор не чувствую Пустого.

Эмилия не скрывала своего испуга, а вот Рем неправильно понимала ритуал, так как думала, что должна напасть на призраков.

Видя, что они дали право задать первому вопрос, Субару немного подумал.

- Госпожа Коккури, Эмилия-тан боится напрасно, верно?

- Субару!?

Эмилия опять подняла голос, но монета начала двигаться. Золотая монета пошла к слову «да».

- Спасибо. Госпожа Коккури, возвращайтесь к «тори».

Субару был доволен результатом. Когда он попросил духа вернуться к исходному положению, монета плавно начала двигаться к слову «тори».

- Итак, это ритуал госпожи Коккури. Нужно снова провести ритуал вопросов и ответом, чтобы не быть грубыми с ней… Эмилия, что с твоим лицом?

- Я… Мне не страшно. Я думаю, что ответ на этот вопрос был ошибочным. Субару, наверное, пошевелил пальцем. Меня не обманешь.

(Коккури) – Нет.

- Ай!

Госпожа Коккури безжалостно сокрушила милую силу воли Эмилии. Она снова издала свой писк, и тихо произнесла: «Извините».

- Госпожа Коккури. Что мы должны есть сегодня на обед: мясо или рыбу?

(Коккури) – Мясо.

 Рем, которая наблюдала за ходом игры до сего момента, решила смело бросить вызов Коккури. Увидев сложенное слово, Рем поблагодарила её за совет, а затем переключила внимание на Субару и остальных.

- Э… Разве это не удивительно?

Эмилия коснулась своего лица, и почувствовала на нём изумление. Она моргала и пристально смотрела на монету.

- Госпожа Коккури потрясающая. Я поражена.

(Коккури) - Не удивительно.

- Извините, что сомневалась в вас. Более того, вы очень вежливы с нами.

(Коккури) – Обычное дело.

- Это так? Обычное дело… но недоразумение – очень плохая вещь и я прошу прощения.

(Коккури) – Всё хорошо.

- Госпожа Коккури действительно может вести такие спокойные разговоры!?

Когда они задавали вопросы, монетка скользила по бумаге, создавая слова. Этот разговор в Субару создавал довольно странные ощущения.

Теперь Эмилия полностью доверяла Коккури, поэтому её выражение отличалось от того, что было минуту назад. И Рем так же начала успокаивать свой боевой дух.

- Госпожа Эмилия, я тоже могу поговорить с госпожой Коккури?

- Ах, простите, госпожа Коккури, Рем тоже может поговорить с вами?

(Коккури) – Разумеется.

- Она должна ответить «да», а не «разумеется»!

В этом ритуале, Коккури теперь была участником с четвёртой точкой зрения, а не почётным гостем.

Это сильно отличалось от того, что они недавно услышали. Возможно, Коккури сильно отличалась в этом мире. В нашем мире с Коккури очень сложно иметь дело.

- Субару каждый день доволен моей готовкой?

(Коккури) – Разумеется.

- Субару наслаждается своей работай в особняке? Это тяжело для него?

(Коккури) – Приятное усталое чувство.

- Субару хорошо ладит с сестрёнкой?

(Коккури) – Безразличен к ненависти оппонента.

- Субару…

- Эм, Рем? Я сам могу ответить на такие вопросы, если ты меня спросишь на прямую, понимаешь?

- Нет, это стыдно, так что…

- Это глупо!

Он не понимал, почему Рем стесняется задавать ему вопросы на прямую, и задаёт их Коккури.

- Хорошо, давайте помолимся за её уход. Госпожа Коккури, спасибо. Чтобы не случилось, возвращайся домой.

- Спасибо. Давайте поговорим снова когда-нибудь.

- Я молюсь, чтобы по пути домой ничего с вами плохого не случилось, и вы благополучно вернулись.

Субару был не особо формален, а вот Эмилия и Рем встали на прощание. Все они попрощались, и монета встало на «тори». И затем чувство негодования быстро расселилось, когда Коккури ушла домой.

- И так. Как оно? Госпожа Коккури не страшный Пустой, верно?

- Это удивительно. Я не могу поверить, что это случилось. Может ли быть, что это духи… хотя не похоже.

- Мана не манипулировала с тем, что я видел. Такое ощущение, что я увидел уникальную некромантию, такую таинственную.

Розваль молчал до этого момента и внимательно следил за ритуалом, и сейчас восхищённо кивал головой. Он бросил своё одобрение.

- Похоже, это не было делом духа. Если бы это был дух, Волакия это заметил бы. Что ты думаешь, Бетти?

- …Я не признаю это. Само существование Пустых неприемлемо, я полагаю.

- Бетти?

Беатрис отвечала на вопрос Пака возмутительным голосом. Это заставило его расширить глаза.

- Я займу твоё место, молодая из сестёр. Я разоблачу эту ложную уловку, я полагаю.

- Тебя сложно удивить, да… Ты сомневаешься в госпоже Коккури, которую видела? Если так, то как ты объяснишь то, что видела сейчас?

- Молчи и будь спокоен. Или ты боишься, что я узнаю правду? Если да, то, с этим ничего не поделаешь, я полагаю.

- …Рисовый пирог наготове. Ты заплатишь за это, лоли с дрелями.

Рем отдала своё место Беатрис. Субару снова погрузился в кресло. Беатрис посмотрела на Эмилию.

- Ты тоже. Поменяйся местами с Братиком, я полагаю. Нет духов, которые встали бы на сторону Коккури, и у меня подозрение к людям, которые её поддерживают. Я с Братиком узнаем правду, я полагаю.

-  Какие подозрения ты можешь иметь к тем, кто поддерживает Коккури. И так, Пак, ты участвуешь?

- Как насчёт моего хвоста?

- А? Понял. Хорошо. Используй хвост.

Пак взлетел над стулом и протянул свой длинный хвост к монетке. Субару и Беатрис сделали тоже самое.

- Субару…

- Всё будет хорошо, Эмилия-тан. Я буду под защитой госпожи Коккури.

Эмилия положила руки на грудь и с жестом, похожим на молитву, произнесла имя Субару. Увидев это, он сделал глубокий вздох.

- Госпожа Коккури, госпожа Коккури. Я прошу прощение за новый вызов, но если вы там, пожалуйста, дайте ответ «да»… Это как-то быстро.

(Коккури) – Ты слишком часто зовёшь, человек.

- Правда. Ты в праве злиться. Быть вызванной сразу после того, как вернулась домой. Мои извинения.

Субару извинился на недовольство Коккури. Но ещё две пресны расширили глаза от неожиданного движения монеты.

- Я ничего не делаю. А ты, Бетти?

