Айсея Майз Вальгалис

Феодор, Зефир, Яблоко

Том 2

 

Глава 1 - Далёкая спина

Город сгорел.

Всё, что делало его узнаваемым, было поглощено языками пламени.

До недавнего времени это место было известно как верхний жилой район Элписа, в котором жили лишь самые богатые среди граждан богатой Торговой Федерации.

На глазах многочисленные сады богачей один за другим исчезали в дыму. Их особняки, прилегавшие к садам, белого, красного или синего цветов выцветали до того же пепельно-черного, теряя форму и рассыпаясь. То, что когда-то было проспектом с вечнозелеными деревьями, превратилось в путь света, освещенный рядом гигантских факелов.

«…Не может быть.»

На краю площади, подальше от искр, беспорядочно пляшущих вокруг бесконечного пламени, маленькая миниатюрная фигурка в капюшоне бессильно упала на колени.

«Не может быть... это же не может быть правдой?»

Человек смотрел прямо в центр пламени, не обращая внимания на то, как его ослепительный свет обжигает глаза. Шокированно, без единого проблеска в своих тусклых глазах, смотрящих на то, что было потеряно. Пока они смотрели, пламя с огромной силой начало охватывать площадь.

На этом парящем острове был выпущен зверь.

Это был Матэрно, обволакивающий и удушающий пятый зверь. Масса высоковязкой жидкости, которая должна была бы быть неспособна передвигаться с помощью своей собственной силы, но несмотря на это медленно распространявшаяся вокруг. Всё живое, к чему он прикасался, плавилось, словно погруженное в сильную кислоту.

Однако он находился где-то в другом месте, довольно далеком от этого, и не распространялся слишком быстро. Скорее всего, в конце концов он поглотит весь город, но это случится не так скоро. Время ещё оставалось.

«Эй, пошевеливайся!»

Зверочеловек оттолкнул в сторону фигурку в капюшоне, с узелком багажа, взваленным на спину. Фигурка вскрикнула, падая на каменную мостовую, и красиво сшитый плащ быстро запачкался сажей и грязью.

Вокруг бегало множество людей. Почти без исключений, их глаза были налиты кровью от страха. Непонятные слова молитв, разные имена и крики доносились из их уст. Одни несли багаж, другие нет, они толкались и протискивались сквозь других, стараясь опередить кого-нибудь хотя бы на шаг, чтобы добраться до порта, до дирижаблей и покинуть парящий остров.

Всем, кто жил в небе, известно, что семнадцать зверей не могут летать. Пока они находятся в небе, Матэрно не сможет до них добраться.

Движущаяся толпа, переросшая в давку из-за хаоса и возбуждения, даже не трудилась заметить то, что лежало у них под ногами. Снова и снова эту маленькую фигурку пинали, как мячик, а крики заглушались топотом шагов и сердитыми криками.

В конце концов, число людей, оттесняемых всё приближающимся пламенем, уменьшилось, пока, наконец, все они не исчезли с площади.

За ними следовала маленькая фигурка, которая к этому времени превратилась во что-то похожее на грязную кучу тряпья. Упершись руками и ногами в тротуар, она дрожала от напряжения, пытаясь приподняться. Капюшон плаща был разорван, обнажая настоящее лицо.

Это было лицо ребенка.

На голове чёрные треугольные уши. На щеках-три пары длинных тонких усов. В семьях, носящих смешанную кровь зверолюдей, что само по себе было редкостью, были случаи, когда дети могли родиться с небольшими особенностями, такими как эти.

Девочка снова посмотрела вверх, её остекленевшие глаза были устремлены в точку за пламенем, туда, где до недавнего времени существовала её повседневная жизнь.

«...Эй! Ты в порядке?!»

Боргл, одетый в огнеупорную одежду, подбежал к девушке и подхватил её на руки, как будто она и впрямь была той кучей тряпья, на которую походила.

«Извини, но мне придется тебя немного потрогать.» Он неловко похлопал по телу ребенка сверху того, что было её плащом, она поморщилась и издала тихий, болезненный крик. Лицо Боргла помрачнело, когда он понял, как плохо её состояние. Ощупывая её мягкое, безвольное тело, он решил, что у неё переломаны все кости. Девушка была в критическом состоянии и, без сомнения, умрёт, если немедленно не получит лечение.

«Пожалуйста... отпусти...» девушка беспомощно ударила Боргла по руке, пытаясь оттолкнуть его.

«Э-Эй!»

«Мне нужно… я знаю, это невозможно… но всё же…»

«Эй, не заставляй себя! Этому району пришел конец! Тебе не следует подходить слишком близко!»

«Это невозможно... но я должна ... быть там…»

Она встала и несмотря на шаткость направилась к растущему пламени.

