Тиат Шива Игнарио

Лакиш Никс Сеньорис

Колон Рин Пургатрио

Панибал Ноку Катена

Феодор Джессман

Глава 1 Преследование

Старший брат до последнего был против этого.
Однако его родители и бабушки и дедушки были слишком нетерпеливы, и поэтому его брату пришлось сдаться.
«Немедленно откажись, если не хочешь этого»- сказал он, а затем с сожалением отступил. Всё из-за того, что это был брак по расчету.
Мальчику на тот момент было десять лет; его невесте, по слухам, семь. Его привели в густо засаженный зеленью парк, арендованный обеими семьями. Где-то в парке была его невеста. Он, как бы руководствуясь судьбой, встретит её, и так начнутся их отношения. Которые будут углубляться по мере сближения друг с другом, и в конечном итоге случится самый естественный брак.
Как глупо.
Так стараться только, чтобы устроить эту шараду, назвав ее работой судьбы - да это просто фарс, не больше! Каждая часть сценария, от начала и до конца, была неправдоподобной.
Он слышал, что эта задумка пришла от какой-то известной свахи, которая за свою карьеру уже организовала около ста браков. Со своей стороны, мальчик уже был сыт по горло этим вопросом. Двести мужчин и женщин были сведены этим непостижимым методом? Позвольте мне искренне посочувствовать. Пожалуйста, пожелай мне удачи, потому что настала моя очередь пройти это испытание.
Эти мысли пришли ему в голову, мальчик сошел с экипажа и вошел в парк.
На территории парка было небольшое озеро, вокруг которого тянулся тротуар. Он также заметил цветочное поле, а также густую рощу, которая давала достаточно удобную защиту от подглядываний. У него начиналась тошнота. Какие очевидные попытки создать романтическую атмосферу.
«... Давайте просто покончим с этим».
Мальчику стало жалко своего брата, который беспокоился, транспортируя его сюда, но на самом деле он чувствовал себя совершенно равнодушным по этому вопросу. Он был из семьи, где мальчики его возраста были инструментами для таких браков. С самого начала он понимал, что любовь и романтика - мимолетные мечты.
Тогда вставал другой вопрос - возраст его невесты. Серьезно, семь лет? На три года младше меня?
«Они оба дети, поэтому это не проблема»- сказал тот, кто предложил этот брак. Этот человек, вероятно, ничего не понимал. Это была типичная ошибка взрослых, которые не обращали внимания на огромный пробел в трехлетнем жизненном опыте детей. Они были всего лишь детьми, как взрослые забывают о таких элементарных вещах?
... Ну, это не имеет значения. Где же этот семилетний ребенок? Я просто проверю все романтические места одно за одним.
Цветочное поле? Нет.
Беседка на вершине холма? Никого.
Тротуар вокруг озера? Он обошел озеро, но все равно не смог её увидеть.
Если так, то ...
В конце концов, ей было всего семь лет. Просто ребенок. Что, если она не поняла смысл этого мелодраматического фарса? Может она подумала, что они играют в прятки?
Если так, то ситуация внезапно становится хлопотной. Возможно, для того, чтобы усилить эффект от первой в жизни встречи с ней, он не был осведомлен о внешности своей партнерши.
Может быть, я должен проверить в других местах?
«Какая мука...» Когда он обернулся, раздраженный, его глаза встретились с глазами маленькой девочки, находящейся не слишком далеко от него.
«Аа...»
«Ой…»
Если подумать, это имело смысл. С одной стороны, мальчик, который уже отправился в сложный мир взрослых; с другой, девочка на три года моложе. Их взгляды на ситуацию, естественно, не были одинаковыми. Конечно, девушка, принужденная выйти замуж за незнакомца, будет осторожна в отношении своего будущего партнера.
И, конечно же, она старалась как можно на дольше отсрочить свою роковую встречу, но в тоже время пытаясь хотя бы немного повидаться со своим партнером, чтобы лучше понять его.
Девушка тихо вскрикнула, развернулась на каблуках и попыталась убежала ... но наступила на подол своего длинного дорогого платья и величественно упала. Платье, украшенное светло-синим кружевом, было мгновенно испачкано грязью.
Она старалась изо всех сил и смогла сдержать свои слезы на несколько секунд, но потом все же заплакала.
Мальчик подошел к ней, держа платок, смоченный в воде и вытер как можно больше грязи с лица и платья.
Выражение её лица по-прежнему было смущенным, а её настроение мрачным, однако, так - неохотно, хотя он был ... мальчик, он тоже бросился на землю и покатался, пока его собственный костюм не стал таким же грязным, как и её платье. Этот поворот событий, казалось, был довольно неожиданным для девушки, она безучастно смотрела на него, но все же потом радостно рассмеялась.
«Ну?» - спросил он. «Теперь, даже если они рассердятся, нас отругают обоих».
«Да!» - радостно ответила она. Послышался шорох, а затем из-под платья выскочил пушистый черный хвост.
-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
У девочки были животные особенности.
Когда она сняла с себя грязные перчатки и начала разглаживать своё платье, стало очевидно, что хотя она и родилась в семье без особенностей, вероятно, где-то родословной всё же была звериная кровь, которая проявилась в её поколении.
Мех, покрывающий её руки и ноги. Черный хвост. Маленькие кошачьи уши, скрытые под шляпой. Присмотревшись к ней, мальчик увидел, что её глаза тоже кошачьи, и шесть тонких усиков торчали из её щечек.
«Ничего хорошего во мне». Также она говорила с небольшим акцентом- возможно, из-за строения её горла. «Рада встрече с тобой с тобой».
«А-ах ясно.»
Вероятно, она принадлежала к типичной благородной семье, которая считала звероподобного ребенка позором. Теперь он, наконец, понял, почему их так сильно торопили с браком. Её семья могла бы избавиться от проблемы, одновременно укрепляя свои связи с другой уважаемой семьей. Это, должно быть, показалось им идеальным планом.
«Ты считаешь особенности нормальными?» - спросила она.
«Ну, более или менее. Понимаешь, я бы не назвал свои особенности нормальными.»
«Э? Но если твои особенности нравятся всем остальным. То живёшь нормальной жизнью, верно?»
«Я думаю, это было бы ... расхождение мнений. В этом мире много людей, которые сильно отличаются от твоей матери и отца». 
«Я ... не понимаю. Можешь пояснить?
«В конце концов, тебе всего семь. Мне десять, поэтому ты не понимаешь этого, в отличии от меня.»
«Не честно! Совсем скоро мне тоже станет десять!»
«А мне будет тринадцать. Я буду учиться и буду знать больше чем ты.
«Уркх!»
Видеть её по-детски надутые щеки, было довольно мило. Конечно, она еще слишком молода для серьезных отношений. Но он должен был признать это - она была красивой.
--------------------------------------------------------------------------------------------------------------
У них была какая-то слишком драматическая встреча, и расстояние между ними, конечно, сократилось. Все, что осталось, было для того, чтобы поток событий естественным путём привел их к браку.
Это не может быть просчитано этими организаторами, но полагать, что результат всё равно может оказаться тем же ... Эта идея его раздражала.

«Эм ...» Девушка, выглядя извиняющейся, потянула его за грязный подол костюма. Могу ли я показать свое раздражение? «Я ... хочу пойти домой».
«О, серьезно?» Он взглянул на большие часы, установленные у озера. Действительно, с начала их встречи прошло уже много времени. Оставалось не более десяти минут. «Ну, это было весело» - сказал он, потягиваясь.
Участвуя в этом фарсе, он, вероятно, более или менее оправдал ожидания своей семьи. Его дедушка требовал, чтобы он «сделал это, даже если бы ему пришлось использовать свои глаза!» Однако он не мог заставить себя это сделать - точнее, в этом не было необходимости.
Итак, давайте отвлечемся от плана. Давайте не превратим эту маленькую девочку и меня в инструменты для наших семей. Я не допущу, чтобы дела шли так, как они хотят.
«Знаешь тебе может быть было бы полезно найти способ сбежать из своего дома после того, как вырастешь», - сказал он. «Определенно лучше, чем оставаться запертой дома, как сейчас».
Она потянула его за рукав.
«Чего?»
«Это прощание?»
Он не ответил.
«Я хочу поговорить с тобой подольше».
Если она так говорит ...
«Мне не о чем говорить».
Маленькая ручка сильнее сжала рукав. Девочке, вероятно, до этого момента никогда не разрешалось иметь такую свободную беседу с кем-либо. Если бы она поговорила с кем-нибудь и узнала о мире, она перестала бы стыдиться того, что была с особенностями. Это не будет хорошо сочетаться с её семьей, и, несомненно, она воспитывалась под защитой.
Если он отпустит её руку, все будет кончено. Он вернется к своей обычной жизни, как и раньше. А она вернется к своей обычной жизни, как и прежде.
«Пожалуйста…»
Вероятно, она собрала всё свое мужество. Её дыхание было тяжелым, пока она умоляла. «Сможем ли мы вновь встретиться?»
Это плохо. Как я могу отказаться, если она так просит?
Полагаю, у меня нет выбора, кроме как поаплодировать способности этого человека, свёвшего вместе почти сто пар.
«Ладно, ладно. Я согласен снова встретиться с тобой, слышишь? Поэтому перестань делать такое слезливое лицо» - сказал он, махая рукой, признавая свое поражение. «Но я предупреждаю тебя, что эти отношения могут продлиться долгое время, поэтому будь готова к этому, понимаешь?»
«Долго ... что-то вроде трех лет?»
«Люди никогда бы не говорили о браке, если бы было достаточно трех лет ...»
Он попытался представить девушку через три года. Как она будет выглядеть после того, как вырастет еще немного? И еще дальше - как она будет выглядеть, когда станет женщиной?
К его ужасу он понял, что его действительно восхищает такое будущее.
«Если бы мы могли встретиться ещё много раз, это было бы так здорово!»
«Понимаю ... пока ты счастлива, я рад».
Хотя он сказал это легкомысленно, эти слова отражали его истинные эмоции, сокрытые глубоко внутри его сердца.
Но девушка, вероятно, совершенно не знающая сложного нюанса своего заявления, буквально приняла его слова. «Да!»
Ему пришлось отвернуться, чтобы скрыть свое выражение лица от сияющей, ослепительной улыбки, которая всплыла на её лице
-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Его родители были в восторге, как и его дедушки и бабушки.
Только его брат нес сложный взгляд на своем лице. Но когда он сказал, что «она была просто обычной, хорошей девочкой, поэтому я подружился с ней», его брат, сомнительно кивнул и ответил «ясно».
После этого мальчик и девочка иногда получали возможность встретиться друг с другом.
Каждый раз, когда они встречались, девушка принуждала его к новым рассказам. Чтобы оправдать её ожидания, он был вынужден заняться ещё более усердными исследованиями.
Конечно, это не беспокоило его, хотя действия её семья вызывали более чем достаточное раздражение.
Смотря со стороны это были веселые и счастливые дни.
Настолько, что от всего сердца он пожелал, чтобы эти яркие дни смогли продолжаться вечно.

 

Глава 2 - Город, ожидающий конца.

Часть 1 - Молодой офицер четвёртого ранга.


Прошло почти полгода с тех пор, как город Лайелл стал обречён.
Как он и ожидал, это место постепенно становилось заброшенным. Каждый день пешеходов становилось всё меньше, а в некогда шумном торговом районе витрины закрывались одна за другой.
К счастью, его любимая пекарня всё ещё была открыта. Хотя в продаже было меньшее разнообразие товаров, основная продукция по-прежнему оставалась. Итак, следуя урчанию своего желудка Феодор купил пакет пончиков.
И так, куда бы пойти? Думал Феодор, покидая магазин, со сказанными вслед продавцом словами «Большое спасибо». Было бы не очень аппетитно возвращаться и есть в бараках. Поскольку я выбрался сюда без разрешения, думаю, я мог бы и задержаться на некоторое время. И пока я всё ещё в штатском, я бы хотел поесть в каком-нибудь месте с неплохим видом.
Он сунул пончик в рот и, жуя его, пошёл, наполняя ноздри отчетливым городским запахом ржавого металла.
Это место некогда было одной из крупнейших шахт Регул Айра. Старые жилые районы горняков располагались вокруг крутого горного хребта, а оттуда остальная часть города росла почти спонтанно, лишь с небольшой задумкой, а когда были построены казармы, были проложены дороги и трамвайные пути. Камень как строительный материал был дорог, металл которого было гораздо больше, заменил его. Кобольды и гремлины, приходили работать со всех концов Регул Айра и устанавливали горнодобывающую технику одну за другой. Трубопроводы и электропроводка прокладывались на протяжении многих лет, распространяясь и сливаясь в не идентифицируемые массы вдоль дорог и стен.
Такое зрелище, не увидишь больше нигде во всём Регул Айре: город, рожденный металлом.
«О-ах»
Он неловко переступил то, обо что чуть не споткнулся. Главные улицы относились к простой стороне города, когда дело доходило до перемещения; в зависимости от области, иногда было достаточно места даже для прохождения кареты. Однако переулки были совсем другими.
Во-первых, здесь не было ровных дорожек, были скорее крутые холмы и лестничные пролеты. Подъёмы и спуски тесных лестниц, закручивались по спирали.
Вдобавок ко всему, вся область была тускло освещена, и не привыкшему глазу декорации казались бесконечными. Чувство направления путешественника быстро бы стало бесполезным, и само собой разумеется, компас тоже не помог бы.
Город Лайелл недобр к незнакомцам – если бы вы сказали что-то подобное, большинство его граждан ответили бы: "да, действительно!" и посмеялись бы над вами. Город относится ко всем одинаково - так что была даже поговорка. «Этот город, даже малость, не добр к нам»
Однако это всё было в прошлом.
«Уф ...»
Ступив на большую трубу, Феодор протиснулся через узкое пространство, пробираясь сквозь лес металлических строений по несуществующему пути.
Немало времени прошло с тех пор, как были закрыты шахты этого острова. С тех пор трубы, вероятно, не получали технического обслуживания. По пути в нескольких местах выскочили заклепки, и он чуть не соскользнул с платформы.
«... Тут и правда одиноко».
Присев на широкой трубе, чтобы отдышаться, он достал ещё один пончик. Краем глаза он заметил, несколько небольших големов.
Големы были инструментами, способными усердно следовать инструкциям, установленным при их создании, но можно было дать им и более сложные приказы, и в этом диапазоне они могли действовать с умеренной осторожностью, но они не могли действовать за этими границами.
Вероятно, они были созданы для обслуживания машин в Лайелле. Видимо, «отдых» не был включен в приказы, и поэтому они будут продолжать работать до тех пор, пока их части не остановятся.
«... В самом деле, это одиноко» - снова прошептал Феодор, вставая. 
Он прошел по маленькой спиральной лестнице заброшенного театра. Наверху его встретила тяжелая ржавая дверь.
В центре этого тесного и грязного города было мало мест с живописным видом. Одно из этих мест, крыша большого здания, находящаяся за этой дверью.
Он уже съел половину своих пончиков по дороге сюда. Но, у него всё ещё оставалась половина.
Навалившись всем телом, он толкнул дверь. «И…вот…так!»
Прозвучал низкий гул, дверь открылась и его глаза внезапно встретили свет.
За морем облаков солнце только начинало садиться. Под ним был тусклый и мрачный городской пейзаж, напоминающий хаотично выложенную серию бронзовых пластин. Пустые люди, такие тихие-словно спящие-мягко распространились по всему городу. Перед ним - 
Девушка.
Ошеломлённый Феодор чуть не выронил пончики. Он думал, что здесь никого не будет, он практически был в этом уверен!
И все же на углу крыши сидела девушка, её ноги свисали с краю. Она пристально смотрела на небо, размахивая ногами взад-вперед.

Девушка казалась совершенно безжизненной. Хоть она, несомненно, была жива, ничто не поддерживало этот факт. У него возникло своеобразное чувство неподкупности, которое можно было бы почувствовать, глядя на куклу, вырезанную с невероятной утончённостью. Её выражение было не читаемым; оно не было пустым, а скорее наоборот. Несколько эмоций смешались друг с другом, заставляя её лицо выглядеть как неразличимое серое облако.
Ах ...
Он сделал шаг назад.
Разве это не один из тех случаев, когда я не должен вмешиваться?
Он почти уже решил вернуться. Он не думал, о таких глупых вещах, как «Интересно, о чем она тревожится», или «Интересно, есть ли у неё проблемы».
Нет, дерьмо. Чтобы проделать весь этот путь сюда, ради такого вида, это всё равно что «В последнее время я боюсь встать на весы, чтобы проверить сколько я вешу».
Более того, при ближайшем рассмотрении, у девушки не было никаких рогов или клыков. Её белая кожа не была покрыта мехом или чешуей, или чем-то подобным, и у неё не было, растущих из спины крыльев.
Эта внешность, в разговорной речи была обозначена как «Неотмеченная», презираемая многими и считающаяся символом несчастья. Не следует приближаться к таким или вмешиваться в их дела. Несомненно, из этого ничего хорошего не выйдет.
Поняв это, Феодор был ошеломлен тем, что он сделал дальше.
«Знаешь, там опасно».
Взволнованный, он хлопнул своей рукой по рту. Конечно, было слишком поздно для этого; его слова дошли до ушей девочки.
Казалось, что все это время он знал о ней, хотя на самом деле этого не могло быть. Девушка моргнула, подняла голову и посмотрела на него. Его глаза встретились с её, всё ещё лишенными жизни ... Оо, она стала нормальной.
Она казалась немного моложе Феодора. Её мягкие зеленые волосы развевались на ветру. Солнечный свет, отраженный в её зеленых глазах, слегка мерцал.
Сразу после того, как он решил не вмешиваться и уйти, он сделал именно это. Дерьмо.
«А?» Она снова моргнула, теперь с действительно невинным и почти детским выражением. «О ... я думаю, что всё в порядке. Я имею в виду, я не такая уж неуклюжая, чтобы соскользнуть и упасть. Там внизу есть резервуар с водой, так что в любом случае это не опасно». Договорив, девушка взглянула вниз с края, на котором сидела.
Ну, это, наверное, так. Там был резервуар, прилично наполненный водой. Даже если бы кто-то и упал, он не должен был получить серьезных травм.
«Но ты беспокоился за меня». Девушка улыбнулась. «Спасибо.»
Это была яркая, беззаботная улыбка - по крайней мере, появление одного этого фактора почти заставило его засомневаться в том, существовала ли вообще её прежняя мрачность.
Было бы прекрасно прекратить разговор на этом. Даже если бы он не ответил, всё равно это было бы нормально.
«Нет, это не то, что я имел в виду» сказал Феодор. «Полагаю, вы недавно прибыли из другого города, верно?»
«М-м-м-м, да».
«Хорошо, тогда я хотел бы, чтобы вы немного посидели и послушали. Давным-давно, это место было большой шахтой. После того, как соседний остров реформировал свою валюту, сюда прибыла тонна шахтеров. Их оборудование всё доставлялось и доставлялось. Они не могли угнаться за строительством достаточного жилого пространства.»
Девушка наклонила голову, когда Феодор продолжил. «Добыча почти прекратилась, но следы этого всё ещё вокруг. Как будто этот город сделан из металла и заклепок, и тут так много склонов, которые изначально были частью горы, да и машины, разбросанные по жилищному округу, все еще работают ...»
«О, действительно? Я могу сказать, что это действительно странное место, просто взглянув на него. Девушка посмотрела на город. «Здесь нигде нет почвы, но почему-то земля кажется тёплой. Он полностью отличается от городов, построенных из камня. Это немного странно»
«Ну, это потому, что ...» Феодор замолчал.
Тепло, которое она чувствовала, возможно, исходило от сети труб и машин, циркулировавших под землей и под водой вокруг всего города. Интересно, как она отреагирует, если я скажу ей это? Она будет шокирована и поражена? Будет ли она раздражена и подумает, что это отстой? Или, может, она улыбнется и будет счастлива?
«... Я хотела это увидеть. То, за что мы будем отдавать свою жизнь». Он услышал, как она произнесла странное замечание. «Гулять в месте, которое вы не знаете, глядеть на пейзаж, который вы никогда раньше не видели, разговаривая с людьми, которых вы не знаете. Если это место, где вы когда-то побывали, с пейзажами и людьми, которых вы увидали однажды, тогда вы могли бы побороться за это, неправда ли? Я подумала, что легче себя будет вдохновить именно так.»
«Ты ... с чем-то сражаешься?»
Девушка откровенно кивнула. «Я рада, что вы пришли и поговорили со мной. Даже когда я гуляла, нигде не было ни души. Я почти задалась вопросом, неужели все уже вымерли? Это было немного страшно».
«О, я понимаю, о чем ты говоришь. Когда ты единственное, что движется, всё остальное недвижимо, и кажется, что останется таким же и после того, как мир исчезнет».
«Да, да! И ты видишь, как големы просто продолжают работать, как будто ничего не случилось? Это очень странно!»
Оба кивнули, соглашаясь со словами друг друга, рассмеявшись, поняв, как странно это выглядело.
Тогда Феодор что-то вспомнил. «Эй.» Он указал на стену за местом, где сидела девушка, покрытую слоями латок, где висела мерцающая и потрепанная лампа, выцветшая с возрастом. «Ты помнишь, о чем я говорил раньше?»
«Про это?»
«Да. В этом городе есть некоторые вещи, которые вы никогда не сможете понять, просто увидев их. Эта лампа одна из них.»
Она выглядела озадаченной. «Что ты имеешь ввиду?»
«Машины, которые я упоминал ранее, работают не совсем так, как раньше. В настоящее время они были модернизированы для подачи тепла и управления водоснабжением города. Проблема в том, что сами машины очень старые, и в частности их выхлопные системы, никогда не обслуживались»
«Действительно…»
«Так что после того, как сигнальная лампа мигает, изредка выбрасывается много пара».
Сразу же после слов Феодора произошло это явление.
Его температура не была слишком высокой, и можно было не беспокоится по поводу давления или объема. Даже если бы кто-то попал прямо под него, не было риска обвариться паром. Для гражданина Лайелла это был тот мирской случай, который каждый день был на виду.
«Ч-чтоооооооо?!»
С удивительно пронзительным криком паники задница девушки, которая только что прибыла в город и забралась так далеко, как только могла, соскользнула с края крыши.
Если вспомнить, резервуар для хранения воды находился прямо под ней и был прилично наполнен водой. Даже если бы кто-то и упал, он не должен был получить серьезных травм.
*Плююх!*
*Вушшшшш!*
Раздался звук могучего удара и за ним последовала не менее великолепная колонна воды.
-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
«Вот почему я сказал, что это опасно» - проворчал Феодор, вытаскивая из резервуара промокшую девушку.
«Ты всё время говорил и говорил…»
«Ах, прости за это. Я увлёкся ...»
Зима закончилась, и время от времени на этих безлюдных местах дул мягкий бриз. Но все же, было не так тепло, чтобы она могла оставаться полностью промокшей.
«Ты должна вернуться и принять ванну. С тобой все будет в порядке?»
«Я ... я в порядке ...» Девушка вздрогнула. «Я в порядке ... пока. Но, чтобы было ясно, я не была застигнута врасплох. Мне просто захотелось поплавать, поэтому я спрыгнула. Понял?»
Феодор фыркнул. «Я думаю, что это слишком надуманно.»
«Т-ты ... ты так считаешь?» Она смущенно спрятала лицо. Он не был уверен, как девушка, которая была настолько честна раньше, сумела придумать такое абсурдное оправдание.
А потом она чихнула. «Чи-ху!»
«Эй, тебе нужно идти. В этом городе, когда заходит солнце температура падает, как сумасшедшая. Было бы глупо простудиться от чего-то подобного, не думаешь?»
«Хорошо». Девушка энергично отряхнулась, как маленькая собачка. «О, мм ... спасибо, что предупредил, что это опасно. Даже если это и не помогло»
«Последняя фраза была лишней, но, пожалуйста. Теперь иди» - он подтолкнул её рукой. «Иди, иди».
«Хорошо. Уч-хуу!» После довольно симпатичного чиха девушка отвернулась от Феодора. «Эм, это может показаться странным, потому что мы даже не знаем имён друг друга, но ...»
«Хм?»
«Мне было интересно ... Было бы не плохо… не мог бы ты забыть обо мне?»
Девушка убежала с этими странными прощальными словами, рассеивая капли воды во всех направлениях.
Конечно. Тебе не нужно говорить мне об этом.
В конце концов, на Феодоре не было фальшивых очков. Без них он не мог сделать фальшивую улыбку. Его лицо, несомненно, несло неприглядный хмурый взгляд. Хотя девушка ничего конкретного не сказала, она, возможно, с сожалением смотрела на него. Как два незнакомых человека, повезло, что они вряд ли когда-нибудь снова встретятся. Он не хотел ничего, кроме как стереть память о ней.
«... Что, черт возьми, я делаю?» - сердито проворчал Феодор. Он впился в другой пончик, пережевал и проглотил его, затем посмотрел на далекое небо.
Сегодня погода была очень ясной. Без каких-либо препятствий он мог видеть дальше, чем обычно.
За морем облаков вырисовывалась отдаленная почерневшая масса.
39-й плавучий остров.
Всего пять лет назад он был хорошим соседом 38-го острова. Его плодородные поля сделали его рогом изобилия пищи, которой снабжали все окружающие острова. Его возглавлял зверочеловек, и там жило много жителей разных видов.
Но все это было в прошлом. В тот день, пять лет назад, весь остров изменился.
Теперь остался лишь колоссальный надгробный камень, проплывающий по небу Регул Айра.
Он был известен как Кройанс, Останавливающий и Заточающий Одиннадцатого Зверя.
-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Мир всегда был на грани исчезновения.
Если бы в начале такого обсуждения была упомянута одна вещь, это был бы зверь, созданный Эмнетуайтом и последними днями поверхности.
Трудно было бы кому-то, живущему в настоящем, поверить, но почти все обширные земли поверхности когда-то были богаты и изобильны. Леса и фауна покрывали земли, существовал обширный бассейн воды, называемый морем, а поверхность переполнялась бесчисленными различными видами жизни.
Эмнетуайт уничтожили этот мир.
Они создали огромных, неуступчивых врагов, 17 зверей и спустили их на мир. Звери быстро уничтожили Эмнетуайт вместе с остальной поверхностью, превратив землю и море в бесплодную серую пустыню.
Немногие оставшиеся в живых, под опекой героя, Великого Мудреца, бежали в небо.
17 зверей были неспособны достичь их. Таким образом, оказавшись на бесчисленных гигантских парящих валунах, выжившие смогли ненадолго обрести покой. Они строили дома, возделывали землю и строили города, чтобы они могли безопасно жить вне досягаемости своих врагов.
Поверхность была обширной; мир этих парящих пород был небольшим.
То, что было потеряно, было немыслимо; то, что осталось, было слишком мало.
Но у них не было выбора. Они назвали последний рубеж, который принял их, Регул Айр, и сделали его своей новой родиной.
-------------------------------------------------------------------------------------------------------
С момента основания Регул Айра прошло пятьсот и несколько лет.
В течение этого времени можно было бы сказать, что мир был сохранен.
Всё ещё имели место нападения со стороны 17 зверей, в результате которых погибло несколько островов, и жизнь их жителей была потеряна.
Но с другой точки зрения, потери были ограниченны этими островами. Перед лицом зверей, уничтоживших поверхность в течение нескольких месяцев, Регул Айр остался жив в небе.
Однако этот мир слишком быстро подходит к концу.
В тот день пять лет назад на 11-м острове появилась Аврора, пронзающий и проникающий второй зверь.
Через два дня на 13-м острове появился Матэрно, обволакивающий и удушающий пятый зверь.
Практически в тот же день, на 39-м острове появился Кроянс, останавливающий и заточающий одиннадцатый зверь.
Эти Звери были неспособны сбежать. Для них, не способных долететь с поверхности, было совершенно невозможно атаковать Регул Айр. Тем не менее, факт: эти три Зверя внезапно появились в небесах представ перед неподготовленными людьми и убили их.
В конечном итоге, причина трагедии выявилась. Город государство Федерации торговцев Элпис, расположенный на 13-м острове в то время, проводил исследования зверей и, в целях политических игр, поднял их с поверхности.
Все думали «кто вообще мог такое сделать?» Скорее, до этого они даже не представляли, что технологии могут сделать возможным захват и сдерживание зверей. Но отсутствие предвидения привело к этой трагедии.
Среди трёх зверей, атаковавший 11-й остров, чудесным образом исчез.
Для двух других островов такого чуда не произошло.
На 13-м Острове каждый объект и живое существо растворилось в прозрачном синем веществе.
На 39-м Острове каждая вещь была превращена в красивый блестящий черный хрустальный столб.
После этого началась настоящая проблема.
Звери не могут летать. Следовательно, Звери, которые захватили 13-й остров и поглотили 39-й остров, остались на каждом соответствующем острове. На данный момент у них не было средств вторжения на другие острова. Однако бессмертные звери могли оставаться на плавающих островах до бесконечности.
С того момента 39-й Остров медленно двигался к 38-му острову.
Согласно расчетам штурманов крылатой стражи, оба острова столкнутся в ближайшее время. Столкновение не будет лобовым; в лучшем случае они слегка зацепят друг друга. В нормальной ситуации, хотя дрожь будет очень заметной, всему острову не грозит столкновение.
В этом конкретном случае предупреждение было всё равно что предзнаменование гибели. Чудовище наверняка перейдёт на 38-й остров и поглотит всё, чего коснётся, так же, как и на 39-м.
Даже зная, что произойдет разрушение, избежать этого было невозможно.
Первые слухи пошли около полугода назад. Услышав это, часть граждан Лайелла немедленно сбежала на другие острова. С течением времени более половины тех, кто остался, постепенно следовали за своими соседями. Количество людей в Лайелле теперь составляло менее одной пятой того, что было пять лет назад, едва сохранив подобие города.
Хотя Лайелл ещё не был мертв, жизнь города уже исчезла; он существовал теперь просто как пустая оболочка, которая не полностью упала. Миниатюрный мир близится к концу.

Часть 2 - Пятая Дивизия Крылатой Гвардии

Феодор Джессман не любил свою внешность.

Его волнистые тусклые серебряные волосы было трудно расчёсываться. Его глубокие пурпурные глаза сверкали естественной угрозой и их приходилось прятать под фальшивыми очками в чёрной оправе. Как и ожидается от Импа, его безупречная кожа была бледно-белой.

У него не было ни рогов, ни клыков, ни чешуи – настоящий неотмеченный.

Ненавистный всем вид, неотмеченные, к которым относился Феодор, рассматривался большинством жителей Регула Айра с высока. Вся они прогнили до глубины души, и Феодор несколько раз размышлял про себя, что было бы благосклонностью к миру, если бы все они исчезли.

Как и многие из тех, кто живёт в тесной среде Регул Айра, раса Феодора была помесью. Его прабабушка была троллем, а со стороны его матери были предки лисицы. Однако кровь Феодора, ничего подобного не дала ему; его внешность и черты, как и у большинства членов семьи Джессман, были типичными для Импов.

Импы были подвидом Огров, потомков демонической расы, возникшей ещё при существовании цивилизации Эмнетуайт. Скрываясь в тени Эмнетуайт, они жили обманом и приводили людей к разврату и разорению своими проклятыми глазами и темными шёпотами.

Эмнетуайт уже давно вымерли. Но без видимых на то причин их тени продолжали жить.

Когда-то говорили о том, что глаза Импов обладали возмутительной силой, способной сбивать с толку и манипулировать людьми. Когда их сила была на пике, один великий человек якобы утопил маленькую страну в разгуле и разврате своими глазами. Однако с течением времени и смешением видов Импы утратили эту великолепную силу. Теперь они были просто ещё одной типичной неотмеченной расой, возможно, способной лгать немного лучше, чем большинство.

Феодор Джессман был всего лишь одним из множества жалких потомков этой жалкой расы.
------------------------------------------------------------------------------------------------------

*Бум!* Раздался взрывной звук. Ударив ногами о обитый бронзовыми панелями пол, воин-зверь подпрыгнул в воздух. Он яростно наклонил своё большое тело вперёд и замахнулся рукой вниз. Масса мускулов сжалась и разжавшись с верху послышался мощный удар, который мог расщепить кого-то от черепа до паха.
Это была совершенная кулачная техника с изящной формой в каждом, казалось бы, дерзком движении. Можно назвать это утончённой грубой силой; верить в свои силы, подчиняться этой силе и в конечном итоге полагаться на неё. Идея заключалась в том, чтобы сделать все свои мускулы и силу, своим величайшим оружием. Это было состояние, достижимое только исключительным следованием концепции «дробления», чего звериные расы, рождённые с «раздирающими» когтями, не могли так просто достичь.
Ну, я сомневаюсь, что смогу это остановить.

Его противник был слишком силен. Даже если бы он попытался оттолкнуть эту руку, её траектория, скорее всего, не сдвинулась бы ни на дюйм. Он мог пойти на удар ногой, но нога его противника в настоящее время была в воздухе. Перед любым из этого, учитывая импульс его противника, было очевидно, что он будет отправлен полет независимо от того, куда придётся удар.
Он пригнулся, его правая рука скрылась в тени его тела. Глаза зверочеловека рефлекторно бросились туда, когда Феодор переместил центр тяжести на левую ногу, а затем сделал резкое скользящее движение всё ещё скрытой рукой. Почти волшебный блеск словно от взмаха кинжала; он скрывал намерения обладателя клинка и всю другую информацию от врага, до нанесения удара.

Разумеется, это было невозможно. Они были на тренировочной арене, спарринг голыми руками. Не было никакого варианта, чтобы боец мог пронести настоящее оружие. Тем не менее, зверочеловек вздрогнул, его врождённые инстинкты и полученный воином опыт мгновенно воспринял это как опаснейшую атаку, которую только мог совершить Феодор, и он развернул своё тело, чтобы избежать смертельного удара. Его голова - с глазами, носом и ушами, все области, которые невозможно укрепить, независимо от того, насколько сильна раса, все слабые места, в которых мог быть пробит его череп, отдёрнулась назад от пути любого угла атаки Феодора.
Изящная последовательность движений нарушилась, что и стало фатальной ошибкой.

Независимо от того, как быстро произойдёт уклонение, потеряется контроль движения. Каждая унция импульса, служившая для поддержки стойки зверочеловека, исчерпалась его поспешным уклонением. И к тому моменту, когда в глазах зверочеловека появились первые крики сожаления, всё кончилось.

*Бам! Баам! Бааам!*

Зверочеловек кубарем покатился на двух соседних спарингующихся солдат, и пока он не остановился у стены звук стоял словно кто-то орудовал топором по стволу.
Прошло несколько секунд, когда все присутствующие повернули глаза к поверженному зверочеловеку, и о своих матчах тут же позабыли. Тревожная тишина заполнила тренировочное поле.

«... Гахахахаха! О, это было здорово. Знаешь, а ты хорош!» Зверочеловек добродушно поднял голову. «Подумать только, ты одолел меня этим своим подлым трюком! Если бы не то маленькое движение, я бы тебя прибил!»

Феодор покачал пустыми руками. Конечно, у него не было никакого реального кинжала. Он просто сделал наводящее движение перед мастером, что заставило его оппонента рефлекторно увернуться и потерять равновесие.

Один за другим поднимались вопросы среди окружающих их людей: что только что произошло? Почему этот гигантский зверь так счастливо объявляет о своём поражении? Только двое участвующих могли понять ситуацию.

Феодор снова встал на место. «Ваша оценка повышает мою уверенность, Портрик». Он подошёл к побеждённому зверочеловеку, взяла его протянутую руку своей рукой, и пожал её со всей силы. «Хотя, тебе не нужно хвалить меня. В конце концов, я не использовал свою силу, а обманул. Это то, что может сработать только против такой сильной персоны, как ты».

Импы были лживой расой. Близость к обману других была укоренена в его виде. Естественно, что методы его боевого стиля отразили бы эту злую природу.