- … Я тоже расслаблена, я полагаю. Но если бы это была не я, то сразу бы её уничтожила.

(Коккури) – Абсурд.

- Она говорит, Бетти.

- Это бесстыдно!

- Так, давай задавай вопрос, Беако. Сразись с ней.

- Я покажу всем, как ты исчезнешь, я полагаю.

- Почему ты так груба!? Ожидаешь, что она выскочит на твою наживу, как дельфин?

(Коккури) – Интересно, пусть она так это и сделает.

- Вау, Коккури-сан, ты настоящий садист по отношении к Беако.

Коккури встало в оборону в ответ на слова Беако, которая собиралась бросить ей вызов. Даже госпожа Коккури видела сквозь детскую натуру Беатрис.

- Хорошо, что думает обо мне Лия?

(Коккури) – Трудолюбивый младшей брад. Иногда мама.

- Фу-фу-фу. Забавно. Хорошо, что я думаю о Лии?

(Коккури) – Милая, трудолюбивая дочь. Иногда мама.

- Вы иногда видите друг в друге матерей?

Пак глубоко засмеялся, а Эмилия лихорадочно покачала головой и начала отрицать это. Это были отношения между родителем и ребёнком, которых он не понимал.

- Хм. Если это так, то расскажи о том, что думает обо мне Братик, я полагаю.

(Коккури) – Почтительно.

- Что? Почтительно? Что это значит? Она думает, что я честна…?

(Коккури) – Скажи почтительно.

- Почему она так жестока ко мне?

Независимо от того, полностью или нет, Коккури могла попадать в слабые места. После этого она умело увернулась от вопроса Беатрис. И эта девочка, полная ярости, резко стала подавлена.

Теперь Беатрис не сомневалась в существовании Коккури, так как начала спорить с ней. В некотором смысле, её цель была достигнута. Пришло время вернуть Коккури домой.

- Ах, Субару. Могу ли я сделать ещё кое-что?

- Хм? О, Рем, ты хочешь задать вопрос?

(Коккури) – Хорошо.

- Госпожа Коккури совсем не злая. Всё хорошо, Рем, задай вопрос.

- Тогда я приму ваше предложение. В последнее время количество хранимого майонеза в кладовой начало уменьшаться. В чём причина?

В этот момент, беззаботная Рем бросила свой вопрос. Монетка скользила небрежно по кругу, пока не остановила своё движение. Монетка, которая остановилась на «тори» удивила Субару и остальных.

Эти трое затаили дыхание и уставились друг на друга.

Таким образом, история вернулась к началу.

 

4

 

Держа монету, трое смотрели друг на друга.

Все были напуганы тем, что монета вот-вот начнёт двигаться. Однако этого не произошло.

Субару создал майонез в резиденции Розваля. Это было так же благодаря серьёзному участию Рем. Качество было не таким, каким оно было в настоящем мире Субару, но без него он не мог нормально есть большинство блюд.

Но были так же люди, которые тайком каждый вечер ели майонез. Именно этим человеком и был Субару. Он тайно ночью ходил на кухню и ел майонез, так его не обнаружили.

- Что с твоим плечом, Беако? Пак, и ты, что с твоим хвостом?

- Ты тоже. Твои скулы напряглись. Даже в нормальных обстоятельствах у тебя хитрая улыбка. Коккури не существует. Никаких сомнений, я полагаю.

- Так, вы двое, давайте просто поговорим. Будем более конструктивнее.

Они сдерживали друг друга, но не ослабляли свою силу, вложенную в монету.

Субару притворялся, чтобы не раскрыли его секрет, но они всячески ему мешали. В таком случае он станет виновным.

- Ай, монетка…!

Эмилия, дрожа, наблюдала за ними, пытая разглядеть монету, которая начала двигаться. Но скорость монеты была медленной. Движение была настолько скудным, что могло порвать бумагу. Золотая монета медленно скользила по знакам: «бе», «а», и «ко». Разумеется, Субару сам двигал монету.

Он выдвинул ложное обвинение до того, как его разоблачили, что сделало ситуацию неопределённой. У него не было выбора.

- О-о-о, так наш маленький преступник оказывается…

- Не играй в свои игры! Ложь и провокация, я полагаю…!

Когда она заговорила с довольным Субару, пальцы Беатрис начали светиться. Сразу после этого монета начала двигаться.

- Ты! Не смей!

- Смотри, смотри хорошенько. Эти движения ясно показывают, кто наш…

Как и сказала Беатрис, монета изменила свой курс, набирая символы «су», «ру», «ба». Было сразу понятно, что она использовала магию.

- Это Суруба?

 Эмилия читала эти символы в такой последовательности, и была сбита с толку. Если она правильно поймёт последовательность, то преступление Субару раскроется.

- Так ты уничтожишь госпожу Коккури!

- Что? Нет, я полагаю…!

- Су-ба-па-цу?

- Я покажу тебе, как издеваться над госпожой Коккури!

- Я не позволю, Субару. Здесь я покажу вам человека, который издевается над Коккури!

- Я буду вместе с Братиком, я полагаю! Мы вдвоём одолеем Коккури!

Они встали против Субару, и своими силами начали снова двигать монету в сторону «су». Из-за этого Субару загнал себя в тупик на своём поле боя.

Если это продолжиться дальше, его победят.

(Коккури) – Прекратите это.

Монета, в которую они вложили столько силы, сама стала двигаться на большой скорости, и тогда Субару, Пак и Беатрис попадали со стульев. Монета стала дикой и начала набирать символы, которые оскорбляли этих трёх людей.

(Коккури) - Ребёнок, который хочет остановить эту ссору здесь.

- Ребёнок…?

(Коккури) – Эмилия.

Субару удивился ответу Коккури и обернулся. Там он увидел Эмилию, которая печально смотрела на троих. Она держала руки у груди, словно молясь.

(Коккури) – Запомните её. Доброе и любящее сердце.

- Госпожа Коккури, вы…

(Коккури) – Я больше не нужна. Что дальше? Они скажут правду.

Субару не мог ничего ответить. Пройдя последний символ, монетка вернулась к «тори». Атмосфера в комнате изменилась.

- … Похоже, Коккури вернулась домой.

- Мне жаль. Я сказала что-то плохое и госпожа Коккури разозлилась.

- Н-нет, Рем. Это не твоя вина. Это была моя вина, так как я поднял тему о Коккури. Наверное, это и её тоже беспокоило.

Он был обеспокоен дружелюбием Коккури, но и испытывал сильное чувство вины.

- Рем, про майонез…

- Ничего, мы ведь не узнали, кто настоящий преступник…

- Нет. Преступник…

Субару посмотрел в глаза Рем и поклонился от стыда.