«Потому что ... сегодня тот самый день... я должна встретиться... с ним…»

Девушка быстро достигла своего предела. Её колени дрогнули, и она рухнула на левое плечо.

«Надо... встретиться и ... извиниться…»

«Блин, я же сказал тебе не заставляй себя!» Боргл снова взял девушку на руки. Он не знал, была ли это боль, усталость, что-то ещё, или всё это вместе взятое, но она упала в обморок. Он цокнул языком, заворачивая её в свою огнеупорную одежду.

Конечно, он уже заметил это. Зверь всё ещё был далеко от этого города. Естественно, это означало, что огонь, сжигающий его сейчас, не имел прямого отношения к нападению зверя. Тем не менее, судя по тому, как быстро пламя разгорелось и охватило город, это не могло быть простой случайностью.

Без сомнения, огонь был зажжен человеком. Кто-то сделал это, имея злые намерения.

Верхний жилой район был городом очень богатых людей. Немалое количество людей смотрело с недоброжелательстью на тех, кто там жил. Кто-то из этой группы, вероятно и совершил поджег с такой недальновидной логикой, как например: «в любом случае всё исчезнет и будет сожрано зверями, так что нет разницы рано или поздно!» К несчастью, но в подобным городе, с большой вероятность могли возникнуть подобные чувства.

Боргл издал резкий стон и положил тяжело раненного ребенка на спину. «И всё же от одной мысли о человеке, который всё это устроил, меня тошнит.»

«Фео...дор...» всё ещё не приходя в сознание, девушка пошевелилась и в бреду пробормотала чье-то имя. «...прости ... говорила ... такие эгоистичные вещи ... хочу извиниться, так что ... так что, пожалуйста…»

Боргл опустил голову, изо всех сил стараясь не слышать слов, обращенных к тому, кого здесь не было.

Он поправил положение ребенка на спине и направился обратно к порту.

Глава 2. часть 1 - Смерть старика

Однажды в одиночестве умер один пожилой человек.

Глубоко под самым северным городским кварталом города Лайелл находилась древняя станция контроля подземных вод. Построенное, когда город был ещё молод и рос сам по себе, собираясь из медных листов и шурупов, маленькое здание было заброшено, оставлено дрейфовать в промежутке между временем и историей с тех пор, как другой объект лишил его первоначального назначения заставив его закрыться.

В углу этого старого здания во сне свой последний вздох испустил одинокий старик, покинув этот мир без единого слова.

На его лице оставалась удовлетворённая улыбка, след его многолетнего существования подле города Лайелл. Он сидел так, словно отдыхал после долгой прогулки.

Никто не ухаживал за ним на смертном одре. Старые машины, окружавшие его, издавали слабые скрипы, когда ржавчина отпадала с их ржавых поверхностей. Затем они тоже замолчали, чтобы больше никогда не двинуться.

Когда-то он был известен как старик Длиннобород. Вполне вероятно, что многие, живущие на поверхности, запомнят его как «самый знаменитый фабрикат Лайелла». Он был тощий, небольшого роста, с огромной белой бородой. Он почти волшебным образом появлялся в различных частях Лайелла, бесшумно бегая в изорванной, грязной рабочей одежде, выполняя техническое обслуживание брошенных механизмов, разбросанных по всему городу. Некоторые говорили, что когда-то в далеком прошлом он был знаменитым инженером, но если когда-то и был, то теперь он был просто обычным чудаком.

Его настоящее имя было неизвестно, и у него не было родственников. Никто из тех, кто бы назвал себя его знакомыми, так и не нашелся. Он не сказал никому ни единого слова. Естественно, он не просил и не принимал компенсацию. Он просто чинил всё, что можно было починить, а затем двигался дальше так же быстро, как и приходил.

Существовало множество теорий о том, что это за существо. Некоторые видели в нём всего лишь городскую легенду; другие предполагали, что он мог быть призраком, или, возможно, феей. Он, конечно, вел себя достаточно потусторонне, чтобы соответствовать этому описанию, но жил и дышал, как любой другой житель Лайелла.

По слухам, он нёс кровь Земляных Драконов, которые погибли на поверхности в давно минувшую эпоху, и был последним выжившим. Если в этом была хоть капля правды, то смерть старика была поистине великой трагедией; родословная, просуществовавшая более пятисот лет, теперь окончательно исчезла. Конечно, было неясно, есть ли в этих слухах хоть доля правды, и теперь это невозможно было проверить.

Значение смерти этого одинокого старика до сих пор остается неясным.