«Какое странное смирение! Тем не менее, это не плохой способ выразить это»
Портрик больно хлопнул Феодора по плечу. Не считая его слов, его язык тела был похож на язык доброго старика по отношению к молодому нарушителю спокойствия. Ликантроп, известный в дивизии как «Брейзер», рядовой первого класса Портрик был самым сильным, возможно, вторым сильнейшим из солдат, принадлежавших 5-й дивизии Крылатой Гвардии.

«Больно»

«Ох, моя вина» Невнятно извинившись он убрал свою руку, и от души рассмеялся.

В этот момент из соседнего дверного проёма вышел рядовой первого класса Накс с ветреными словами. «О, эй, эй, офицер четвёртого ранга Джессман. Командир дивизии вызывает тебя»

«Хм-м? Первый офицер хочет меня видеть?»

Интересно, зачем же?
Феодор не знал, почему его вызвали. Будучи четвертым офицером, он отличался безупречным поведением и был образцовым солдатом. Его фактическая личность и поведение в порядке, он должен, по крайней мере, иметь такую репутацию.

С другой стороны, если в его деле появились какие-то его прошлые проступки ... Это было бы неприятно. Но если его вызвали по этой причине, было бы какое-нибудь предупреждение. Наверное.

«Может ли быть? Разговор о повышении?»

Феодор смутно улыбнулся дико положительной догадке Портрика. 
«Если это так, я буду счастлив».

Когда он направился в коридор, ведущий в главный штаб, его мысли вернулись к прошедшей ранее физической подготовке.
Как глупо.

Во-первых, армия была сформирована, чтобы сражаться с 17 Зверями, сама погибель придала форму. Всё, что требовалось, это наблюдение за Зверями, чтобы не потерять волю к жизни. Пинки или удары вряд ли принесут много пользы.

Наше обучение бессмысленно. Это не что иное, как оправдание «мы делаем столько, сколько можем». Предположительно, мы предназначены для того, чтобы быть готовыми выступить против них, но это только показывает, насколько мы расслабились, живя в мире.

«Полнейший бред».

Убедившись, что никто в коридоре не слышит его, Феодор выругался.
-------------------------------------------------------------------------------------------------------

Крылатая Гвардия была мечом и щитом Регул Айра. К лучшему или худшему, это было то, от чего зависело всё их существование и было их наибольшей силой и слабостью.

Начнём с того, что Регул Айр не был монолитен. Бесчисленные расы называли его домом, в нем процветало множество общин, и бесконечно сталкивались разные ценности. Ни одна система нравственности, ни одно определение добра и зла не могло быть разделено всеми, кто жил на парящих островах.

И это неестественное состояние породило Крылатую Гвардию.
Примерно четыреста лет назад Теймер поднялся с серых равнин внизу и забрался на 27-й парящий остров. Из-за большой угрозы для всех других островов, представляемой Теймером, было предложено, что все те, кто населял острова, соберутся вместе, чтобы сразиться с ним.

То, что произошло дальше, можно было назвать лишь комедией.

Во-первых, группы доброй воли одна за другой препятствовали военным операциям, настаивая на том, чтобы предпринимались попытки общения с Зверем.

Затем флот не смог даже покинуть свой порт, потому что он был заполонён гражданскими лицами, требующими, чтобы им также позволили сражаться.

Ещё один инцидент произошёл, когда были задержаны и лишены возможности сражаться группы солдат, философски разглагольствующие о зле сражений не на жизнь, а на смерть. 
Вновь и вновь возникающие правительства, конкурирующие между собой, подрывали планы нападений друг друга. Однажды даже появилась армия, делающая вид, что работает сообща со зверем. Кругом пошли заговоры о том, что всё это вторжение зверя было не чем иным, как ложью. Ценность серебряной монеты менялась почти каждый день, некоторые люди стали чрезвычайно богатыми, а другие потеряли всё. Неугодные группы, были обвинены во вторжении зверя и уничтожались одна за другой.
Примерно в то же время был рождён культ «Сошествия Небес», утверждавший, что «Зверь» - посланник смерти, посланный посетителями; для тех из нас, кто живёт в грехе, и что мы должны принять наши смерти радостно и без сопротивления ... Сектанты, веря в свою праведность, что все должны были быть принесены в жертву Зверю, работали с непоколебимой убеждённостью в своих целях.

В течение всего этого времени, хоть и ни один дирижабль не достиг 27-го парящего острова, и ни один снаряд не был выпущен в Зверя, погибли десятки дирижаблей и были потеряны десятки тысяч жизней.

Спустя десятилетие после катастрофы была создана Крылатая Гвардия.

Независимо от того, что могут подумать жители островов, Крылатая Гвардия существует только ради защиты Регул Айра, подчиняясь Конституции Регул Айра и не обращая внимания ни на какие другие законы или обычаи. Она выступала только против подтверждённых вторжений зверей и побеждала их. Более того, любой военной силе, кроме Крылатой Гвардии, строго запрещалось участвовать в этих битвах. В одиночку, беря на себя ответственность за устранение внутренних и внешних угроз, можно предотвратить возникновение новых проблем.
Крылатая Гвардия была основана на этом принципе и придерживается его и по сей день.
-------------------------------------------------------------------------------------------------------

«Разумеется, я не собираюсь говорить о каких-либо незначительных проступках» - сказал первый офицер. Дым от сигареты разлетелся по комнате Главного штаба 5-й дивизии Крылатой Гвардии. «Хотя, я полагаю, что что-то вроде, скажем ... военный офицер, проскользнул через брешь в ограждении, чтобы купить и поесть пончиков ... идёт против правил».

Феодор поморщился. Преступление раскрыто.
«Если вы сбегаете и покупаете что-либо, то вы должны получить хотя бы что-то запретное, например, алкоголь. Таким образом, вы получите престиж, даже если об этом узнают, верно?»
Нет, подождите минутку, о чём он сейчас?

«Ах, ну» - вздохнул Армадо. – «Теперь, поговорим о том зачем я на самом деле вызвал тебе...»

«... то, о чём вы сейчас говорили, не было главной темой?»

«Нет, просто решил немного поболтать. Есть задание, которое я хочу поручить именно тебе»

Среди военных офицеров 5-й дивизии Феодор был особенно выдающимся. Индивидуальные боевые искусства, знание тактики на протяжении веков, боевые артиллерийские операции ... он был более опытным, чем кто-либо ещё, в значительной степени в каждом навыке, требуемом для офицеров. Вот почему, несмотря на то, что он был Импом с плохим телосложением, он смог подняться до должности старшего офицера.

Если и было какое-то препятствие на пути его успеха, то это то что он был ещё совсем молод и ещё не был благословлён возможностью отличиться в реальном бою. Однако это проблема, которая со временем будет решена. Были слухи, что он скоро дорастёт до 3-го и 2-го рангов - и он намеревался сделать именно это.

Первый офицер, назначавший его на предстоящее задание, подразумевает, что это должно быть возможностью набраться достижений. Это был хороший шанс.

«Я рад получить вашу оценку, но это немного пугающе, чтобы быть избранным в качестве ответственного лица» - сказал Феодор. «Разве мы не раскрыли планы фанатиков «Сошествия Небес» о массовом уничтожении?»

«Нет, и к счастью, это не ваша миссия. Это немного более мирное задание».

А? Это странно. Если бы это было так, не означает ли это, что таланты Феодора не нужны.

«Я понимаю, что вы хотите сказать, но я уверен, что вы самый подходящий человек». Закончив речь, первый офицер устало взглянул на настенные часы. «Они опаздывают».

«Сэр?»

«Твоей задачей будет курирование четырёх эквивалентных солдат первого класса, отправленных с 11-го парящего острова 2-й дивизией Крылатой Гвардии».

«... Хаа». Первый офицер продолжил в своём темпе, заставляя Феодора быстро переварить то, что он сказал, чтобы не отставать от разговора. Из-за этого его ответы были отложены. «Эквивалентные солдаты?»

Хотя этот термин был ему незнаком, он запомнил военный устав Крылатой Гвардии и подумав, вспомнил описание этого ранга.
Звание «эквивалентный солдат» было специальным, временно выдаваемым, когда в течение определённого периода времени кому-то становилось необходимо иметь те же полномочия, что и рядовому солдату. Само по себе оно казалось довольно удобным; Среди различных рас Регул Айра были личности, чья грубая сила равнялась обученному солдату, и получить их содействие, не создавая путаницы в цепочке командования, было привлекательным.
Однако в действительности это невозможно осуществить и никогда не делалось раньше.
Это объясняется тем, что требования были жёсткие до такой степени, что были практически неосуществимы – в частности, приказ требовал подписи трёх офицеров первого класса или выше. Крылатая Гвардия в настоящее время имела в своих рядах тринадцать первых офицеров и 16 первых техников, а над ними было ещё семь генералов. Получение одобрения троих из этих тридцати шести человек было запросом на том же уровне, что и объединение всей армии. Следовательно, это было практически невозможно использовать даже при немедленной необходимости.
Если бы вы хотели относиться к обычному гражданскому как к солдату, было бы гораздо быстрее дать ему фактическое военное звание, а не хлопотное положение эквивалентного солдата. Собственно говоря, были позиции такого события, например, как чисто декоративный офицерский чин, как у третьего патрульного офицера и второго техника зачарованного оружия. Тот факт, что кто-то на 11-м парящем острове не сделал этого, означал, что была какая-то причина не делать этого. Иначе говоря…
«Гнусные преступники, я угадал...?»

Пробормотал он, эта мысль кажется правдоподобной. Они должны использоваться в качестве военнослужащих, но на деле им не может быть предоставлен статус военных. Если есть какая-то деликатная политическая ситуация, то конечно имеется смысл перепрыгнуть через все эти препятствия.

Он набросал свою мысленную картину одного из возможных эквивалентных солдат первого класса. Свирепый, закоренелый преступник известный всем на 11-м острове. Его телосложение такое же или больше, чем у рядового первого класса Портрика. Возможно, он мог быть членом племени гигантов. Его руки красные от бесчисленных людей, которых он убил, его надутые кровеносные сосуды пульсируют на его лысой голове, его глаза налиты кровью, его рот искажён отвратительной ухмылкой.

Понимаю. Я определённо не дал бы такому, как он, обычное воинское звание. Теперь понятно решение рассматривать его как эквивалентного солдата.

Армадо кивнул, как будто прочитал мысли Феодора. «Единственное верное то, что они, безусловно, хлопотная группа».

«Но почему сейчас?» - спросил Феодор. «У нас ещё есть время, до дня нападения на Кроянса, но его осталось мало и 5-я дивизия уже во всю готовится».

«Это верно»

«Ну правда. Это же означает, что некогда иметь дело с какими-то аутсайдерами, у которых есть и свои проблемы ...»

«Вот почему я попросил тебя».

«...Могу ли я спросить, что это значит?»

*Тук-тук-тук*

Постоянный стук донёсся от двери Главного штаба. Донёсся голос молодой женщины, звучащий очень потерянно: «Эм, извините за опоздание. Мы прибыли»

«Пожалуйста, проходите» - сказал первый офицер.

«Извините…»

Ручка повернулась. Дверь медленно открылась -

«Извините, что заставили вас ждать!»

Дверь энергично распахнулась, и девушка с оранжевыми волосами с небольшим вскриком влетела в комнату. Наверное, это она стучала в дверь.
Девушка примерно того же возраста с волосами цвета цветущей вишни энергично шагнула в комнату. «Это главный штаб?»
За ней проследовала более спокойная молодая девушка с фиолетовыми волосами и поклонилась. «Простите за вторжение».
Все трое не имели клыков, рогов или каких-либо других посторонних черт. Они были неотмеченными.
Феодор долго молчал, потом оглянулся через плечо. «... Ум, первый офицер?»

Три девушки стояли перед ним. Эквивалентные солдаты первого класса прибыли с 11-го острова. Его бессловесный взгляд спрашивал: «Неужели?»

«Они солдаты». Ответ Армадо был прямым и точным. Это было именно то, что он надеялся не услышать.

Феодор оглянулся на девушек. Судя по их внешнему виду, им было всего по пятнадцать лет. «Вопрос. Когда «Крылатая Гвардия» начала тренировать детей?» 
Ему самому было семнадцать, и на деле он был ненамного старше их, но это было, конечно, совершенно другое дело.
«Как я уже сказал, это солдаты».

В голосе первого офицера явно присутствовало раздражение, но Феодор всё равно упорствовал. «Независимо от того, как вы преподносите это, они хрупкие девушки. Мягко говоря, наша дивизия – вульгарное место, разве нет? Действительно ли это хорошая идея?»
«Эй, ты сейчас назвал это место вульгарным перед ответственным офицером?»

«Вы собираетесь это отрицать?»

Именно тогда с тренировочной площадки донеслись гневные крики рядового первого класса Талмарета; морально сомнительная тирада слов, произнесение которой за пределами военной базы будет иметь негативные последствия для произнёсшего. Оранжевоволосая девушка покраснела и посмотрела вниз, в то время как девочка с волосами цвета цветущей вишни наклонила голову в бок, выглядя озадаченной, а фиолетововолосая девушка странно усмехнулась.

«…Видите? Разве это место не слишком вульгарно? Губы Феодора скривились, он почувствовал, словно он тонет. «Неважно, мне уже всё равно»

«Как бы то ни было, четвёртый офицер Джессман» - сказал первый офицер – «Я не спрашиваю вашего личного мнения об этом задании. Вам приказано курировать этих эквивалентных солдат, и я не допущу никаких возражений».

Что ж, на этом всё. Это была армия. Независимо от того, пришлось ли объяснение вам по вкусу, вы не можете выбрать то, что хотите.

«У меня нет особых возражений. Для меня большая честь, что вы доверяете важные задачи неопытным людям вроде меня» - неохотно ответил Феодор. «Но, по крайней мере, позвольте мне кое-что спросить. Я военный офицер, это вооружённые силы, и мы находимся в чрезвычайной ситуации. Наши возможности ограничены. Что я должен делать, курируя этих детей?

«Ничего»

«…Что?»

«Эти эквивалентные солдаты первого класса будут базироваться здесь. Что касается обучения и обязанностей в мирное время, относитесь к ним так же, как и к любому другому солдату. Они прошли базовую учебную программу на 11-м острове, поэтому вам не нужно беспокоиться об их способностях»

В знак согласия девушка с волосами цвета цветущей вишни весело добавила: «Да, да!» 
«Тем не менее, они всё ещё наши драгоценные гости. Сколько бы я не хотел позволить им свободно бегать безо всяких ограничений, это невозможно при данных обстоятельствах. Эти девочки всегда должны находиться под надзором военных, а их надсмотрщик должен быть офицерского звания или выше. Так же он должен иметь хорошую репутацию. И, кроме того…»

Его кривой палец ткнул в сторону Феодора. «Как ты уже сказал, 5-я дивизии является вульгарным местом, и никто не хотел бы бросить этих девушек в этот хаос. Короче говоря, им нужен помощник. Этот человек должен быть тем, кто рад помочь другим, хорошо знает 5-ю дивизию, не имеет предрассудков против неотмеченных и имеет логический склад ума. Так получилось, что во всей этой дивизии есть только один идеально подходящий четвёртый офицер, который удовлетворяет всем этим условиям. Есть вопросы?»

«... Нет, сэр». Это была разумная оценка. Феодор Джессман был хорошим человеком. Он был спокоен и добросовестен, добр ко всем и при этом строг. Он преуспел во многих вещах, но не возвышался над другими. Он всегда оставался позитивным, имел великие цели и никогда не расслаблялся.

По крайней мере, другие, глядя на него, предположили бы это. Этот образ он тщательно поддерживал.
«Конечно, я не принимаю это решение без каких-либо опасений. Ваши расы схожи, и вы близки к ним по возрасту, не говоря уже о том, что вы мужчина, а они женщины, поэтому я слегка беспокоюсь. К тому же ты Имп, не так ли? Когда именно у тебя начинается брачный сезон?»

«У меня нет ... такого рода понятий». Почему этот старик говорит о грязных вещах перед девушками?

«Хух. Ну, как бы то ни было, если все будут согласны, мне всё равно, что вы будете делать. Это деликатное время для всех нас, поэтому не делайте ничего плохого, иначе моральный дух всей дивизии будет подорван»

«Не будет» - взволнованно перебил Феодор, чувствуя, на себе взгляды девушек. Наверное, нужно было сразу отвергнуть эту идею. Я не хочу, чтобы они плохо подумали обо мне. «Эх, даже если я считаю, что они достаточно хороши, я предан своей невесте и не собираюсь уходить к другим женщинам».

Это была не совсем ложь. Его семья когда-то давно выбрала для него невесту.

Но я больше никогда не смогу её увидеть. Он спрятал свои сокровенные мысли за своей улыбкой.

«Вот как? Впервые об этом слышу».

«Да, хорошо, это не то, что я хотел бы сильно разглашать. Кстати, первый офицер ...»

«Чего?»

«Разве вы до этого не сказали «четыре эквивалентных солдата»?»

«Да сказал» - кивнул Армадо.

Феодор повернулся к девушкам и пересчитал их. Оранжевоволосая застенчиво покраснела, девушка с волосами цвета цветущей вишни почему-то важно выпятила грудь, а фиолетововолосая девушка просто удивлённо уставилась на него.

«... Кажется, я насчитал только трёх».

Оранжевоволосая девушка, казалось, собралась с духом и подняла руку. «Ах, эм, могу я сказать?!» рьяно спросила она.

«О, ну ка?»
«Эмм ... эквивалентный солдат первого класса Тиат Шива Игнарио отсутствует».

Это слишком длинное имя.

«Она не очень хорошо себя чувствует. Она может немного опоздать, но она будет здесь...» несмотря на её попытки держаться ровно в её голосе была дрожь, девушка отчаянно пыталась прикрыть свою пропавшую спутницу.

«Ах, ясно». В отличие от неё, ответ первого офицера был произнесён почти беззаботно. «Всё в порядке»

Говорят, что из шести дивизий Крылатой Гвардии 5-я дивизия обладает высшим уровнем лености и безответственности среди своих войск. Независимо от того, вызвана ли эта ситуация ответственными за подбор персонала, или же эти командиры выбираются высшим руководством как раз из-за репутации самой дивизии, остаётся загадкой.

«Не похоже, чтобы у вас, девочки, был какой-нибудь график» - сказал первый офицер – «Пока вы не опаздываете на что-то важное, проблем нет»

Всё ещё полузакрытая дверь, внезапно распахнулась, будто её пнули.

«Извините за опоздание! Эквивалентный Солдат первого класса Тиат, прибыла!»

Феодор задумался. Как и ожидалось, новоприбывшая девушка была того же возраста, что и трое других, а волосы были цвета травы. Вероятно, она бежала сюда так быстро, как могла; её лицо покраснело, и она запыхалась.

Она была девушкой, с которой он на днях встретился на крыше заброшенного театра.

Аа... Феодор понял, что он не был удивлён этим новым развитием событий. Каким-то образом у меня было ощущение, что так и произойдёт.

Девушка крутила головой, осматривая всё, что её широкие глаза могли увидеть в комнате, пытаясь понять ситуацию. Как только её взгляд пал на фигуру Феодора, стоявшего перед ней, она застыла.

«... Подождите, т-т-ты?! П-почему ты здесь?!»

«Э-э ...» Он не был уверен, что он всё ещё должен был забыть о ней. Тем не менее, Феодор сделал первый шаг, действуя в соответствии с тем, что она хотела от него тогда: «Мне приятно с вами познакомиться, леди. Извиняюсь за позднее представление, я четвёртый офицер Феодор Джессман. Сейчас я принял на себя обязанность быть вашим куратором и наставником в нашей скромной 5-й дивизии».

В знак приветствия он положил ладонь себе на грудь и улыбнулся им своей самой лучшей улыбкой. «Возможно, вы уже знаете об этом, но 5-я дивизия в настоящее время занимается подготовкой к битве. Я считаю, что это может вызвать неясности даже у членов элиты второй дивизии, поэтому, если у вас есть какие-либо вопросы, пожалуйста, обращайтесь ко мне. Как ваш начальник, я постараюсь вам помочь».

«Е-е-есть сэр- ай!» Оранжевоволосая девушка прикусила язык: «Будет… приятно… поработать... с вами!»
«О-о-о-о!» - воскликнула странно впечатлённая девушка с волосами цвета цветущей вишни. «Улыбка ловеласа!»

«Приятно познакомиться, четвёртый офицер». Фиолетововолосая девушка улыбнулась ему. «Я уверена, что мы сработаемся. Надеюсь, это закончится не слишком быстро»

Феодор повернулся к девушке с зелёными волосами, той, что вчера поскользнулась и упала в резервуар с водой.

«Ннн ... Приятно познакомиться ...» Её глаза нервно метались из стороны в сторону, ситуация давно прошла мимо неё, но ей удалось не отстать от его поступка: «Я... это мне... приятно поработать с вами...»

Часть 3 - Девочки

С приближением дня битвы, в пятой дивизии медленно повышалось напряжение.

Согласно докладу команды наблюдения, на 39-м плавучем острове Кроянс не показывал признаков движения. Поэтому никаких изменений в плане не было. Первые боевые действия начнутся через три месяца.

С течением дней все говорили всё меньше и меньше, а моральный дух падал как камень. Негативная, атмосфера страха цеплялась к солдатам словно болезнь.

Враг, с которым они готовились сражаться, был зверем, которого ещё пять лет назад видели только на поверхности. Не было никаких боевых записей. Аналогичная ситуация с данными, такими как: наиболее эффективные методы боя, радиус действия зверя или разновидности его атак, они были неизвестны.

Кроме того, хотя цель Крылатой Гвардии заключалась в том, чтобы сражаться и отражать нападения зверей, очень немногие из солдат имели реальный боевой опыт в этом деле.
Пять лет назад все те, кто сражался с Матэрно и Кроянсом, погибли. То, что осталось от них, было хаотичными и нескладными боевыми записями, которые, независимо от того, насколько они были проанализированы, давали только одну повторяющуюся информацию: мы ничего не смогли сделать.
Записи пятилетней давности, когда ещё только Тэймеры дрейфовали в небесах, были полны дыр. В битвах с Тэймерами участвовало ударное подразделение 2-й дивизии, возглавляемое большой Рептилией и использовалось таинственное секретное оружие. Только эта дивизия может претендовать на «реальный боевой опыт» против зверей, а характер оружия, который они использовали, остаётся засекреченным.

Следовательно, солдаты 5-й дивизии продолжали волноваться. Их разумы основательно зациклились на постепенно приближающимся неизбежном поражении, и по мере того, как их надежды угасали, становилось всё труднее заниматься повседневными обязанностями.
-----------------------------------------------------------------------------------

Что же такое «Кроянс», «останавливающий и заточающий одиннадцатый зверь»?

Мало что известно о его истинном облике или о том, как его уничтожить. Однако, когда дело доходит до его внешнего вида или представляемой им угрозы, на эту тему можно найти много материала.

Кроянс - это чистый чёрный кристалл.

Конечно, это не обычный кристалл. Есть два момента относительно его природы, которые выделяются. Во-первых, он поглощает всё, к чему прикасается, и увеличивается в процессе. Во-вторых, любое воздействие вызывает ускорение поглощения.
Проще говоря, он не представляет угрозы, если к нему не прикасаться. Если вы столкнётесь с ним, он будет безвреден, пока вы будете держать дистанцию.

Беда в том, что нет никаких средств для уничтожения Кроянса. Даже если он начинается как крошечный чёрный кристалл, поглощая окружающую среду он будет постоянно расти. Чем больше будет он становится, тем большего он сможет коснуться и поглотить. Если вы ударите его мечом или выстрелите пулей, он поглотит оружие и снова вырастет. Единственное, что он не может поглотить, это песок и камень, которые можно считать его единственной известной слабостью.

Поначалу процесс поглощения медленный. Например, для поглощения всего тела человека, находящегося в контакте с кристаллом, может потребоваться чуть больше 24 часов. Например, если отрубить руку, то можно будет сбежать и выжить. Однако, если в панике вы будете слишком много бороться с кристаллом, процесс поглощения будет ускоряться и в мгновение превратит ваше тело в тихую кристаллическую статую.

... Они совершенно беззаботны.

Хотя он старался не показывать этого ни на лице, ни в голосе, Феодор презирал своих товарищей.
До сих пор они не ведали ничего настолько страшного. Пока они не увидят Кроянса своими глазами, они никогда и не подумают, что это может оказаться для них последним, что они увидят.

Этот мир всегда был на грани разрушения. Наша жизнь словно ходьба по тонкому льду, не так уж и необычно встречаться лицом к лицу со смертью.

Для Феодора это была не пустая болтовня; это была реальность, которую он лично пережил. После того дня не осталось ничего, что могло бы его испугать.
----------------------------------------------------------------------------------------

Прошло несколько дней с тех пор, как прибыла четвёрка девушек.

Феодор действовал как их старший офицер, но ему, честно говоря, нечего было делать. В первый день он провёл для них краткую экскурсию по территории и познакомил с некоторыми важными людьми, но на этом всё. Он не был инструктором, и у него не было особой необходимости посещать их обучение. Более того, девушки охотно знакомились с 5-й дивизией и без его помощи.
«Ну, я не жалуюсь на то, как это легко, но…»

Феодор рассеянно смотрел на пейзажи с крыши барака.
Как правило, военные базы были рассчитаны для плохого обзора. Быть окружённым местностью, которую легко оценить и понять одним взглядом, невыгодно в бою. Однако из-за этого же, они были довольно неприятны в качестве жилых помещений.

Только он откусил кусок жареного хлеба с сахаром, как из-за спины послышался голос. «Так, я слышал. У тебя есть суженая, это так?»

«О чём ты?»

«А? Разве не ты сказал это при первом офицере?»

Перед первым офицером? А, в тот день.

«Я впервые услышал об этом, а я ещё думал, что мы друзья! Я знаю её?»

Хлопающий звук крыльев заполнил небо и прямо за Феодором приземлился рядовой первого класса Накс Серзел. Поскольку они были разного ранга, на публике Накс обычно вежливо обращался к нему, но в этом месте, где никого не было, он разговаривал с ним как с бывшим соседом по комнате.

«Ну, я был помолвлен. Мой родной город давно исчез, и помолвка вместе с ним»
Убедившись, что они были одни, Феодор снял очки. Он носил их в основном, чтобы скрывать свой искривлённый взгляд; чтобы не раскрыть ни одного из своих недостатков, действуя как идеальная модель для подражания, он развил привычку говорить откровенно только, сняв очки.

«Исчезла?»

Он проигнорировал этот вопрос. «Я поднял эту тему только как оправдание. Ты видел этих четырёх неотмеченных детей? Мы близки по возрасту, и я не хотел, чтобы первый офицер слишком беспокоился. Он задавался вопросом, могут ли мои отношения с ними выйти из-под контроля?»

«Хм ... да, это правда», сказал Накс. «Я уверен, что это неизбежная проблема».

Проблема заключалась в разных брачных периодах у разных рас. То же самое можно сказать и о чём-либо другом между двумя разными расами, и этот факт, в частности, вызывал особую тревогу. У многих зверолюдов, вступающих в брачный сезон, есть сильные представления о добродетели, и в их культуре глубоко укоренилось запрещение приближаться или прикасаться к противоположному полу, не достигшему брачного возраста. Но несколько раз в год хрупкое равновесие между разумом и инстинктом всё-таки масштабно разрушалось.

Будучи гораздо более многочисленными, чем неотмеченные, зверолюди, использовались в качестве ориентира для большинства законов общества.
«Если ты не лжёшь об этом, тогда ты сможешь поддерживать этот честный внешний вид. Как и ожидалось от Импа, ты хорош в небольших трюках».

«Не говори плохо о моей личности. Это скорее ...» Феодор ухмыльнулся, пожав плечами. «Маленький манёвр, чтобы сделать разговор более гладким».

«Так или иначе, как это на самом деле?» Накс потёр подбородок. «У меня создаётся впечатление, что они все вроде как дети, но всё-таки это может принять другой оборот, о котором все мечтают. Собираешься сбежать куда-нибудь, сделаешь этот шаг?»

«Ни единого шанса» - отмахнулся Феодор от его дразнящего замечания. «Они неотмеченные, не так ли? Они не в моём вкусе.»

«Эй, Фео?» - недоверчиво спросил Накс. «Давно смотрелся в зеркало?»

«Меня не волнует моя собственная раса. Мне нравятся пушистые беловолосые кошачьи черты. Вот такие ушки» - Феодор показал жестом. «Откровенно говоря. Не пушистые девушки ... ну, они немного симпатичны, но это всё.»

«Этот парень серьёзно болен» - пробормотал Накс, глядя в небо. «Ладно, ну ... это скучно, но я понимаю, что ты имеешь ввиду».

«Что ты имеешь в виду под скучно?!»

«Твоё задание означает, что ты не можешь повеселиться. Если ты попадёшь в скандал, некоторые личности будут счастливы. Вот почему я говорю тебе, брось ты это дело! Возьмись за что-то новое!»

«Я не собираюсь смешивать свою работу и удовольствие».

«Ладно, ладно! В любом случае, унылая рутина влияет на наших безмозглых товарищей, так что я пока оставлю это. Более того…»

Его беглый тон внезапно исчез, Накс понизил голос: «Как продвигается основной акт? Забота об этих детях усложняет жизнь?»

«Всё в порядке, это нельзя назвать трудностями. Это занимает немного моего времени, и я всё ещё имею достаточно свободного времени. Если возникнет какая-нибудь проблема, то я свяжусь с тобой.»

«Замётано. Не переусердствуй, окей? Даже если это не нужно, ты слишком стараешься угодить другим»

«Конечно. Береги себя.»

*Свист*. Накс исчез, на его месте остались только перья.
-----------------------------------------------------------------------------------------------

Итак, какова была повседневная жизнь четырёх подопечных Феодора?
Наиболее ознакомившейся с окружающей средой была чрезмерно энергичная девушка с волосами цвета цветущей вишни.

«Хи-и-ях!!»

Её слишком длинное имя, кажется, было Колон Рин Пургатрио, и каждый день, когда у неё было свободное время она носилась в комнату спарринга. По её словам, там, где она обычно жила, не было никаких противников, которые могли бы сравниться с ней.

В недоумении Феодор спросил её: «Разве ты не одна из группы этих крутых парней, членов ветеранского отряда 2-й дивизии?»

«Нет, совсем нет» весело ответила она. «Я живу в доме с тёплой атмосферой!»

Он этого совсем не понимал
Кроме того, её прибытие оказалось особенно приятным для двух сослуживцев, превосходящих его, Портрика и Талмарета. Оба они были гигантскими зверолюдьми, одержимыми борьбой без оружия, и, хотя они были в плохих отношениях и постоянно ссорились, они могли использовать свою полную силу только друг на друге. У Феодора было боевое мастерство, но его коварный стиль не устраивал этих двоих, которые предпочитали сражаться с честью.

Колон прыгнула между двумя гигантами, бесстрашно заявив: «Давайте дружить на кулаках!» Как выяснилось, она смогла провести равный бой с обоими.

«Даже с тем, насколько она меньше меня, она заблокировала мои суставы и очень хорошо ударила по моим болевым точкам» - сказал Портрик после первого раунда. «Тем не менее, даже когда дело дошло до голых кулаков, мы оба были оттеснены. Держу пари, что она использовала магическую технику ... чтобы так овладеть своими конечностями, это сложно, так что это достойно похвалы. Если бы вы вместо этого использовали такую мощную технику, чтобы пожертвовать навыками в обмен на силу, этот вид борьбы больше бы не был прекрасным искусством!»

Затем он добавил странным пылким тоном: «Я не могу поверить, что меня очаровывает девушка другой расы, достаточно молодая, чтобы быть моей дочерью». Через щетинки на лице ликантропа виднелась небольшая краснота. «Как такое произошло?»

«О, правда?» Феодору удалось случайно ответить. Даже если другая сторона неотмеченная? Абсолютно гнилой вкус.

Следующей, с кем он познакомился, была вечно взволнованная оранжевоволосая девушка.

«Удивительно! Печь здесь - это действительно потрясающе!»

Её звали Лакиш Никс Сеньорис - неудивительно, ещё одно длинное имя - и она часто появлялась в столовой, чтобы помочь кухонному персоналу. Уникальная кухонная утварь Лайелла, казалось, была её любимой, и каждый раз, когда они встречались, она задыхалась, рассказывая Феодору всё о новом рецепте, который она запомнила, и о том, как бы она хотела, чтобы здесь у неё была утварь, как на «складе», который кажется был местом, где они жили до этого.
Эта девушка не похожа на солдата.

Конечно, если бы он подумал об этом, строго говоря никто из них не был солдатом. Эквивалентные солдаты первого класса. Их ранг был таким же, как рядовой первого класса, но они фактически не были частью армии.

«Она действительно хорошая девочка, такая честная и трудолюбивая!»

«Если бы у неё были маленькие рога или клыки, я бы попросила своего сына жениться на ней!»

Её достижения, казалось, были популярны у кухарок, потому что они говорили всякие глупые вещи. Боже, разве она не неотмеченная? Ради чувств вашего сына, подумайте, прежде чем говорить такое.

Что касается фиолетововолосой девушки, той, что кажется зовётся ... Панибал Ноку Катена?

«Хм ...»

Феодор не знал, что с ней делать. Каждый раз, когда появлялось свободное время, она бесследно исчезала, затем беспечно возвращалась, появляясь среди солдат во время переклички. Словно призрак. Словно она и вправду была феей.

Более того, поскольку на территории базы имелись многочисленные свидетельства очевидцев о её присутствии, не похоже, чтобы она сбегала без разрешения.

Однажды он пытался отчитать её за то, что она всё время сбегала, и она ответила: «Не ты ли потерял меня из виду?» С дерзкой улыбкой на лице, она продолжила - «Для начала, можешь ли ты сказать, что твои глаза действительно смотрят на меня? В полной ли мере ты доверяешь своим глазам?»
Я не понимаю, о чём она говорит. Почему девочки предпочитают быть трудными в этом возрасте?

О, верно, она же неотмеченная. Если это так, то для меня нормально не иметь понятия о ней и всём что её касается, он был уверен в этом.

Что касается последней из четвёрки, Тиат Шива Игнарио...
------------------------------------------------------------------------------------------

Как-то раз в городе Лайелл оказалась незапертой дверь на крышу заброшенного театра.

Выйдя на крышу, Феодор увидел знакомую личность, с которой некогда разговаривал в этом самом месте. Держа под мышкой пакет свежих пончиков, он сел рядом со своей знакомой. «Ты ведь знаешь, что когда солдат, находящийся под наблюдением, уходит без разрешения это нарушение воинского устава»
Как обычно, когда Феодор выходил на улицу, он не надевал свои очки, и, поскольку сейчас он не играл в образцового солдата, то и не было необходимости любезничать. Обычно бы это означало приложить все усилия, чтобы не заговорить ни с кем, кого бы он ни встретил, но в данном случае молодая девушка, сидящая рядом с ним, теперь была его знакомой, и поэтому бессмысленно пытаться скрыть от неё своё истинное лицо.
«Не мог бы ты сделать вид, что меня здесь никогда не было?»

«Ещё чего» - усмехнулся Феодор. «Это стало невозможным, как только я заметил тебя».

«Значит, ты не забудешь об этом?» Тиат вздохнула. «Как скупо».

«Я не против быть скупым. Общество держится на людях, сосредоточенных на правилах и движимо людьми, которые открыто нарушают правила. Важно, чтобы обе роли распределялись равномерно и поддерживали баланс.»
«Феодор, я думала об этом с тех пор, как мы встретились, хоть ты поначалу и кажешься хорошим человеком, но на самом деле ты довольно подлый?»

«Я приму твой комплимент».

«... Эта часть тебя ...» - пробормотала она. «...почти как Виллем, но ты его полная противоположность»

«Хм?» Это имя ему не знакомо. «Кто это?»