- Я преступник.

- Я это сделал.

- Меня провоцировал демон, я полагаю.

- Что?

Три голоса прервались и Рем широко раскрыла глаза. Она была удивлена сильнее, чем эти трое. Они обменялись взглядами и открыли рты.

Увидев эту реакцию, Эмилия положила палец на монетку.

- Госпожа Коккури, госпожа Коккури. Может, вы знали это с самого начала?

Затем она задала этот вопрос с милой улыбкой на лице.

 

5

 

- Что это был за фарс, господин Розваль.

Они решили покинуть зал, где три преступника, сидя на коленях, искренне извинялись за свой проступок. Рам шагала за Розвалем, когда он резко засмеялся.

- Разве это не было смешным шоу? Субару очень интересный человек. Я не могу устать от него. Абсолютно. Просто великолепно.

- Не привязывайтесь к Борусу так сильно. Даже сейчас его поведение возмутительно.

- Мне просто было интересно узнать, рассердишься ли ты от моих слов.

В ответ на слова главы дома, Рам без возражений вздохнула.

С самого начала Рам никогда не противоречила мнению Розваля. Она была полностью ему верна. Но…

- Как вы переместили эту монету?

- С помощью магии ветра и земли. Я рассеивал ману ветром, пытаясь обмануть их, и направлял монету через локальный удар. Похоже, что Беатрис и Великий Дух заметили это и просто проигнорировали.

Застенчивый ответ Розваля заставил Рам напомнить о двух соучастниках. И ими были миленький котёнок и, безразличная мелькая девочка.

- Однако, у меня было неприятное ощущение от последнего вопроса. Беатрис и Великий Дух сами нажили себе проблемы.

- А?

- Я не понимаю, это ведь была просто игра. Так же не было никакого вмешательства маны. Как же это Субару называл, хм…

Розваль подмигнул Рам, которая ждала его прямого заявления. Шутил он или говорил правду, было тайной даже для самой Рам, которая не могла не могла читать между строк.

- Отныне проведение этого ритуала в особняке под запретом, так же, как и упоминание Коккури.

Сказав это, она интенсивно кивнула, приняв это решения.

Таким образом, игра «Госпожа Коккури», которая стала совсем новой в этом мире, стала табу, как и в предыдущем мире. Или по крайней мере, во владениях Розваля.

День, потерянный навсегда

 

 

Всё моё тело окутывала жгучая беспомощность.

Словно палящий огонь, как онемевший лёд, давление, отчаянье, такое мутное, словно светлый единственный проблеск средь тьмы.

- Ах, ай, больно…

Сжав зубы, тело изо всех сил пыталось вынести это подавляющее чувство.

Плач или стон помогли бы, будь это простая боль. Но это необычное чувство от удушья, всё, что циркулировало внутри тела, являлось ненормальным.

Даже доктор ничего не мог сделать. Никто не мог понять эту боль.

И безразличие всех к беспрецедентным вещам, которые они не могли понять, пугали. Боль, которую невозможно было вообразить, являлось не той, к которой моя семья не могла вынести это бремя. Ребёнок был талантливым, невероятно талантливым. Но его недостатки были смертельны для него. Все так говорили.

Боль возникала независимо от времени и места, будь это семейный обед или важная церемония. Попав в такое состояние, я бы впал в безумие.

Поэтому эта боль не могла быть передана никому, и я должен принять её, как свой грех.

Шли годы, и её интенсивность росла, я привык прятаться везде, где меня не могли найти, когда боль одолевала меня.

На этот раз, к счастью, я был в невероятной близости к своей комнате, где мог бы спрятаться на несколько часов. Хотя боль могла длиться несколько дней. Нужно просто подождать, но…

- Кто, кто ты?

Не успел я лечь на кровать, как в моих глазах мелькнула фигура незнакомца. Она сидела рядом, наблюдая за мной.

- Что…

Стоя перед ней, я не мог успокоить дыхание. Это был большой сюрприз, похожий на экстаз.

Девушка, одетая в чёрное, с волосами похожими на снег. Она сузила свои тёмные, изысканные глаза и посмотрела на меня. Забыв о своей боли, моё тело даровало мне иллюзию покоя от невозможной красоты. Однако, девушка, пытаясь доказать, что она не иллюзия, красавица встала, подвинула белый палец к моей груди, и я застыл, а она…

- Дурачок, не знающий, как правильно нужно распределять ману внутри тела. Очень жалко.

- А, ха… я…

Я не мог понять, почему ослепительная красавица сделала меня таки безмолвным. Но, внезапно, тошнота поглотила моё горло. Половина моего обеда пролилась на мою прекрасную одежду и на руку девушки, которая касалась моей груди. Резкий запах наполнил комнату, и меня переполнил стыд.

 Стыд превыше боли, но не из-за того, что меня вырвало, а потому что я запятнал девушку перед собой.

Я пытался быстро извиниться, вспоминания всё об этикете, который учил всю жизнь, но не смог найти нужных слов.

И когда девушка пошевелила рукой, моя голова перестала думать.

Она приблизилась так близко, что я почувствовал её дыхание, а потом ещё ближе, что даже её дыхание было подавлено. Это был поцелуй.

Она прикоснулась персиковыми губами к моему рту, из которого только что вышла рвота.

- М-м-м…?

Таким образом, наши дыхания переплелись. Всё это произошло внезапно, что я не успел среагировать и принял её поцелуй. Впервые я почувствовал, как женский тёплый язык, такой мягкий, нежно прощупывает мои зубы, заходя всё глубже. Мой мозг полностью перестал работать, и все оставшиеся рациональные мысли сгорели.

Через мгновение, или несколько секунд, или даже десятки секунд, наши губы наконец разошлись. Они оставались связаны шелковистыми жидкими нитями, которые девушка осторожно отрезала своими пальцами.

- Ну? Что чувствуешь?

- Э-э…

 Поразившись её внезапны вопросом, я не знал, как ответить. Когда я стоял остолбеневший, как дурак, девушка, напевая, положила руку мне на грудь снова.

- Твоё сердцебиение такое быстрое. Но лишняя мана должна была выйти из тела благодаря мне, так что…

- Вы, что вы сделали со мной! И как женщина…

- А…?

Я схватил её руку, подвергая сомнению её необдуманный поступок. Она казалась удивлённой, поднимая брови и чередовала взгляд между своей схваченной рукой и мной.

- Только регулярно корректируя ману в своём теле, твоё тело и душа смогут сохранять равновесие. Иначе это превратиться в яд. Это ведь очевидно?

- Мана… что… магия?

- Иметь такое представление с таким талантом… Нет, лучше сказать, что это удивительно. Но твою смерть из-за этого я не смогу принять.