Глава 2. Часть 2 - Кошки-мышки


Один забытый старик однажды сказал: «быть преследуемым женщинами — честь которой мужчины должны гордится». Последующие поколения расширили эту фразу: «Но, прежде чем получить эту честь, будьте готовы сражаться за свою жизнь.»

И вот что обнаруживается, четвёртый офицер Феодор Джессман бежит по коридорам пятой дивизии.

Это было довольно интересное зрелище; он бежал быстро, но тихо, не делая ни единого слышимого шага. Иногда он пробегал мимо других офицеров в форме, которые сначала удивлялись, потом приходили в себя и отходили в сторону, чтобы посмотреть. В конце концов, Импы славились своим лёгким шагом.

Время от времени Феодор краем глаза замечал развешанные по стенам плакаты: «не бегать по коридорам!» Где-то в глубине души ему хотелось извиниться. «Мне очень жаль» тихо сказал он плакатам. Простите меня, но это срочное!

«П-Постой!» крикнула преследующая его девушка. Она была молода, возможно, в подростковом возрасте, и носила военную форму, как и он. Её походка полная широких шагов в сочетании с протянутыми вперёд руками создавали довольно неприглядное зрелище. Звук шагов девушки по твердому полу был так силен, что казалось, она оставляет за собой облако пыли, как конный экипаж. Как часто случалось во время подобных забегов, её ярко-зеленые волосы подпрыгивали вверх и вниз.

«Я сказала, постой! Ты что не слышишь, я к тебе обращаюсь?!»

Услышав её слова Феодор конечно же не остановился. Если бы у него было хоть малейшее желание остановиться, как его просили, он бы остановился, но не сейчас, когда он спасался бегством. Помимо всего, он уже приближался к повороту коридора.

Я сделал это! Феодор наклонился со всем своим весом в сторону и повернул за угол.

Конечно, одного этого было недостаточно для успешного побега; он просто исчез с поля зрения преследователя на несколько секунд. Но несколько секунд - это всё, что ему было нужно.

«Ты … никуда ... не сбежишь!» Девушка прыгнула в то место, где исчезла ее цель. «Аа...?»

Его там не было. На его месте была девушка с оранжевыми волосами и очень удивленным выражением лица.

«Лакиш?!»

Преследователем Феодора была не кто иная, как Тиат Шива Игнарио, а извивающейся в её руках девушкой оказалась Лакиш Никс Сеньорис.

«Хяя! Ч-что происходит, Тиат?»

«Феодор только что был здесь, да?» Тиат рывком притянула к себе девушку. «Куда он делся?!»

«Э-э, Он... Ну, видишь ли ...» глаза Лакиш устремились в конец коридора.

«В ту сторону, да? Поняла.» Тиат кивнула и собралась уходить, но тут же резко развернулась, схватила дверь за спиной Лакиш и распахнула её, открыв склад, в котором не было ничего, кроме кое-каких припасов. Отвратительная вонь, словно от грязной воды, наполнила воздух.

Она вздохнула. «Неудача»

«Эм ... Тиат?»

«Ох, ты очень добра ко всем, Лакиш, и я подумала, что ты, возможно, прикрываешь его, вот и всё. Прости что усомнилась в тебе.» Тиат помахала рукой и убежала. *Топ-топ-топ-топ*. Для девушки её возраста было неуместно поднимать такой ужасный шум. Лакиш с приоткрытым ртом смотрела как она исчезает вдалеке.

Когда другой девушки больше не было видно, Лакиш пришла в себя и тихо произнесла: «Эм, Феодор, она ушла»

При звуке её голоса Феодор раздвинул шторы прямо напротив неё. Он прятался в кустах за окном, выходившим во двор казармы. Раздвинув шторы, он забрался обратно и спрыгнул на пол. «Чёрт, это было опасно» произнёс он, отряхивая с себя зеленые листья. «Ты правда спасла меня»

«Я... рада помочь ... думаю…» сказала Лакиш с несколько обеспокоенным лицом «…но в самом деле, что ты такого сказал, что она так завелась?»

«Ну ... трудно сказать... в самом деле, очень трудно сказать, что это могло быть…»

«Если ты не скажешь мне, может, мне тогда стоит позвать её и спросить? Всё-таки, я её подруга»

«АГХ…»

Обычно Лакиш была робкой, но сейчас почему-то решила проявить настойчивость. Феодор почесал в затылке, понимая, что не сможет выбраться из этой передряги. «Печенье и бисквиты.»

«А?»

«Что из них лучше покрыть шоколадом? Я за бисквит, она за печенье»

Лакиш плотно сжала губы, но всё же издала тихий смешок. Феодор уставился на неё, чувствуя себя уязвленным. Вот почему я не хотел ничего говорить. «Но все же гоняться за кем-то из-за закуски? Это довольно недалёко, тебе не кажется?»