«Я просто разговаривала сама с собой, не беспокойся об этом. Ах, можно ли мне взять один? Тиат протянула левую руку, шевеля пальцами, будто прося чего-то.

«Ты же понимаешь, что я сейчас тебя отчитываю?»

«Вроде бы. Но ты рядом со мной, и ты ешь что-то очень вкусное, так что для меня естественно хотеть этого.»

«Ну, я понимаю, что...» Феодор вздохнул. «Я не знаю, понравится ли тебе». Вкусы всегда были одним из различий между расами. Даже если два человека были неотмеченными, не было гарантии что одна и та же еда пришлась бы по вкусу обоим.

«Я не узнаю, пока не попробую, верно?»

Сдавшись, Феодор протянул ей пончик. «Вот.»

«Хорошо!»

Они вместе укусили свежую выпечку.

«…... Это замечательно!»
«О!» Удивлённый, Феодор наклонился вперёд. До сих пор не было никого, кто бы разделял его вкусы. «Этот магазин не сильно выделяется выбором, но свежая выпечка просто объедение, тебе не кажется? Не похоже, что тут просто увеличивают сахар для разных рас... я не знаю, как это выразить, но мне кажется, что тут наилучшим образом использует аромат?»

Без очков он не мог подобрать конкретные слова и умные фразы, которыми хотел бы выразиться. К счастью, Тиат, казалось, поняла суть и быстро кивнула.
«Кстати» - добавил Феодор, его настроение становилось всё лучше – «если вы окунёте его в молоко, станет настолько хорошо, что разум опустеет!»

«Урф ...» Взволнованно вздохнув Тиат поперхнулась своим пончиком и задыхаясь несколько раз стукнула себя в грудь, пока, наконец не отдышалась. «Т-ты принёс?»

«Принёс что?»

«Молоко!»

«Не смеши. Уже достаточно сложно просто подняться сюда с этим пакетом».

«Сложности - это всего лишь неотвратимая часть наслаждения вкусной едой».

«Не говори таких эгоистичных вещей, маскируя их под хороший аргумент»

«Значит, ничего хорошего?» Тиат удручённо опустила голову. Феодор воспользовался возможностью, чтобы начать набивать себе рот оставшейся едой.

И тут рука девушки снова протянулась, требуя второй пончик.
-------------------------------------------------------------------------------------------
Сегодня было много облаков, затмевающих даже тёмную тень 39-го парящего острова. Во всех отношениях небо было спокойным и мирным.
«Кто вы такие, девочки?» Резко спросил Феодор.

«Хм? Что ты имеешь в виду?»
«Я имею в виду то, что я сказал. Вы слишком скрытны о себе» - сказал Феодор. «Я не знаю, почему они копались в своде правил, чтобы сделать вас эквивалентными солдатами, но ясно, что никто из вас на самом деле не является солдатом. Не считая внешность, вы просто молодые девушки и вашей единственной отличительной особенностью является неотмеченность».

Он покачал головой. «Тем не менее, вы все закончили учебный курс, словно у вас есть вторая сущность, и смешались с настоящими солдатами. Ожидается, что новобранцы в течение первых двух месяцев службы сжимаясь калачиком блюют, но вы, девочки, с первого же дня были в порядке. И если вы собираетесь говорить мне, что вы были натренированы 2-й дивизией, то это явно не так»

«А ...» Тиат почесала свою щеку, по-видимому, обеспокоившись его словами.

«Более того, если просто посмотреть на Колон, видно, что происходит нечто абсурдное» - продолжал Феодор. «Владение магическими техниками в вашем возрасте, более того, овладение ими в такой степени, что вы можете использовать их в бою, когда захотите - это просто неестественно».

Информация о Веноне была записана в учебнике, который он тщательно прочитал при подготовке к экзамену на повышение квалификации. Поэтому, хотя он не мог справиться с этим сам, Феодор понял суть этого.

Венон был силой, способной насильственно исказить ткань мира. Те, кто был отделен от мира или сознательно ослабили свою собственную жизненную силу, смогли вызвать более сильную силу и придать большую силу своему врождённому Венону, но по той же причине, продолжая использовать Венон, нужно было сжигать собственную жизнь.

Однако, несмотря на жёсткие требования и последствия, эти молодые девушки уже овладели Веноном в той мере, в какой они могли свободно использовать его на поле боя?

«Неестественно, правда?» Тихо спросила Тиат.

«Это верно!»

«Итак, что ты считаешь нормальным? Кого-то похожего на тебя?»

Это - дерьмо, это не то, что я имел в виду. «Нет, не такого же, как я. В смысле, никто нормальный не пойдёт в армию. У вас дома нет никого, кто бы вас обучал?»
«А, ну... сейчас, только мы и один тролль...»

«Что?! Невероятно!»

Тролль. Они живут с настоящим демоном-людоедом?!
По легенде, когда-то тролли считали Эмнетуайт своей основной пищей, но теперь, когда этот проклятый вид, к счастью, был уничтожен, пожирателям не осталось ничего другого, кроме как изменить свой образ жизни и стать менее разборчивыми в пище. Теперь они просто пожирали что угодно и кого угодно.
Впрочем, поскольку неотмеченные исчезли эта раса была невелика, хотя одним из знакомых Феодора был тролль. В нравственном плане он был абсолютно пуст - другими словами, походил на неотмеченных. Я не могу представить, как можно жить с кем-то вроде него. Это всё равно что растить волка и овцу в одном загоне.

«Жизнь вместе с троллем ... накапливается всё больше и больше тайн...»

«Ты ничего не знаешь о нас!» - огрызнулась Тиат, словно её ситуация не была необычной. «Н-ну, я знаю, что наша ситуация странная, я не знаю, но ... но у каждого свои особые обстоятельства, не это ли делает нас действительно обычными?»

«Говоря это, как будто ты только что поняла, как это может выглядеть для других... это показывает, насколько вы ненормальны.».

«В-в самом деле?»
Феодор потёр шею. «Когда я спросил первого офицера, он ничего не сказал о вашем прошлом, хотя я предположительно ваш непосредственный начальник. Боже, как будто само твоё существование классифицируется как...»

«Если это так, разве это не тот ответ, который ты ищешь?»

«Не смеши». Что-то холодное укололо щеку Феодора, вторгнувшись в ход его мыслей. Он вытер это пальцем и посмотрел на него. Вода. Слабое эхо раскатистого грома раздалось вдалеке.

«... Похоже, будет дождь» - сказала Тиат. «Мы сейчас же должны вернуться домой».

Феодор подумал, затем кивнул. Отбросив вопрос о том, действительно ли её существование было засекречено, ей явно не хотелось больше говорить о себе. Попытка вытащить из неё детали не приведёт разговор в хорошее русло. Если я хочу узнать больше, в следующий раз мне придётся переосмыслить то, как я это делаю.

«Можем ли мы встретиться здесь ещё раз и поговорить снова?»

Он покачал головой в ответ на её предложение. «Это будет нарушение военных правил, поэтому я не буду выполнять это обещание».

«Что? Так скучно…»

В разгар их праздного разговора дождь начал падать всерьёз. «В самом деле, нам нужно поскорее вернуться, пока мы полностью не промокли» - сказала Тиат. Надев очаровательную улыбку, которую можно было ожидать от таинственной женщины, державшей свои секреты поближе к сердцу, она приготовилась встать.

Но потом её задница случайно соскользнула с крыши.

«А ...»

«ХА?»

*Бульк!*

*Вуууууууууушш!*

Раздался звук грандиозного удара, за которым последовала не менее великолепная колонна воды.

Часть 4 - Слухи о четвёрке

Феодор выследил Накса, который снова пропустил тренировку, чтобы вздремнуть в шелестящей кроне дерева. «Эй, ты там, наверху! Не мог бы помочь мне с небольшим делом?»
«Хааа?» донёсся ленивый зевок. «Я не могу вздремнуть ещё немного?»

Потерев глаза, Накс сел на ветку дерева. «Соколиные мышцы не подходят для марафонских тренировок, понимаешь? Я так плохо бегаю, что даже небольшой спринт меня утомляет.» Он слегка встряхнул ноги, поморщившись. «Давай, проверь их, всё сводит судорогами»

Как правило, было бы вполне разумно, чтобы Феодор был возмущён таким неуважением, проявленным к вышестоящему офицеру, но Накс был одним из его немногих друзей, и, кроме того, пока они одни, ему не приходилось беспокоиться о таких мелочах.

«Я находился в середине сладкого сна, благодаря которому я смогу выжить после полудня». Накс потянул руки, снова зевая. «Если у тебя есть ко мне какое-то дело, то давай позже, мистер Четвёртый офицер».

«Нет, это не официальное дело». Феодор проверил, что они одни, затем понизил голос. «Мне нужны твои навыки в качестве подпольного торговца информацией».

«... Ого?» Скучающее выражение лица Накса мгновенно превратилось в ухмылку. «Прошло много времени с тех пор, как ты был моим клиентом, Фео. Хорошо.» Он наклонился вперёд, вся усталость ушла из его тела. «Так что ты хочешь узнать? Код от хранилища начальника дивизии? Любимое средство для волос третьего офицера Хартинаксии? Какие десерты в завтрашнем меню столовой? Или, может быть... цвет нижнего белья девушки твоей мечты?»

«Неправильно, неправильно, и снова неправильно. Я хочу, чтобы ты заглянул в прошлое тех четырёх девушек, о которых мы говорили ранее.»

«Что, всё-таки их нижнее белье?»

«Нет. Они мои подчинённые. Я не хочу этого видеть.»

«Ну, я ожидал, что ты скажешь что-то скучное» - сердечно вздохнул Накс. «Ладно, будь по-твоему. Что именно?»
«Как я уже сказал, их прошлое» - Феодор почесал голову. «Как раз перед битвой со зверем их прислали из 2-й дивизии - людей, которые в прошлом имели дело со зверями. Поначалу они кажутся обычными девушками, но их боевые способности неожиданно высокого уровня. Если наше подразделение будет участвовать с ними в бою, мы создадим мощную атакующую силу... во всяком случае это то, о чём я думал, но по какой-то причине мне не удалось во всём разобраться, высшее руководство имеет достаточно проблем, чтобы скрывать свои способы».

Он сделал паузу, и Накс предложил его продолжить. «Для начала, почему я - тот, кто предположительно является их прямым начальником – получил приказ контролировать их на упрощённом, поверхностном уровне? Это говорит о том, что они вряд ли будут действовать под моим командованием во время настоящей битвы, выходит, что они будут действовать под командованием какого-то другого командира или по собственному усмотрению? Любое из этого имеет место быть».

«Ага…»

«Даже если это не так, мы всё ещё собираемся участвовать в очень важной битве. Делать это с фактором неизвестности?» Феодор покачал головой. «Это раздражает. Я просто хочу быть уверенным, что могу положиться на них».

«Хорошо, понял» быстро ответил Накс, расправляя крылья. «У меня есть контакты во 2-й, так что я попробую».

Листья вокруг него танцевали на ветру, когда он хлопал крыльями, готовясь к взлёту. «Скажи, все эти вещи, о которых ты говоришь, ты случаем не разнюхиваешь вокруг военной полиции?»

«Хм?»

«На самом деле так ли это или нет не имеет значения, я так считаю, но даже если ты докопаешься до истины, ты, вероятно, не найдёшь ничего хорошего. Я могу почувствовать ветер, и там есть что-то на заднем плане. Это не большая угроза, но будь осторожен, чтобы никто не узнал. Знаешь, так как ты ценный клиент, в этот раз я добуду для тебя нечто в качестве особой услуги»

«Конечно...» Феодор кивнул, смутно задумавшись. «Благодарю. Я буду осторожен»
--------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

«Феодооооооор!»

Возвращаясь в казарму, Феодор услышал, как его зовёт тёплое, мягкое тело, обхватившее его.
Затем, в следующий момент что-то нажало на его болевые точки, выкрутило суставы в неестественные позы, обернув вокруг его шеи, понадобилась доля секунды, чтобы понять, что на него напали, его каким-то образом схватили в общий замок, что никогда не случалось с ним ранее, сочетание мёртвой хватки с другими болезненными приёмами.
«Оуоуоуоуоуоуоу?! П-подожди минуту - оу, ОУ!»

Независимо от того, сколько он ни пытался сопротивляться, его тело не двигалось. Больше, чем просто вопрос силы, это было, как если бы он был пронзён заострёнными кольями и прикован к земле.

Как бы я ни был впечатлён их великолепной техникой, это больно! Больно! Всё сильнее и сильнее - болит, серьёзно, больнобольнобольно!

«Как это! Сдаваться ещё рано, да?» - откуда-то из-за шеи раздался голос Колон, достаточно близко, чтобы её дыхание согрело его ухо.

«Я сдаюсь, сдаюсь уже! Но почему - агхх - почему внезапная атака?!»

«Постоянная боевая готовность - закон воина! Плохо, что ты не настороже!»

«Я не могу согласиться с такой логикой!» Он попытался повернуть руку и вернуть связки в исходное положение, но вскоре пожалел об этом. «Ай, ай! Больно!» Дерьмо, это нехорошо! Я не могу пошевелить плечами! Могу ли я упасть и ударить её об пол? Нет, это тоже нехорошо, мои связки могут порваться, если приложу к ним слишком много силы!

Затем он услышал пронзительный крик, сопровождаемый быстрыми шажками, и подняв глаза, увидел Лакиш. Когда она подбегала, с её губ последовало порывистое слезливое предупреждение. Не бегайте по коридорам. «Колон! Что, по-твоему, ты творишь?!»
«Лакиш, ты здесь как раз вовремя!» Феодор кашлянул. «Поторопись и заставь её прекратить! Не думаю, что я смогу выносить это ещё дольше!»

«О, всё в порядке» - хихикнула Колон. «В конце концов, чтобы уничтожить Виллема, потребовалось больше, чем просто это!»

А? Это имя - ОУ! ОУ! ООООУ!

«Он не Виллем, Колон!»
«Ух, точно ...» Девушка на спине слегка расслабила правую руку, ослабив хватку на плечах Феодора. Его руки вернулись в обычное положение. Медленно, шаг за шагом, все точки на его теле, которые были обездвижены конечностями Колон, были освобождены, подавляющая боль исчезла, как будто её никогда не было, и его тело вернулось под контроль.
В отсутствие боли, Феодор вдруг узнал на сколько мягким и тёплым было тело Колон. Если мы останемся в этом компрометирующем положении, этого будет более чем достаточно, чтобы в моей голове начали формироваться странные мысли.
Прежде чем смогли появиться какие-либо странные мысли, он стряхнул Колон со своей спины. «Слезь уже!» С удивлённым визгом она сползла на землю.
«М-мне так жаль! Мне так жаль!» Вместо Колон извинялась Лакиш, кланявшаяся головой с большой скорость словно птица, пьющая воду. «Понимаешь, Колон, она всегда была такой! Она не со зла или что-то ещё, она просто прыгает на людей, с которыми ладит ... Ах! Н-но она не плохая девочка, честно! Она очень хорошая девочка, правда, правда!»

«Я понял» - сказал Феодор, потирая больные плечи. Если бы у неё было хоть малейшее количество жажды крови или дурных намерений по отношению к нему, его руки были бы уже сломаны. «Всё в порядке, всё в порядке.»

«Я-ясно. Я так рада.» Улыбнулась Лакиш, положив руку себе на грудь.

«Я тоже!» Добавила Колон.

«А ты! Не говори так, словно это чужая проблема!» Лакиш повернулась к своему своенравному товарищу, ударив Колон своими крошечными кулаками, когда та захихикала. «Как ты думаешь, о ком мы сейчас говорим?!»

«Эй, Лакиш» - выдохнула Колон между хихиканьем «Ты думаешь обо мне как о своей подруге, верно?»

«Э-э?» Лакиш прекратила свою атаку.

«Это хорошо. С кем-то вроде тебя, мы все можем быть счастливы.»

«Н-нет, но ... сказать, что-то такое обо мне, мм ...»

«Уооу!» Колон улыбнулась и рассмеялась. «Я так счастлива, так счастлива!»

«Я ... я тоже счастлива, но разве ты не можешь хоть раз быть серьёзной?!»

... Как очаровательно.

Хотя неотмеченные не были в его вкусе, Феодор не мог не почувствовать себя умиротворённым, смотря на маленьких детей. Это всегда создавало необъяснимо тёплое ощущение в его груди, что-то вроде того, что можно было бы почувствовать, увидев щенка, играющего в своей клетке.
Он снова заметил Колон, сияющую и беззаботно хихикающую девушку. Независимо от того, как бы он ни пытался, он не мог увидеть в её телосложении ничего, кроме нежности или, скорее, простоты девушки, которой она и казалась. Её руки и ноги были относительно тонкие, без мышц. Оставим в стороне зверолюдей, мужская сущность такова, что даёт Феодору больше мышечной силы, чем ей. Тем не менее, помимо того, что его движения были ограниченны в одно мгновение, он был буквально неспособен освободить свои конечности в течение всего времени, проведённого с ней на его спине. 
«Эй, Феодор» - внезапно сказала Колон, встретив его взгляд. «Не мог бы ты показать мне, насколько ты серьёзен в бою, если я сражаюсь с тобой?»

«А?»

«Портрик сказал, что ты супер сильный, но теперь ты совсем не выглядишь таковым».

«... А, ясно». Так вот что происходит. «Не то чтобы я прикидывался слабым. Я действительно не очень сильный. Как бы это сказать...?» Феодор на мгновение задумался. «Я использую уникальный стиль боя, который применим только против сильных противников, таких как Портрик».

Строго говоря, он наполовину лгал. У него была уверенность в собственных силах. Больше, чем просто мои навыки обмана, взрывная сила, тактика и суждение, поддержание формы, и среди прочего - я тренировал навыки, необходимые для боя.
Разумеется, он не собирался раскрывать этот факт. Он планировал максимально скрыть свои карты.

«Нет, нет, погоди!» Колон взмахнула ладонью, будто приказывая ему остановиться. «Разве это не странная логика? Я достаточно сильна, чтобы не проиграть Портрику, так если он достаточно хорош для тебя, почему я нет?!»

Феодор замешкался. «...У тебя совсем другая сила. Это же касается и меня, хотя я не могу нормально объяснить это»
«Аха...» промурлыкала она, не выглядя убеждённой.

«... О, кстати». Хотя он всё ещё напрягал и расслаблял свои мышцы, Феодор попытался задать вопрос, который он собирался задать естественно. «Этот Виллем, о котором вы упоминали раньше, кто он?» Это имя появилось достаточно часто, и эта тема, вероятно, не была конфиденциальной... наверное.

Конечно, Лакиш быстро начала отвечать ему. «Э-э ... видишь ли ... Я думаю, ты уже знаешь это, но мы всегда должны находиться под контролем выделяющихся военных». Это был первый раз, когда он услышал это, но это не было неожиданным сюрпризом. «Это история, которую можно услышать, если вы не меньше, чем ранжированный офицер, я думаю».

Она вздохнула, затем продолжила. «Не так много солдат, которые были бы рады пойти и позаботиться о детях, подобных нам. Все остальные сразу ушли в отставку и сбежали. Пять лет назад Виллем был отправлен на наш склад, как и другие солдаты. Он был невероятно замечательным техническим офицером ... и ... он был ... как отец для всех нас».

О, ясно. Он почувствовал неприятное ощущение в своём животе. Человек, о котором говорили Колон и Тиат, был в том же положении, что и он сейчас. Другими словами, они сравнивают меня, Феодора Джессмана, с их любимым отцом?

«Я выгляжу достаточно взрослым, чтобы быть вашим отцом?»

«Я ... это не так, но ... ну ...» Лакиш заёрзала и посмотрела ему в лицо. «Твой возраст, возможно, не так сильно отличается от возраста Виллема в то время».

Серьёзно?! Он был ошеломлён. Он был ненамного моложе или старше меня, 17 лет, как и я, и всё же его любили как отца эти почти 15-летние девочки? Сколько силы воли нужно, чтобы навещать их настолько часто, пока они растут?

Для Феодора, так хорошо знающего свою молодость, это было невозможно представить. Он испытывал глубокое уважение к техническому офицеру Виллему, чьё лицо оставалось тёмным и неизвестным.
----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Через некоторое время после этого случая, после завершения дневной тренировки, Феодор сел перекусить в шумной столовой.
«Этссии твои новобранцсссы – они группа хорошшших девушшшек» Один из его товарищей четвертых офицеров – он не мог вспомнить его имени, но его шипящий акцент и форма тела показывали, что он был Финдонтроп – присел рядом с ним. «Более того, Лакиш. Здесссь, в армии, ссс приближением вылета, вссе начинают нервничать, да? Когда есссть такая девушшка, как она, доброжелательно относящщаяссся ко вссем, да одно её присссутсствие исссцеляет всссех нассс.»

«Ни в коем случае, ни в коем случае» – третий офицер, сидевший напротив Феодора – Скарсалантроп с его чёрной оболочкой характерной для его расы, но чьё имя он также не вспомнил, открыл свой большой рот. «Если это одна из новобранцев маленького Фео, то Колон так просто не проигрывает. У неё невероятное мужество, чтобы преодолеть все свои страхи. Её бездонная жизнерадостность возродила бы силу воли самого трусливого солдата. Если бы она не была здесь в качестве приглашённого солдата, я бы с радостью похитил её для своего отряда.»
«М-м ...» - пробормотал Финдонтроп «Но Лакишшш более сссимпатична, не так ли?»

«Хм. Вам нужна смелость, чтобы дожить до конца битвы, а не остроумие».

«Тцсс! Ссмелоссть, ссмелоссть - ессли вам так нравитссся то, почему бы не женитьссся?»

«Тоже самое сказала мне моя жена, прежде чем ушла от меня».

«…Ах, прошшу прощения. Это было необдуманно сс моей ссстороны»

Атмосфера становилась всё более и более неудобной.

Они смотрят на меня, небрежно заметил Феодор. Как непосредственный начальник двух из рассматриваемых, казалось, что они ожидали, что он каким-то образом добавит комментарий. «Э-э»
Во-первых, еда в 5-й дивизии никогда не была необыкновенно вкусной. Чтобы сделать еду, подходящей для солдат разных рас – и разных вкусов – ей намеренно придавали нейтральный запах, текстуру и вкус. Большие бутылки приправ, размещённые на каждом столе, предлагали использовать их для придачи еде необходимого вкуса для каждого, их было достаточно много, что вы могли добиться необходимого вкуса, но многие уже устали от любого из вариантов.
Теперь же, во время такого неприятного приёма пищи, Феодор должен был высказать своё мнение по столь же неприятной теме. Дайте мне передохнуть.

«... Говоря об этих девушках, они все неотмеченные, верно?» - в конце концов сказал он, позволив примерно половине того, что он думал по этому поводу, показаться на его лице.

Финдонтроп и Скарсалантроп обменялись пустыми взглядами, прежде чем первый тихо прошипел: «Ах, ... я ссслышал, что четвёртый офицер Джессссман ненавидит неомеченных».

«Мммм, это правда. Поскольку ты обычно так дружелюбен со всеми вокруг, я совершенно забыл об этом»

Сказали они, словно это был большой сюрприз. Он сказал, со всеми вокруг меня? Я думал, что так себя веду, но…
«Тем не менее, я не считал его настолько глупым, чтобы предрассудки затуманили его глаза. Девочки отличный коллектив. Ты не можешь этого отрицать, не так ли?»

«Да. Ты же готов признать, что они хорошшшие девочки, да?»

Спрашивать меня об этом, давя на меня с обеих сторон ради ответа? Эти двоя нахальны…
Однако даже для такого предвзятого человека, как Феодор, было одно, что он мог неохотно сказать о четырёх девушках.
Они проживали каждый день на полную катушку, опрометчиво мчась сквозь часы. Перед битвой, где они могли умереть, у них было достаточно силы духа, достаточно эмоционального контроля, чтобы они не сломались под напряжением смерти. Было ли это храбростью или невежеством, он не мог сказать, но всё равно, это исключительное качество было видно даже его ненавистными неотмеченными глазам. И…
«... Полагаю... я могу это признать» - проворчал он вполголоса, принимая своё поражение.

Одинаковые победные улыбки, появились на лицах пары слева и справа. «А теперь я спрошу» сказал Финдонтроп «парень, что разделяет их расссу, кого ты предпочитаешь? Может ли быть, скромный типаж?» 
«Действительно!» Добавил Скарсалантроп. «То, что человек действительно хочет иметь рядом с собой - это товарища по оружию, того, кто вместе с ним будет мчаться по полю битвы под названием жизнь!»

Это плохо. Даже несмотря на то, что они знают, что я ненавижу всех неотмеченных, как разговор снова стал таким?

«Хммм ...» Первый офицер Армадо, с которым он разговаривал раньше, обедавший за соседним столом, внезапно оглянулся. «Ну, это нормально, честно говоря» - сказал он своим обычным бескорыстным тоном. «Я знаю, что ты ненавидишь неотмеченных, и не хочу винить тебя за это».

«Но»- продолжил он, внезапно представ почти как взрослый, которым он и являлся –«если я могу добавить это, я надеюсь, что ты не самовлюблённый, которому просто нравится говорить «я ненавижу себя» или какую-то подобную ерунду. Поэтому вместо того, чтобы зацикливаться на ненависти к ним, неплохо бы заиметь такие мнения, как «Они мне нравятся» в конце концов, ты всё ещё молод»

«Я полностью согласен!» добавил рядовой первого класса Портрик, обнажая клыки в радостной ухмылке. «Как и ожидалось от четвёртого офицера, я знал, что мы родственные души! Что ж, ради этих невинных детей, давайте будем людьми, которые добровольно пойдут на нашу смерть, чтобы защитить своё счастье!»

Я бы не стал заходить так далеко. Хотя иногда он чувствовал себя одиноким, он был достаточно предан своей роли в качестве образца для подражания, чтобы скрыть растущее отчаяние, которое он мог бы почувствовать. И что касается замечания Портрика – если девочки-подростки были детьми, то, что насчёт человека, с разницей в возрасте всего на два или три года, Феодор не должен так уж сильно отличаться. В таком случае, как же Портрик классифицирует их...? Ну, я не думаю, что хочу знать его мнение, поэтому я не буду спрашивать.
«Хороших неотмеченных не существует.» Его мысли отрезало, смелое утверждение рядового первого класса Талмарета. Старый Айрантроп подошёл. «Но вы должны согласиться, у этой молодёжи растёт духовный хвост»

Это и есть кульминация? Ты разделяешь мою ненависть к неотмеченным, и всё же ты испытываешь любовь к этим девочкам? «Ну, я не вижу никаких хвостов, растущих из их поясниц.»
Он бросил на него плоский раздражённый взгляд. Феодор вернул ехидную полуулыбку, за которой скрывался смысл фразы «это правда».
В конечном счёте, Феодор просто слишком отличался от них. Он не был честен и не жил полной жизнью. Он был коварным Импом, крадущимся по незаметным местам и обманывающим всех вокруг. Он не был достоин их благосклонности.
«... Хм.»
Услышав неуклюжие звуки сокола, Феодор взглянул на Накса. По какой-то причине он не попался ни на одну из наживок, а просто кивал всем остальным комментариям. Обычно он бы нёс о нём всякий вздор, примерно такого содержания: «Ну, Ну, Ну! Так он наконец-то проснётся и обнаружит, что женщины существуют, да?! Мой счастливый день! Не волнуйтесь, парни, с этого момента я обучу этого бесполезного парня всему, что касается женщин. Видя, что их четверо, я считаю, что он сможет приударить даже за тремя» - всё время неся глупую ухмылку. Видеть его отсутствие интереса сейчас было ... неожиданно. 
---------------------------------------------------------------------------------------------------

«Ёё. То расследование, которое ты мне поручил. Я кое-что нашёл.»

«Уже? Даже по твоим меркам, это быстро.»
«Ээ, ничего сложного. Только потому, что это называется секретным, не означает, что сама информация настолько недоступна.» Накс слегка помахал конвертом, из которого торчали какие-то бумаги. «Такие случаи, как этот, действительно из тех, что хотелось бы скрыть, поэтому обычно большинство информации оказывается просто пустышкой, но... ну, на этот раз моя интуиция подсказывает мне, что это не так. Скорее всего, это то, что ты хотел. Правдивые данные. Настоящее дело»

«... Знаешь, то, как ты говоришь, немного странно. Ты случайно не преувеличиваешь?»

«Нет. Даже для меня это было интригующим материалом.» Глаза Накса заглянули в конверт, и он скривил губы. «Мне становится плохо, просто заглядывая».

Э?

Феодор задумался об этом. Накс был спокоен, говоря о своей щедрости. Грубо говоря, он был безответственным бездельником. Его неискренняя позиция никогда не исчезала, он не раскрывал своих настоящих чувств, и действовал так, словно он дразнил кого-то или всё время наслаждался собой. Было странно видеть такую серьёзность на его лице и слышать сильное отвращение в его голосе. «Продолжая разговор об этом, неужели ... они незаконнорождённые дети какой-то важной семьи? Что-то вроде этой истории?»

«Ты поймёшь, когда прочитаешь. А после? Сожги это.»

Так холодно. Это ... действительно странно.

Накс ткнул конвертом в грудь Феодора и развернулся на каблуках. «Честно говоря, мне было всё равно, что ты собирался с этим делать, но теперь я думаю, что понимаю»
Повернувшись спиной к Феодору, сокол проговорил с разочарованием, витающем в его словах.
«Регул Айр может скоро упасть».
-------------------------------------------------------------------------------------------------------

*Бинг бонг.*

Когда Феодор вернулся в свою комнату, перед входом пробили дедовы часы, последовательностью тона говоря ему, что было 7 вечера.
Как только он оказался внутри, он открыл конверт и вынул его содержимое. Он не был очень толстым, но если судить по словам Накса, то в нём было значительно больше информации, чем казалось.
... Соберись с духом и прочитай это быстро. С этой мыслью, промелькнувшей у него в голове, Феодор перевернул страницы.
427/6/15: Дух Ва, захвачен на 23 парящем острове.

«... А?»

Это было неинформативно. Скорее, это был тип документа, который был очищен до формата отчёта. Знакомый формат.

Это ... документы по управлению одноразовым оружием Крылатой Гвардии. Они используются для подтверждения запасов одноразовых кораблей и редкого, уникального вооружения.
Я понял, я понимаю это, но я не понимаю ничего кроме этого.
Что это значит? Я попросил провести расследование по этим четырём девушкам, так что это за материал? Эта задница, Накс ... он ошибся и положил в конверт не те документы?

Отложив в сторону свои опасения, Феодор продолжил читать.

427/6/16: Дух Ур открыл врата Феи во время битвы на 72 парящем острове. Удалён.

427/6/19: Дух Ро достиг зрелости.

427/7/08: Дух Ве совместимость с раскопанным оружием Инсания.

427/7/11: Дух Ве открыл врата Феи во время битвы на 14 парящем острове. Удалён.

427/8/15: Дух Ро совместим с раскопанным оружием Инсания.

427/8/22: Дух Ти пойман на 47 парящем острове.

Хотя происхождение информации было неизвестно, если бы он смог совместить числа с некоторыми гипотезами, смысл бы возник.
Прежде всего, то, что записано здесь, это материальное состояние, обозначенное названием «Дух».

Когда они используют слово в этом контексте, оно конкретно указывает на целое духовное тело, о котором я ещё не знаю. Это может быть что-то, что обитает в вместилище, или, возможно, что-то, что обитает в месте... или если это совсем другой вид, оно связано с религией или контрактами? Нет, подождите, не все из этих вариантов применимы в военном плане, так что лучше предположить, что это указывает на определённую расу среди нас?
Кстати, здесь упоминаются «духи», я могу сказать, что они формируются по всему Регул Айру и регулярно ловятся. Для их созревания требуется разумное количество времени. После этого они «совмещаются» с другой частью, называемой «Раскопанное оружие», и отправляются в бой. Там они активируют явление, называемое «вратами Феи», а затем уничтожаются.
Бои происходят довольно часто. Единственный враг, с которым сражается Крылатая Гвардия - это Тэймеры. Это означает, что эти предметы, скорее всего, являются мощными взрывными снарядами, использующимися против врагов, таких как звери, которые, как говорят, неуязвимы против обычного оружия.

437/12/16: Дух Ти совместим с раскопанным оружие Игнарио.

Его привлекло знакомое существительное.

438/3/30: Дух Ла совместим с раскопанным оружием Сеньорис.

438/6/05: Дух Па совместим с раскопанным оружием Катена.

438/7/20: Дух Ко совместим с раскопанным оружием Пургатрио.

Имена, которые он знал, выстраивались одно за другим.

Их смехотворно длинные имена случайным образом всплыли в его голове. Тиат Шива Игнарио. Колон Рин Пургатрио. Панибал Ноку Катена. Лакиш Никс Сеньорис. Проклятье. Черт возьми! Это начала их имён и названия их раскопанного оружия? Всё сходится.
«…Что, черт возьми, здесь происходит…?»

Феодор дважды проверил это. Действительно, он держал в руках документы по управлению одноразовым оружием. Элементы, используемые для управления несколькими небольшими одноразовыми дирижаблями или боеприпасами.
Так почему, почему их имена в этом списке?

«.........»
Он понял. Если рассуждать логически, то можно сделать только один вывод. Подойти к вопросу с любого другого направления, попытаться увидеть его любым другим способом, было попросту невозможно.

«Ты должен быть счастлив» - коварный шёпот прокрался ему в ухо.

Почему Феодор Джессман подвергал себя опасности, ставил своё тело на грань в роли Крылатой Гвардии? Чтобы защитить мир? Нет. Сделать хорошую карьеру и стать богатым? Нет.
Должно быть, он искал это.
Крылатая Гвардия и торговая компания Орланди владели секретным оружием против зверей. Никогда не определялось, что именно это предотвращало вторжение Тэймеров бесчисленное количество раз. До сих пор. Цель достигалась. Обманом.
Но радость не вспыхнула внутри Феодора. Вместо этого, что-то вроде разочарования или гнева, что-то не похожее на оба чувства. Кромешно-черные эмоции искажались, извивались, закручивались в вихрь в его груди.
Задыхаясь от эмоций и не в силах избавиться от них, Феодор швырнул бумаги в стену. Они ударились с глухим звуком и разлетелись при ударе, вращаясь и танцуя по всей комнате.
Одна из бумаг упала на пол у его ног. Это была страница ранее не открытого документа, которую он ещё не читал.

443/5/11: Дух Ти откроет врата Феи во время битвы на 39 парящем острове. Планируется удаление.

443/5/11: Дух Ко откроет врата Феи во время битвы на 39 парящем острове. Планируется удаление.

443/5/11: Дух Па откроет врата Феи во время битвы на 39 парящем острове. Планируется удаление.

Глава 3 - Левая и правая стороны разрушающегося баланса

Часть 1 - Одноразовое оружие

В порту приземлился дирижабль.
Утика, боевой дирижабль, обладающий наибольшей мощностью и грузоподъёмностью среди всех судов, принадлежащих Крылатой Гвардии.

До сих пор он ни разу не принимал участия в боевых действиях, во многом из-за невероятных затрат. Кроме того, что он, имел слишком большой и тяжёлый магический котёл, который для достижения необходимой мощности потреблял просто возмутительное количество топлива, у него также было не менее четырёх пар вспомогательных крыльев, установленных на протяжении всей нижней части фюзеляжа! Корпус был грубо вытесан из красной стали, так чтобы он не мог деформироваться из-за чудовищной массы судна, этому же способствовали и шестнадцать несущих винтов, каждый из которых был в четыре раза больше, чем на стандартном дирижабле. Его главное орудие, подходящее под стать кораблю такого масштаба, обладало наивысшей разрушительной силой, которую только можно было вообразить. Даже со всем этим, инженеры в какой-то момент попытались установить на корабль ещё и орудие городской обороны «Метатель Гор».