Медленно качая головой влево и вправо, девушка не пыталась скрыть своё разочарование. Я обдумывал то, что она сказала раньше. Если бы она не промахнулась языком, и если бы я не услышал её, то…

- Ты знаешь причину моей болезни?

- Это не болезнь в привычном понимании, это явление, которое случается с избранными, талантливыми людьми. То есть это «Избыток Маны».

- Избыток… маны?

- Это невероятно редкое явление, настолько редкое, что никто не мог это рассказать тебе.

И эти слова дали мне кое-что понять.

- Я…

- Да, я знаю, что это за болезнь. Когда я была ребёнком, моё плохое использование Врат Маны привело к её избытку. С этим пришла ужасная боль, которую никто не мог понять и вылечить.

В тот момент, когда я услышал эти слова, я перестал сдерживать боль и из моих голубых глаз потекли слёзы. Когда я разразился рыданием, мои колени подкосились, и я приземлился на пол, закрыв лицо руками. Она встала передо мной на колени и нежно погладила мои дрожащие плечи.

- Тогда… тогда, кто ты?

- Я – ведьма. Зло, которое время от времени склонно к благотворительности. А ты?

- Я…

Когда самопровозглашённая ведьма спросила меня, я затаил дыхание, не решаясь ответить.

Дома меня считали обузой, и, как говорили, я был тем, кому здесь не место. Я также пришёл к этому выводу, и моя собственная фамилия давила на меня чувством вины. Но в этот момент, только в эту самую секунду, я почувствовал, что мне простили этот позор.

- Я…

 

***

 

- Вот что случилось, когда я впервые встретил Учителя.

Голубоволосый юноша смущённо улыбнулся, почёсывая щеку пальцами.

Историю слушали девочки, с персиковыми волосами – это Льют, и Беатрис.

Все трое были в прачечной Святилища в Кремальдиском лесу.

Только что постиранная одежда висела на верёвках, которые тянулись меж деревьев и сохли на ветру. В свободное время Розваля расспрашивали о его прошлом.

История началась, когда любопытная Льюис случайно сказала: «А как господин Розваль встретил госпожу Ехидну?».

Чтобы ответить на этот вопрос, Розваль начал объяснять, и Беатрис, которая, по её собственным словам, случайно проходила мимо, тоже стала слушать.

На самом деле, Беатрис была не совсем честна с собой, и Розваль ей криво улыбнулся.

- Я… эм… господин Розваль, мне очень жаль.

- Хм?

Столкнувшись с улыбкой Розваля, Льюис в панике опустила голову.

- Я так небрежно спросила о таких личных вещах… мне стыдно.

- Вовсе нет. Если бы было что-то, чего бы я хотел избежать, то обговорил бы это. Именно из-за моего позорного прошлого, моя первая встреча с Учителем стала для меня особенной.

Его окутал холодный пот из-за того, что он мог не встретить своего Учителя.

Без её слов Розваль не заметил бы особенности своего тела и предположил бы, что боль была из-за неизвестной болезни. Он ничего бы не смог сделать, кроме как бороться в одиночку.

И, возможно, он умер бы давным-давно.

- Но этого не произошло, и я успешно отомстил своим родителям и братьям и успешно узурпировал дом Мейзерс, всё это благодаря Учителю.

- Вот как. Это… стоп, узурпировал…?

Восхищённый взгляд Льюис стал растерянным. Видя, как она реагирует, Розваль ослабил напряжённое выражение лица и повернулся к человеку, сидящим подле Льюис.

Там, скрестив короткие руки, отвернув голову с равнодушным видом, сидела Беатрис. Возможно, она притворялась безразличной, но…

- Бетти, как тебе история обо мне и Учителе?

- Что ты имеешь в виду? Я абсолютно не слушала тебя, вообще. И я не давала тебе разрешения называть меня Бетти, так что перестань фамильярничать со мной. Кроме того, мама слишком небрежна с людьми, с которыми только познакомилась, я полагаю.

- Это был единственный шанс, почувствовать приближенным к ней. Но я помню всё, что говорила Учитель мне с тех пор.

Девушку звали Ехидна, и она спасла его, ничего не прося взамен. Она сказала, что это просто прихоть. И это было правильное решение.

- Значит, она ни о чём не просила, а ты всё равно пытаешься ей отплатить, я полагаю?

- Беатрис, говоря так… я тоже понимаю чувства господина Розваля, так как я тоже та, кого спасла госпожа Ехидна.

- Хм…

Беатрис в ответ на эти слова надулась. Льюис, которая сказала это, дотронулась пальцами до своих длинных ушей, символа получеловеческой сущности.

Именно из-за них Льюис успела настрадаться за свою короткую жизнь.

Эту боль нельзя было стереть, но её присутствие уменьшалось с каждым днём.

И с этим Розваль выпрямил грудь, и гордо носил статус ученика Ехидны.  И стремился сделать для неё то, что она сделала для него.

- Тьфу, какой бессовестный человек. Искать «спасибо» просто жалко. В таком случае, пройдёт 100 лет, как ты приблизишься к маме, я полагаю.

- Но разве Беатрис не часто говоришь: «Вы все должны быть благодарны ей!»?

- Кто твой друг: Бетти или Розваль?

 Как будто её околдовали, Льюис быстро бросилась к Беатрис и начала извиняться. Хоть это был и риторический вопрос, Льюис всё же показала свой ответ. С точки зрения дружбы, Розваль проиграл Беатрис. Ради Ехидны, которая спасла его, Розваль потратил годы, пытаясь завоевать место, в котором он находился сейчас. Благодаря ей он завладел семейным бизнесом и получил место среди дворян. Он оставил родителей, отстранился от своих братьев и начал развивать талант. В результате у него были средства и талант, но он не мог сблизиться с ними.

Поэтому, глядя на отношение между Беатрис и Льюис, Розваль невольно улыбнулся. Его счастье для них превалировало над любой завистью, которую он чувствовал.  

У неё была мать, подруга и долг, поэтому она не чувствовала одиночества. Если бы сам Розваль стал одним из её друзей, он был бы доволен.

- Что это за странный нежный взгляд? Это раздражает, я полагаю.

Беатрис начала словесно атаковать Розваля, который молча наблюдал. Её милое лицо стало надутым, когда она указала на него своей короткой рукой.

- Если есть что-то сказать, просто скажи это, я полагаю! Я слушаю!

- Я люблю тебя, Беатрис.

- Какие отвратительные слова!

- Да, я уже в ужасе.

Будучи услышанным, он отозвал свои слова, когда Беатрис начала махать руками.