Подводя итог, Утика был исключительным дирижаблем. Вершина высокомерия, построенная с помощью самых передовых технологий, созданная игнорируя все проблемы связанные с потреблением топлива, выходной мощностью, расходами на техническое обслуживание и т. д. Его можно назвать величайшим произведением искусства, из когда-либо созданных.

«Эй, ты» - окликнул Феодора командир дивизии - «Что думаешь об этом дирижабле?»

Феодор задумался над вопросом, потом честно ответил. «... Люди, которые его спроектировали, вероятно веселились».

Это было не что иное, как игрушка, которая была разработана, изготовлена и каким-то образом введена в эксплуатацию. Он думал, что все участники проекта, вероятно, могут сказать одно и тоже: «Насколько же сильно я был пьян, когда разрабатывал этот кусок мусора?!»

«Эта штука должна быть нашим тузом в предстоящей битве. Мы получили приказ генерала»

«Разумно ли это?». Феодор осмотрел дирижабль. По его мнению, он был способен уничтожить всех без разбора, будь то друг или враг. Один выстрел из главного орудия может разнести небольшой город и, вероятно, будет стоить достаточно, чтобы оставить голодным другой небольшой город. Это было совершенно нелепое оружие, даже не принимая во внимание расходы на его транспортировку к полю боя.

Единственное, что он мог сказать об этом чудовище.

«Похоже, будет больно».

«По-настоящему больно».

Во-первых, было общеизвестно, что обычное оружие, в которое не был влит Венон, было неэффективным против Зверя. Дело не в том, что они были абсолютно неуязвимы для этого оружия, у него просто не было достаточной разрушительной силы для завершающего удара. В битвах с Тэймерами и Аврорами, записей о которых у Крылатой Гвардии было много, обычная артиллерия использовалась только для того, чтобы сдерживать их выигрывая время.

Любой нормальный человек подумал бы искать какой-то другой метод. А ненормальный человек мог подумать и в таком направлении:
«Поскольку это не эффективно, давайте отложим простую проблему огневой мощи на потом. Если наша артиллерия приносит такой результатов, не лучше ли нам нанести удар вещью, мощность которой будет в сто раз больше?»

Излишне говорить, что место, где могли бы обсуждаться такие вещи, беспокоило Феодора стократно.

Во многих отношениях Венон был чем-то сродни огню. Одной из причин этого было то, что он не мог поддерживать себя сам. Если кто-то хотел использовать свой Венон, его нужно было разжечь в определённое время и в определённом месте. Кроме того, Венон, зажжённый внутри тела, может оказать внешнее воздействие на предмет, только если вступить в контакт с этим предметом.

Другими словами, он не может быть использован для трюков, подобных зарядке с последующим выпусканием его как стрелы или снаряда. Если кто-то захочет атаковать Зверя с помощью Венона, в любом случае, это должно быть в прямом ближним бою.

«...подождите-ка. Я понял ... есть ещё один метод, который мы можем использовать».

Феодор уже знал о существовании этого метода.

Если использовать дух, способный разжечь свой Венон, а не артиллерийский снаряд, то эффективная атака без приближения к Зверю становится возможной.

Я не знаю, кто это придумал, но это логичный метод. В борьбе против зверей, это будет сияющим лучом надежды, пробивающимся сквозь тучи необоснованных требований.

«Первый офицер» - резко сказал Феодор. «Я хочу задать вам не связанный с этим вопрос».

«Хм?»

«О первых офицерах, сэр. Я знаю, что вы должны были получить три подписи от высокоранговых офицеров, ранга не ниже первого, верно? Могу я спросить, кто эти трое?»

Командир дивизии сделал небольшую паузу. «Первый офицер Лаймскин из второй дивизии. Первый офицер Барони Макси из отдела военной полиции. Я из пятой дивизии. А что?»

По крайней мере, эти трое должны знать о них. О людях, которые, хотя они и могли жить на этой базе и считаться эквивалентными солдатами, никогда не смогли бы стать настоящими солдатами. Причину их существования и их истинные личности.

«Ну, тогда, первый офицер, возможно ...»

Феодор захлопнул рот. Это не то, о чём он мог спросить. Он ещё не был проинформирован об их личностях. Я не должен задавать вопросы, основанные на информации, о которой я не должен знать. «Нет, ничего. Спасибо вам»

«Действительно?» Начальник дивизии наклонил голову, слегка прищурив глаза, но он не стал выяснять причину. «…Отлично.»

* * *

Положив руки на колени Тиат снова сидела на крыше заброшенного театра.

Феодор подумал, что она усвоила свой урок после двух то падений. По крайней мере, она держалась подальше от сбрасывателя пара. Она, казалось, узнала его по звуку открывающейся двери, бросив в его сторону мимолётный косой взгляд, когда он приблизился.

«Пончики» - сказал он приветствуя. Она кивнула, поманив его жестом руки.
«...За кого ты меня принимаешь?»

«За того, кто всегда ест вкусную еду».

Гах. Это ужалило, но он не мог этого отрицать.

«О, я придумала!» Тиат улыбнулась. «Почему бы тебе не рассказать мне, где ты их берёшь?»

«Что ты собираешься делать, если я скажу тебе?»

«Я подумала, что должна купить что-нибудь хорошее для Колон и остальных, но на этом острове есть только много-много безвкусной еды ...» она сделала паузу. «Постой-ка, а разве думать о вкусностях - плохо?»

«И поэтому ты покинула базу без разрешения?»- спросил Феодор. - «Ты же знаешь, что это нарушение правил, не так ли?»

«Да» - резко ответила Тиат. «Наши старшие офицеры слишком серьёзны, чтобы спрашивать об этом».

«Оу?» Он поднял одну бровь. «А я тогда кто по-твоему?»

«Мой не столь серьёзный начальник».

Боже. Он не собирался признавать это, но он не мог победить её в этом разговоре. Феодор вздохнул. «Раз уж ты уже так много выходила на прогулки, почему бы тебе не попробовать использовать свои ноги и не поискать самостоятельно?»

«Хм ... о, но у меня недостаточно карманных денег для дегустации и сравнения случайной еды ...»

Не было похоже на то, чтобы солдатам Крылатой Гвардии мало платили. Рядовой офицер мог обеспечить большую семью, так что ещё и немного оставалось чтобы побаловать себя. С таким доходом они могли спокойно ходить по городу, тратя деньги, в отличие от студентов университетов, зажимающих монеты.

Ей нужно было считаться солдатом, чтобы получать столько.

«Ты всё время здесь, почему тебя так интересует это место?» - спросил Феодор. «Это место не сильно отличается от других, которые ты могла бы найти в городе».

«Хм, я не знаю, интересно ли мне, но ...» Наклонив голову Тиат начала бормотать себе под нос. «... Нет, подожди, а правда?»

Он подождал, и в конце концов она кое-что сказала: «Я думаю, что это место, наверное, кажется самым грустным. Ветер сильный, но тихий, и здесь никого нет, кроме тех случаев, когда кто-то заходит»

Её логика имела смысл. «Это лучшее место, когда есть что-то на уме» - согласился Феодор, сев на крышу рядом с Тиат. С этой точки обзора, виднелся город Лайелл раскинувшийся под ними, как и всегда.

«Интересно ...» Непрошеные слова слетели с его губ. «Есть ли смысл защищать этот мир?»
«А?» Тиат подвинулась к нему, её протянутые руки не соответствовали её выражению. «Что это за вопрос такой? Ты же офицер Крылатой Гвардии, разве ты уже не знаешь ответ?»

«Это не обо мне, а скорее о вас». Он взял в руку ещё один пончик. «Но не о вас, как о первоклассных эквивалентных солдатах, которыми вы считаетесь. Я слышал о том, что вы - Духи, настроенные на какое-то оружие.»

Тиат сунула пончик себе в рот. Один укус, второй, а затем и третий, и только после этого она сказала: «Как ты узнал об этом? Это должно быть супер секретно».

«Ну ...» Это потому, что я тайно разузнал о вас с помощью торговца информацией! Как он мог сказать это. Нет, подождите, это вообще незаконно, так почему я просто сказал ей, что всё знаю?

Что, чёрт возьми, я творю?
«Это потому, что я ваш наблюдатель, и вообще я ещё и ваш старший офицер» - сказал Феодор, подавая ей поддельную причину. «Мне нужно знать, что я могу сделать для вас, вот и всё».

Тиат фыркнула, а затем рассмеялась.

«Что смешного?»

«Ах, извини, я просто немного кое-что вспомнила». Тиат похлопал себя по груди, маленькие слезы, появились в уголках её глаз. Он задумался, возможно ли, что крошки пончика попали ей не в то горло. «Понимаешь, кое-кто раньше говорил нам что-то подобное. Он был большой выпендрёжник, но в душе был неуклюж. Ему не шло вести себя так круто»

В голове Феодора всплыло одно имя. Имя, которое Тиат сказала ему раньше, с таким же лицом, которое он видел сейчас, принадлежавшее человеку, о котором также говорили Лакиш и Колон, того, кто был их предыдущим смотрителем. «Это.… это Виллем? Тот, о котором вы рассказывали?»

«Да, именно». Тиат нежно хихикнула. «Наш нехороший отец».

Он не мог сказать, уважает ли он его или нет, но ... по крайней мере, этот человек, казалось, был и близким другом, и кем-то, кого она очень любила. Я не знаю, из-за наших рангов или из-за того, что мы могли быть похожи возрастом, но честно, это неприятно когда меня сравнивают с кем-то, о ком я ничего не знаю.

«Я бы защитила это» - резко сказала Тиат. Феодор бросил на неё вопросительный взгляд, и она продолжила. «То, что ты сказал раньше, стоит ли защищать этот мир? Я не знаю, что это такое. И не похоже на то, чтобы я видела достаточно, чтобы задумываться об этом, да и у меня не так много людей, которых я знаю. Поэтому я не думаю о таких сложных вещах.»

Она вздохнула. «Но я решила, что защищу своих друзей, мир и кучу других вещей. Мне не нужно задаваться вопросом, имеет ли это смысл или нет. Это то, что я решила сделать, поэтому я не могу позволить себе отступить. Вот и всё.»

«Это ...» Феодор искал правильные слова. «Звучит так, словно ты хочешь быть героем».

«Хм, я думаю, что это немного отличается от этого, но, возможно, это достаточно близко. Круто же сражаться отбрасывая свою жизнь, верно?» Тиат слегка усмехнулся. «Любой мальчик или девочка моего возраста будут поклоняться людям, которые это сделали».

«Я--»

«Тогда должен быть человек, более ценный, чем твоя собственная жизнь, верно?»

«Да и поэтому тот, кто обнаруживает этого человека, становится очень и очень счастлив».

«... Я не согласен». Феодор покачал головой. «Моя собственная жизнь важнее чужой».

«Чтоооо? Боже, у таких парней как ты, совсем нет чувства романтики ...»

«Именно потому, что я так думаю и пытаюсь удовлетворить только себя, я до сих пор жив». Он положил пакет пончиков рядом с собой и снова посмотрел на город.

То ли из-за его точки обзора то ли из-за расположения районов, но в части Лайелла, которую он мог видеть, почти не было видно людей, живущих или даже просто перемещающихся. Невозможно было сказать, было ли это из-за того, что количество граждан здесь так сильно сократилось, или из-за того, что они уже совсем исчезли. Линия между миром, который закончился, и миром, всё ещё заканчивающимся, здесь расплывчата.

«Это может быть твоей правдой» - тихо сказала Тиат, проглотив последние кусочки её пончика. «Но, знаешь, мы не совсем живы».

«Что это значит?»

«Это значит то, что я имею в виду. Эм, как много ты знаешь о нас?»

«Не много». Он скрестил руки на груди. «Вы, являетесь духами, настроенными на раскопанное оружие, ресурсами которые в процессе использования будут уничтожены».

Тиат почесала голову. «О, это всё? Хорошо, тогда мне нужно просто воспользоваться своей чудесной памятью и рассказать тебя всё остальное! Так, посмотрим, должна ли я сначала дать тебе грубое объяснение ...?»

После подсчёта деталей на пальцах она начала: «Ну, во-первых, мы природное явление, называемое Лепреконами. Мы можем двигаться, говорить и думать, но технически мы не являемся живыми существами...»

* * *

Тиат рассказал ему всё.

По её словам, Лепреконы были своего рода призраками и, строго говоря, не могли считаться по-настоящему живыми.

Феи изначально были не чем иным, как самоутвердившимся шёпотом, психологическим явлением, существование которого в лучшем случае было хрупким. Послышался смех в лесу; исчезнувшее ночью молоко; летать и дразнить крупный рогатый скот, и всё это незаметно невооружённому глазу.

Лепреконы, подвид фей, с неизменным характером. Они незаметно появлялись вблизи мест обитания Эмнетуайт и также незаметно исчезли. Но если их найти до исчезновения, то они согласятся на существование в виде безымянного ребёнка став как бы поддельным живым существом.

Радость, смех, боль, печаль, тоска, горе ...

Пока они не умирали, они действовали так, словно они были действительно живыми.

* * *

«Ну, другими словами, это похоже на главную роль в истории о призраках» - заключила Тиат. «Мы призраки, которые не знают, что они мертвы, или что-то в этом роде. Хотя у нас нет обычных физических тел, наши души, обладающие высокой плотностью преобразуют псевдо-материю в форму, имитирующую их .... или что-то типа того.»

«У вас нет ... физических тел?» Сузив глаза приглядываясь к чему-то похожему на блики, Феодор внимательно посмотрел на девушку рядом с собой. Короткие яркие зелёные волосы раскачиваются ветром. Подол её юбки торжественно трепещет на ветру, дующем в направлении города. Крошки пончика прилипли к её щеке.

Независимо от того, как бы я не посмотрел на неё, она кажется энергичной и слегка неразвитой девочкой.

«Не смотри на меня так. Извращенец».

Феодор отвернул глаза. «Меня не интересуют, неотмеченные дети в качестве партнёров. Так или иначе…»

«Эй, не называй меня ребёнком! Просто чтобы ты знал, даже тут ...» Тиат сделала несколько жестов - «стали немного больше за последнее время!»

«Мне всё равно».

«А? Это нехорошо, знаешь ли»

«Оу, дай мне передохнуть» - он покачал головой.- «Во всяком случае, я не могу понять, что ты имеешь в виду под отсутствием физического тела».

«Хмф ...» Таит надулась. «Просто чтобы ты знал, внутри нас, Лепреконов, просто невероятное количество энергии. Это одна из причин, почему мы так сильно засекречены. Если мы отделим наши души от наших псевдофизических тел, мы можем устроить невероятный взрыв!» Она разжала кулаки и произнесла: «бабах!».
«Конечно, мы не можем так легко это сделать. Если бы это было так просто, возможно, было бы плохо, для тебя находится рядом с нами».

Опустив руки на колени, Тиат продолжила: «Всё из-за того, что мы можем создавать эти огромные взрывы, которые Крылатая Гвардия называет своим решающим секретным оружием. Поскольку это естественно связано с нашим Веноном, наша полезность против зверей является исключительной. И поскольку они продолжали использовать это в битвах против Тэймеров, практичность этого метода была в полной мере продемонстрирована старшими феями, которые были до нас!»

Она быстро показала Феодору большие пальцы и радостно улыбнулась. «Мы не знаем наверняка, сработает ли это на Кроянсе, но ...»

«Запланированная операция пройдёт через три месяца» - категорично ответил Феодор. «Знаешь, у нас есть подразделение по сбору информации, которое может выяснить, насколько опасен Кроянс, атакуя его в определённой степени, получая и пересматривая стратегии с помощью новейшей информации. Так что, даже если вы какое-то супероружие, нет причин торопиться использовать эту силу».

«Но это же бесполезно, не так ли?» - произнесла Тиат. «Пока мы не атакуем его однажды, не узнаем наверняка, насколько эффективны бомбы из нас против с Кроянса. Было бы гораздо полезнее для всех вас, отправить нас первыми».

Феодор почувствовал разочарование, кипящее внутри него. «Как вы, ребята, до сих пор защищали этот мир от нападений Шестого Зверя? Вы думаете, что вас можно похвалить за это?! Согласиться стать одноразовым оружием ... не говори мне, что вы и в правду согласны с этим?!»

«Ну что же, думаю, тут ничего не поделаешь».

«Разве вы никогда не думали - я не хочу умирать!»

Тиат улыбнулась.

Это была пугающая, бесчувственная маска честной и весёлой улыбки.

«Я бы ни за что так не подумала. Ведь с самого начала мы никогда не были живы».

«...Ты хочешь сказать, что тебе не страшно?»

«Даже если мне будет страшно, факты о нас не изменятся». Тиат замолчала, бормоча себе под нос пока её глаза не расширились, как будто она что-то придумала, и она ударила кулаком в ближайшую металлическую стену.

Эта стена была частью крупномасштабного механизма, который являлся частью самого города, и поэтому имел много подвижных частей и острых краёв. В частности, область, которую ударила Тиат, имела узкую щель, с врезанной в неё тепловой вытяжной вентиляцией с карнизом, висящим на её верхнем краю. В зависимости от того, как к нему прикоснуться, он может подействовать как тупой нож.

Кожа на костяшках пальцев порвалась, красная кровь брызнула на стену и пол.

«Что?» Феодор застыл, не понимая ни одной из возможных причин для её самовредительственного поступка. «Что ... какого чёрта ты творишь?!»

«Доказываю сказанное ранее» - спокойно сказала Тиат, кровь всё ещё капала с её кулака. «Как видишь, я не боюсь пораниться или умереть.»

«Н-не ... больно?»

«О, да, больно. Я определённо чувствую боль. Но дело как раз в этом.»

Живые существа боялись пострадать, потому что это приближало их к смерти, но если бы они не боялись смерти, то вероятно они бы не смогли избежать нанесения вредя себе. Здесь играла эта логика.

«Я не боюсь даже артиллерийских снарядов» - сказала Тиат. «Для оружия, которое используется в боях где «сделай или умри», разве является эта способность бесполезной?»

Феодор почувствовал, как холодный пот потёк по его лбу. Согласно тому, что она говорила раньше, она, должно быть, почувствовала хоть какую-то боль. Тем не менее, она всё ещё улыбалась, даже говоря такие возмутительные вещи.

Я больше не могу этого видеть. «... Ладно, я понял». Феодор встал и отвернулся от неё. «Я решил, что ничего не знаю об этом. Так что вам придётся исполнить свой долг. Если вы хотите спасти Регул Айр таким ужасным способом, выбросить свою жизнь, то делайте, как вам будет угодно. Я больше не буду мешать вам.»

Он расстегнул карман мундира, как будто хотел оторвать его, вытащил простую аптечку первой помощи, вшитую в его внутреннюю секцию, и бросил её в сторону Тиат. «Если вы собираетесь называть себя оружием, вы должны знать, что плохо, если вы не будете поддерживать свою работоспособность, пока не окажетесь на поле битвы. И как ваш начальник, я приказываю вам: отныне бессмысленные акты самоповреждения запрещены. Понятно?»

«Океей!» Тиат легкомысленно ответила, открыв аптечку и вынув какую-то марлю, смоченную в жидком лекарстве.

 

Глава 3 часть 2 - Раскопанное оружие, совместимое с духами.

В конце одной из казарм пятой дивизии, предназначенной только для женщин, была небольшая комната на четырёх человек. До их прибытия она использовалась в качестве кладовки. Готовясь к приёму гостей, предыдущий владелец убрал всё, что было навалено в комнате: разрисованные столы, модели для рисования, наборы инструментов для обслуживания артиллерии, изодранные плюшевые игрушки и деревянных кукол с подвижными суставами, и это названы только довольно заметные предметы. Как только этот хлам перенесли в другое место и комната стала пустой, в неё занесли кровати для четырёх гостей.

Сейчас в комнате находились несколько человек, один из которых скривился и стонал от боли.

«Оуууу!» Слезы побежали из глаз Тиат, и она дрогнула. «Ааай! Бооольно!»

Во время стонов Тиат через дверь вошла Панибал. «Что случилось?» Спросила она, бросив сумку у своей постели. «Хмм? Когда ты успела поранить руку?»

«Она пошла и проболталась о нас Феодору» - раздражённо сказала Лакиш, закрывая аптечку, бывшую рядом с ней.

Панибал потратила минуту, чтобы обдумать, а затем снова обратилась к Тиат. «И почему же ты вернулась в таком состоянии?»

«Я хотела показать ему ... доказать, что не боюсь смерти» - пробормотала Тиат.

«Ох, Тиат» - вздохнула Лакиш. «Это было по-настоящему глупо».

Панибал кивнула. «Очень глупо».

«Почему ...» Голос собиравшейся отчитать её Лакиш дрогнул. «Зачем ты сделала что-то подобное?»

Тиат вздрогнула, ошеломлённая неожиданно суровым упрёком Лакиш и изумлением в глазах двух других фей. Она отвернулась, покраснев. «Потому что он спросил меня, думала ли я когда-нибудь, что не хочу умирать».

«... Аа?»

«Похоже, он как Найграт» - продолжила Тиат. «Он не смог согласиться с тем фактом, что мы должны умереть. Он подумал, что это неправильно и накричал на меня.» Она поморщилась и вскрикнула. «Авувувуву! Это лекарство щиплет, щиплет, щиплет!»

«... Даже если и так» - смутившись, начала Панибал. «Что заставило тебя вернуться поранившейся?»

Лакиш ответила до того, как успела Тиат. «Ты хотела, чтобы он опасался тебя, и поэтому ты сделала такую глупость?»

«Я не знаю, о чём ты говоришь».

«Ты думаешь, что такой человек как Феодор не захочет быть с тобой связан, если ты сделаешь что-то странное, как причинение себе боли, да?» Лакиш взглянула на руку Тиат. «Полагаю ... ты сделала это, чтобы быть от него на расстоянии?»

«... Зачем мне хотеть делать что-то подобное?»

«Почему ты хочешь оттолкнуть его? Это потому что ...» Лакиш закрыла глаза, печаль охватила её. «Потому что он кто-то из-за пределов склада, и не враг? Если бы он был похож на Виллема, то, возможно ...»

«Говоря это имя, ты знаешь, что я отвечу!» - прервала Тиат, всё ещё отказываясь встречаться глазами с Лакиш. «Никто не сможет сойти за Виллема, кроме самого Виллема! Мы уже согласились открыть врата Феи! Нам больше не нужны причины, чтобы хотеть остаться в живых!»

Голос Лакиш, бывшей на грани слез дрожал. «Тогда ... тогда почему мы говорим о таких грустных вещах?»

«Почему? Ты забыла?» Хихикнула Тиат. «Потому что мы Феи солдаты, только поэтому, разве нет?»

 

* * *

 

Появляющихся Лепреконов, таких как например Тиат, находили в разных местах по всему Регул Айру, их ловили и собрали в месте, называемом склад Фей.

По-видимому, псевдо-тело феи создаёт себя имитируя давно уничтоженных Эмнетуайт. Вот почему они могут есть, когда голодны, спать, когда устали, кровоточить, когда поранятся, и даже расти с течением времени.

На складе, Феи схожих возрастов жили в группе около тридцати. Некоторые Феи были старшими и ухаживали за более младшими, например, за Тиат когда она была младше.

Когда-то, тогда, там была девушка по имени Кутори Нота Сеньорис.

Тиат очень хорошо её запомнила. Её голубые волосы были длинными и шелковистыми, а глаза были голубыми. Её любимым блюдом было молочное рагу с большим количеством грибов. Она не часто ела сладости и не добавляла сахар в кофе. Она, обычно, читала много романтических книг и имела привычку вставать с правой ноги и идти умываться в ванную.

Она была самой сильной феей, совместимой с Сеньорисом, самым сильным из раскопанного оружия, поднятого с поверхности Крылатой Гвардией. Не открыв свои врата Феи и не вызвав огромный взрыв, распалив свой Венон, она уничтожила огромное количество Тэймеров. Хотя феи считаются одноразовыми, естественно, было бы лучше если бы они могли использоваться повторно. В боевых записях Крылатой Гвардии, она занимает неоспоримое первое место по количеству сражений, в которые была отправлена одна Фея.

Когда она впервые встретилась с Кутори, Тиат подумала: «Она такая потрясающая! Она такая классная!»

Она смотрела на старшую Фею, любуясь ею и старалась догнать её. И когда Тиат впервые обняла Кутори и прижалась к ней, это восхищение превратилось в надежду.

Когда-нибудь я тоже буду сражаться. Когда я вырасту, я точно стану такой же потрясающей и крутой, как Кутори. Я стану величайшей и сильнейшей Феей на свете!

 

* * *

 

Когда-то давно была предсказана большая битва с Тэймером. Предполагалось, что Кутори Нота Сеньорис не сможет победить, если не откроет врата Феи. Когда её попросили умереть и спасти мир, она спокойно приняла свою судьбу без всяких колебаний или страха. По крайней мере, такое впечатление было у Тиат, когда она смотрела на неё.

Затем появился человек. Второй Техник Зачарованного Оружия Виллем Кумеш. Выживший Эмнетуайт, который должен был давно умереть, оказавшийся удивительно способным техником, который смог довести сломанное раскопанное оружие до идеального рабочего состояния. Иногда выражение его лица становилось тёмным, словно у него за спиной была тень, но в остальном он был её глупым и ненадёжным старшим братом, всегда показывая свои слабости.

До того, как Тиат поняла это, Кутори и Виллем влюбились. Девушка, которая должна умереть встретила человека, который должен быть мёртв. Прогуливаясь друг с другом, касаясь друг друга, их чувства сливались и накладывались друг на друга, становясь многообещающей любовью. Если она должна была сказать это по-другому, то-то что она видела, было классической вымышленной романтической сюжетной линией, разворачивающейся перед её глазами.

К сожалению, их время и свидания не могли длиться вечно.

У Фей безнадёжно короткие жизни. Кутори Нота Сеньорис прожила немного дольше, чем изначально планировалось. Тем не менее, её конец всё равно пришёл, и она умерла, сражаясь в месте, неизвестном Тиат. Чтобы защитить тех, кто был ей дорог, она потратила всё оставшееся время, размахивая раскопанным оружием изо всех сил... или так Тиат слышала.

Узнав новости, Тиат плакала и кричала. Старшая Фея, которую она так почитала, исчезла. Она больше никогда не сможет встретить свою любимую старшую сестру. Ей было так грустно, так одиноко, что это было невыносимо.

Когда её слезы пересохли, укрепилась её решимость.

История Феи, Кутори Нота Сеньорис, закончена. Поэтому, с этого момента, настала моя очередь.

Я догоню её, ту кем я всё это время восхищалась. Я достигну её, шаг за шагом. Конечно, когда-нибудь в далёком будущем, начиная с сегодняшнего дня, я тоже стану похожей на неё... я верю, что стану.

Это то, во что она искренне верила и надеялась тогда.

 

* * *

 

«Да ладно, это не так грустно.» Тиат мягко погладила волосы Лакиш своей неповреждённой рукой, когда стоящая перед ней фея не выдержала и заплакала. «Не похоже, что мы всё умрём в одиночестве и напрасно, понимаешь? Если мы устроим взрыв, тогда тебе и остальным детям станет легче бороться за Регул Айр. Разве ты не думаешь, что это хороший компромисс?»

«Я-я ... я не думаю, что это так!» - сквозь слёзы прохныкала Лакиш. «Разве Мистер Лаймскин этого не говорил?! Он сказал нам продержаться столько, сколько сможем! Чтобы он мог попытаться изменить их решение!»

Он сказал это, но он, вероятно, просто пытался утешить нас, подумала Тиат. Стратегия, которая требовала, чтобы они были протестированы против Кроянса, была приказом, пришедшим с самой верхушки Крылатой Гвардии. Она была предназначена, чтобы подтвердить жизнеспособность идеи использования фей в качестве оружия. В то же время, данные для следующего плана будут взяты из этой попытки. Это была логичная, эффективная военная операция, которая никогда не будет отменена без резервного плана.

«Я не могу этого сделать» - сказала Тиат. «Потому что кому-нибудь, когда-нибудь, всё равно придётся».

«Может и так, но ... но ...!» - всхлипывала Лакиш. «Я не хочу, чтобы это была ты!»

«Ах, очень мило, когда ты так говоришь ...»

«Я не пытаюсь быть милой!»

«Но, Лакиш, ты же знаешь, что ценность наших жизней не одинакова». Тиат обняла голову Лакиш и прижала её к груди. «Моя жизнь ничего не стоит. Я не могу стать похожей на Кутори. Я не могу стать такой же, как она. Поэтому, Лакиш Никс Сеньорис ... Я передаю тебе свою мечту.»

«Не хочу...» Она вздрогнула, отчаянно покачав головой. «Я не хочу такой мечты!»

«Ох, я знаю!» Игнорируя отказ, Тиат слегка погладила голову Лакиш. «Как насчёт того, чтобы последовать за тем парнем Феодором?»

Её плечи дрогнули. «Ммм?»

«Я слышала, что он ненавидит неотмеченных, но я уверена, что он не будет против кого-то вроде тебя» - сказала Тиат. «Он немного отличается от Виллема, но я точно могу гарантировать, что он не плохой парень».

«С-с чего бы это?»

«Ну ...» Тиат рассмеялась. «У меня сердце как у старшей сестры, понимаешь? Оно говорит, что ты должна прожить долгую жизнь, и ты должна быть счастлива до конца».

«Где это ты старшая сестра?! Наш возраст не так уж и различается!»

«Хе-хе-хе. Полгода может быть и небольшая разница, но её нельзя сузить, понимаешь?»

«Т-ты ...» Лакиш не могла подобрать слов. Всхлипывая, она уткнулась лицом в грудь Тиат. «Глупая старшая сестра ...»

«...Да. Это правда.» Тиат снова прижала голову Лакиш, бормоча про себя. «Мне тоже так кажется»

Тихо сидя на своём месте и немного уйдя от мыслей, засевших в её голове, тихое шмыганье послышалось от Панибал, пока та смотрела на их продолжающуюся мелодраму.

глава 3. часть 3 - Дискуссия

Взяв свой поднос с едой Феодор сел на единственное свободное место в столовой. Но напротив этого места сидела девушка, с которой он виделся на кануне. Она слегка приподняла голову, и тяжело вздохнула, увидев его.

«Почему ты сел именно здесь?» Спросила Тиат с раздражением, написанным у неё на лице.

«Больше не было свободных мест» Проворчал Феодор, такой же недовольный, как и она.

«Разве для офицерского состава не зарезервирован отдельный стол? Сядь там, пожалуйста»

«Почему бы тебе самой не посмотреть? По какой-то причине, сегодня все офицеры едят здесь, и да тот стол не такой уж и большой, так что мне недостаточно места чтобы я мог сесть там с подносом.»

«Хмф, как будто ...» Тиат посмотрела в угол столовой, куда указал Феодор. Её плечи опустились. «И правда»

«Итак» Сказал Феодор без малейшего удовлетворения. «Сегодня я буду есть здесь».

«Полагаю, ничего не поделаешь» Проворчала Тиат. Закончив спор, она обратила своё внимание на различные приправы, выстроенные на их столе.

Кстати, поскольку в столовых, подобных, например, столовой пятой дивизии, собирались различные расы со своими индивидуальными вкусами, различные приправы всегда были наготове. И поскольку сами блюда почти никогда небыли приправлены заранее, это метод позволял потребителю придать блюду какой-либо вкус, по своему личному вкусовому предпочтению.

Тиат выбрала несколько банок и поставила их перед Феодором: мелко измельчённая горчица, перец, чеснок, соль, травы и что-то отчасти напоминающее взбитый жир.

«Слева направо, три, два, четыре, три, один, два» Сдержанно произнесла Тиат. «Чтобы добиться более насыщенного и лучшего вкуса, нужно добавить ещё и грамм из крайней правой банки, но не смешивать это с остальным».

Феодор кивнул, следуя её словам, и они начали есть.

«Понятно» Сказал он через несколько минут. «Несмотря на горечь на кончике языка то, как последняя приправа сочетается с травами, создаёт достаточно сильный аромат, маскирующий вкус и даже запах основной пищи? Неплохо, учитывая, что прошло не так много времени с тех пор, как ты начала есть здесь»

«Что? Правда?» Тиат гордо выпятила грудь, хотя её реакция не соответствовала реальной оценке, которую он дал. «Хехехе ...»

«Но это слишком направлено» Продолжил он. «Так как ты всегда придерживаешься вкусов своей расы, подобной моей, не кажется ли тебе, что ты мыслишь слишком узко?»

«Аа~?» Раздражённо произнесла Тиат. «Чтооо? Раз уж ты так считаешь, как насчёт того, чтобы придумать что-нибудь получше?»

«Хмм». Ему не нужно было прилагать много усилий. «Просто добавь пол-ложки из той чёрной банки».

Тиат взяла банку, на которую он указал, наклонив голову над крышкой, чтобы снять её. Открыв же её, она резко вскрикнула и отдёрнулась.

«Иууууу?! Ч-что это за вонь такая?! Это что-то для зверолюдов?!»

«А ты догадливая» Сухо сказал Феодор. «Это сделано путём ферментации внутренностей животных. Поскольку запах держится какое-то времени, тебе нужно быть осторожней, чтобы не заляпать этим одежду»

«Т-ты говоришь мне съесть это?!» Кстати, в углах глаз Тиат блестели слезинки, она явно получила большую дозу аромата, доносящегося от содержимого этой банки. «Серьёзно? Ты с ума сошёл? Без сомнения, это абсолютно не то, что мы должны есть»

Феодор пожал плечами. «Можешь и не пробовать, если не хочешь. Меня это не особо волнует»

Лицо Тиат скривилось, когда она снова посмотрела на банку, яростно борясь с идеей позволить ли Феодору победить или же купиться на его приманку. В итоге с волевым воплем она засунула ложку в банку.

Наблюдая за ними из-за стола, за который Феодор хотел, но не смог сесть, Портрик покачал головой. «Какой странный разговор» Пробормотал ликантроп, запуская свои клыки в кусок среднепрожаренного мяса. «Глядя на них отсюда, я не могу понять где начинаются, а где заканчиваются их отношения. Они ладят или дерутся как кошка с собакой?»

«Наша Тиат прямолинейна, но она точно не честна с собой» Заметила Панибал, кусая свой огромный кусок мяса.

«О-о» Вздрогнул Портрик, не замечавший её там. «Понял» Быстро кивнул он, придя в себя. «Хотя этот парень, четвёртый офицер Джессман довольно честен, вы могли бы даже дать ему награду за это, хотя неизвестно что может случится если он будет брошен наедине с девушкой, с которой он не знает, как себя вести, а?»

«... Честен?» Панибал слегка рассмеялась, и к её щеке прилип кусочек мяса.

«Хм-м? Ты так не считаешь, фиолетововолосая девочка?»

«Разве я отрицала? Если так, я согласна с тем, что он, довольно симпатичный парень» Панибал укусила стейк и оторвала большой кусок мяса. «Для кого-то вроде Тиат, которая всё делает с холодом и пытается оттолкнуть его» Сказала она, жуя. «Она и правда кажется более взволнованной, чем на кануне».

Панибал проглотила. «Похоже, мне придётся перестать видеть в нём обычного парня».

Портрик указал на них вилкой как раз вовремя, чтобы застать конец их разговора. «... Бгхах! Гадость! Постойте ... что это? Это же так отвратительно, почему же я хочу ещё!?»

«Некоторые говорят, что разница между лекарством и ядом в дозировке. Если вы знаете, сколько нужно то даже самая малость чего-либо может стать просто потрясающей ...»

«Ээээгх! Тьфу! Секундочку, пожалуйста!»

«Ты вообще слушала меня?! Я просто сказал тебе быть осторожней с тем, сколько класть! И не заляпай одежду!»

То, как Тиат сейчас себя вела, действительно соответствовало фразе: «Так и должно быть».

 

* * *

 

Когда Феодор покинул столовую, ему не повезло и повезло одновременно.

Не повезло: как только он вышел на улицу внезапно полил дождь. Очень сильный. Повезло: когда он бежал под проливным дождём, он увидел место для отдыха оборудованное навесом. Феодор бросился под спасительную крышу.

Запыхавшись, он нырнул внутрь и оказался лицом к лицу с другим человеком, таким же мокрым и запыхавшимся, укрывшимся тут до него.

Немного спустя Лакиш, теперь уже с офицерским мундиром, накинутым на плечи, нервно откашлялась. «... Гм ...»

«Что?»

«Я ... мне жаль. Я имею в виду, твой мундир. И, эм, спасибо, большое спасибо»

Феодор покачал головой. «Не беспокойся об этом. Я также отвечаю за то, чтобы вы были в добром здравии».

Он стряхнул воду с одежды и снял очки и быстро стер дождевые капли с линз, прежде чем снова надел их. Смотря из-под навеса, виднелись серые облака, скрывающие солнце и продолжающий поливать дождь. Хотя было прохладно, ему не хотелось бежать обратно и снова промокнуть.

«Умм ...» Она по какой-то причине несколько раз взглянула на него и ворча пробормотала себе под нос. «Глупая Тиат ... пришла и наговорила всю эту чушь ... теперь я полностью понимаю ...»

«У тебя лицо покраснело» Сказал Феодор.

Лакиш подпрыгнула. «Ааааа?!»

«Ты могла простудиться. Тебе было бы нелишним посетить медпункт позже»

«О-о! Д-да, поняла, так и сделаю!» В панике вскрикнула она, и сжавшись и задрожав отдалилась как можно дальше от Феодора. Это смутно напомнило ему кролика. Как мило.

Даже Феодор всё ещё был парнем. Есть много вещей, за которыми нужно следить, особенно когда эти девушки были чем-то обеспокоены, дабы удержать его сердце от ускоренного биения в таких ситуациях, когда он был наедине с одной из них.

Но она неотмеченная. Только от одного этого факта он почувствовал, что расстояние между ними может быть непреодолимым каньоном. Ему придётся оттолкнуть в сторону любую страсть, которую он может почувствовать.

«Ум ...»

«Мм?»

«Может быть это слишком внезапно, но ты ... правда ... ненавидишь неотмеченных?»

Подождите, она что, прочитала мои мысли?! Феодор мгновенно насторожился. Он не считал эту тему чрезмерно серьёзной. Но он слишком хорошо знал, что в этом мире есть такие расы, которые относятся к этой теме более чем серьёзно.

«Я знаю, что странно это спрашивать, потому что ты ведь тоже неотмеченный, но ... если да, то почему?»

«... Нет особой причины» Феодор вздохнул, успокоившись. «Мне это кажется естественным. С тех пор, как я родился, среди тех, кого я знал, никогда не встречалось достойных личностей. Независимо от того, куда бы я ни шёл, я встречал только испорченные виды.»

Члены его собственной семьи уже подходят под определение странных, но это не то, чем всё закончилось. Даже неотмеченный Феодор сформировал дружеские отношения или просто завёл знакомства со схожими расами, по-разному отличными друг от друга. После того количества инцидентов и разногласий, которые он пережил, он больше не был уверен, были ли неотмеченные проклятыми или же просто испорченными с самого начала.

«Если бы у тебя было также много плохих впечатлений, как и у меня, тебе бы тоже не понравились неотмеченные, как бы сильно ты не хотела» Заключил Феодор, слишком хорошо осознавая, что он сам не был исключением.

«Тогда, может ли быть, что...» Её голос поник. «Разговаривая с тобой вот так ... я тоже создаю тебе проблемы?»

«Не глупи» Он ответил прямо, может быть, даже слишком. «Я имею в виду, тебе не нужно беспокоиться. В целом, я ненавижу неотмеченных, но я признаю, что ты и другие девочки хорошие. Я не считаю вас плохими личностями.»

«Я ... это так?»

Феодор покосился на Лакиш. Ей как-то стало легче. Во всяком случае, она, к счастью, проглотила его поспешные выводы. Это правда заставило его беспокоиться о том, что произойдёт, если она когда-нибудь столкнётся с обманщиком или аферистом.

«Так…»

Он раздражённо вздохнул. «Что теперь?»

«Я ... мне жаль! Но, думаю, Тиат, возможно, наговорила тебе чего-нибудь странного ...»

«Странного?» Феодор не совсем понял, насколько серьёзно он должен отреагировать. Мы не так долго знаем друг друга, но мои воспоминания уже полны бесчисленных раз, когда она действовала или говорила странно.

«Да» Нервно сказала Лакиш. «Что-то вроде «поскольку мы не живые, мы не боимся смерти»»

«А, это?» Это, без сомнения, был странный разговор, возможно, самый странный из всех, что он вёл с Тиат. Но ... «Это было не так уж странно, но это звучало довольно абсурдно. Она говорила правду?»

«Д-д ... да ...» Лакиш слегка кивнула ему.

«Если это так, тогда нет ничего странного. Честно говоря, я рад, что ты смогла сказать мне что-то подобное»

«... Хорошо». Она снова кивнула, немного счастливее.

«Хотя, я вам верю, это всё ещё трудно понять». Феодор положил руку на подбородок. «У вас есть что-нибудь, что доказывает, что вы все призраки?»

«Хм, это нелегко ... ох!» Лакиш оживилась. «Теперь, когда ты упомянул об этом, был случай с Колон. Недавно она выпила бутылку святой воды, и у неё ужасно разболелся живот!»

Нет, что-то подобное довело бы любой живот до такого, разве нет?

Лакиш сглотнула, увидев скептическое выражение лица Феодора. «У-ум, ты ... ты действительно ненавидишь призраков, да ...?»

Нет, нет, ну кто вообще ответит на это «конечно же нет»?

«Если ты спрашиваешь меня, какую сторону я принимаю, я твёрдо на стороне, которая ненавидит призраков» Сказал Феодор.

«О-о ...»

«Понимаешь» Продолжил он. «Мой дядя любил страшные истории. Он всегда заставлял меня их слушать, рассказывая их самыми пугающими голосами, хотя он знал, как я боялся. После этого я никак не мог пойти в туалет один посреди ночи»

«Хаа~?» Недопонимая уставилась на него Лакиш.

«И поэтому, когда бы это ни случалось, я будил своего брата и заставлял его провожать меня. Иногда он был не в настроении, и я не успевал вовремя. Возможно, из-за всего этого я не особо люблю истории о призраках»

«У-ум, постой ...»

«О, и держи это в секрете от Тиат и остальных. Они будут дразнить меня, если узнают»

Лакиш хихикнула. «Ф-Феодор, ты ужасен! Теперь мне правда будет неловко в следующий раз, когда увижу тебя. Разве ты не видишь, что я действительно испугалась?»

«Тебе не следует так ярко показывать свои чувства». Феодор ухмыльнулся. «Это заставляет людей хотеть дразнить тебя ещё больше»

«Ах, ты ...» она слегка ударила его локтем.

Когда Лакиш успокоилась, Феодор поднял глаза к небу, чтобы проверить что там с дождём. К сожалению, он не обнаружил признаков его остановки, и когда он опустил взгляд и осмотрелся, он увидел, как деревья тряслись от дождя и ветра.

«Когда-то у меня была старшая сестра». Приблизившись к Феодору, чтобы следить за тем же миром, что и он, Лакиш продолжила. «Она была Лепреконом, как и я, конечно. Она была невероятно сильной, доброй и удивительной. Мы все очень любили её. Тиат всегда говорила, что хочет быть как она. Возможно, это её любимая фраза»

Он заметил, что это о прошлом. «Я полагаю, что твоя старшая сестра ...?»

«Да. Она сражалась с Зверями и погибла в битве ...» Лакиш прервалась. Она вздохнула. «Она согласилась, что ... умрёт ради всех, поэтому она собиралась отправиться на поле битвы. Но прежде чем она успела, она ... влюбилась в замечательного человека. После этого она не хотела умирать, она хотела ... жить дальше. Несмотря на то, что она была одноразовой, как и все мы, она изо всех сил старалась выжить и вернуться к человеку, с которым она хотела быть вечно. Но затем ... в её последние минуты она снова отправилась на битву ради важных для неё людей. Она знала, что больше не вернётся, и, несмотря на это, она ушла, улыбаясь ...!»

«... Хм». Это всё, что мог выдать Феодор в ответ. Ясно, ещё одна драматическая история. Он не мог не почувствовать отвращения.

«О, постойте!» Кажется, что-то только что произошло с Лакиш. «Я не знаю, были ли они влюблены или нет, это могло немного отличаться от этого! Как я должна это выразить ... мы были так малы в то время, что нам это казалось типичной любовью между взрослыми, но когда я думаю об этом сейчас, это было не так ...»

«Что же тогда?!» Он почувствовал себя как-то обманутым. «Значит, её чувства были односторонними, да?»

«Нет, нет! Я думаю, что они были взаимны. В-вернее, это было похоже на то, что чувства их обоих были односторонними» Лицо Лакиш медленно краснело, когда она говорила. «Нашей старшей сестре тогда было столько же лет, сколько нам сейчас. Она не скрывала своих чувств по поводу любви и всего остального, и она проводила столько времени рядом с Виллемом, сколько могла. И Виллем ... она ему тоже нравилась, но он обращался с ней, как со своей дочерью, так что он пытался держаться от неё на расстоянии. Ах, но, но! Никто не знает, что на самом деле происходило! Даже если это выглядело так для меня, это как …»

Пока Лакиш выдавала одну фразу за другой, Феодор думал про себя.

«Неужели он действительно такой замечательный человек?» Спросил он наконец. «Этот солдат по имени Виллем?»

«Аа? Д-да! Он был просто потрясающий! Эм, если бы я должна была коротко сказать о нём кем он был ...» На мгновение она задумалась. «Любящий отец, наверно»

...Я ничего не понимаю.

«Видишь ли, нас, фей, довольно много. Сейчас около тридцати, и тогда тоже. А Виллем - ну, он был Виллем» Рассмеялась Лакиш. «Он был таким парнем, способным сказать: «Ты самая красивая девушка в мире» любой из нас с совершенно серьёзным лицом»

О, сейчас я понял. «Значит, он не был твоим кровным родственником?»

«Ага. У нас нет родителей в прямом смысле этого слова».

«... Тогда он был очень странным человеком».

Она неловко хихикнула, неспособная отрицать это. «Но он действительно заботился о нас. Он осыпал нас любовью и добротой. Я думала о нём, как о своём настоящем отце, или как о максимально близком к образу родителя человеке».

Голос Лакиш стал ностальгическим, когда она пристально смотрела на затянутое облаками небо. «Я ... я думаю, что так же думают и другие. Ведь все мы от рождения жаждем любви. Некоторые из нас могут это отрицать, но вряд ли есть кто-то, кто не любил Виллема»

Теперь я всё понимаю. Феодор кивнул себе, словно только что разгадал великую тайну. Мужчина принёс тепло в место, полное молодых девушек, которые никогда не были любимы. И так, складывается картина про любящего отца с его тридцатью дочерьми, которые испытывают комплекс отца.

...Подождите. Разве это не приводит к значительным проблемам?

Мысленные образы поднялись в его сознании, но были быстро похоронены и заменены другими. Он не был уверен, что нужно вообще задумываться об этом.

Ладно, продолжай ... Он резко покачал головой. В любом случае, феям суждено умереть на поле боя. Независимо от того, как бы сильно этот человек не полюбить их, они неизбежно умрут раньше него. Для такого человека быть родителем, даже партнёром... независимо от того, сколько решимости он собрал, он не мог себе представить, и не хотел это.

«Тиат твердит, что хочет быть такой, как наша старшая сестра» Сказал Лакиш. «Даже сейчас, она всё ещё старается. Поэтому ... может быть, даже если ты ненавидишь Тиат ... могу я попросить тебя?»

То, как она выразилась, вызвало у Феодора насторожённость. «...Зависит от того, что это»

«В течение следующих трёх месяцев, до дня операции ... не мог бы ты поладить с ней? Т-то есть, не мог бы ты обращаться с Тиат как с женщиной и проводить время с ней как с женщиной? Только до битвы ...»

«Другими словами» Прервал Феодор. «Ты хочешь, чтобы я был заменой тому человеку, о котором вы так говорите. Ты действительно веришь, что я так легко способен полюбить других людей или начать относиться к ним, как к своим дочерям?»

«И п-правда ... ум ...» Лакиш замялась. «Думаю, я и правда хотела ... чтобы ты попытался быть таким»

«Эта девушка решила, что хочет умереть, и даже сейчас всеми способами превращает свою судьбу в реальность. Ты предлагаешь, чтобы я устроил такой сценарий где она со слезами на глазах прощается со мной в день операции, а потом фантастически взрывается, а я оплакиваю её?»

«Э-это ...» Её голос дрогнул и прервался.

Он заметил, что его очки запотели от влаги. Успокойся. Сейчас Феодор Джессман - честный и образцовый солдат. Так и должно быть.

Если бы Феодор был честен с самим собой, он каким-то образом почувствовал бы привязанность к четырём девушкам. Было весело быть рядом с ними, и обычно они вели себя как милые девушки. Он не был лишён обычных скрытых мотивов, которые можно было бы ожидать от парня этого возраста в отношении девочек подобного возраста. Хотя он сомневался, что ему когда-нибудь понадобится, но он не возражал бы сказать одной из них: «Ты самая красивая девушка в мире», сделав этим сто шагов вперёд.

Но это было одно, а это совсем другое.

В этом мире есть ложь, которая вам по плечу, и которая нет. Этот случай - последний.

«Полагаю... в этом есть смысл» Сказала Лакиш, не глядя на него. «Мне жаль. Я не должна была просить тебя об этом. Пожалуйста, забудьте об этом разговоре»

Видя, как уныло она выглядела, в сердце Феодора что-то щёлкнуло. Он чувствовал, что его язык собирается двигаться против его воли.

Как обычно, я сказал слишком много.

Феодор был плох в таких разговорах; что бы он ни делал, они всегда становились слишком эмоциональными. Он уже открыл рот, собираясь извиниться…

Как вдалеке что-то взорвалось, достаточно сильно, чтобы земля немного задрожала.

«Аа?!» Шум выбил Феодора из его мыслей и вернул в реальный мир. Небо оставалось серым, и можно было видеть, как об тропинку разбиваются капли дождя.

Этот взрыв произошёл в порту! Произошёл несчастный случай во время посадки на дирижабль?! Или же…

Он принял решение. «Я пойду проверить».

Лакиш вздрогнула, подняв голову. «Т-ты уходишь? Мм, подожди, твой мундир ...»

«Оставь у себя»

Оставив после себя лишь несколько слов, Феодор бросился под дождь.

 

* * *

 

Взрыв был довольно небольшим по масштабу, и поэтому порту не было нанесено никакого серьёзного ущерба. Тем не менее, складывающаяся картина, показывала очень малые шансы, что это было простой случайностью, и поэтому военная полиция решила, что это было совершено преступником.

После осмотра места происшествия полиция пришла к выводу, что тот, кто взорвал бомбу, скорее всего, желал устроить диверсию. Но вполне вероятно, что настоящий преступник преследовал свои злые цели в другом месте.

«Короче говоря, мы знаем только малую часть» Заключил командир дивизии, выглядя максимально невозмутимым.

«Это лишь возможность, но кто-то, возможно, избежал наших глаз и скрывается за нашими спинами, пока мы говорим» Сказал Феодор. «Тем не менее, даже если сейчас произошёл не один инцидент, мы не имеем никакого способа выяснить это».

«Значит, ты всё-таки думаешь, что произошло больше одного преступления?»

«Возможно». Он положил руку на подбородок и задумался. «Что же ещё? Предполагаемая цель, какая-нибудь скрытая подсказка или свидетельство того, что преступник был враждебен по отношению к Крылатой Гвардии ...?»

«Кто знает». Командир дивизии пожал плечами. «Возможно, военная полиция что-то скрывает, но если они что-то пропустят, для меня это будет более тяжёлой работой»

И то верно. Феодор нахмурился. Тем не менее, также возможно, что группа, которая сделала это, скрывается среди армии. «... Могли ли это быть те фанатики Сошествия Небес?»

Идеология Сошествия Небес предполагала, что Звери и их атаки были божественными откровениями, посланными Всевышними Посетителями, и поэтому лучшим ответом было спокойно лечь и позволить Зверям убить всех без сопротивления.

Скорее секта, чем религиозное сообщество, их ужасающая доктрина, естественно, запрещалась на большинстве островов. Следовательно, Сошествие Небес не имело достаточно много последователей. Тем не менее, иногда даже та малая часть что у них была, неожиданно появлялась и билась с Крылатой Гвардией, используя свои убеждения в качестве причины.

«Ах... мне не нравится так думать, но я бы не стал оставлять это в прошлом. Эта горстка людей только и делает, что доставляет нам неприятности» Командир дивизии устало покачал головой. «Во всяком случае, этот беспорядок не имеет к нам никакого отношения. Наш враг - это приближающийся к нам Чёрный Кристалл, а не какой-то таинственный человек, замышляющий что-то где-то»

 

Прежде чем Феодор смог дать своё скептическое согласие, внезапный холод напал на него, и он громко чихнул.

 

«... Ты должен пойти и принять ванну. От одного взгляда на тебя мне самому становится холодно».

Феодор обнял себя, только теперь заметив, насколько он промок. «Так и сделаю» Сказал он, дрожа и потирая плечи.

Глава 3. Часть 4 - Его истинное лицо

 

 

Акт обмана имеет свою цену.

 

Кто расплачивается за это? Те, кто делают карьеру, конечно. Жалкие лжецы, которые преуспевают в этом постыдном акте, направляя других на совершение поступков по своим эгоистичным причинам.

 

Если говорить на чистоту, Феодор был хорош в этом. Он тщательно планировал свои действия, чтобы казаться незаметным, или, скорее, потому что когда он это делал, он был в идеальном положении, чтобы действовать так хитро, как ему хотелось.

 

Но всему есть предел. Пока он будет жить, ему тоже когда-нибудь придётся понести наказание за свою глупость. Его приговор будет принадлежать только ему одному, и он не сможет избежать его.

 

Говоря об этом, можно добавить, что Феодор простудился самым эффектным образом.

 

«Агхх ...»

 

Ему казалось, что мир вокруг него вращается и дрожит. Что-то вцепилось в его горло; тяжесть, которой не должно быть. Он медленно повернулся укутанный в своей постели. Мир резко содрогнулся и перестроился, но также быстро снова разрушился. Как будто он лежал на одной из тех вращающихся тарелок, которые можно увидеть на карнавалах.

 

Смутно задаваясь вопросом, не начал ли падать остров, а он один не знал об этом, Феодор потянулся за тонкой салфеткой. Он шумно высморкал нос, и бросил салфетку в направлении мусорной корзины.

Конечно, он промахнулся.

Не имея достаточно сил, даже чтобы подобрать её, Феодор закрыл глаза, окутанный бесформенной массой озноба и тошноты. Сонливость в конце концов взяла над ним вверх.

 

Он провалился в сон.

 

«... Ну, об этом. Мир не так уж и плох, как ты думаешь ...»

 

«... Поверь мне, Фео. Я старше тебя, и видел больше...»

 

«Старший брат»

 

Феодор сонно моргнул и открыл глаза, проснувшись от своего слабого голоса. Над ним нависал размытый контур, какой-то знакомый и всё же не очень. Кто это? «Это ... это ты, Тиат ...?»

 

«Нет, прости»

 

Его глаза постепенно сфокусировались. Солнце уже давно зашло, и поэтому его комната была тёмной, лишь слабо освещённой мерцающими лампами. Тем не менее, Феодор смог разглядеть бледно-фиолетовые волосы, слегка покачивающиеся над ним.

 

«... Пинибал?»

 

«Правильно» сказала она, её голос и выражение отдалились. Она отжала воду из мокрой ткани своими тонкими пальцами, а затем положила её ему на лоб. Свежее прохладное ощущение встряхнуло невосприимчивый мозг Феодора, вернув ему способность думать.

 

Панибал Ноку Катена. Эквивалентный солдат с самой странной личностью. Она проводила свои дни в своём собственном ритме, не показывая окружающим ни очарования, ни привязанности. Даже когда у остальных троих было свободное время, Феодор редко видел её с ними. Трудно было понять, что у неё на уме, даже когда он слушал её и наблюдал за выражением её лица.

 

Из-за того, как трудно было просто начать разговор с ней, она, естественно, была далека от других. С другой стороны, у неё было таинственное дружелюбие, до такой степени, что она могла подкрасться к кому-нибудь, прежде чем её бы заметили, и все приняли её особенности, как будто это было нормально.

 

Так же как Тиат и Колон, она должна была умереть на поле боя через три месяца.

 

«Хотя это не совсем награда за то, что ты всё правильно сделал, я принесла немного еды, приготовленной специально для тебя» сказала Панибал. «Как у тебя с аппетитом?»

 

Она взглянула на стол рядом с кровать Феодора. Он проследил за её взглядом и увидел маленькую корзинку. Пошатываясь, он открыл корзинку и увидел, упакованные в неё, маленькие треугольные сэндвичи.

 

«Их приготовила Лакиш» поясняя сказала Панибал. «Она сказала что-то о том, что это "извинение за ранее". О, она ещё возвращает тебе мундир.»

 

«Ясно ...» Феодор потянулся к одному из сэндвичей, и сунул себе в рот.

 

«В-вау»

 

Он подскочил, испытывая эйфорическое ощущение, распространяющееся от кончика его языка по всему его телу. Даже с его болезнью, почти отключившей его вкусовые рецепторы, Феодор мог сказать, что это было очень вкусно; Нежный, мягкий вкус, сформированный заботливыми руками, полностью отличается от вкуса блюд, которые он всегда ел в столовой. Пища, приготовленная девушкой Лепреконом, как нельзя лучше подходит для Импа. Тот факт, что это было так вкусно, означал, что она полностью понимала его предпочтения.

 

К чёрту всё это. Ему казалось, что он проиграл.

 

«Знаешь» обычным тоном сказала Панибал, наблюдая как он поедал сэндвич. «Это первый раз, когда я вижу тебя без очков. Должна заметить, что это производит совсем другое впечатление»

 

Феодор отвернулся от сэндвичей и встретил её пристальный взгляд. Правильно, я не ношу очки в постели. Он мысленно вздохнул, понимая, в какое раздражающее положение попал.

 

Конечно, в самих очках не было какой-то хитрости или уловки. Скорее, они служили умственным переключателем Феодора - ключом к его самогипнозу, так сказать. Сосредоточившись на том факте, что он их носил, он мог вести себя как идеальный образцовый солдат.

 

Если только ему не о чем было думать в очках, он мог быть уверен, что его ошибки не просочатся наружу, и он сможет продолжать скрывать свою истинную личность. И наоборот, когда очки снимались, его истинные чувства и желания легко могли проявиться на его лице.

 

«... Я по своему естеству выгляжу угрожающе, понимаешь? Я скрываю это, чтобы не беспокоить других людей» Феодор отвернулся, чувствуя, как его лицо исказилось от досады. Он взял и укусил другой сэндвич. «В любом случае, почему ты здесь?»

 

«Чтобы заботиться о тебе» просто ответила она. «Сначала мы собирались прийти вчетвером, но потом поняли, что побеспокоим тебя, если все вместе ворвёмся в твою комнату. Поэтому мы решили тянуть жребию, и мне повезло оказаться здесь»

 

О, ясно. Он оценил их беспокойство. Что касается результатов лотереи, он был втайне благодарен за это; повезло, что здесь была благоразумная и спокойная Панабал вместо громкой и энергичной Колон. Это не значит, что она мне не нравится, но это было бы намного более утомительно.

 

«...Я взяла ключ у дежурного рассказав ему о твоей ситуации» сказала Панибал. «Говоря об этом, я слышала, что тебе не нравится, когда в твою комнату заходят посторонние»

 

«Ах это? Ну ...» Феодор фальшиво рассмеялся, всё ещё жуя свой сэндвич. «... Это потому, что тут такой беспорядок. Это неловко.»

 

«Да, конечно... кажется, у тебя тут и правда кое-что разбросано». Она оглядела его комнату, и даже на её типично спокойном лице отразилось лёгкое потрясение.

 

«Ха, не рассматривай слишком пристально». Феодор слегка почесал щеку, смутившись. «Раньше у меня была комната в общежитии на несколько человек, но теперь это не так. Я получил свою комнату, как только меня повысили до четвёртого офицера, и вот что я получил. Это довольно скучная история, но ...»

 

«Ох, я конечно ничего не знаю. Но если бы мне пришлось сказать в нескольких словах... это очень рассчитанный беспорядок, не кажется? Лес, который прячет деревья.» Она слегка хихикнула. «Довольно трудно что-то спрятать в месте, которое уже приводили в порядок. Если бы кто-то обыскивал вашу комнату, он бы сразу нашёл то, что искал.»

 

Он смутно кивнул, пытаясь добраться до третьего сэндвича.

И тогда он понял весь смысл её слов. Он замер, у него внезапно пересохло во рту и пропал аппетит. «Что ты…»

 

«Пока ты спал, я подумала, что могла бы немного прибраться. И посмотри, я нашла кое-что ооочень неожиданное!!»

 

Сердце Феодора задрожало в груди.

 

«Внутренние документы, принадлежащие Крылатой Гвардии, конфиденциальные материалы, о которых кто-то в вашем положении не должен знать ...»

 

Шестеренки в голове Феодора резко переключились. Его искусно сделанное простое выражение, подобающее скромному четвёртому офицеру, исчезло словно по мановению волшебной палочки, его заменило жестокое и дикое выражение, выпрыгнувшее словно монстр из-под скорлупы разбитого образа. Блеск в его глазах резко исказился, излучая животную ярость, и он оскалился, обнажив клыки.

 

В то же момент его тело пришло в движение. Забыв о том, что он должен быть почти что недееспособен и прикован к постели высокой температурой, Феодор вскочил с кровати, скинув одеяло, и тем же движением схватил Панибал. Его пальцы сомкнулись на её шее, и он дёрнул её к себе.

 

*Бах!*

 

Она вскрикнула, когда он швырнул её на кровать. Лампы задрожали, и словно сам мир содрогнулся.

 

«...Оо. Я удивлена» ошеломлённо пробормотала Панибал. Она была полностью придавлена, и не могла пошевелить ни одной из своих конечностей. «Вот это изменение. То как ты двигался, и напал на меня, пока я не была начеку»

 

В её голосе не было никакого страха. Феодор не мог понять, испугалась она или рассердилась. Она просто смотрела на него, моргая в чистом изумлении.

 

«... Что тебе известно?!» прорычал Феодор, опустив своё лицо к её так что их носы чуть не соприкоснулись, и единственное, что стало отражаться в её глазах это его глаза. «Сколько ты уже узнала?»

 

«Как я и сказала» кашлянула Панибал. «Этого достаточно, чтобы понять, что ты копался в самой секретной информации Крылатой Гвардии. А ещё я только что узнала о твоём истинном лице, о котором больше никто не знает. Неплохо, твоё поведение было не таким уж плохим, но ...»

 

Она ухмыльнулась. «Феодор, на которого я смотрю сейчас, имеет такой дикий шарм, понимаешь? Довольно приятный, если я могу так сказать»

 

«Иди к чёрту». Феодор вложил больше сил в свою хватку. Лицо Панибал исказилось от боли.

 

«Ах ... больно». Она медленно вздохнула. «Тиат и другие очень честны. Они росли прямолинейными, охваченные любовью и заботой. Вот почему они абсолютно слепы к двуличным людям, особенно если такой человек, направит улыбку в их сторону ... но это то, что я люблю в них»

 

«Что ты пытаешься этим сказать?»

 

«Я чувствую, что я немного иная». Панибал слегка постучала по тыльной стороне ладони. Рассчитывая на ослабление хватки. Феодор проигнорировал её, ещё сильнее сжав руки. Она закатила глаза и пожала плечами. «Ну, хорошо»

 

«Я думаю, что такие вещи, как романтика или щенячья любовь ... нам не подходят. Все эти вещи ... черты, принадлежат расам, которые могут ... создавать, растить потомство» Она болезненно выдохнула. «Мы, которые появляются и естественно исчезают... мы можем только подделать это...»

 

«Меня это не волнует»

 

В её глазах появилось раздражение. «Ты спросил ... «Что ты пытаешься сказать», да? Я ... пытаюсь донести» Панибал сделала маленький вздох. «Тиат ... сильно привязалась к тебе. Лакиш ... уважает и тоже привязалась. Колон ... тоже тобой интересуется. У трёх членов моей семьи... украл сердца парень, которым ты притворяешься. Так что моё расследование в отношении тебя... это вполне естественно... ты не думаешь...?»

 

... Чушь.

 

Это шантаж? Ты хочешь, чтобы я вёл себя как дурак? Хорошо. Хочешь, чтобы я всё это спрятал? Я сделаю это, любым возможным способом. Мы продолжим как будто ничего не было пока я не допущу ошибку. Когда я оступлюсь, ты сдашь меня начальству, не задумываясь. Это, то, чего я допустить не могу.

 

Феодор Джессман - Имп.

 

В далёком прошлом Импы были расой, которая, как говорят, обладала способностью обманывать, манипулировать и завладевать сердцами Эмнетуайт силой, находящейся в их глазах. Общеизвестно, что они потеряли эту способность за последние несколько столетий. На самом деле, среди Импов, живущих сегодня, у которых всё ещё есть такая сила, она ослаблена до такой степени, что и близко не может сравниться с тем, на что их раса была способна в прошлом. Даже прежняя степень силы Импов была давно забыта живыми.

 

Феодор наклонил голову так, что расстояние между их лицами было так мало, что их лбы практически касались друг друга. Странный свет исходил из его глаз.

 

«Ты ведь мой друг. Правда?»

 

«Н-НГХ ...»

 

Будучи современным Импом, Феодор тоже унаследовал лишь слабую силу, несопоставимую с той, которой владели его предки. У неё было несколько ограничений: во-первых, область вокруг должна быть достаточно темной, чтобы лишний свет не мог помешать своему собственному. Во-вторых, жертва должна смотреть прямо в глаза на таком расстоянии, что можно было бы почувствовать дыхание друг друга.

 

Даже после того, как эти раздражающие условия были выполнены, результат был разочаровывающе скромным. Он не мог заставить свою жертву делать то, что он пожелает. Он мог лишь внести в сознание жертвы небольшую мысль; в данном случае мысль «Почувствовать, что человек перед вами - близкий союзник»

 

* * *

 

«Как мне её использовать?»

 

В детстве Феодор часто ворчал и жаловался своим родителям на свою силу. Он хотел чего-то более сильного, более яркого. Если сила не имеет практического результата, это ничем не отличается от неимения никакой силы.

 

Его брат когда-то изо всех сил старался утешить его во время одного из таких случаев. «Наши силы исчезли. Ну и что теперь? Разве это не нормально? Слабая сила означает, что нам не нужно её использовать, верно? Другими словами, даже нам, Импам, больше не нужно полагаться на свои инвазивные способности! Дружбу можно завести только доверием и честностью!»

 

Это был ужасный аргумент, достаточный, чтобы заставить его мать и отца разразиться презрительным смехом. Тем не менее, тогда Феодор согласился с этой логикой. Это было потому, что он глубоко восхищался человеком, которого называл «Старшим братом», который с широкой улыбкой признавал, что его сила исчезла и именно поэтому Феодор мог действовать так, как будто это было правдой и для него самого.

 

Да, тогда он думал, что так оно и останется.

 

* * *

 

Прошло достаточно времени, прежде чем Феодор медленно вздохнул. Он никак не мог привыкнуть к своей силе. Шансов проверить её всегда было мало, так как он не мог предвидеть, какой результат может произойти. Поэтому, он рассматривал её как последнее средство, а не как туз в рукаве. Раз уже для него это был конец, Феодор решил, что у него нет причин не попробовать. Но…

 

Я оплошал.

 

Если бы ему удалось, он бы наверняка это понял. Он должен был почувствовать, словно его воля перетекла из его глаз в её. Однако сейчас Феодор ощутил лишь чувство неудачи, словно опрокинул ведро с водой на песок.

 

Он провалился из-за своего плохого самочувствия. Его рассеянная концентрация, несфокусированное зрение и рискованность этого в условиях, когда успех сам по себе был маловероятен, всё это в совокупности привело к неизбежному результату.

 

Это мой конец? Прямо здесь, прямо сейчас?

 

Феодор Джессман – выживший в инциденте Элписа. Проще говоря, он был выжившим из страны, которая раньше была врагом Регул Айра. Само по себе это не было большой проблемой. Его личность была внесена в реестр Крылатой Гвардии, это можно было с лёгкостью узнать, просто взглянув на его досье.

 

Однако это будет совершенно другое дело, если его подозрительные действия в Крылатой Гвардии будут выявлены. Быть выжившим в инциденте Элписа значит быть одним из Элписцев. Будучи выжившим из страны, которая пыталась уничтожить мир, его можно было бы рассматривать как человека, который всё ещё угрожал миру.

 

Более того, самая тревожная часть этой интерпретации заключалась в том, что она не была неверной. В самом деле Феодор был жив, чтобы подвергнуть мир опасности. Его фальшивая маска честности, его успешная карьера в Крылатой Гвардии - всё было посвящено этой единственной цели. И всё же, споткнуться именно сейчас!

 

Есть ли у меня ещё шанс сбежать? Разум Феодора работал просто неистово, он уставился на дверь. Как насчёт того, чтобы сбежать прямо сейчас, в Лайелл? Там запутанные улицы, и тем, кто малознаком с ними будет трудно даже просто ориентироваться. Они не смогут легко преследовать меня.

 

... Нет. Есть более простой способ. Он посмотрел на дёргающегося под ним Лепрекона. Я могу закрыть рот Пинибал прямо сейчас. Она в любом случае не живое существо, так что никому не будет больно, если она умрёт, чтобы сохранить молчание. Разве это не красивая и удобная история?

 

Он начал понемногу сжимать пальцы. Сделай это. Сделай это, Феодор. Всё в конце концов исчезнет, разве нет? Просто убей одного человека раньше времени. Итог твоих грехов в конце концов не изменится.

 

Не сдерживайся.

 

Ради твоего благородного дела! Ради мира! РАДИ БУДУЩЕГО! СДЕЛАЙ ЭТО!

 

«... Не могу ... дышать ...»

 

Пинибал застонала, не в силах выполнить какой-либо другой акт сопротивления. «Не мог бы … ослабить ... хватку ... Феодор ...?» Ещё до того, как она закончила, его хватка ослабла. «Немного лучше... мм, как бы это сказать... если мы будем продолжать говорить, пока наши лица так близко... это немного неловко. Если можешь, почему бы тебе не отодвинуться немного?»

 

Феодор проанализировал их обстоятельства. Они лежали на кровати в тёмной комнате, почти обнимая друг друга. Они страстно смотрели друг на друга, в определённом смысле этого слова, на расстоянии, где соприкасались кончики их носов.

 

Ясно. Теперь, когда я заметил это, это и правда довольно компрометирующая поза. Если бы кто-то вошёл прямо сейчас, он, вероятно, не стал бы слушать никаких оправданий, которые я мог бы предложить.

 

«Если ты хочешь сначала забрать мои первый поцелуй... Ну, не то что бы эта мысль никогда не приходила мне в голову...»

 

«Ты же шутить» Феодор ткнул Панибал пальцем в лоб, отодвинувшись от неё.

 

«Хм?» Панибал растерянно посмотрела. «Я разве шутила?»

 

Она встала и принялась разминаться и разглаживать помятую одежду. Пока она массировала шею, Феодор отошёл, и сел на край своей кровати, которая скрипнула под его весом.

 

«Если мой образ должен был исчезнуть из-за моих отношений с тобой и остальными, тогда я бы взял на себя ответственность за это. До сих пор я притворялся образцовым солдатом с безупречным поведением, так что мне не нужны неприятные слухи об этом. Кроме того…»

 

Что я вообще несу?