Розваль, поняв, что оказался в беде, сразу же вскочил и убежал, а злая Беатрис яростно преследовала его. За ними следовала Льюис, которая пыталась вернуть их к работе.

- Ха-ха, посмотрим, сможешь ли ты меня поймать!

- Беатрис, господин Розваль! Подождите меня!

И в итоге, трое начали играть, забыв о своей работе.

Посмотрев на них издалека, ведьма тихо пробормотала: «этот братик и сестрица не могут разрешить спор без суеты.», и улыбнулась.

Ожидание оттепели

 

Семилетняя Эмилия столкнулась с самым большим тупиком в своей жизни.

Эмилия была девчонкой с очень необычным поведением.

Её стены всегда были разрисованы, а закуски, которыми она угощала других были весьма необычными. Иногда она забывала чистить зубы перед сном и тайно делала макияж по утрам.

Взрослые во круг неё постоянно переживали за неё. Эмилия, несомненно, была умным ребёнком, умеющим доставлять неприятности. И эта умная Эмилия знала, как правильно выходить из любой ситуации.

Например из такой, с которой она столкнулась в настоящий момент. 

- Все! Помогите! Это большая проблема!

С острыми ушами, седовласая красавица Фортуна неслась по лесу с бледным лицом. Это первый раз, когда кто-то увидел всегда спокойную и элегантную Фортуну в такой панике, и поэтому, естественно, что эльфы и гости в чёрных одеяниях собрались вокруг неё.

- Фортуна, ты в такой панике… что случилось?

Первым, кто заговорил с ней, был стройный мужчина с зелёными волосами – представитель гостей в чёрных одеяниях. При приветствии Джуса, Фортуна подняла голову и, увидев его печальное выражение лица, протрезвела. Был только один человек, который мог заставить Фортуну сформировать такое выражение лица.

- Что-нибудь случилось с Эмилией?

Услышав дрожащий голос Джуса, Фортуна повернулась к нему спиной. За неё цеплялась маленькая девочка с длинными серебряными волосами. Её мило лицо кривилось от боли, когда она пыталась дышать.

- Это…! Эмилия, что случилось?

- Там тум… Тум-тум… у меня молит…

Джус быстро побледнел и начала ходить взад-вперёд.

- Фортуна, я не знаю, что значит «тум-тум».

- «Тум-тум» - значит живот. То, что она пытается сказать, это…

- Эмилия, живот болит?

- М-м-м…

Джус посмотрел на Эмилию, которая из-за всех сил старалась изобразить предполагаемую боль в животе настолько невыносимой, насколько это возможно.

Разумеется, это обман.

 

***

 

К слову, почему Эмилия решила зайти так далеко?

Если кратко, то Эмилия – плохо воспитанный ребёнок. Если длинно, то это всё из-за Джуса и его группы.

Пока Эмилия была заперта в своей комнате принцессы, взрослые проводили тайную встречу с Джусом. Эмилия однажды встретила его, когда в тайне сбежала. И она почувствовала, что подружилась с ним.

Фортуна знала это, но до сих пор упрямо прятала Эмилию от Джуса. Это огорчало Эмилию, и она решила, что, если она притвориться, что у неё сильно болит живот, то «мама» Фортуна начнёт паниковать. А в панике она может сказать, что вроде – «Хочешь что-нибудь?». А Эмилия бы ответила – «Позволь мне увидеть Джуса». Эмилия усердно готовила себя к тому, чтобы у её «матери» появилась паника. Фортуна привела Эмилию в центр деревни, и теперь все знали о её состоянии.

Если Эмилия перестанет притворяться прямо сейчас, то её жизнь, несомненно, закончиться. Поэтому она должна идти до конца.

- Ой, больно…

- Эмилия, тебе действительно больно? Ты не притворяешься?

- …!

Арч, один из младших эльфов в деревне, задал вопрос отчаянно притворяющейся Эмилии. Он не только видел её в комнате принцессы, но и видел, как она играет, и задал этот вопрос, зная, что она может попасть в ещё большие неприятности.

- Арч, что сказать. Посмотри, сколько боли она испытывает, она не может притворяться.

- Но, Фортуна, Эмилия никогда не простужалась, и она была единственной, на кого не повлияли испорченные яблоки, от которых все заболели. Сейчас она выглядит также, как и всегда.

- Тогда это боль, с которой наша здоровая Эмилия не может справиться.

Находясь в центре деревни, Эмилия отчаянно пыталась обмануть взрослых. Фортуна стала живым щитом Эмилии от фракции во главе с Арчем.

- Это ужасно, Эмилия. Если… если был бы какой-нибудь способ, который помог бы мне укротить эту боль…

Стоя перед ней на коленях, Джус взял руки Эмилии в своих. Его глаза были полны меланхолии, и выражение его лица было наполнено беспокойством.

- Джус…

- Однажды Эмилия оказала мне горячую поддержку, поэтому на этот раз, пожалуйста, позволь мне помолиться за тебя.

- Помолиться?

- Да, я боюсь, что мы ничего не сможем сделать.

Тишина опустилась на всех присутствующих. Даже Фортуна и Арч, которые только что спорили, замолчали. Нет, Фортуна, протянула руку ко рту, показала выражение, которое отражало невыносимую боль, и её плечи слегка начали дрожать.

Это перевернуло мир Эмилии с ног на голову.

Как её простая шалость могла это сделать?

Она огорчила свою «мать», она заставила Джуса волноваться, и она полностью обескуражила всех присутствующих. Нет, она не могла позволить этому продолжаться.

 - Эмилия, твоя мать будет рядом с тобой, пока это не закончиться…

- А?

- А потом мы будем играть до конца. Извини Эмилия.

- Нет, подожди, остановись…

- Эмилия, я не знаю, имею ли я право молиться за благословления эльфов, но, пожалуйста, позволь мне сделать это.

- А?

Фортуна нежно коснулась её щеки, Арк закрыл глаза, и Джус искренне помолился.

Слёзы начали наливаться на её глазах, и она невольно начала плакать.

- Что-то, от чего моя милая Эмилия заболела, это должно быть, ужасно.

- Нет… мне… совсем не больно…

- Эмилия?

- Мой… животик уже престал болеть, так что…

Не в силах нести вину за свой грех и ужас её предполагаемой смерти, Эмилия во всём призналась. После этого Фортуна посмотрела в глаза Эмилии.

- Мама Фортуна, у меня в животе…

- Боль прекратилась?

- Да.

Эмилия кивнула так, словно её уже признали виновной. Возможно, её накажут, лишат сладостей, и заставят ложиться раньше… Но, Эмилия не ожидала того, что будет дальше…

- Эмилия, это круто.

- А?