 

Феодор не понимал, что он делает. Мало того, что он потерял возможность заткнуть Панибал, теперь она ещё она вышла из-под его контроля. Вероятность того, что его немедленно поймают, если он сбежит, возрастала с каждой секундой. В общем, у Феодора, вероятно, больше не было будущего в армии.

 

Тем не менее, он не мог не продолжить. «Я ненавижу людей, которые не дорожат собой»

 

«Ах… ясно. Понятно» По какой-то причине Панибал ухмыльнулась. «Тем не менее, если в военно-дисциплинарном смысле совершить слегка извращённый поступок против товарища-солдата, находящегося под вашим командованием, а затем отступить в последний момент не является большой проблемой, то совсем другое дело, если это могло повлиять на производительность оружия ...»

 

«Ты ведь должна быть первоклассным эквивалентным солдатом, разве нет? Почему бы тебе не поторопиться и начать следовать правилам как подобает солдату?»

 

Панибал рассмеялась. «Ясно, ясно! Обе стороны тебя одинаковы в этом отношении, да? Так вот какой ты на самом деле?»

 

«Это не совсем так. Я говорю об этом не из чувства этики или морали. Просто так легче поддерживать образ»

 

«Судя по твоим словам, это правда» Она прикрыла своё хихиканье рукой, но не попыталась приблизиться к нему. «Мне кажется, что я наконец увидела, что под этой маской. Ты ... как бы сказать, ты честный, но ты не прост»

 

«Что это значит?»

 

«Ты симпатичный. Если это твоё истинное лицо, то я могу доверить тебе безопасность моей драгоценной семьи. В конце концов, мне этого достаточно»

 

«...Какого чёрта?» Феодор не мог принять такое смехотворное заявление. «Не неси ерунды. Ты же видела это? Какую личность я скрываю?»

 

«О, конечно. Ты меня удивил» Панибал кивнула. «Я и понятия не имела, что за твоей доброй улыбкой скрываются такие невероятные клыки»

 

«Я опасный человек. Разве ты не понимаешь этого?!»

 

«О, я согласна с этим. Я могу представить, какой начнётся хаос, если военная полиция узнает об этой твой стороне»

 

«Если ты понимаешь, тогда ...» Феодор потёр голову. Теперь, когда он больше не сражался не на жизнь, а на смерть, чувство усталости окутало его. «Почему ты не боишься меня?»

 

«Потому что я ещё не слышала твоей истории» сказала Панибал. «Чего ты хочешь? Что ты пытаешься сделать? Какой ты человек в конце концов, чтобы зайти так далеко, скрывая свою личность всё это время? Я так много хочу узнать о тебе, и я не смогу прийти к выводу, стоит ли мне опасаться тебя, пока не узнаю всего»

 

«Ах, вот оно что. Хорошо» Он кивнул. Он чувствовал, что где-то что-то в этой логике было искажено, но он не был уверен, что и где. Во всей этой суете оказалось, что жар лихорадки вернулся, и его мысли с трудом поспевали за его ртом. «Хорошо, я ... Я расследовал тайну секретного оружия на протяжении всех лет, которые провёл здесь. Козырная карта Крылатой Гвардии, которую они постоянно использовали, чтобы останавливать каждое вторжение Тэймеров»

 

«Ты имеешь в виду нас»

 

«Да. Кажется. Наконец-то я нашёл то, что искал…»

 

Его мысли крутились в голове, балансируя на грани потери сознания, снова и снова, и снова, и снова, и снова, и снова, и снова. Он сам, его прошлое, его цели, вещи, о которых никто не должен знать.

 

Но Панибал была вовлечена, и это означало, что она имеет право знать, не так ли? Он не мог скрыть это от неё, потому что Панибал была вовлечена или наоборот, он должен был скрыть правду именно по этой причине?

 

«Я разгадаю тайну секретного оружия» продолжал Феодор, не понимая, разговаривал ли он с самим собой или с человеком перед ним. «Я должен получить его как можно скорее и использовать для того, чтобы ...»

 

Он вдохнул, выдохнул и снова вдохнул. Этот проклятый жар сбивает меня с толку!

 

«Чтобы достичь моей цели ...»

 

Он трясся. Его сердце колотилось. Он сделал последний большой вздох.

 

«Моя цель - обрушить Регул Айр»

 

Тело Феодора, которое он заставил двигаться на чистом адреналине, давно перешагнувшее свои обычные пределы, наконец выдохлось. Как гигантское дерево, срубленное топором у самого корня, он рухнул на свою кровать.

 

«... Как досадно. Я чувствую себя очень тяжёлым»

 

«Ты перенапрягся, да? По крайней мере, укройся должным образом» Он почувствовал, руки Пинибал толкнувшие его вниз, когда он изо всех сил попытался подняться, а затем мягкие объятия ранее отброшенного одеяла. «На протяжении всей твоей жизни ты, наверное, нёс большое бремя, поэтому я не могу утверждать, что понимаю твои чувства. По крайней мере, я их уважаю. Теперь…»

 

Её холодные руки погладили лоб Феодора.

 

«Ты выглядишь очень уставшим. Просто отдохни, ни о чём не думай»

 

«... я ...» Он подумал, что должен возразить. «Я тут старший. Не обращайся со мной, как с ребёнком»

 

«Хах, пациенты - это пациенты, независимо от их возраста. Разве это, время от времени, не прекрасно?»

 

Всё ли нормально? Он решил, что всё будет хорошо. Её руки были холодными, но это было так приятно. Хорошие ощущения - это хорошо. Наверное.

 

Феодор закрыл глаза. Его сознание тонуло, погружая его в мягкость подушки.

 

«Вот так»

 

Беспристрастный, но добрый голос прошептал ему откуда-то.

 

«Так как шалость, что между нами произошла не значительна почему бы нам не оставить её между нами?»

 

Что-то нежное, тёплое, но в тоже время прохладное коснулось его лба. Феодор, погружавшийся в сон уже не понимал, что это было.

 

* * *

 

Феодору никогда не снились хорошие сны, когда он был в бреду и с высокой температурой. Он и не ожидал ничего другого.

 

Существует теория о том, почему так происходит. Если он правильно понимал, то виновник его страданий его мозг. Он копался в своих воспоминаниях, изучая их на предмет чего-либо, что могло бы привести к отпущению грехов за его ложь. Теоретически если ему продолжают сниться кошмары, то основная причина может заключаться в том, что на самом деле был какой-то способ решить его проблемы, скрытые в болезненных воспоминаниях.

 

Не то чтобы это имело значение. Феодор не знал, может ли быть подтверждена теория, и понимал, что это вряд ли внезапно принесёт позитив в его жизнь. Для него, испытывающего кошмар здесь и сейчас, осознание этого не принесёт успокоения.

 

Во сне он был на 13-м парящем острове.

 

В действительности этот парящий остров давно уничтожен, но во сне он продолжал существовать. Здесь процветала торговая федерация Элпис, старый город тщеславных и богатых купцов, столь искусных в демонстрации своих богатств, что это происходило даже неосознанно.

 

Их влияние действительно сделало эту страну очень богатой. Богатеи жили в верхних жилых районах и были настолько показушными, что их можно было рассматривать только как мир, полностью отделённый от других частей Элписа. Здесь были до бессмыслия широкие улицы, достаточно большие, чтобы вместо карет над ними проплывали воздушные суда, окружённые слишком большими особняками, конкурирующими между собой своими яркими фасадами. Феодор же находил всё это не очень приглядным.

 

Однако самое большое его недовольство состояло в том, что его дом находился рядом с этим районом. Если он хотел пойти куда-нибудь или встретиться с кем-нибудь, он должен был пересечь эту ужасную улицу.

 

«Феодор, ты ненавидишь свой дом?»

 

Кто-то внезапно оказался перед ним и задал вопрос. Эта девушка ... верно. Она невеста, которую выбрали для меня родители.

 

С того дня прошло пять лет. Однако девушка в его снах оставалась такой же молодой, какой была, когда он видел её в последний раз. У неё были пушистые конечности, хвост и кошачьи уши, торчащие из макушки. Характерные черты полуэрантропа.

 

Больше чего-либо в жизни я ненавижу существ, называемых неотмеченными.

Тогда он ответил именно так. И её ответ был…

 

«Даже если ты тоже неотмеченный?»

 

«... Да, даже если я тоже неотмеченный»

 

Она обдумала это, а потом спросила ещё кое-что.

 

«А что насчёт меня?»

 

Её уши дёрнулись и слегка опустились. Так как они были знакомы уже некоторое время, по этой её привычке он сразу заметил, что она нервничает.

 

«Как бы я ни рассматривал тебя, ты скорее походишь на одну из звериных рас»

 

«Значит, я тебе нравлюсь?»

 

«Независимо от того, ненавижу я тебя или люблю, я не думаю, что хорошо иметь такой упрощённый способ мышления»

 

«Тогда ... ты меня ненавидишь?»

 

Что это за выбор такой?

 

«Хорошо! Вот тебе домашнее задание! Пожалуйста, подумай об этом, пока мы не встретимся снова!»

 

Именно так. У неё была эта забавная маленькая причуда. Каждый раз, когда они встречались, она заставляла Феодора пообещать ей что-нибудь перед расставанием. Иногда ей хотелось, чтобы он прочитал книгу на какую-нибудь тему, или она хотела, чтобы он обменялся с ней подарками. Или, если бы им пришлось прерваться посреди настольной игры, она бы заявила: «в следующий раз! Мы продолжим с этого же места!»

 

Вот почему, даже если встречи с ней иногда могли немного раздражать, он всё равно получал удовольствие.

 

«Что касается планов, то было решено, что мы скоро переедем»

 

Сцена изменилась.

 

Он узнал это однажды вечером после ужина с семьёй. Его брат, странно нервничал, разговаривая с Феодор наедине.

 

«Очень скоро мы – национальные силы обороны Элписа – сделаем что-то чрезвычайно опасное и совершенно непростительное. Тем не менее, абсолютно необходимо, чтобы мы это сделали, ради Элписа. Нет, для будущего Регул Айра!»

 

«Это же... преувеличение» скучающе ответил Феодор в своих воспоминаниях.

 

«Ха, может это так и звучит. Но это очень серьёзный вопрос, поверь мне.»

 

Его брат говорил без колебаний и сомнений в своих утверждениях. «Нам не нужно больше защищаться. Сейчас, Регул Айр удовлетворён, победами Крылатой Гвардии над Зверями. Мы забыли, как ужасны Звери, и это страшнее всего. Терпение превратилось в спешку, а уважение в высокомерие!»

 

Брат Феодора становился всё более и более взволнованным. «Вот почему мы должны ещё раз напомнить им об угрозе, исходящей от зверей, так, чтобы больше не было кровопролития! Если мы сможем это сделать, тогда все вспомнят и будут благодарны Крылатой Гвардии! Но также они поймут, что мы не можем вечно полагаться на наши скрытые клыки»

 

То, что он сказал, было слишком сложным для понимания молодого Феодора. То, что он знал, было то, что его брат говорил о задаче, которую он считал одинаково трудной, добродетельной и неотлагательной.

 

«Почему ... почему ты так стараешься?»

 

Тогда Феодор презирал группу, частью которой был его брат. Они были из расы, которую все ненавидели и дискриминировали, из неотмеченных, расы, которая только одним своим видом отталкивала и заставляла сторонится всех остальных.

 

Феодор не думал, что есть много причин или смысла рисковать будущим ради них. Более того, его замечательный старший брат не должен был подвергать себя опасности.

 

«Разве ты не должен жить для чего-то гораздо более важного и ценного, чем какая-то большая цель?»

 

Его брат улыбнулся. «У всех по-разному. Не часто вы можете найти нечто-то более ценное, чем ваша собственная жизнь. Именно поэтому человеку, который находит такую вещь, очень повезло. Я просто случайно оказался одним из этих везучих ублюдков Регул Айра, ахаха!»

 

Его зубы сверкнули, когда он засмеялся. Феодор не мог разглядеть юмора в его словах.

 

«... я не понимаю»

 

«О, э ... я пытаюсь сказать ... честно говоря, в нашем правительстве есть фракция торговцев. Мне не нравится это говорить, но они отвернулись от нашего плана. Они распространили ложную информацию о том, что мы собираемся делать, и отправили некоторые из наших дирижаблей в другие регионы по своим причинам. Из-за всего этого дерьма, что они устроили, мне, вероятно, придётся сойти с корабля, если я потерплю неудачу ...»

 

Его брат с ворчанием замолчал и теперь Феодор смог понять. Для кого-то, подобного его брату, было типично говорить о возможности отказа от всего.

 

«...И всё же, может ли такой командир корпуса как ты, действительно проиграть каким-то эгоистичным придуркам, держащим бумажники?»

 

Это было всего лишь безразличное бормотание, но его брат сделал обеспокоенное лицо, когда услышал Феодора.

 

«Да ладно, не говори так ...»

 

Сцена изменилась.

 

«Я ненавижу тебя, Феодор!»

 

Та девушка кричала на него. С момента их первой встречи прошло два года. Тогда ему было двенадцать, а ей девять.

 

Всё верно, он вспомнил. В тот день мы поссорились. Я не могу вспомнить, почему. Что-то банальное. Какой соус мы добавляем в омлет? Или какую марку конфет мы предпочитали?

 

Это было обычное дело. Они были ладящей парой, и поэтому они могли неправильно истолковали границы, которые не следует пересекать. Но, как они узнали, такие вещи были обычным делом для дружеских пар. В следующий раз, когда они встретятся, они помирятся и станут немного дружелюбнее друг к другу. Таким образом, расстояние, созданное боями, естественно, уменьшалось.

 

«Я не хочу больше видеть твоё глупое лицо!»

 

Она убежала, оставив эти слова. Феодор того времени совсем не беспокоился. Такого рода ссоры не были для них редкостью. Она часто говорила ему эгоистичные вещи, неизвестно, было ли это от того, что она была разбалована её семьёй. Её настроение быстро портилось, если он не мог найти ответ, который она хотела, но оно так же быстро поднималось. Это напомнило ему котёнка, которого он видел однажды.

 

Во всяком случае, обе их семьи собирались вместе провести ужин на следующей неделе. Поэтому ей бы пришлось встретиться с ним лицом к лицу, даже если ей это было не по нраву.

 

Может, мне тайком принести ей торт? С клубникой и большим количеством сливок, как ей нравится? Это определённо поднимет ей настроение.

 

Чем угодно заставлю её показать мне её обычную улыбку.

 

Хотя он вёл себя беззаботно, его мысли были противоположны поведению. И поэтому он позволил ей убежать, не сказав даже «Давай встретимся снова» и не напомнил ей об обещании, что он сделает в следующий раз, когда они снова встретятся.

 

Он даже не думал о том, что может пожалеть об этом.

 

Сцена изменилась.

 

«А теперь мы казним нечестивого монстра, угрожавшего разрушить мир!»

 

Он находился на площади среди толпы. Зверочеловек с коровьей головой громко проревел, его громкий голос слился с криками толпы, слушающей его. В центре площади была установлен специальная платформа для казней. Хотя всё это было явно сделано в спешке, сколочено с досок и наспех покрашено, это выглядело странно впечатляющим, возможно потому что блестело от солнца.

 

На этом эшафоте, закованный и смиренный, стоял один-единственный человек.

 

Кто это? Феодору показалось, что он хорошо знает этого человека. Хотя он видел его лицо реже с тех пор, как этот человек связался с Силами обороны, но он всё ещё возвращался домой довольно часто, чтобы Феодор мог видеть его лицо почти ежедневно. Да, он почти узнал этого человека.

 

Но он не мог сказать это вслух. Потому что, если бы он это сделал, тогда бы это стало правдой.

 

Там стоял его брат. Гордый, сильный, умный, всегда наполненный праведностью и уверенностью. Тот, кто подавал много надежд и доказывал, что он может соответствовать тому, что от него ожидают. Его замечательный старший брат, которого он любил и боготворил, на столько что другие спрашивали: «Неужели такой замечательный парень действительно существует?»

 

Он был тем, кто это сделал?

 

Феодор никак не мог в это поверить.

 

Теперь его брат был преступником, покрытым синяками и презираемым толпой? Кто, кто же собрал толпу на площади, чтобы утопить его в ненависти и проклятиях?

 

Это ... по-настоящему отвратительное зрелище.

 

«Этот дьявол» крикнул зверочеловек с коровьей головой «нарушил главнейшее табу Регул Айра! Он подверг земли Корнадилючи, дружественной нации, БЕСПРЕЦЕДЕНТНОЙ ОПАСНОСТИ! Мы очистим его непростительный грех клинком и пламенем! Мы молимся, чтобы мы смогли отправить его порочную душу на всеисцеляющее небо над головой!»

 

Толпа визжала и выла от ярости, цепляясь за каждое его слово. Согласно тому, что он сказал, преступник, чьё лицо и имя Феодор отказывался узнавать, добровольно нарушил один из самых важных законов Регул Айра, доставил опасного зверя на парящие острова. Он бесчинствовал в соседнем городе, убивая горожан, пока, в конечном итоге, не был остановлен Крылатой Гвардией. Однако потерянные жизни уже не вернуть.

 

Так это непростительный грех?

 

«ОТРЯД ОЧИЩЕНИЯ, ВАШ ВЫХОД!» Зверочеловек поднял свою коровью голову и начал размахивать огромным флагом, который он держал в руках. «ШАГООООМ МААААРШ!»

 

Солдаты вошли на площадь, двигаясь с идеальной координацией. Они были одеты в жёлтые одежды, золотые ритуальные доспехи и шлемы. В их руках было специальное смертоносное ритуальное оружие с длинными рукоятями: секира, пика, коса и копьё, острейшие инструменты, каждый из которых символизировал один из четырёх видов очищения. Последний солдат вместо оружия нёс пылающий факел.

 

Разгневанные крики толпы сменились восторженными.

 

Что это?

 

Какого... чёрта...это…?!

 

Феодор закрыл лицо обеими руками, но глаза его оставались широко открытыми. Он смотрел сквозь пальцы, торопливо пытаясь запомнить человека на эшафоте и то, что с ним должно было произойти.

 

«Не часто вы можете найти нечто-то более ценное, чем ваша собственная жизнь»

 

«Именно поэтому человеку, который находит такую вещь, очень повезло»

 

Слова, которые он услышал в тот день, эхом отдавались в его голове снова и снова. Его старший брат был прав всегда. Он никогда не предавал своих слов. Он защищал то, что хотел, до самого конца. Феодор знал это, он знал это.

 

Вот почему он понял его сейчас. Его брат решил отдать свою жизнь за тех, кто был для него важнее всего. Казнь, которая должна была произойти на его глазах, была чем-то, что его брат уже принял для себя. Это было справедливо.

 

Если это справедливо, то я тоже должен принять это.

 

Как бы это ни было возмутительно, какой бы яростью это ни наполняло его, из уважения к тому, что сделал его брат, Феодор не мог принимать напрасные решения.

 

«ПЕРВЫЙ КЛИНОК! НА ИЗГОТОВКУ!»

 

Вышел первый солдат и поднял своё длинное копье к голубому небу. Толпа ликовала от восторга.

 

Их шум, их радость, их крики, подтолкнули Феодора к его пределу. Мир перевернулся.

 

Мир, который его старший брат пытался спасти. Мир, который его старший брат защищал.

 

Старший брат!

 

Феодор закричал, беззвучно и бесполезно.

 

Солдат опустил копье и безжалостно вонзил его в грудь человека, стоявшего на эшафоте.

 

* * *

 

«Старший брат!»

 

Феодор проснулся, от собственного крика. Задыхаясь, он схватился за грудь. Сердце громко стучало.

 

Ахх ... хоть мои крики и разбудили меня, мне уже немного спокойнее. Меня почти впечатлило моё наплевательское отношение.

 

Вероятно, из-за того, как долго он спал, симптомы его простуды почти исчезли. Тошнота и желание вырвать, которые он чувствовал теперь, были по другой причине.

 

Какой ностальгический сон.

 

Возможно, это была ностальгия, но ни одна из этих сцен не была тем, что я когда-либо хотел увидеть снова.

 

Дело не в том, что Феодор забыл о прошлом. Он будет нести это в себе столько, сколько будет жить. Но это было, и было именно так. Если бы он помнил всё так, словно это только что произошло, то, очевидно, что он также помнил бы и боль того момента.

 

Феодор с горечью проглотил комок, образовавшийся у него в горле. Он медленно сползал вниз со своеобразным вкусом, характерным для человека с простудой.

 

«... Я понял» Феодор заговорил сам с собой. «Я понял, хорошо?»

 

Он не мог так легко найти то, о чём говорил его брат, то, что дороже его собственной жизни.

 

«Именно поэтому человеку, который находит такую вещь, очень повезло»

 

Его старший брат был прав всегда. Он принял свою смерть, оставаясь верным своим идеалам.

 

Феодор знал это, и всё же он не мог не задаться вопросом о том, что он мог сделать. Если бы я умолял его не умирать, он бы послушал меня? Если бы это произошло, изменилось бы будущее, хоть немного?

 

Прошло пять лет после той атаки Зверя, теперь широко известной как инцидент Элписа. Всё началось с атаки на большой город 11-го парящего острова. Ущерб от этого инцидента был едва сдержан и политически был назван актом агрессии, вызванным хаотическими решениями командующего национальными силами обороны - брата Феодора. Дело было официально урегулировано его казнью.

 

После этого никто больше не доверял народу Элписа на дипломатическом уровне. Поскольку горожане бунтовали практически каждый день, даже знаменитые купцы делали вид, что ничего не знают, с ужасающей скоростью перемещая свой бизнес в другие города. Эти дни тоже длились недолго. Полгода спустя государство Элпис было уничтожено вместе со всем 13-м парящем островом Матэрно, обволакивающим и удушающим пятым зверем. Поговаривали, что Зверь был тайно пойман и выпущен бывшим лидером Элписа, который покинул страну в разгар хаоса.

 

За этот промежуток времени Феодор Джессман потерял всё. Его семью. Его друзей. Его состояние. Все связи с людьми, которых он хотел бы снова увидеть.

 

«Брат ... ты нашёл то, что хотел защитить. Возможно, это принесло тебе счастье» сказал Феодор. Он сжал кулаки, невыносимые чувства разгорались внутри него. «Но я не могу заставить себя принять этот выбор, даже сейчас»

 

Он уже собирался разбить кулаком всё что бы ни попалось ему под руку, но остановился, когда его взгляд упал на что-то стоящее на тумбочке. Подсветив лампой, он увидел там новую корзинку с обедом.

 

Открыв её, он увидел, что она наполнена сэндвичами, правда гораздо более кривыми, чем предыдущие. Раньше бы он и не заметил, так как его нос был заложен, но от этих сэндвичей почему-то исходил таинственный и ужасный запах.

 

Что … это...?

 

К еде прилагалась свёрнутая карточка. Бездумно взяв сэндвич и поднёс его ко рту, Феодор прочитал сообщение, написанное на карточке.

 

«Поскорее выздоравливай!»

 

Почерк в письме был слегка кривоват, и когда он внимательно осмотрел письмо, то заметил чернильные пятна на краю бумаги.

 

Глядя на них, он почему-то представлял себе девушку с зелёными волосами, держащуюся за голову и беспокоящуюся о том, что написать. «Это слишком заботливо написано» заметил он её стоны. «А что, если он это неправильно поймёт? Нет, это возможно!»

 

Так её почерк нарочно стал кривым? Какое детское мышление.

 

Феодор укусил сэндвич. Неописуемая горечь заполнила его рот. Ферментированная приправа, предназначенная для зверолюдов. Отвратительно, но к такому вкусу можно привыкнуть.

 

«Теперь слушай сюда ...»

 

По непонятной причине слезы стекали и падали с его лица.

 

Вероятно, это – нет, определённо – из-за этого абсурдно сильного запаха. Именно поэтому. Нет другой причины ... у меня нет другой причины плакать.

 

«Я же говорил тебе ... когда добавляешь эту дрянь... будь осторожна… с дозировкой...»

Глава 4. часть 1 - Полуденный сон

В порту 38-го парящего острова, внутри стратегического боевого дирижабля Утика, усердно трудился механик расы Гремиан.

 

Ультрасовременный дирижабль буквально разрывался от того насколько он был напичкан новейшими технологиями. Когда он прибыл, он произвёл грандиозное впечатление. Его магический котёл находился в другом месте нежели на штатном дирижабле, окружающая его карантинная зона также была отличной. Так же положение и количество крыльев управления высотой было другим, что значит, и оборудование, управляющее ими, тоже изменилось. Огромное количество труб проходило через узкие проходы, невзирая на их толщину и размеры. Даже представить себе нельзя для чего они были предназначены.

 

В общем, теория о том, как должны работать обычные дирижабли, просто не работала по отношению к Утике. Те, кто будут управлять кораблем, будь то любители или профессионалы, уже давно потеряли всякую надежду. Забыли о борьбе со зверем, который может парить в небе; они должны были сделать всё возможное, чтобы просто вылететь из гавани.

 

А вот что пугало Гремиана больше всего на свете. Этот монструозный дирижабль был сделан из мешанины различных материалов, поставленных из разных мест и установленных то тут то там. Поскольку на Утике не было какой-либо команды или рабочих, её нужно было каким-то образом укомплектовать персоналом из Пятой дивизии, назначенным для этого заранее.

 

Всякий раз, когда он касался какой либо части оборудования дирижабля, у него возникало отчетливое чувство, словно он видел искривленные улыбки конструкторов, которые его проектировали. Возможно ли такое? Если вы будете усердно работать и правильно использовать способности, скрытые в этом механическом шедевре, вы даже сможете убить зверя, поэтому сделайте всё возможное! Ему захотелось со всей своей силы ударить по этим насмешливым ухмылкам.

 

«Боже, это не смешно» Жалуясь и ворча себе под нос, Гремиан подошёл к концу тёмного, мрачного прохода, и ударил гаечным ключом по одной из труб, идущих вдоль стен. Он прислонил ухо к холодному металлу, прислушиваясь к эху. «Шум уже стих, должно быть это часть энергосистемы. Если же он направился к органам управления, не рискну я с ними связываться ...»

 

Из-за спины вдруг раздался женский голос, достаточно близко, словно ему сказали на ухо. «Чем занимаешься?»

 

«Яаай?!» Гремиан подпрыгнул и развернулся. «... О, это всего лишь ты» сказал он с облегчением. «Больше не пугай так бедного механика, ладно?»

 

«Сожалею. Ты так сконцентрировался, что я не знала, когда же ты обратишь своё внимание. Но, так или иначе, чем ты занимаешься?»

 

«Ах, ничем таким. Просто пытаюсь понять его истинную природу. Гремиан постучал по трубе, и та ответила ему ясным, громким лязгом! «Парни, что построили это, вероятно, знали, что здесь к чему, и видимо поэтому они не позаботились о маркировке, а это вопрос жизни и смерти для любого, кто будет управлять этим кораблем, поэтому я должен как можно скорее разобраться с этим»

 

Он слегка потряс разноцветными проводами в левой руке. Он повязывал их вокруг каждой трубы, каждый цвет указывал на разное предназначение. «Я бы побоялся летать на нём, пока всё это не сделаю»

 

«Когда ты всё закончишь, он полетит?»

 

«Эх, для начала нужно сделать хотя бы это. Если же мы попытаемся отправить его в бой так, команде, которая будет им управлять, вероятно, придется разбираться на ходу»

 

«Как думаешь, он сможет одолеть Кроянса?»

 

Гремиан тихо рассмеялся. «Никто не может этого гарантировать. Будет ли хотя бы бой на равных?» В нем, безусловно, много мощности и первоклассного оборудования, к этому нареканий нет»

 

Он снова посмотрел на трубы и стены, уверенный в своей оценке. С точки зрения чистой мощи, Утика безусловно впечатляющий дирижабль. Хотя он очень хотел придушить людей, которые его спроектировали, как человек, будущий инженером, он не мог не признать этого.

 

«Я хочу увидеть облик этого гигантского дирижабля, взлетающего на полном ходу, и услышать его рев, когда он устремится в небо».

 

«Ммм ...»

 

Он горько улыбнулся её неопределённому ответу. Ну, ничего не поделаешь. Это всего лишь моё чувство романтизма. Не совсем то, что почувствовал бы любой другой. «Ну, это больше зависит от офицеров, чем... от нас...»

 

Когда он обернулся, там никого не было. «А?»

 

Он оглядел коридор, там не было места, где можно было бы спрятаться. Ей стало скучно? Ну, думаю, тут ничего не поделаешь. Даже для человека моей профессии такая работа достаточно проста и скучна, чтобы заставить любого злиться на то, что он должен это делать. Наверное, на это не интересно смотреть, если ты неспециалист.

 

«Ах, какое суровое место»

 

Такие вещи с механиками случались достаточно часто, так что Гремиан не стал слишком углубляться в это. Он потер и размял плечи и снова вернулся к работе.

 

*Клац*

 

Внимательно прислушиваясь к эху, он спрашивал у труб, какова их истинная природа. Кто вы? Откуда и к чему вы подключены? За работу чего вы отвечаете?

Гремиан ни на секунду не задумался, что трубы - не единственное, о чём ему следовало бы подумать. Человек, с которым он только что говорил, девушка, которая исчезла из его поля зрения.…

 

Он вообще ничего не знал о ней.

Глава 4. часть 2 - Наследницы

 

Проспав всю ночь, Феодор проснулся и обнаружил, что его простуда прошла. Он мог безболезненно двигать конечностями, и даже чувствовал себя более жизнерадостным, чем обычно.

 

К сожалению, движения Феодора остались слишком жесткими для военного врача, посетившего его для подтверждения его выздоровления. Его заставили взять импровизированный однодневный отпуск и велели ещё немного отдохнуть: “на всякий случай”. Это раздражало – у него не было времени, чтобы вот так бездельничать да спать в своей комнате. И конечно, для больного не было хорошей идеей, быть обнаруженным бродящим по военной базе во время своего выходного.

 

Почему-то ему казалось, что он забыл что-то важное, с кем и о чём он мог говорить, но какие либо конкретные воспоминания об этом напрочь отказывались появляться. Это было ощущение, похожее на попытку копать яму в рыхлом песке; то, что вычерпывалось из ямы, снова засыпалось обратно, скрывая несколько фрагментов памяти, которые он уже почти мог разглядеть.

 

«... Ну, наверное, это не так важно»

 

Обычно его раздражало, что он не мог что-либо вспомнить, но сейчас вместо этого Феодор чувствовал себя странно спокойным. По крайней мере, это, вероятно, означало, что с ним не произошло никакой чрезвычайной ситуации, которую он должен был немедленно взять под контроль. Даже если ему и нужно было что-то сделать, он мог попытаться вспомнить это в другой раз.

 

На лбу задержалось странное ощущение, словно что-то тёплое и щекочущее коснулось его. Ему было очень любопытно, что же вызвало его.

 

Размышления Феодора были прерваны сильным зевком, вырвавшимся из его рта. Прошло уже много времени. Может мне стоит сходить в город.

 

Ему не нужно было никакого разрешения, чтобы покинуть базу. На другом конце базы зияла огромная дыра в проволочном заборе, которая до сих пор оставалась не заделанной и, возможно, останется такой до того дня когда база прекратит своё существование.

 

* * *

 

Феодор прищурился и уставился на вывеску. Сколько бы он ни рассматривал её то, что было на ней написано, не изменится. Это не было чем-то вроде письма с содержанием, которое изменится, если смотреть на него в течение 30 секунд, не моргая; вывеска не предполагала никаких сюрпризов или трюков.

 

«Прощайте навсегда! Большое спасибо за то, что были нашим клиентом!»

 

Видно было, что она была приклеена впопыхах и на плохой клей; верхний правый угол уже отклеивался. Трепыхаясь и дрожа на ветру, она словно навсегда прощалась с посетителями.

 

Если бы эта бумажка улетела куда-нибудь, возможно ли, что магазин открылся бы снова... Нет, не думаю. Ни за что. Да уж.

 

Плечи Феодора разочарованно опустились, когда он заставил себя принять реальность.

 

* * *

 

«... Вот почему сегодня у меня нет пончиков» Спокойно сказал Феодор, закрыв за собой дверь на крыше театра. Тиат, которая, как обычно, пришла раньше, мельком взглянула на него. Молча соглашаясь, она окинула город своим взглядом. «Что, это и всё? Ты не удивлена?»

 

«Я уже знаю это. Я видела, что он закрыт, когда позавчера ходила по магазинам»

 

«О, ясно ...» Как скучно.

 

Каждый раз, когда они сидели и делились своими мыслями по поводу вкусных блюд, Феодору казалось, что это приятно. Он думал, что она разделит его чувства, будет так же расстроена, услышав ответ на свой вопрос: “Где эти незаменимые пончики?”

 

«...Этот город становится всё меньше и меньше, не так ли?» тихо пробормотала Тиат. «Эй, ты помнишь? Тот день, когда мы впервые встретились здесь?»

 

«Ты имеешь в виду тот день, когда ты попросила меня забыть о тебе?»

 

«Теперь, когда ты упомянул об этом, да». Она засмеялась. «В тот день я прокричала, что защищу этот город! Если осмотреться то тут было несколько интересных мест, таких как странный фарфоровый магазин или магазин подержанных книг, где вы могли беспрепятственно почитать. И тот красивый магазин стеклянной посуды, который понравился бы Панибал...»

 

Феодору показалось странным упоминание Панибал, но, возможно, потому, что она как-то спрашивала её об этом месте и выяснила, что его больше не существует.

 

«Я была просто ошеломлена, когда закрылся тот книжный магазин» сказала Тиат. «У них были все книги от таких авторов, как например Уилхорнакия Тенас».

 

«Правда. Я никогда раньше не слышал её имени. Кто она?»

 

«Художник Айрантробос. Она хоть и пожилая, но очень красивая»

 

«Оу»

 

«Её рисунки были такими яркими, а в книгах были изображены невероятно очаровательные, блестящие шубы. Я думала, что смогу купить их оптом и принести в казармы. Я жалею, что не сделала этого»

 

«Вот оно что ...»

 

Странно. Разговор, который они сейчас вели, должен был быть таким, в котором они разделяли бы свои чувства утраты, говорили бы о том, как больно видеть город, который они знали до сих пор, опустошенным. Трогательный момент связи и общения между начальником и подчиненным.

Вместо этого было похоже на то, что чем больше они говорили, тем сильнее увеличивалось расстояние между ним и Тиат, даже при том, что разговор становился всё менее поверхностным.

 

«Неужели её рисунки настолько хороши?» - он попытался поддержать разговор.

 

«Да, так и есть».

 

Чёрт, расстояние становится всё шире.

Огни у ног Тиат замигали и засветились. Сейчас она уже привыкла к предупреждающим знакам и поэтому немедленно встала и отошла в сторону. Огромное количество пара хлынуло оттуда, где она была секунду назад, но слишком поздно, чтобы причинить ей какой-либо вред.

 

«Знаешь, а эта штука не так уж опасна, когда к этому привыкаешь» Сказала Тиат. «Словно весь город дышит».

 

«Я никогда раньше об этом не думал».

 

«Это место, или, вернее, этот город» Тиат снова села и открыла корзину, стоявшую рядом с ней, достала пончик и откусила от него. «Это как хорошо сделанная игрушка, верно?» спросила она пережёвывая. «Эти вентиляционные отверстия повсюду, верно? Как будто все здания - кукольные домики, за исключением того, что кто-то встроили в них механизмы, которые заставляют людей, живущих в них, подскакивать каждый день в определенное время. Как-то так, да?»

 

«Эй, постой минутку».

«О, но ... люди, что здесь живут, постепенно съезжают, и, похоже, что некоторые механизмы тоже ломаются, и от этого становится вдвойне одиноко»

 

«Нет, нет, постой!» он прервал её бормотание. «Это, в твоих руках. Что это?»

 

Тиат посмотрела на него со злобной ухмылкой на лице. «Хочешь один?»

 

«Конечно! Там что, был ещё какой-то магазин, о котором я не знал?»

 

«Расстрою тебя, они не купленные». Она достала ещё один пончик и предложила его Феодору. Он подошел, взял его и сел рядом с ней. «Вчера я попросила Лакиш, и она пожарила их для меня» сказала Тиат. «Поскольку эта девушка хорошо ладит с персоналом столовой, они помалкивают о том, что она пользуется фритюрницей»

 

«...кажется, это нарушение военных правил»

 

«Ты хочешь сказать, что нас ждут проблемы только потому, что ты узнал об этом? Если собираешься арестовать нас, то поспеши и сделай это»

 

Феодор опустил глаза на пончик в руке. Он был обжарен до золотисто-коричневого оттенка и слегка присыпан пудрой, вероятно, приготовленной из каких-то семечек. По меркам пончиков он выглядел невероятно вкусным.

 

«Я ничего не видел и не слышал»

 

«Я так и думала, что ты это скажешь» весело сказала Тиат. Оставшаяся половина пончика исчезла во рту, словно по волшебству. Хотя это противоречило всему образу поведения образцового солдата, он укусил свою руку.

 

«...Воу»

 

«Она лучшая, правда? С самого юного возраста, эта девушка подрабатывала в пекарне, что была рядом с нами, когда у неё появлялось свободное время. В плане готовки связанной с мукой, она лучшая на всём 68-м парящем острове!»

 

Среди островов Регул Айра были пронумерованы те, которые превышали определенный размер. Чем меньше были номера, тем ближе к центру они располагались и увеличивались по мере приближения к внешнему краю. Остров под номером 68 можно было назвать окраиной.

 

«Что это за место?»

 

«Хмм?»

 

«Ты только что упомянула 68-й парящий остров» нетерпеливо продолжил Феодор. «Там твой родной город?»

 

«Мой родной город? Ну ...» Тиат замялась. «Да, думаю, что-то в этом роде. Хочешь узнать о нём?»

 

«Естественно. Меня интересует среда, способная создать столь уникальные личности, как ваши»

 

«И как мне это понимать?» Тиат усмехнулась и начала рассказывать.

 

В глубине леса стояло ветхое деревянное здание. Его прозвали складом фей. Никто не знает, как давно оно было построено. Обычно там собралось около 30 молодых фей. Смотрителем, наблюдающим за ними, в настоящее время является женщина-тролль, чьи тонкие (но сильные) руки поддерживают их жизнь. Она бывала доброй, а иногда пугающей. Её навыки, связанные с женскими увлечениями, заставляли многих задуматься, сколько же ей на самом деле лет. Учитывая ограниченный бюджет склада, повседневная одежда фей состояла в основном из вещей, связанных и сшитых троллем. Из-за её вкусов, их одежда, как правило, в большинстве своём выглядела мило. «Хотя некоторым девушкам она подходит лучше, чем другим» с некоторой досадой добавила Тиат.

 

«Нет, если это милая одежда, то она, наверняка, подходит всем вам, феям» сказал Феодор.

 

«...Хотя это впечатляет, что ты можешь так естественно это говорить, но почему-то это звучит не очень честно»

 

«Разве? Неужели ты думаешь, что раз уж я Имп то всегда буду льстить или лгать людям?»

 

«Послушай, твоя раса тут ни при чем. Я просто не могу заставить себя поверить в твои словно подготовленные ответы»

 

«Иногда ты можешь говорить невероятно жестокие вещи, ты знаешь, Тиат?»

 

Она покачала головой и вернулась к рассказу о своем доме. Хотя и были некоторые феи старше её, но большинство из них всё же были моложе. Поскольку они ещё не стали взрослыми, они не могли идти в бой. Все дети были воплощением активности, и их ждало многообещающее будущее. Она рассказала ему об Эудее, которая всегда была полна энергии, и о Маше, которая была умна, но ненавидела читать. О Альмите, которая заботилась о своих младших сёстрах, и Канне, которая любила вредить и всегда получала по заднице от Найграт (по-видимому, имя тролля смотрителя).

На этом она не остановилась. Затем Феодор услышал о её любимом театре в жилом районе зверолюдов, до которого можно было дойти пешком от склада, и о том, как она восхищалась различными дальними городами. Он также услышал о многих местах, которые она хотела бы посетить. Среди них особенно выделялся город Корнадилючи, который ей очень нравился.

 

«Это было невероятно весело» сказала она. «Я хочу снова поехать туда, и есть люди, с которыми я хочу встретиться, и ... и ...»

 

Тиат резко прервалась. Её большие зеленые глаза задрожали, а в уголках появились слезы.

 

«Ахаха ...» она слабо засмеялась, потирая лицо. «П-Подожди секунду, они скоро остановятся... ох нет... почему я это всё сейчас вспоминаю…»

 

Падая одна за другой, слез проливалось всё больше и больше. «Книга, которую я одолжила Альмите... она ещё не вернула её мне... и я обещала Эудее, что вместе пойдем смотреть на звезды... мой спор с Канной... мы ещё не решили…»

 

С каждым новым воспоминанием на медную черепицу падала новая слеза.

Ах. Вот оно что. Феодор понял, о чём она говорила. Эта девушка думала, что решила умереть, окончательно отказалась от своей жизни.

Но это не так, верно? Ты просто не хотела помнить все свои причины жить.

Одна слеза - одно воспоминание. Бесконечные слезы - бесконечные воспоминаниям. «... Прости». Он достал носовой платок и протянул ей в знак извинения.

 

«П-почему ты извиняешься?»

 

«Я спросил что-то странное и заставил тебя вспомнить что-то болезненное»

 

«Что тут странного? Это просто история о моей семье»

 

«Но разве твоя семья не странная?»

 

«Что, чёрт возьми, это должно значить?» слабо хихикнув, Тиат схватила носовой платок и вытерла глаза. Феодор наблюдал, как белоснежный платок меняет цвет.

 

«... Эй». Тиат посмотрела на ранее чистую ткань. «Могу я задать один странный вопрос?»

 

«Конечно, я слушаю»

 

«Спасибо». Она замолчала на какое-то время. «Наверное... я всё-таки... боюсь... умирать?»

 

И что мне на это ответить? Прошло несколько секунд в молчании, пока Феодор думал об этом.

«...Я слышал, люди называют мужеством принятие своего страха, когда они сталкиваются с ним лицом к лицу». Он некогда услышал эти слова от своего всегда правого старшего брата. «Это ... естественно чувствовать, что твоя собственная жизнь важнее всего остального. Но именно поэтому, когда ты найдешь что-то более ценное, чем твоя собственная жизнь, ты станешь счастливее, чем кто-либо другой» заключил Феодор, пытаясь перефразировать это так, как мог бы он сам сказать.

 

«Значит, я должна проявлять мужество, да? Да ... думаю, что-то вроде того, что я делаю, очень важно» Всё ещё прижимая его платок к глазам, Тиат улыбнулась. Это была пустая безэмоциональная улыбка, которая только обнажила зубы.

 

«Что ж-»

 

«О, точно!» Её настойчивый возглас заглушил его тоскливый голос. «Почему бы нам не сменить тему? Что ты думаешь о Лакиш?!»

 

«Х-хаа?» Ход его мыслей резко остановился, прежде чем снова пришёл в движение. «Чего?»

 

«Видишь ли, Лакиш, похоже, очень тобой заинтересовалась. Возможно, мне это немного не по вкусу, но, как её старшая сестра, я думаю, что было бы правильно, если бы я приложила все усилия, чтобы исполнить желания моей младшей сестры!» быстро проговорила Тиат. «Понимаешь, эта девушка не похожа на плохих, странных людей, которые могут взять и причинили себе боль без причины. Она из тех, кто заставляет других чувствовать уют и безопасность, и всё такое! Ну, так, как тебе такое?»

 

Мало того что её заложенный нос делал её голос гнусавым, но и говорила она так быстро, что слова просто сливались. Феодор почувствовал, как у него дернулась бровь. «Что ты имеешь ввиду?»

 

«Тебе будет хорошо с этой девушкой! Разве она не хорошая? Это может тебя удивить, но Лакиш словно создана для тебя! Более того, как ты мог уже заметить, она отлично готовит! Как мужчина, разве ты не дал бы такой девушке, как она, высокую оценку?»

 

Он, конечно, не мог этого отрицать. «Иными словами, ты хочешь, чтобы я стал её парнем?»

 

«Ого, хорошая догадка! Должна ли я поаплодировать?»

 

«Это ...» Феодор почувствовал, что что-то словно щёлкнуло внутри него. «Разве это не как у той старшей феи, о которой вы как то упоминали? Той, что познакомилась с парнем, прежде чем она умерла?»

 

«П-парнем ... это немного прямолинейно, тебе не кажется? Но если так подумать, это скорее просто совпадение!» Тиат рассмеялась. «...Эй, постой. Откуда ты знаешь о Кутори?»

 

«Потому, что я твой начальник» спокойно ответил он. «Я знаю всё, что мне нужно знать о вас». Огромная ложь. Я слышал это от Лакиш. «Но разве не ты хотела быть похожей на... Кутори? Так почему ты пытаешься найти парня для Лакиш?»

 

«Н-найти? Это ещё прямолинейнее...»

 

«Значит это правда. Раз это та история, которую ты сама так жаждешь, почему бы тебе не создать её для себя?»

 

«Хех? Себе?» Лицо Тиат стало пустым, когда она поняла, что он сказал.

 

Затем она покраснела, как помидор. «Нет, нет, нет!» - взвизгнула она, размахивая руками и извиваясь, словно пыталась остановить летящий на неё дирижабль. Я-я, видишь ли, ну, неважно! Я не такая ... не такая, как эта девушка, я не честна и не внимательна! Я безрассудная, совсем не милая, да и жить мне осталось всего три месяца!»

 

У этой самооценки есть много чего, чему я мог бы возразить. Феодор проглотил своё саркастическое замечание. «Хорошо, раз ты так говоришь. Но это тебя правда устраивает?»

 

«Да-да ... чёрт, это плохо для моего сердца». Глубоко дыша, она потерла грудь. Неужели это такая уж неприятная мысль?

 

«Тогда почему Лакиш?»

 

«О, ну, я не пыталась это скрыть или что-то в этом роде, но ... ты знаешь о Сеньорисе?»

 

«Отчасти». Полное имя девушки было Лакиш Никс Сеньорис. Согласно документам, которые он прочитал, это было не обычное имя. «Раскопанное оружие, с которым совместима Лакиш, верно?»

 

«Да. Также этот меч, был настроен на самого сильного Лепрекона, который умер пять лет назад. Кутори Нота Сеньорис»

 

Меч? Раскопанное оружие - это мечи?

 

«Посмотрим… из нашей четвёрки... если это касается голых кулаков, тогда Колон легко становится сильнейшей из нас»

 

Я это хорошо знаю. На наших ежедневных тренировках она постоянно демонстрирует свои физические способности. Иногда она демонстрирует их на мне. Тот захват на прошлой неделе был очень болезненным.

 

«Если ты хочешь знать, кто лучше из нас владеет обычным оружием, то Пинибал занимает первое место»

 

Я это тоже знаю. Несмотря на то, что она самоучка, она продемонстрировала невероятные навыки в бою с оружием.

 

«Но когда дело доходит до Венона или Раскопанного оружия, Лакиш - единственный и абсолютный чемпион. Даже если бы мы сразу втроём напали на неё то всё равно бы проиграли.»

 

... Этого я не знал. Я никогда не ожидал от неё чего-то подобного.

 

«Из-за этого начальство видит в Лакиш что-то вроде козыря. Поскольку она так ценна, она, вероятно, проживёт дольше, нежели мы»

 

Сейчас её улыбка была бессильной и несущественной. Серое выражение, которое он увидел на её лице, когда впервые встретил её здесь.

 

«Я просто никуда не гожусь. Я не смогу стать похожей на Кутори, как бы я ни старалась. Но Лакиш, она сможет сделать это – прожить замечательную жизнь феи-солдата. Вот почему я хочу доверить ей всё, что для меня невозможно»

 

«И что ты будешь делать после этого?»

 

«Ты уже должен знать» Её обычная вежливая улыбка вернулась. «Я сделаю всё, что в моих силах. Всё, что я могу для них сделать. Раз уж я не могу стать похожей на Кутори, единственное, что я смогу сделать, это сделать мужественное лицо и показать им свою храбрость!»

 

«Но потом ... в её последние минуты она снова отправилась в битву ради важных для неё людей. Она знала, что больше никогда не вернется, и, несмотря на это, она ушла улыбаясь ...!»

 

Феодор кивнул себе, вспоминая слова Лакиш, сказанные ей на днях.

 

«Ты понимаешь, да? Так что...» Возможно, в доказательство их обещания, Тиат подтолкнула корзину пончиков к нему.

Четыре оставшихся внутри словно сияли, а все их начинки были различны. Она обещала, что все их вкусы были первоклассными. Судя по тому одному, который он уже съел, он в это поверил. Он съел бы все пончики, даже если бы для этого пришлось продать душу. Но…

 

«Мне очень жаль» Феодор полез в карман мундира, достал очки и надел их. Если оставить его душу в стороне, было кое-что, что он отказался продавать.

 

Тиат уставилась на него. «Почему? Хочешь чего-нибудь получше?»

«Проблема не в этом». Это то же самое, что и когда Лакиш попросила меня об одолжении насчет Тиат. Я не могу принять этот разговор. «Ты сказала, что доверяешь свою мечту Лакиш».

 

«Да»

 

«Послушай. Если ты станешь жертвой, ты действительно веришь, что Лакиш сможет двигаться дальше?»

 

«Это ...» Тиат вздохнула. «Послушай, с ней всё будет в порядке, хорошо? Даже прекрасно» Казалось, она очень хотела поверить в то, что сама говорила. «Мы феи, ясно? Ты же не считаешь каждый выпущенный из миномета снаряд своим другом, даже если вы в самом пекле? Тут тоже самое. Для нас нормально, когда твои товарищи умирают и исчезают»

 

«Ага»

 

«Это так!» отчаянно кивнула Тиат.

 

«Значит, то же самое относится и к той старшей фее, о которой ты так много говоришь?»

 

«Коне…» её голос дрогнул. «К-конечно!»

 

Ах. Вот что это было, всё время. Вспоминая все выражения её лица, которые он знал, одно из них было убежденностью. А вместе с этим и источником истинной формы раздражения, которое он испытывал всякий раз, когда смотрел на нее.

Взрослая фея-солдат, Тиат Шива Игнарио. Когда всё будет сказано и сделано, ты ...

 

«Тебе просто нужна причина, чтобы умереть»

 

В основном он разговаривал сам с собой. Он не знал, услышит ли она его, но это был именно тот тихий шепот, который он хотел, чтобы она услышала.

По какой-то случайности ветер в этот момент переменился, подул сзади и донес до её ушей его голос. Её лицо мгновенно приобрело злобный багровый оттенок. «Чт... ннааргх...»

 

«Сколько бы ты ни гналась за великими достижениями своей любимой Кутори, ты понимаешь, что догнать её невозможно, да?» Феодор поднажал. «Ты сама должна понимать, что не сможешь прожить так же драматично как жила она. Признай это. Ты устала гнаться за ней, устала жить, в попытках осуществить свои мечты»

 

«Нет ...»

 

«Итак, получается, даже если это только одно, но ты нашла себе то самое фальшивое достижение и цепляешься теперь за него за него изо всех сил «Я буду сражаться в битве, в которой нельзя победить, ради моих товарищей», ты же этого хочешь? Это просто означает, что ты хочешь показать свою спину - точно так же, как Кутори - своим оставшимся позади товарищам»

 

«Это не правда…»

 

«Ты просто используешь имя старшей феи, которую так превозносишь, чтобы устроить себе драматическое самоубийство»

 

Тиат молча открыла и закрыла рот.

Ему не хотелось проявлять к ней милосердие. «Ты ведь осознаешь это, правда? Лакиш не будет в порядке после того, как ты и те двое умрете. Возможно, она сможет какое-то время делать вид, что всё хорошо, но в конечном итоге - неизбежно - её маска даст трещину»

 

«П-почему ... почему ты так говоришь?»

 

«Потому что у меня уде был подобный опыт». Феодор поправил очки. «Кое-кто важный для меня умер, говоря, что это было ради будущего. Человек, о котором идет речь, вероятно, умер удовлетворенным, и мой разум может понять логику, которая вошла в основу этого решения. Но всё же мое сердце – каждая клеточка моего существа - отказывается верить, что это было необходимо»

 

«Это ... очень больно ...»

 

«Ты необыкновенная» перебил её Феодор. «Ты исказила себя до такой степени, что активно ищешь способ умереть. Я думаю, что это может быть результатом среды, в которой ты выросла... но я не могу этого понять!»

 

«...Что ты имеешь ввиду?»

 

Феодор усмехнулся. «Ну, знаешь, оказаться в этом мире, есть такое идиотское место где воспитывают таких... Конечно, может самоубийство и кажется для всех вас ослепительным. Но если это так, почему ваши товарищи так важны для вас, несмотря на то, что вы все пережили один и тот же ужасный опыт?»

Он перевел дыхание. «Это ещё одна вещь, которая вызывает у меня отвращение. У тебя отняли дорогих тебе людей, но ты не можешь заставить себя ненавидеть их. Вы испытали боль от потери других, так почему же вы так непреклонны в повторении этого цикла?!»

 

«Э-это ...» Тиат, чья голова была низко свешена, внезапно подняла её и напряглась, как будто что-то решила. «Потому что это то, что сделала бы Кутори!»

 

«Опять?» Феодор закатил глаза. «Как я уже сказал, ты просто используешь это как оправдание ...»

 

«Ты ничего не знаешь о Виллеме или Кутори! Не говори всё, что тебе вздумается!»

 

Феодор был ошеломлен кипящим гневом в её голосе. Фея-солдат стоявшая перед ним, опустивши плечи и позволяя ему давить на себе снова и снова, теперь смотрела на него глазами, наполненными горящим духом и силой воли.

Она была похожа на воина, готового броситься на поле боя.

 

«Может я незрела и часто ошибаюсь... Может я многого не знаю, и плохо понимаю других людей ... Может я и не красива и не умею готовить ... но Кутори не была такой, как я. Если я ошибаюсь в попытке угнаться за Кутори, то плохой человек здесь я, не она. Невозможно чтобы Кутори, была плохим человеком! Так что ...» Тиат глубоко вдохнула, как и несколько минут назад. «Так что не оскорбляй их!»

 

Что-то потекло по спине Феодора, ледяная жидкость заставила всё его тело содрогнуться.

Он не мог понять, что это. Но он смог понять, что это определенно не было хорошим чувством. Если этот разговор продолжится в том же духе, то эмоции, вероятно, вырвутся наружу, и он не сможет немедленно сдержать их.

 

«Прекрасно». Феодор встал и развернулся. «Платок можешь оставить себе. Выброси его, если он тебе больше не нужен»

 

«Что? Эй, подожди! Этот разговор ещё не закончен...»

 

Оставив заикавшуюся Тиат, он распахнул тяжелую железную дверь и спустился по лестнице. Выходя из театра, он услышал, как за спиной хлопнула дверь.

 

* * *

 

Он был завистлив. Ревнив.

 

Даже повернувшись спиной Тиат могла чувствовать, что её товарищи были рядом с ней, и её сердце укрепило веру в то, что избранный ею путь был однозначно праведным. Несмотря на то, что она столкнётся с адом, из которого не сможет выбраться, хоть она с самого начала и знала об этом, её решимость была такова, что она продолжит двигаться вперед, не останавливаясь.

У Феодора тоже был кто-то, кем он когда-то восхищался. Но эта спина была слишком далеко, чтобы догнать её.

После того дня, как его казнили, Феодор ни разу не подумал, что хочет быть похожим на своего брата. На самом деле, всё было наоборот. Путь к доказательству правоты моего старшего брата лежит не в том, чтобы делать то, что сделал бы он.

С того момента, как Феодор понял это, он отвернулся от спины, которой он восхищался, чтобы идти своим путем.

 

«Потому что это сделала бы Кутори!»

 

Воспоминание заставило его сердце снова задрожать от раздражения.

 

* * *

 

Феодор был у лотка с жареными цыплятами возле старой шахты, когда услышал взрывы.

Четыре больших и малых взрыва произошли в разных направлениях и на разном удалении и их грохочущие звуки эхом прокатились по Лайеллу.

Его бурные эмоции, которые были так близко к тому, чтобы он их излил, успокоились через некоторое время. Из-за своего упрямства он упустил шанс съесть ещё пончиков Лакиш. Пока Феодор шел по Лайеллу, думая о пончиках, он проголодался. С голодом пришло сожаление о том, что он сделал и сказал. Ему не следовало заходить так далеко, но он не мог не открыть свой большой, глупый, критикующий рот.

И всё же, если бы Феодор решил съесть что-нибудь сладкое после такого ухода, ему бы показалось, что он проиграл.

Решение, найденное, что бы положить конец его тревогам: жирная жареная курица. Ему пришлось приложить все усилия, чтобы добраться до прилавка, мучительно сильные и жгучие специи курицы определенно разрушат его вкусовые рецепторы до такой степени, что он не сможет попробовать ничего сладкого в течение следующих нескольких дней. Это был идеальный способ разорвать его давнюю привязанность к пончикам.

 

«Что за ...» пробормотал Феодор, резко обернувшись, когда грохот взрывов достиг его ушей. Он даже не успел доесть жареную курицу.

Владелец прилавка зевнул, не показывая ни малейшего беспокойства. «Может, где-то сломался ещё один механизм?»

 

Нет. Он мог легко заметить разницу. Это не тот звук. Это взрыв, в котором использовался порох.

Он ненадолго задумался о возможности проведения учений по бомбардировке, но быстро отбросил эту мысль. Хотя число жителей уже значительно сократилось, Лайелл оставался цивилизованным городом. Крылатой Гвардии не разрешалось запускать артиллерийские снаряды прямо посреди города.

Это оставило две возможности. Если предположить, что мирное время закончилось, то либо Крылатая Гвардия была ответственна, либо кто-то не из числа Крылатой Гвардии. В любом случае, это привело Феодора только к одному выводу.

Прямо сейчас, где-то в этом городе, находится враг Крылатой Гвардии.

глава 4. часть 3 - Поле битвы без победителей

Когда Феодор бежал по базе, он услышал громкий звон колокола.

Сообщение, передаваемое колоколом Крылатой Гвардии, менялось в зависимости от того, как он звонил. Два удара, за которыми следовали три последовательных удара, были сигналом тревоги. Один удар, а затем два удара велели всем вернуться в свои комнаты и оставаться в режиме ожидания. Два повторных удара - оригинальная идея Пятой дивизии - предупреждали всех, чтобы они шли в столовую пораньше, потому что в столовой иногда не хватало еды.

А если в колокол били 4 удара без ритма - как сейчас - это означало: «Чрезвычайная ситуация. Всем войскам готовится к бою с неустановленным противником».

«Четвёртый офицер Феодор Джессман, прибыл».

«Ты чертовски опоздал!»

Когда запыхавшийся Феодор ворвался в кабинет командира дивизии, он был встречен громким упрёком начальника. «Разве вы не отлёживались в своей комнате, четвёртый офицер? Почему так долго?!»

«Я… упустил свой шанс поесть вкусных пончиков…» Феодор пытался отдышаться. «Вы можете сделать мне выговор позже. Что происходит? В какой ситуации мы находимся?»

Шеф уставился на него и недоверчиво покачал головой. «Взрывы были зарегистрированы в трех местах по всему городу. В настоящее время мы направили большинство свободных офицеров в эти районы, чтобы начать эвакуацию любого находящегося поблизости гражданского населения, в дополнение к подтверждению нанесенного ущерба. У меня полно работы –людей не хватает»

«В трёх местах?»

Он кивнул. «Окраина мемориального района, полуотремонтированные трущобы в седьмом северо-восточном районе и частная резиденция бывшего барона Макгиннесса. Что-нибудь из этого выделяется?»

«… Наверное нет». Хотя он так и сказал, что-то его всё равно беспокоило. «Могу ли я взглянуть на карту?» На рабочем столе в комнате лежала большая карта города. Свинцовые метки были размещены на местах трёх выявленных взрывов. «Вы знаете, кто это сделал?»

«Нет, мы не нашли ничего, что могло бы дать ключ к разгадке…» Первый офицер сделал паузу. «Ты тоже не думаешь, что это была простая авария?»

Говорят, что Импы являются экспертами по стратегии и хорошо видят ложь. Не из-за каких-то таинственных или особых способностей, которыми они обладали, а скорее из-за того, что вся раса в некоторой степени была извращена или что-то такое. Феодору было трудно возразить по поводу этого стереотипа, так как в целом это было правдой. Ещё одна трудность заключалась в том, насколько он был полезен в подобных ситуациях.

«Ещё кое-что. Когда я был здесь…» Феодор указал на старую шахту на карте «…я слышал четыре взрыва»

«И как это ты оказался в этом месте?»

«Я упустил свой шанс съесть вкусного жареного цыпленка». Феодор кашлянул. «В любом случае, я хочу сказать, что было не три взрыва. Три из тех, что я слышал, должны соответствовать местам, которые мы знаем, но что касается оставшегося…»

Он протянул вдоль по карте красную нить. «Где-то в этом направлении ... он был слышен на большом расстоянии, поэтому его трудно определить, но…»

«Никто ничего подобного не слышал.»

«Другой взрыв, вероятно, замаскировал его. Он был относительно невелик и находился на некотором расстоянии от этой базы. Если учесть задержку звука, вряд ли будет очень трудной задачей сделать так чтобы один перекрыл другой» Феодор указал пальцем на местоположение базы, ища пересечение с нитью, которую он потянул к другим местам взрыва. «И конечно, если появляется хотя бы одно свидетельство очевидца, эта маскировка сразу же спадает. По крайней мере, это позволяет избежать быстрой поимки военными»

«… Для чего все эти усилия?» спросил командир дивизии.

«Должно быть, они намеревались что-то предпринять за то время, которое у них было до вмешательства военных. Если бы у нас был хотя бы намек на то, кто в этом замешан, мы смогли бы лучше понять, какие у них цели, но... скажите, где рядовой Серзел?»

«Поскольку он наш связной для чрезвычайных ситуаций, он находится в режиме ожидания в соседней комнате. Он с этими четырьмя первоклассными эквивалентными солдатами.

Феодор позволил себе немного времени подумать. Карта показала три возможных места четвертого взрыва, одно из которых было настолько вероятным, что он был почти уверен, что попал в нужное место.

Тем не менее, он не мог понять намерения. Если бы злоумышленник просто хотел взорвать что-то, не было бы необходимости в такой крупномасштабной диверсии. После взрыва, когда военные отвлеклись, что они хотели делать? Что они могли сделать?

Во-первых, 38-й парящий остров всё равно скоро будет уничтожен, оставлен на произвол судьбы, так зачем нужны эти подрывные мероприятия?

«… Этого не может быть…»

Парящий 38-й остров. Дирижабль Утика. Возможное столкновение с 39-м островом.

Кроянс.

Может ли это быть ...? Нет, не может, ни за что, но ...

Это невозможно и я хочу в это верить. Но эта мысль уже сформировалась в его голове, и чем дольше он думал, тем менее правдоподобными становились другие варианты.

В этом нет никаких сомнений.

Он не знал, кто – ему хотелось бы верить, что он не знает, кто виноват, – но у человека, решившегося на такой план, было в высшей степени извращенное сердце, достаточно, чтобы заставить содрогнуться даже такого Импа, как он.

«Первый офицер. Мне нужно ваше разрешение»

Командир дивизии моргнул, ошеломленный резким изменением тона Феодора. «Что именно?»

«Я возьму с собой рядового первого класса Накса Серзела и направлюсь в портовый район. В зависимости от ситуации нам возможно придётся отсоединить блоки пять, девять и четырнадцать»

«… Хаа?» Его взгляд упал на карту. Портовый район находился прямо под красными шнурами, протянутыми Феодором, указывающими на взрывы, услышанные с базы. Так же, как и сам город, портовый район Лайелла был одним из гигантских промышленных объектов. Чтобы облегчить расширение порта, он был построен путем объединения множества огромных строительных блоков. Если бы они перерезали цепи и удерживающие крепления, соединяющие эти блоки, то могли бы мигом обрушить на землю целые участки района.

«О чём вы говорите, четвёртый офицер? Если мы сделаем это так скоро после взрывов, то весь этот беспорядок превратится в вопрос о том, почему мы якобы разрушаем портовый район! И вы действительно верите, что мы можем сделать это, не получив разрешения от города…» командир дивизии прервался и побледнел.

«Если я ошибаюсь» подхватил Феодор «будет счастливый конец, и ничего плохого не случится. Но если вы думаете, что есть хоть малейший шанс, что я прав, тогда нам нужно немедленно отправляться туда»

«… Вот значит как» горько пробормотал командир дивизии. «Кто-то может использовать Кроянса, чтобы начать бойню... Это то, о чём вы подумали, не так ли?»

Феодор кивнул «Да»

Едва это слово слетело с его губ, как в коридоре послышались шаги. Через некоторое время дверь в комнату командира дивизии с грохотом распахнулась.

«Извините за задержку!»

Феодор обернулся как раз к тому моменту, когда Колон и Лакиш влетели в комнату, первая выглядела ошеломленной, а вторая побледневшей. За ними следовал Накс, неловко улыбаясь и почесывая голову. Двое из их группы отстали? Нет, для начала…

«Вы?! Почему?!» выпалил Феодор. «Сейчас не время чтобы вот так врываться в кабинет командира дивизии…»

«Т-Тиат только что убежала!» Лакиш указала дрожащим пальцем в коридор, где Феодор увидел, как Панибал понеслась за удаляющимися шагами, которые он слышал ранее. Её спина уменьшалась вдали, пока она не свернула за угол и не исчезла из виду.

«Но почему?!»

«Э-эта девочка… она подслушала ваш разговор! Я пыталась её остановить, но она не послушала! А потом, а потом она вдруг убежала!»

Ах... вот оно что. Слушая паническое объяснение Лакиш, Феодор сразу понял. День расплаты наступил раньше, чем ожидалось.

Феи-солдаты были доверены им второй дивизией. Феодор был их начальником и опекуном только номинально; он был приставлен к ним, потому что кто-то должен был быть. В такой чрезвычайной ситуации, как сейчас, они, вероятно, могли не подчиняться ему и свободно действовать в соответствии с какими-то другими приказами, помимо тех, что отдавались пятой дивизией. Он мог бы это предугадать. Должен был сделать это.

«...Если первоклассный эквивалентный солдат покинет свой пост без соблюдения надлежащих процедур... это будет рассматриваться как акт, сродни дезертирству». Ему пришлось выдавить эти слова из своего горла.

«Пожалуйста, подождите! Тиат, она ...!» Лакиш развела руки, пытаясь выразить протест.

Феодор не обратил на неё внимания. «Первый офицер. Тиат знает, где хранится раскопанное оружие?»

«Ещё раз?»

Для командира дивизии было естественно удивиться. Четвёртые офицеры, такие как Феодор, не могли знать о существовании раскопанного оружия. Но не было времени задавать вопросы. «…Посмотрим. Первоклассный солдат, Тиат ... она была представителем их четвёрки. Поэтому я дал ей, и только ей, номер секретного склада, где храниться это оружие»

«Понятно». Это всё объясняет. «Извините меня. Я только что вспомнил о некоторых мелких делах, которыми должен заняться. Как и прежде, я придерживаюсь выбора рядового первого класса Накса для проведения разведки портового района»

«А, меня?» Накс указал на себя, немного смутившись. «Эй, что происходит?»

Феодор побежал, игнорируя его. «Э-эй! Куда ты бежишь?!»

Он не мог позволить себе даже времени ответить на этот вопрос. Он просто побежал быстрее к месту назначения.

«… Иииии, он ушёл» пробормотала Колон, когда спина Феодора исчезла в коридоре.

«Пппп-первый офицер! Возможно... возможно ... есть важная причина для этого ...» Лакиш взволнованно взмахнула руками. Феодор только что покинул свой пост, чтобы догнать Тиат. Естественно, что в армии, которая в настоящее время находится в чрезвычайной ситуации, его действия были неописуемым проступком.

Ошарашенный начальник дивизии мельком взглянул на Лакиш. «Бог мой, эти сопляки» пробормотал он. «Ну, сейчас ничего не поделаешь. У меня нет ни времени, ни парней, чтобы вернуть их. Когда они вернутся, я обязательно уделю время для выговора…»

Его взгляд упал на неловко выглядящего Сокола. «О, рядовой первого класса Накс»

«Эм, сэр. Командир! Как бы это сказать ... я могу идти делать свою работу...?»

«Конечно». Он махнул уставшей рукой. «Отправляйся в город и найди людей, которые знают структуру портового района. Если возникнет реальная угроза. Обрушьте портовый район»

«Ага, понял, понял. Обрушить портовый район, да? В этом есть смысл» Накс слегка кивнул. «… Подождите, что?»

«Сейчас должны быть обрушены блоки: пять, девять и четырнадцать. И в зависимости от ситуации их число может увеличиться. Отправляйся на место и сбрось все блоки, какие посчитаешь нужными.» Начальник дивизии пристально посмотрел на солдата. «Что ж? Время не ждёт! Я не буду повторять, так что шевели булками!»

«Ч-что?! Ладно!» Возможно, потому что он решил, что так будет быстрее, чем бежать по коридору, Сокол кинулся к большому окну, открыл его и вылетел. Первый офицер проводил его молчанием.

«Э, ум… А как же мы?» нервно спросила Лакиш.

«Боже милостивый…» Командир дивизии глубоко погрузился в свое кожаное кресло, качая головой. «Просто оставайтесь здесь и ждите. Мы должны быть готовы к худшему сценарию»

***

Кроянс, останавливающий и заточающий одиннадцатый зверь, растет, ассимилируя вещи, к которым он прикасается. Рост идет крайне медленно, и поэтому Кроянса можно считать совершенно безвредным для всего, к чему он ещё не прикоснулся.

Однако, если его что либо касается, ассимиляция резко ускоряться. Например, даже простое касание его ногой позволит ему мгновенно схватиться за подошву вашей обуви. Если рубануть его мечом, и меч, и человек, держащий его, вероятно, превратятся в чёрного цвета кристаллы всего за одну секунду. Через некоторое время его ускоренный рост замедлится и вернется к первоначальной скорости.

А теперь, подумайте, что произойдет, если Кроянс будет поражен огромной взрывной волной?

***

Через двадцать минут после того, как он отбыл, Феодор был в портовом районе Лайелла. Когда он достиг позиции, с которой мог видеть свою цель, он, наконец, остановился. Отдышавшись, он осмотрелся, оценивая ущерб, причиненный взрывом. Как он и предсказывал, ошибиться было невозможно. Особенно когда это касалось самого современного дирижабля, Утики.

Начиная с центра его корпуса, более половины дирижабля уже превратилось в черный кристалл. Даже сейчас он мог слышать что-то похожее на марш бесчисленных насекомых, исходящий из глубины воздушного судна, пока зверь продолжал поглощать красную сталь и другие металлы, составляющие корпус.

Скорее всего, в какой-то момент кто-то, поместил в Утику осколок Кроянса. Принимая во внимание его хорошо известную скорость роста, невозможно было незаметно вырасти до таких размеров. Теперь Феодор не сомневался в этом: первые взрывы служили для того, чтобы ускорить эту коррозию.

Сейчас он рос достаточно быстро, чтобы его можно было видеть даже на таком расстоянии. Если они оставят его в покое, он начнет ассимилировать другие кварталы в портовом районе.

К счастью, вокруг не было никаких признаков присутствия людей. Даже в пределах портового района этот квартал не часто посещался воздушными судами. С другой стороны, это несколько смущало, что никого не было рядом, даже рабочих на Утике или рядом с ней, хотя солнце ещё даже не зашло.