Эмилия, которая приготовилась к выговору, была поднята в воздух Фортуной. Фортуна, Арч, эльфы и гости; все радовались за неё. Излишне говорить, что и Джус тоже.

Он нежно погладил волосы паникующей Эмилии.

- Эмилия, твоё здоровье важнее всего. Чтобы Фортуна и остальные из нас не волновались, не забывай использовать одеяло в холодную погоду.

- Да, я… прости Джус.

- Пожалуйста, не извиняйся, «спасибо» или «хорошо» работает лучше, особенно для людей, которые заботятся о тебе. Помни, что, если ты за кого-то беспокоишься, тебе не нужно извиняться. Скорее, ты должна поблагодарить их.

- Спасибо, Джус.

 В ответ на его нежную улыбку и нежные слова, и вместо того, чтобы извиниться, Эмилия поблагодарила его.

- Мама Фортуна, спасибо. Я так сильно переживаю за тебя…

- Я была очень обеспокоена. Постарайся не беспокоить меня так в будущем.

- Но ты будешь лучше приготовлена к этому в будущем.  

- Я даже не знаю, с чего начать читать лекцию этому ребёнку.

Но хмурый взгляд Фортуны вскоре преобразился в красивую улыбку.

 

***

 

- Прости, что тебе пришлось подыгрывать мне, Джус.

- Вовсе нет. Ради тебя и Эмилии я бы всё сделал… Хотя, в начала я начал паниковать и чувствовал, что не смогу сдержаться.

Фортуна криво улыбнулась ему. Джус слегка наклонился, чтобы приподнять Эмилию, которая погрузилась в сон.

Прямо сейчас она пускала слюни на чёрный плащ Джуса.

- Ах, это выглядит так мило… Думаю, у нас есть запасной плащ.

- Если это делает Эмилия, то для нас это священное благословление.

- А вот это звучало отвратительно.

Фортуна наклонила голову с кривой улыбкой. В её аметистовых глазах отражалась спящая Эмилия.

- Тем не менее, я буду счастлива, если ты больше не будешь говорить такие странные вещи.

- Конечно, я буду следить за собой… Но за её улыбку я буду молиться, и чтобы у неё было хорошее здоровье и воспитание. 

- Когда мы впервые пришли сюда, это было ужасно. Даже когда Арч начал мне помогать с Эмилией, я всё равно не могу оставить её на долго. А теперь ещё больше проблем прибавилось…

Девушка, которую она любила, была очаровательна, и она постоянно волновалась. Желание всегда быть рядом с ней было непреодолимым.

Услышав невысказанные слова Фортуны, Джус беззвучно шевелил губами. Они оба пробыли в кратком молчании, а затем…

- Мама Фортуна… плачет… как… Джус…

В глубоком сне Эмилия пробормотала несколько слов. Фортуна и Джус посмотрели друг на друга и засмеялись.

- Когда она вырастит, то станет просто восхитительной. Ты была такой же, когда была маленькой со своим братом…

- Прекрати, это была давным-давно! Честно говоря, люди, которые знали кого-то, кого видели маленькими, всегда такие? Престань обращаться со мной, как с ребёнком.

- Нет, нет, я не это имел в виду…

- Спорить… плохо…

После слов Эмилии, которая использовала свой сон в качестве совета, Джус и Фортуна еще раз рассмеялись.

Трудности в делах Отто Сувена

Часть 1

 1

  

«Господин Отто, я считаю несправедливым, что вы постоянно путешествуете вместе с Субару.»

С таким довольно яростным комментарием Отто был остановлен окликом девушки.

Работница особняка, это подходящее описание ее текущим способностям. Девушку, которая за этот год набралась достаточно мастерства, чтобы иметь право называться горничной. Ее имя Петра.

Очаровательное лицо Петры и ее милые щеки покраснели, когда она сделала такое милое заявление, на которое Отто горько улыбнулся.

Поместье Розваля. Раннее утро.

Прогуливаясь по строительной площадке, пытаясь расслабить своё тело, затвердевшее от бумажной работы, которая заняла всю ночь, его сонная голова проснулась о одного необычного обвинения.

«Что? Это абсурдно! Или случился “force mojor”?»

«Неужели? Значит, это не вы просили мастера отправиться вместе с Субару?»

«Почему все общаются со мной, как с каким-то жутким парнем?!»

Увидев недоверчивый взгляд Петры, Отто застыл.

Ее подозрения были направлены на город Водных Врат, который они захотели внезапно посетить.

Что касается этой темы, то прыжок в карман хорошо подготовленного противника был одной из немногих вещей, которые действительно интересовали самого Отто. Но даже в этом случае это, казалось, было предметом зависти для Петры.

Потому что, в конце концов, в списке тех, кто направлялся в город Водных Врат -  город “Пристелла”, имени Петры не было.

«Ну, я думаю, что тут уже ничего не поделаешь. Петра, в конце концов, ты уже давно собирались присутствовать на собрании, которое собирается провести Маркграф.»

«Да… Я понимаю. Я имею в виду, что это была моя идея.»

Заговорив детским голосом, Петра раздражённо ущипнула пальцами фартук.

Петра, которая не будет сопровождать их в Пристеллу, будет играть роль слуги рядом со своим господином Розвалем. Это было, по сути, то, что она сама предложила. Следовательно…

«Может быть, мне пойти и поговорить с Маркграфом?»

«...Все в порядке. Я уже не ребёнок, я не могу причинять другим неприятности из-за таких вещей.»

Когда Отто слегка отвлёкся, Петра чётко и быстро ответила со всей своей решимостью. Когда Отто услышал ее неуверенное решение, то разразился смехом: «Ха-ха-ха!», от чего глаза Петры были широко раскрылись.

«Господин Отто, вы просто дьявол! Вы проверяли меня!»

«Ха-ха, прости меня. Но твой ответ был очень быстрым, не так ли? Это заставило меня почувствовать себя непринужденно.»

Пока Петра с распухшими щеками выражала свой гнев, Отто извинился.

Но в глубине его извинений чувствовалось искреннее облегчение, вызванное решением Петры. Хотя ему было жаль ее, он хотел, чтобы она превосходно исполнила свою роль слуги Розваля на собрании.

В течение этого года поведение Розваля не вызывало никаких сомнений. С тех самых пор, как Розваля раскрыл свои планы в «святилище», он стал энергичным, поставив все на кон на Эмилию и Субару.

И та встреча станет итогом прошедшего года. Поскольку Отто не сможет сопровождать его, то Петра высказала желание занять его место.

Субару, Эмилия, очевидно Рам и даже Гарфиэль и Фредерика, которые пострадали от его планов, проявили терпимость к Розвалю. Это было их добродетелью.

Не простить его было бы проще. Для Субару или остальных… Но, Отто чувствовал благодарность за их прощение.

Поэтому он и Петра, те, кто были не способны простить Розваля, были необходимы.

«Побудь нянькой для Маркграфа. Петра, ты единственная, кто может это сделать.»

«Хорошо. Я бы всю равно это сделала, если бы ты не попросил… а ты, господин Отто, присмотри за Субару и сестренкой Эмилией вместо меня. И за Беатрис тоже, ни на секунду не отводи от нее глаза, а то она исчезает, понимаешь? И ЗА ГАРФОМ ТОЖЕ… хотя, он довольно крепкий, так что, возможно, беспокоиться не о чем.»

«Хм, это невероятно точная оценка. Кстати, ты беспокоишься обо мне?»

«Господин Отто, вы ведь будете в порядке, так? С чего бы мне волноваться?»

«Я действительно не понимаю, почему все так плохо думают обо мне!?»

Посмотрев на него лицом, которое выглядело еще более недоверчивым, чем пару мгновений назад, Отто воскликнул этим вопросом, который эхом прошёлся по коридорам особняка.

 

2

 

«Отто, можно?»

Вместе с изящным стуком заговорила и показала своё лицо красивая старшая горничная, у которой были длинные золотистые волосы.

Та, кто опустила свои зелёные глаза, будто извиняясь, была той, кто выполняла обязанность горничных, как их глава в поместье Розваля – Фредерика.

Увидев ее, Отто удивлённо поднял брови.

«Фредерика, как необычно, что ты пришла в такое время. Разве пришло огненное время?»

«Почти, сегодня я буду разносить чай и печёные сладости в столовой. Петра будет делать супы и… Прости. Я отклонилась от темы.»

Пока она шла к центру комнаты, Фредерика выглядела немного смущённой, когда приложила руку к своим губам.

Это был жест, который она делала всякий раз, когда улыбалась. Вероятно, она делала это для того, чтобы скрыть свои клыки, которые были чуть-чуть острее, чем у человека, и это, похоже, в конце концов вошло у нее в привычку.

Хотя Отто не особенно возражал против этого, возможно, это было то, на что обратила бы внимание зрелая женщина. Потому что всякий раз, когда она выходила на свободу и широко улыбалась, они с Гарфиэлем были похожи, как две капли воды.

«Отто, поскольку сегодня рано утром Петра была невежлива, я тоже приношу свои извинения. Я уже позаботилась об этом.»

Пока Отто размышлял над этим вопросом, Фредерика глубоко согнулась в талии и заговорила. Услышав, что она сказала, Отто покачал головой в разные стороны.

«Ты преувеличиваешь. Ничего такого не произошло. Мы с Петрой просто разговаривали, как обычно... хотя, я не уверен, что это я вел себя правильно по отношению к ней.»

«Ну же, Отто, даже ты думаешь об этом именно так, не так ли? Это просто неправильно. Если она будет продолжать использовать в своих интересах ту доброту, которая есть у людей, которые заботятся о ней, рост этого ребёнка остановится.»

«Знаешь, мне почему-то кажется, что то, что ты показываешь – это не забота обо мне, а о будущем Петры…»

«Возможно… Не буду отрицать.»

Перед укоризненным взглядом Отто Фредерика неловко улыбнулась, как будто сдалась.

Хотя с ее стороны было очень смело ничего не скрывать, всем было хорошо известно, что Фредерика души не чает в Петре и старается воспитать из неё великолепную служанку. Поскольку Петра, с ее собственным стремлением к самосовершенствованию, также боготворила женщину, которая была не только любящей по отношению к ней, но и искусной в своей работе, было очевидно, даже со стороны, что у них были хорошие отношения.

«Значит, ее поведение на следующей встрече будет чем-то вроде кульминации для этого роста?»

«Действительно. Этот ребёнок быстро учится, когда речь заходит о работе... Я просто не могу отвести от нее глаз.»

Кивнув, Фредерика с гордостью подтвердила, как вырос ее любимый ученик. Отто закрыл один глаз, глядя на ее спокойное выражение лица.

«Может быть, ты так беспокоишься за своего младшего брата?»

«Похоже, от тебя ничего нельзя скрыть. Это так, да. Как ты знаешь, Петра находится в поле моего зрения, в то время как ГАРФ постоянно там, где я не могу дотянуться до него.»

Не переставая беспокоиться, Фредерика положила руку на свою пышную грудь и глубоко вздохнула. Даже Отто понимал опасения Фредерики и ее бесконечные страхи по поводу ее младшего брата.

В случае Гарфиэля причиной такого беспокойства было его окружение, а не сам человек, о котором шла речь. В течение этого года Отто тоже был вынужден кое-что предпринять из-за ее вспыльчивого младшего брата, который обладал силой, превосходящей силу обычного человека.

Хотя, к счастью, Гарфиэль боготворил Отто как старшего брата и уважал его мнение.

«Меня беспокоит, не вызовет ли поведение этого ребенка неприятностей для Эмилии. До сих пор он не имел никакого реального отношения к тем, кто связан с выборами, но…»

«На этот раз он так и сделает. Конечно, это тоже вызывает у меня беспокойство…»

Тем не менее Отто не питал к Гарфиэлю такой сильной тревоги, как та, что питала Фредерика.

Несмотря на внешность, Гарфиэль умел закрыть свой рот в тот момент, когда разговор заходил в дела вне его компетенции, в отличие от Субару, который в каждой бочке затычка.

Но предугадывать неприятности и решать их с наименьшими жертвами было его талантом, но и от этого у Отто кружилась голова.

«Но и Эмилия не исключение.»

«Как ты нервничаешь. Однако, Отто, я должна извиниться за то, что заставила тебя заниматься даже этими моими заботами.»

«Что, нервничаю? Такими темпами моя шея сама слетит с плеч.»

«Фу-фу. Но мы все же полагаемся на тебя. Что бы там ни говорили, лагерь, где отсутствуешь ты, просто не функционирует. Я очень прошу тебя, пожалуйста, позаботьтесь обо всех... особенно о моем глупом братце.»

Пока Отто почесывал пальцем щеку, Фредерика с улыбкой вежливо поклонилась ему.

Восхищаясь этой позой, достаточно красивой, чтобы быть очаровательной, Отто почувствовал, как глубоко тронули его ее слова.

«О, Отто, что-то случилось?»

«Не знаю, но то, что с тобой обошлись так достойно, тронуло мое сердце гораздо сильнее, чем я думал... Я клянусь сделать все, что в моих силах.»

Твердо стоя перед Фредерикой, Отто поднял кулак, демонстрируя свой новообретённый энтузиазм.

А потом, сжав кулак, Отто склонил голову набок.