... Я чувствую запах крови.

Это имело смысл. Все, кто мог позвать на помощь, были убиты заранее. Возможность связи, должно быть, была ещё больше мала, особенно когда произошли взрывы, и высвободившийся Зверь достиг размера, достаточно большого, чтобы начать ассимилировать окрестности.

Это ... Кроянс ...

Хотя они всегда могли наблюдать его вместе с далеким 39-м островом в дни с хорошей погодой, возможность увидеть его так близко выпала ему впервые. Его рост ускорялся при воздействии. Если бы кто-то полоснул его мечом или выстрелил в него, это, вероятно, ускорило бы его расширение до той степени, которую он наблюдал сейчас. Если бы это было так, это объяснило бы, как ситуация настолько обострилась, хотя не прошло ещё и нескольких часов с момента обнаружения.

Меч. Теперь, когда он подумал об этом, разве Тиат не упоминала его ранее? Раскопанное оружие, такое как Сеньорис, используемый Лакиш, было мечами. Значит ли это, что её собственное оружие было таким же? Хотя он и не знал, какую силу он мог бы иметь, разве боевой стиль Лепрекона не победа противников мечом в ближнем бою? Если это так, то, возможно, ...

Дикая мысль начала проникать в его разум. Он, кто пробежал всю дорогу сюда, на деле не успел вовремя. Тиат давно взяла свой меч с какого-то склада и оказалась здесь до него. Подняв свои физические способности, благодаря своему Венону, она ударила Зверя, укоренившегося в машинном отделении. Но эта атака не сработала, и Зверь естественно только ускорил свой рост.

Сила удара стала скоростью роста Зверя. То, что когда-то было мечом, мгновенно превратилось в кристалл, и коррозия добралась до рук Тиат. Всегда мужественная, она пыталась справиться, не издав ни единого крика. Но с её острым инструментом и обеими руками, украденными у неё, у неё не осталось ничего, чтобы освободиться. Её жестокая борьба только усугубила её положение, и вскоре она потеряла свои легкие, и крик стал невозможным. Она потеряла все силы и, наконец, превратилась в чёрную хрустальную статую в пустом машинном отделении. Конечно, на лице статуи была удовлетворённая улыбка.

«Вы быстры, Феодор».

Он убил дикую теорию, бушующую в его голове. Его ладони были покрыты противным потом. Украдкой вытирая их о штаны своей формы, Феодор поднял лицо.

Тиат приближалась к нему со стороны базы. В руках у неё был большой меч, почти такой же длинный, как и рост девушки. Судя по его блеску, он походил на металлический, но его беспокоили странные многочисленные трещины, покрывавшие весь меч.

Выражение ее лица было молчаливым, в нём не было ни рвения, ни нетерпения, ни страха - ничего. Если бы он хотел описать её эмоции, то это могло быть только что-то вроде спокойствия, слегка дрожащего за её тусклыми глазами.

«Опаздываешь, Тиат.»

Каким-то образом ему удалось опередить её. Он почувствовал облегчение в глубине своего сердца.

«Не говори так» - ответила Тиат, звуча неестественно бодро. Он не мог сказать, что могло твориться в её голове. «Я столкнулась с некоторыми неприятностями. Очевидно, я смогла бы добраться сюда раньше, если бы разожгла Венон на полную и полетела, но я не очень уверена в своей выносливости, да и всё было бы напрасно, если бы я в конечном итоге истощилась в самый неподходящий момент и не смогла бы открыть врата Феи»

«Панибал должна была преследовать тебя. Куда она делась?»

«О, я ускользнула от неё. Должно быть, она даже не знала, что моя цель здесь. Она скоро нас найдет, но ещё немного времени осталось.»

«Кстати, я думаю, что вы, вероятно уже знаете это, но была объявлена готовность к бою с третьей стороной». Феодор сохранял спокойную позу. «Поэтому я приказываю вам, как ваш старший офицер, Тиат Шива Игнарео. Немедленно ретироваться и ожидать дальнейших приказов»

«Нет.»

Пока они разговаривали, Тиат не переставала наступать. Она шла прямо к Утике.

Феодор встал на её пути, выпрямившись и выпятив грудь. Наконец она остановилась. «Отойди»

«Я отказываюсь. Это место сейчас объявлено зоной боевых действий, и мы не позволяем людям, мешать ведению боевых действий».

Лицо Тиат напряглось. Она подняла меч, указывая кончиком на Феодора. «Если ты скажешь, что не можешь стоять в стороне, то мне придется сделать тебе немного больно. Просто чтобы предупредить тебя, если ты попадешь под эту штуку, будет очень больно»

«Как досадно».

«Тогда заткнись и посмотри на меня. Узри, насколько сильна моя атака с применением высокого уровня Венона проходящего через него, и прими это к сведению на будущее»

На самом деле, на фоне перспективы битвы с Кроянсом, это не казалось плохим предложением. Ни одно оружие не может превзойти информацию. Для будущих сражений Крылатой Гвардии и для целей, поставленных теми, кто находится рядом с Крылатой Гвардией, было бы полезно узнать ещё немного о враге. Если это было для этой цели, некоторые жертвы были приемлемы.

Он мог пойти на это.

«Я думаю... скорее всего, это не сработает» - сказала Тиат. «Но это тоже хорошо. Даже если вы всего лишь узнаете, что наша сила не сработает, военные будут более осторожно относиться к Коллон и Панибал в реальной битве с Кройансом 39-го острова. Это более лучший конец, чем если бы мы все трое погибли напрасно.»

Феодор опустил взгляд на землю. Эта область была полностью механизирована, поэтому не осталось ни почвы, ни камней, только несколько медных пластин, ровно сбитых вместе кувалдой и скреплённых большими заклепками. «Ты, Панибал, Коллон и даже Лакиш, почему вы не можете сбежать без боя? Никто не хочет, чтобы вы умерли, так почему же вы хотите умереть?»

«Не лезь в это. Если мы не умрём, мы не сможем всех спасти»

В этот момент всё тело Феодора переклинило. Его давление поднялось и кровь закипела, настолько, чтобы его видение окрасилось в красный. В гневе он вспомнил народ Элписа. Людей, которых его старший брат пытался защитить, рискуя своей жизнью, и людей, которые покончили с ним, сделали из него козла отпущения.

«… Если ты думаешь о будущем Регул Айра» - выдавил Феодор «то, наверное, эффективнее всего поступить так, как ты и сказала, верно?»

«Значит, ты все-таки понял?»

«Ради нашего общего великого дела, наверное, это удобно и для остальных».

«Я думаю, ты просто повторяешь то, что уже говорил раньше... но ведь это правда, разве не так?» Её глаза наполнились слезами.

Ты говоришь о надежде и плачешь? Храбришься хотя напугана?

Не думай, что сможешь победить Импа во лжи.

«Так что, пожалуйста, отойди». Нетерпение и раздражение просочились в её голос. «Назови это драматическим самоубийством или как угодно ещё, но пропусти меня».

«Отклонено».

«Чт-»

«Знаешь, я терпеть не могу персонажей вдохновляющих историй». Феодор пожал плечами самым оскорбительным образом. «Они делают всё, что нужно для других, даже для всего мира. Они будут защищать тех людей, которые ... ну, во всяком случае, с давних пор я всегда ненавидел всех, кто говорит, что они готовы умереть просто чтобы сделать других людей счастливыми»

«Я…» Тиат подняла голос. «Я не понимаю! Уйди с дороги уже! Осталось совсем мало времени!»

«Знаешь, мой старший брат как-то сказал мне кое-что» - небрежно заметил Феодор. «Не отказывайся от этого мира. Но я всё равно решил отказаться от него когда этот мир убил моего брата»

Он ухмыльнулся. «Но теперь я могу сделать кое-что гораздо более важное». Я не оскорбляю идеалы моего покойного старшего брата; просто я ставлю себя в приоритет другим людям»

Феодор мягко развел обеими руками, его поза была такой же, как всегда. Он снял очки и отбросил их в сторону. «Я уже решил, фея- солдат. Великое дело? Будущее Регул Айра? Мне плевать на эту чушь! Если вы говорите, что хотите устроить свою вдохновляющую историю где все расы будут жить в мире, если вы говорите, что собираетесь защищать ублюдков, которых не следует защищать, то все вы - мои враги!»

Он медленно вдохнул, затем выдохнул. Его улыбка стала дикой, наполненной всеми вспыхивающими эмоциями, исходящими из его сердца. И тогда он прошипел свое заявление:

«Я стану препятствием на твоём пути!»

Звериное рычание вырвалось из Тиат, и, когда Феодор пнул ногой землю, он увидел, как она присела. К счастью, в тот момент он уже наклонился назад. Раздался свист, похожий на рев лесного пожара, а затем невероятный порыв ветра, ударил его тело.

«Эй, воууууу?!»

Он планировал увернуться от неё самыми тонкими движениями и фактически сделал это, но она оказалась гораздо ближе, чем он ожидал. Огромный меч был уже перед ним, а тело Тиат плыло по воздуху, словно она была его частью. Ч-что это, черт возьми?!»

Его рот напрягся, или может быть, он почему-то улыбнулся. Он не мог понять, что происходит. Часть его волос была сорвана ветром - нет, несколько прядей теперь свободно развевались, танцуя во внезапно появившемся потоке ветра.

Тиат сократила расстояние между ними и замахнулась на него мечом. Лезвие летело плашмя, видимо пока она не собиралась убивать его. Ему нужно было бы отложить в сторону вопрос о том, был ли этот жест чем-то значимым.

Она усилила свое тело Веноном?! Н-ни за что! Это должно быть лож, верно?!

Венон обычно понимался как нечто сродни яду. Хотя на самом деле они были совершенно разными, с общей точки зрения можно было бы признать, что эти два вещества функционально похожи друг на друга.

Грубо говоря, Венон был энергией, которая приближала человека к смерти. Этому менее подвержены те, кто одарен подавляющей силой или желанием жить. И наоборот, чем слабее был человек, будь то физически, умственно или духовно, тем сильнее разжигался его Венон. Однако достаточно было одного неверного шага, чтобы человек был поглощен собственной силой и умер там, где стоял.

По этой причине военные обычно признавали Венон чем-то, что должно использоваться более слабыми расами как способ восполнить их врождённую физическую неполноценность по сравнению с другими расами. Хотя это был не самый лучший способ выразить это, всё сводилось к идее, что «слабым нужно сражаться с сильными». Хотя Феодор, со своей стороны, признавал силу фей, он также держал такое же ошибочное мнение где-то в глубине своего сознания.

Теперь он быстро осознавал степень своего ужасного непонимания. Если это Венон в контролируемом состоянии, то какую же силу может создать состояние берсерка?!

«Аяяяяяй!» Постыдный, нечеловеческий вопль вырвался из горла Феодора, в то время как его тело каким-то образом двигалось так, как ему было нужно. Он выложился на полную, чтобы увернуться от удара клинка Тиата. Даже когда слезы текли из её глаз, она бросалась на него снова и снова. Каждый раз, когда она нападала, давление ветра и её пугающая аура вместе были почти достаточными, чтобы сбить его с ног.

Его лицо застыло в жесткой гримасе, а по его лбу без остановки стекал раздражающий пот. В отличие от тренировок, к которым он привык, у него не было абсолютно никакой возможности скрыть свои настоящие способности; его руки были в стойке, которую он знал лучше всего.

Если хоть немного отвлекусь то точно пропущу удар. Если это произойдет, это может быть моим концом.

Страшно.

Как ни странно, мысль о побеге так и не приходила в его голову.

«Наконец-то я понимаю свои чувства!» - дико закричал Феодор, пытаясь спровоцировать её. «Меня тошнит от вашей замечательной феи Кутори Нота Сеньорис! Она тупо умерла, делая разные глупости, а все её младшие сёстры начали вести себя как идиоты из-за этого недоразумения? Разве она не должна взять на себя всю ответственность за это?!»

Тиат ничего не сказала, но выражение её лица изменилось. Её лицо было всё ещё сентиментальным и заплаканным, но к её взгляду примешивался холод. Феодор не мог не отступить на несколько шагов, нервничая. У меня нет никаких полезных способностей, таких как магический взгляд или что-то в этом роде, но я всё ещё могу разжечь её Венон ещё сильнее.

«И кто там ещё? О, Виллем, тот ещё придурок!» - торопливо выдал Феодор. «И что это за дерьмовая любовь морковь?! Разве не ты рассказывала, как облажался тот технический офицер со своими невежественными подчиненными детишками? Я очень уважаю его как человека, в каком-то смысле, но не как личность. У меня есть только одно мерзкое слово, чтобы описать его!»

«Рррхх!»

Он добился своего. Он почти мог услышать, как пульсировали вены на лбу Тиат. Вероятно, рассудив, что она не сможет догнать его на половине скорости, она бросилась бежать с такой силой, что оставила большую вмятину на покрытой медью земле.

Как я и думал, дело дошло до этого. Феодор затаил дыхание, едва способный следить за её движениями. Она действительно удивительно быстра.

Тиат швырнула свой огромный меч в небо. Она оказалась перед лицом Феодора задолго до того, как он начал бы падать, замахнувшись на него кулаком.

Почему она не использовала свой меч? Может, она поняла, что угроза сама по себе не сработает? Видимо, приспособившись к этой ситуации она решила, что необходимо нанести хоть какой-то урон, и попыталась ударить его кулаком в лицо.

Это был лучший сценарий, на который Феодор только мог надеяться. Он так долго уклонялся от её смертоносного до сих пор меча, что привык к его общей траектории; если бы Тиат неожиданно изменила свою схему атак на что-то совершенно другое, у Феодора не было бы ни малейшего шанса избежать этого. Но выбор человека, решившего отказаться от своего оружия, был гораздо более ограниченным. Не то чтобы он мог видеть её движения, скорее, он предсказал, что она, вероятно, попытается ударить его.

Судя по тому, как она двигалась на наших ежедневных тренировках, её первый шаг будет с правой ноги. Держась на расстоянии, как будто собираясь прыгнуть с того места, где она находилась, она ударит по затылку своего противника под углом немного по диагонали над ним, ударом, передающим силу от поворота её левого бедра в правое плечо.

Предвидя её инстинктивные движения, Феодор ответил ей. Он нагнулся в уклонении, чтобы заманить её кулаки в бесполезную нисходящую кривую, а затем бросился вперед, замахиваясь левой рукой по дуге.

Спустя одно мгновение.

В тот момент когда Тиат рухнула лицом вниз на землю, Федор развернувшись схватил её за руки и заломил их у неё за спиной обездвижив её.

Секундой позже её меч с грохотом упал на землю.

«Аа…?» Тиат потребовалось время, чтобы понять, что произошло. Она моргнула несколько раз, её лицо было пустым. Феодор сделал несколько больших болезненных вздохов, его сердце колотилось в груди. Ему казалось, что он перестал дышать на несколько часов.

«Я… победил».


Всё ещё придавленная, Тиат напряглась, чтобы повернуть шею в сторону и одним глазом уставилась на него. «Т-ты!»

«Я не возьму свои слова обратно» - резко выдохнул Феодор, всё ещё восстанавливая дыхание. «Но они, должно быть, действительно были замечательными, раз вы так превозносите их. Их служба, должно быть, была выдающейся и достойной похвалы, они, вероятно, не раз спасали Регул Айр и просто в целом они прожили свою жизнь в меру своих возможностей. Даже такой человек, как я, разозлился бы, если бы кто-то так оскорбил таких людей, это правда»

«Тогда почему ты…»

Наконец, восстановив дыхание, он закричал: «Но! Прямо сейчас эти двое несут ответственность за то, что подвергли твою жизнь опасности!»

Наступило короткое молчание.

«… А?» Тиат посмотрела на него с бесстрастным выражением лица, почти половина её злобы исчезла. Казалось, что она совсем не могла понять его слов.

«Это правда!» - огрызнулся Феодор. «Я не знаю, то ли вы слишком наивны, то ли слишком глупы, но эти двое показав свою прекрасную историю любви сразу соскочили со сцены - разве это не худшее?! Я имею в виду, вы, девочки, были воспитаны в странной любви к самопожертвованию да так что вся эта романтика каким-то образом пагубно повлияла на ваши мозги, это так тупо, что заставляет меня смеяться, хотя это совсем не смешно!»

В этот момент Феодор просто кричал всё что крутилось у него в голове, слишком увлеченный импульсом, чтобы понять, что он сам говорил. Тиат нахмурила брови, пытаясь разобраться в его словах, в то время как её лицо медленно краснело от ярости.

«Кем, чёрт возьми, надо быть чтобы настолько поехать головой от любви к самопожертвованию?!»

«Придурок! Ты ничего не понимаешь, абсолютно ничего! И, и что это за «слишком наивны» да «слишком глупы»?! Не слишком ли по-разному ты относишься ко мне и к Лакиш?!

«Если ты поняла хоть это то может быть, у тебя ещё осталось хоть какое-то самосознание!»

«То есть ты не отрицаешь этого?! Ты невероятный…!»

«Ты всё пытаешься меня взбесить?! Такие грязные трюки не ...»

Феодор продолжил бы, но в тот момент слишком много всего произошло одновременно.

Прежде всего, он обнаружил, что его зрение внезапно размылось и вид изменился. Ему потребовалось мгновение, чтобы понять, что Тиат со внезапной вспышкой невероятной силы сбросила его. Его техника удержания и предположительно выгодное положение были сведены на нет чистой грубой силой.

Он полетел назад. В попытке найти опору его правая рука ухватилась за какую-то веревку, прикрепленную к ближайшему грузу. Он ухватился за неё, раскачиваясь по гигантской дуге с инерцией своего тела. Всего на секунду он мельком взглянул в зеленые глаза Тиат, словно говоря: "Прости".

«Пр…»

Она же оттолкнулась от земли, схватив меч, который отбросила ранее, а затем резко изменила направление движения, отчего медная пластина под ногами покрылась рябью. Она со скоростью ветра помчалась в сторону ассимилирующего Утику Кроянса.

Даже его командный голос не смог бы добраться до неё вовремя. Трещины, проходящие по лезвию её меча, расширились до видимых щелей и наполнились ярким светом.

Она собиралась сделать это. То, что не может быть отменено. Хотя Феодор знал это, он ничего не мог сделать. Он задыхался от разочарования, словно утопающий, отчаянно пытающийся выплыть на берег вместо того, чтобы спокойно утонуть.

«Сто…»

Свет проник в его глаза. Последовала короткая задержка, а затем раздался оглушительный взрыв.

Феодор, чей мозг был уже разогнан до предела, сразу понял, что произошло. Даже после того, как Тиат оттолкнула его и бросила на землю, будучи не в состоянии подняться, он сразу понял всю безысходность ситуации перед ним.

Пороховые заряды заложенные здесь, готовились для двух этапов.

Он не знал подробностей плана нападавших, но, без сомнения, он знал, кто это сделал. Её намерения, должно быть, состояли в том, чтобы дождаться, пока военные соберутся вокруг Кроянса, ставшего видимым после первого взрыва, и затем уничтожить их всех одним ударом - или же дать сигнал офицерам, спорящим о том, стоит ли обрушить портовый район или нет. В любом случае, это была хитросплетенная коварная ловушка.

К счастью, в челюсти ловушки попало всего два человека. К сожалению, этими двумя оказались Тиат и Феодор, и ловушка вот-вот должна была захлопнуться.

«Стой»

В одно мгновение коррозия черного кристалла поглотила Утику целиком. Конечно, на этом всё не закончилось. На его глазах разрастающийся чёрный кристалл спустился вниз по якорям, некогда пришвартовавшим дирижабль, и начал распространяться уже в портовом районе.

Взрыв не обошёл стороной и Тиат, ударной волной её отбросило в сторону. Черный кристалл продолжал разрастаться жадно тянувшись к её ногам.

Чёрт возьми, я не успею.

Как только Феодор понял это, в округе эхом отразился сильнейший грохот. Мир наклонился. Все его тело дрожало, охваченное своеобразным ощущением свободного падения, земля внезапно исчезла под ним словно это была иллюзия.

Затем он понял, что это не иллюзия.

Сброс блоков пять, девять и четырнадцать. Кажется, то, что он приказал, было исполнено как раз вовремя. Безрассудный четвертый офицер и первоклассный эквивалентный солдат могут быть поглощены крушением, но если это приведет к спасению парящий островов, не было никакой необходимости колебаться.

Кряхтя от усилия, Феодор махнул своей правой рукой в сторону Тиат. Казалось, время замедлилось почти до безумия, когда веревка, за которую он держался полетела в сторону Тиат и обвилась вокруг её лодыжки. Тиат упала, её равновесие было нарушено веревкой. К сожалению, у него уже не было сил, чтобы оттянуть её назад.

Если бы её не остановили, Тиат, скорее всего, врезалась бы в Кроянса и погибла. Феодор отсрочил её смерть ещё на несколько секунд. Но только на несколько, ведь это было бы неизбежно.

А потом, я полагаю, немногим позже придет и моя очередь.

Феодор не хотел умирать. В то же время в душе он смирился с тем, что его судьба теперь неотвратима; он падет навстречу своей смерти. Смирение просто обессилило его.

Пока же инерция продолжала его двигать. Каким-то образом ему удалось приказать себе оттолкнуться от земли под ним, но в тот же миг блоки под ним развалились. Тиат испуганно взвизгнула, а затем Феодор начал падать.

Кроянс не может ассимилировать то, чего не может коснуться. Раз уж я оказался сброшен с небес, то смогу избежать этой угрозы.

Естественно, это ничего не изменило в том неотвратимом факте, что он в конце концов умрёт, просто несколько изменилась причина.

«Ну, думаю, не так уж это и плохо» - подумал Феодор. Умереть напрасно - всё же лучше, чем расстаться с жизнью в самопожертвовании.

Ботинки Феодора беспомощно дребезжали на покрытой медью земле, с которой он начал своё падение, и падая все дальше и дальше, его тело в итоге оказалось в мире без гравитации.

Дорогой мой любимый, ужасный, но великолепный старший брат. Отдавшись трепещущему чувству падения, Федор прошептал эти слова в своём сердце. Совсем скоро твой младший брат придёт в то место, куда ты ушёл. Мир, который ты пытался защитить, мир, который убил тебя - я изо всех сил старался быть злодеем, который каким-то образом сможет его уничтожить, но как видишь я не справился с этой задачей. Размышляя о том, чего я добился за последние пять лет, мне действительно очень стыдно за свои результаты.

Но всё-таки есть одна вещь, которой даже я могу гордиться. С того дня, как пять лет назад я потерял всё, я выжил, помня о том, что ни с кем не стоит сближаться. Я сделал это для того, чтобы, когда бы я ни умер, каким бы образом это ни было, никто не захотел оплакивать меня. Я могу исчезнуть с высоко поднятой головой, не заставив какого-нибудь дурака превратить мою смерть в трогательную историю. Моё желание исполнено. Теперь же я попытаюсь просто исчезнуть в пустоте. Со всем этим, я уверен, что превзошел тебя, кто продолжал бы быть сильным и благородным, куда бы ни отправился…

Странно.

Ощущение парения исчезло прежде, чем он осознал это. Независимо от того, сколько времени прошло, он так и не врезался в поверхность. Более того он почувствовал как что-то странно теплое обвилось вокруг него.

Он нервно открыл глаза. Перед его глазами было лицо Тиат.

«... Э-э ...»

Постепенно он начал собирать кусочки воедино. Каким-то образом он оказался в объятьях Тиат. За её спиной появилась пара прозрачных бледно-зеленых крыльев. Это были те самые крылья, которые удерживали их в воздухе.

«Значит ты ... жива?» - спросил Феодор.

«Да». Не осмеливаясь пошевелить шеей, Тиат подтвердила своё существование лишь своим голосом.

«Ты ... мы ... летим?»

«Да. Благодаря тому, что ты бросил в меня эту штуку, я успела это сделать». С некоторым усилием она покачала веревкой, привязанной к её правой ноге.

Я использовала те несколько секунд, что ты мне дал, чтобы создать крылья, схватить тебя и оторваться от земли до того, как кристаллизация достигнет нас. Феодор предположил, что она сказала бы что-нибудь вроде этого, если бы не сложность полета, и он в её объятьях. Понятно ... значит Венон может делать и такие вещи? Феодор думал, что он в некоторой степени понимал что это, но этот опыт полностью показал на сколько он был не осведомлён в этом вопросе.

«Полагаю, это означает, что я проиграл». Он глубоко вздохнул и выдохнул. Он, возможно, выдохнул в странное место, потому что Тиат внезапно вскрикнула и на мгновение опустилась в воздухе. «В конце концов, я не смог остановить твою атаку».

«В самом деле? Я же чувствую, что я та, кто проиграла. В конце концов, я не смогла сразиться, и я всё ещё жива» Они начали приближаться к тому, что осталось от портового района. «То, что ты сказал мне ранее... я никак не могла ответить на это»

«Ранее?»

Тиат на некоторое время замолчала. «… Если ты уже забыл, это тоже хорошо».

Что это?

Они оба продолжали обнимать друг друга, постепенно поднимаясь по воздуху. Где-то далеко уже садилось солнце.

«Значит, мы оба проиграли?» - спросил Феодор. «Какой неудовлетворительный итог».

«Наверное единственным победителем вышел Зверь?»

«Кто знает? Я тоже об этом думаю.»

В конце концов, они лишь ходили по грани вокруг угрозы Зверя, не коснувшись её. Хотя они говорили так, словно их бой был окончен, казалось, что это не так.

В конечном итоге, немногим более половины портового района избежало разрушений. Феодор увидел Накса, стоящего на краю обрушенного порта, с раздраженным видом махавшего им руками. Лакиш была рядом с ним, упавшая на колени с искаженным печалью лицом. Увидев их, она тоже начала непрерывно что-то кричать и махать руками.

«… Вот и всё. Полагаю ... я всё-таки не смог превзойти моего старшего брата.»

«Чего?»

«Нет, ничего». Феодор снова прижался к телу Тиат. «Ты теплая…»

Он медленно закрыл глаза.

«Гм ...»

«В чём дело?» Он открыл один усталый глаз.

«Если я не могу быть похожей на Кутори ... как же мне жить дальше? Может ты знаешь?»

«Чёрт, если бы я знал. Но ...» Стараясь быть деликатным, он ответил ей в меру своих способностей. «Ты должна искать это столько, сколько захочешь. Может быть, именно это и значит жить.»

Следующие несколько дней пролетели почти незаметно. Его много отчитывал командир дивизии, затем его награждали и хвалили за его достижения, что в целом сделало неделю трудной.

Поскольку Феодор впервые за долгое время получил свободное время, он решил отправиться в город. Не удосужившись спросить разрешения у командира дивизии, он нырнул в дыру под забором из проволочной сетки и вышел за пределы базы.

У него мелькнула смутная мысль направиться к старой шахте. Он хотел насладиться жареной курочкой, которую он так и не смог поесть из-за того инцидента. Как и прежде, чтобы добраться до неё, нужно было пройтись пешком, но для кого-то вроде Феодора, который хотел съесть что-нибудь вредное, голод был лучшей приправой.

Когда Феодор шёл по дороге, ему снова вспомнилось, как недобр был Лайелл даже к живущим там людям. Городские дороги были слишком сложными: в некоторых местах были скрытые переключатели, которые нужно было нажать, чтобы открыть неработающие автоматические двери, так же были перекрестки со многими или несколькими возможными маршрутами, а также места, где дорога резко сворачивала, и вы постоянно сопровождались внезапными выбросами пара над головой. Для любого, кто не привык к строению Лайелла, да и даже для тех, кто давно к нему привык, было естественным ходить по странными маршрутами через всякие переулки, если перестать обращать внимание на это.

«… Вот мы и пришли». Идя по новой дороге с завернутой жареной курочкой в руке, Феодор заметил парк, который показался ему приятным местом для отдыха. Он зашёл туда и присев на ржавую скамейку откусил кусок курятины, из которой начал сочиться жирок. Как он и ожидал, она была остывшей по сравнению с тем моментом, когда он купил её, но это также означало, что она достигла температуры, при которой было намного легче насладиться ей.

И, конечно, это было остро - очень остро. Удовлетворенно пережевывая, Феодор небрежно подозвал другого человека так же находившегося в парке. «Давно не виделись, сестрёнка.»

«Да, давненько» - знакомым тоном ответила седовласая женщина, подходя и садясь на его скамейку. Как долго она стояла здесь без его ведома? «Около пяти лет прошло, Феодор. Ох, даже странно что ты до сих пор жив?» - кивнула она. «Ах да, конечно, это ведь ты.»

«Не говори ничего подобного. Так то я чуть не умер на прошлой неделе.»

«Да, я слышала об этом» - холодно ответила она. «Я, конечно, не ожидала встретить тебя в таком месте. Более того, чтобы ты присоединился к Крылатой Гвардии, а затем ещё сунул свой нос в мои планы. Такого я точно никогда от тебя не ожидала. Зачем, ну зачем ты вообще вступил в ряды такой организации, как Крылатой Гвардия?»

«Естественно всё это ради моей цели и моих больших амбиций. И я бы предпочёл, чтобы ты не мешала мне.»

«О, это никогда не входило в мои намерения. Но мне интересно ... если бы ты встал у меня на пути, должна ли была бы я растоптать тебя, как обычно, а?»

«Интересно, вот что ты на самом деле думаешь о своих кровных родственниках, сестрёнка».

«Как грубо. Я не такая холодная, как ты думаешь? Если бы ты умер, я бы немного, но оплакивала тебя. А если бы я захотела, может быть даже принесла бы цветы к твоей могиле.»

«Это было бы удивительно любезно с твоей стороны». Феодор откусил ещё один кусочек курицы. Женщина рядом с ним тихо улыбнулась. Она была его родной старшей сестрой и некогда женой командира Корпуса сил обороны Элписа.

«И что?» Феодор не сводил глаз с курицы. «Это ты использовала сосуд с частичкой и выпустила Кроянса на прошлой неделе? Взять и впустую потратить столь совершенное оружие ... что ты собираешься сделать с этим островом?»

«Ну…» она хихикнула, приложив палец к губам. «Как насчет того, чтобы я пока подержала это в секрете? Не волнуйся, я не стану мешать твоим планам.»

Он вздохнул. «Всякий раз, когда я разговариваю с тобой, сестрёнка, я снова и снова начинаю понимать, насколько мы, Импы, стали злой расой».

«Боже, как можно говорить столь жестокие вещи».

«Вини в этом своё поведение». Феодор закончил с курицей.

Женщина поднялась со скамейки. «А теперь, хотя я и рада, что смогла увидеть своего милого младшего брата, у меня, к сожалению, не так много времени, поэтому вынуждена откланяться» - сказала она. «Но нам так много упущенного нужно наверстать, я так ждала, этого разговора. Можем ли мы встретиться снова? Может быть, на следующей неделе, а?»

«…Сожалею. Этого не случится.»

«А?» Она выглядела разочарованной, совсем как молодая девушка, которая только что открыла пустой подарок.

«Я никогда не буду обещать встретиться с кем-то снова. Это то, что я решил в тот день, пять лет назад»

Глава 5 - В эти мирные дни

Ненависть заполнила красный мир, простиравшийся вокруг.

Я никогда тебя не прощу. Не забуду несмотря ни на что. Однажды я точно убью тебя.

Это было не просто заявление, а клятва небесам. Она не была предназначена для того, чтобы достичь чьих-то ушей или задержаться в чьих-то воспоминаниях. До тех пор, пока хотя бы единственная искра её наполненного ненавистью пламени продолжала мерцать в одном человеке - в ней - это была безвозвратная клятва, направленная в самые глубины её души.

*хлюп* Звук чего-то раздавливаемого.

*хлюп* Звук чего-то раздавленного.

Она поднесла руку к лицу. К нему прилипло что-то похожее на соринку. «Сейчас, когда я смотрю на тебя внимательно, вблизи... всё так. Знаешь, однажды я ладила с тобой, смеялась вместе. Моя драгоценная подруга, к которой я так привязана была и считала равной себе.»

Она рассмеялась.

«Как-то…»

«...я чувствую…»

«…восторг…»

«...моё лицо... улыбка…»

«…ускользающие…»

«...товари…»

Она резко проснулась, услышав где-то рядом громкий голос. «...Аа...?»

Она сжала грудь, чувствуя громкий, панический стук своего сердца. Аа ... я проснулась от собственного крика. Не ожидала я такого.

«Ты слишком громкая...» С верхней койки полусонным голосом пробормотала Тиат. «Шумишь посреди ... ночи ... прекращай…»

«Извини» тихо извинилась она, подозревая, что другая фея, скорее всего не услышит этого.

Вспомнив инцидент, произошедший на днях, она снова подумала, как рада, что Тиат в безопасности. Она наверняка думала, что они всё равно умрут через три месяца, и поспешила попытаться сделать эту смерть значимой. «Я хотела бы умереть, если это позволит хотя бы одной из моих подруг пожить подольше, даже если всего на один день». Вероятно, именно на это надеялась Тиат.

Она хорошо понимала эти чувства. Она тоже хотела бы, чтобы Тиат и остальные жили гораздо дольше, дольше, чем просто следующие три месяца.

Рантолк всё ей рассказала. Фея была всего лишь тенью детской души, кем-то, кто умер прежде, чем смог осознать это. Среди Лепреконов некоторые, казалось, были созданы с особенно большими душами в качестве основы.

Хотя она не совсем понимала всё это, она помнила, когда родилась. Тогда она едва ощутила ещё одно огромное нечто, скрывающееся в темноте.

Если заблудшие души были их истинными формами, то эти души также должны были иметь свою собственную историю. Если история существует в душе, то там должны быть и воспоминания.

Возможно, их собственные воспоминания были, в сущности, преходящими. Если она возродит первоначальные воспоминания, которые должны быть спрятаны в её душе, то она, скорее всего, мгновенно исчезнет.

Это будет то же самое, что и моя смерть.

Или, возможно, что-то гораздо более страшное, чем смерть.

Ей захотелось выпить немного воды. Встав с постели, она подошла к камину, чтобы взять кувшин, который был оставлен на соседнем столике. В нем ещё оставалось немного воды. Она наполнила чашку.

Отхлёбывая из чашки, она вдруг заметила зеркало на стене.

Однажды ей сказали, что такие зеркала висят на всех стенах во всех комнатах казармы. Когда-то у неё была идея снять его, но оно было крепко прибито к стене, что пресекало любую такую попытку. Она также боялась, что её могут спросить: «Почему ты не хочешь смотреть в зеркало?» В результате она не смогла серьёзно заняться этим вопросом.

В зеркале отражалась красноглазая девушка.

Ей казалось, что девушка смотрит прямо на неё. Губы девушки изогнулись в безрадостной улыбке.

Она ахнула, затем быстро прикрыла рот обеими руками, нечаянно выронив чашку, которая упав на ковёр беззвучно покатилась.

Она упала на пол, прикрыв глаза руками и тихо всхлипнула.

Я так хочу раздавить себе глаза. Я хочу вырвать их и разорвать! Если бы так решилась эта проблема, я бы сделал это без колебаний!

Кто-то, кого я не знаю, находится прямо там.

Неведомые воспоминания, неведомые чувства, неведомые импульсы переполняют меня изнутри.

И это не хорошо, не для нас.

В тот день Лакиш Никс Сеньорис не сомкнула глаз.

Проект Free Novel создан группой переводчиков энтузиастов и посвящён переводам интересных японских ранобэ и лайт-новел, некоторые из которых можно найти только здесь. 

Над переводами работает команда Free studio 

Перевод с японского: Dendi,West 

Перевод с английского: Dendi, West, Heretic699, Morte S S

Редактура: Dendi, West, Heretic699, Hiko18

Наши первые переводы можно найти: http://tl.rulate.ru/users/51327

Реквизиты для желающих отблагодарить переводчиков:  

Яндекс-деньги:41001434950332 

 

Сайт находиться в разработке

© 2018 сайт в разработке