«Кстати, Фредерика, ты беспокоишься обо мне?»

«О тебе? Э-э-э, что значит беспокоюсь...?»

«Даже ты со мной так поступила?!»

И вот, столь искреннее и лишенное всякого злого умысла недоразумение, Отто оказался ранен.

 

3

 

«Здравствуй Отто. Чай готов.»

Когда Отто вернулся на своё рабочее место после ванны, он был встречен наглым голосом и отношением.

В комнате, сидя на письменном столе Отто и изящно опрокидывая чашку чая, сидела розововолосая горничная - Рам.

В ответ на ее внушительное поведение и несуществующее уважение к окружающим Отто горько улыбнулся и пожал плечами.»

«Я уже не удивляюсь этому, но почему именно сейчас? Если бы это был обычный день, я бы подумал, что ты сейчас занимаешься лечением у маркграфа, или я ошибаюсь?»

«Да, совершенно верно. Так что я на минутку отвлеклась от работы и решила заглянуть к тебе. И даже во время этого перерыва мое время с господином Розвалем уменьшается. Надеюсь, ты это понимаешь.»

«Это ужасная формулировка.»

Тем не менее, понимая, что подобное поведение было типично для Рам, Отто взял чашку, которую ему поставили на стол, и поднес ее ко рту. Восхитительный аромат и вкус прошли через его нос и язык, заставив его невольно впасть в транс.

«Серьезно, Рам, твои навыки сервировщика чая просто первоклассны.»

«Конечно, так оно и есть. Кроме того, мои другие достоинства подобны звездам. Однако, поскольку время, когда они могут заглянуть с неба, свободного от облаков, коротко, они должны выбрать, чья голова должна парить над ними.»

«Впрочем, это я уже знаю.»

«...Это никуда не годится. Как и ожидалось от Отто.»

«Прости, но не могла бы ты перестать презирать все, что связано с моим именем?!»

«Ха!»

Фыркнув, Рам отмахнулась от Отто таким образом, что тот даже не смог ответить. Хотя в его нынешнем состоянии ума даже это было чем-то, что он уже принял как часть своей повседневной жизни, губы Отто сразу же расплылись в улыбке.

«Ну и что же? Если ты чувствуешь радость от того, что тебя ругают, то ты безнадёжен.»

«Значит, ты осознаешь, что ругаешь меня... Нет, я думаю, что сегодня ко мне приходило ужасно много людей. Рам, ты ведь тоже пришла узнать что-то о Пристелле, не так ли?»

«…»

Прищурив светло-розовые глаза, Рам хранила молчание, услышав слова Отто. Но самого факта, что она не отрицала этого, было достаточно, чтобы подкрепить догадку Отто.

Она тоже поняла, что ее молчание было подтверждением, и вздохнула.

«...Тот, с кем мы имеем дело, является достойным кандидатом на престол. А мы, здесь, имеем не совсем приличную Эмилию, которая собирается встретиться с ней лично. Ты ведь понимаешь, что твой долг как ее советника очень важен, верно?»

«Разве ты не должна была сказать это немного мягче?»

«Замалчивание фактов ничего не изменит. Кроме того, образ действий Эмилии повлияет и на самое большое желание господина Розваля. И я тоже не хочу увидеть это лицо, когда все разрушится.»

«…»

«Ну и что же?»

«Нет, мне просто интересно, чье лицо ты не хочешь видеть: Эмилии или господина Розваля.»

Увидев, как Отто наклонил голову, Рам безжалостно, сильно щелкнула языком. Чувства Рам было трудно понять и трудно переварить, но она была искренней.

На самом деле, Субару, Гарфиэль и даже Беатрис были теми людьми, к которым она была внимательна.

«Как бы то ни было, тебя предупредили. Похоже, ты уже выпил чай, который заварила сама Рам. Думай об этом, как о награде, уже выплаченной заранее, а затем иди и отдай все, что у тебя есть.»

«Так что же, это была взятка? По крайней мере, я хочу еще одну чашку, когда вернусь.»

«Посмотрим...»

Когда она легко и грациозно спустилась со стола, Рам разжала свои губы. Поэтому, поскольку они уже говорили о соглашениях, Отто снова посмотрел на Рам.

«Кстати, это также будет первый раз, когда я действительно буду участвовать на выборах, ты не волнуешься?»

«Перестань спрашивать, когда уже знаешь ответ. Какая гадость!»

 

4

 

«Может быть, они все-таки не доверяют мне?»

Вспомнив свои разговоры с Петрой, Фредерикой и Рам, Отто озадаченно склонил голову набок.

Поскольку он не спал всю предыдущую ночь, то сегодня собирался немного отдохнуть, пока не наступило утро. Прежде чем сделать это, Отто почистил зубы в ванной и вернулся в свою спальню.

«А, Отто.»

А на обратном пути в комнату он случайно наткнулся на Эмилию, одетую в ночную пижаму.

С длинными, влажными от влаги серебристыми волосами Эмилия была невероятно красива, когда улыбалась. “Вполне разумно, что Нацуки сходит с ума”, - подумал Отто с объективной точки зрения и горько улыбнулся.

«Госпожа Эмилия, вы идете ложиться спать?»

«Да, это так. Мне нужно хорошо отдохнуть и подготовиться к встрече в Пристелле. Я знаю, что могу в конечном итоге причинить много неприятностей другим, но я определенно буду делать все возможное.»

Сжав кулак перед грудью, Эмилия заговорила, и ее взгляд был полон энтузиазма. Затем она продолжила: «Но…»

«Поскольку ты со мной, то я уверена, что все будет хорошо, Отто. Потому что на тебя мы все рассчитываем.»

«…»

«Ну что ж, тогда Спокойной ночи. Отто, пусть приснятся тебе много сладких снов.»

Помахав рукой, Эмилия улыбнулась Отто, повернулась к нему спиной и так же спокойно удалилась. Пока он провожал ее взглядом, Отто медленно качал головой.

«...Похоже, они все-таки мне доверяют.»

Поэтому, слегка повысив голос, он глубоко и протяжно вздохнул и посмотрел вперёд.

Проект Free Novel создан группой переводчиков энтузиастов и посвящён переводам интересных японских ранобэ и лайт-новел, некоторые из которых можно найти только здесь. 

Над переводами работает команда Free studio 

Перевод с японского: Dendi,West 

Перевод с английского: Dendi, West, Heretic699, Morte S S

Редактура: Dendi, West, Heretic699, Hiko18

Наши первые переводы можно найти: http://tl.rulate.ru/users/51327

Реквизиты для желающих отблагодарить переводчиков:  

Яндекс-деньги:41001434950332 

 

© 2020