«Разве это не относится и к тебе, Феодор? Бегство означает, что ты не смог прийти к соглашению с ней, верно?»

«Что? Но бисквит явно лучше.»

Лакиш прикрыла рот рукой и отвернулась, всё ещё борясь с желанием рассмеяться.

«Тиат - моя старшая сестра» резко сказала она. «Сейчас, когда все взрослые феи покинули склад, она - самая старшая из оставшихся. У неё практически нет боевого опыта, но она все равно старается быть примером для подражания детям. Хотя она всегда беспокоилась о своих способностях, она изо всех сил старается стать надежным и замечательным человеком.»

«Да?» Феодор однажды уже слышал всё это.

«Вот почему я всегда думала, что ей нужен друг, с которым она могла бы поспорить.»

«Прости что?» Он не понял. «Во-первых, я не помню, чтобы мы с ней подружились. Кроме того, разве вы иногда не спорите друг с другом?»

«Ну, я не имею в виду споры с друзьями. Скорее это больше похоже на желание иметь друга для споров»

Феодор покачал головой. «Иногда я правда не могу вас понять…»

«Неужели?» Лакиш немного задумалась. «Хорошо, раз ты не понимаешь этого, Феодор. Такое твоё отношение сейчас, как нельзя подходящее. Оставлю Тиат в твоих руках.»

«Постой. Что ты имеешь ввиду под этим?»

«Как я и сказала, тебе не нужно ничего понимать.»

«Я не собираюсь соглашаться на что-то подобное.»

«Нашлааа…»

В конце коридора появилась фигура, отдаленно напоминающая Тиат. Она практически походила на волка, охотящегося за своей добычей, как по форме, так и по духу. Даже если это было только секунду, увидеть девушку, которая ведет себя так, было просто…

«О нет.»

«Ни с места!»

Тиат побежала к Феодору, когда тот уже сорвался, и они вдвоем пронеслись по коридору, как весенний ветер. Стоя у них на пути, Лакиш снова пришлось подавить хихиканье придерживая свои волосы от порыва ветра созданного этими двумя.

***

Любой может вспомнить факты.

Любой может забыть чувства.

Этому миру уже однажды приходил конец. Даже сейчас он продолжает идти по пути разрушения.

Происхождение этой абсурдной истории можно проследить до кровавой резни, вызванной 17-ю Зверями, которые всплыли в этой истории очень давно.
В тот день Эмнетуайт, жившие на поверхности, в мгновение ока были уничтожены.

Даже драконы и древние духи, существа, известные своей несравненной силой, были легко доведены до полного исчезновения. Те же, кто держался за жизнь и сумел выжить, изгнанные из своих домов, они были вынуждены бежать на парящие острова.

К счастью, 17 зверей не могут летать. До тех пор, пока выжившие не спускались на поверхность, они могли жить, не опасаясь угрозы со стороны зверей. Они назвали свой крошечный мир Регул Айр и начали всё с нуля.

С тех пор прошло много времени. Мир, который они знали, был подобен тонкому льду.

Хотя небо было относительно безопасным, угроза Зверей никогда по-настоящему не забывалась. Если бы была допущена хоть одна ошибка, великая резня могла бы возобновиться в небе. Те, кто решили сражаться, работали до смерти, чтобы построить мир, пронизанный трещинами и дырами.

Таким образом их хрупкое, сколоченное из булыжников подобие стабильности продолжалось в течение 500 лет, и люди привыкли к миру. Каким-то образом Регул Айр сохранялся на протяжении веков. Поэтому даже через сотни лет он продолжит висеть в небесах. Такие убеждения росли и сохранялись во всё большем числе умов.

***

Пронзительный, громкий смех хлестнул воздух, как хлыст. Несколько белолицых невыразительных фигур пробежали по улице.

Группа призраков? Вздрогнув, Феодор поспешно отвернулся.

Как и ожидалось, фигуры сохранялись под солнечным светом, а не таяли и исчезали, как призраки из сказок. Они были просто гуляющими детьми, неотличимыми от обычных зверолюдов. Их мертвенно-бледные лица были всего лишь масками.

Это реальность, напомнил он себе. Солнце, светившее сквозь облака над Опенхилт-Уэст-Лок-стрит уже собиралось садиться.

Феодор что-то невнятно проворчал себе под нос, поправляя кувшины с молоком, которые вот-вот должны были выскользнуть из-под его рук. Его раздражало удивляться чему-то столь ничтожному. «Уже пришло время фестиваля памяти?»

«Фестиваль Памяти?» Спросила Тиат, стоявшая рядом с ним. Он кивнул в ответ.

«На вашем острове нет такого? Он проводится на всех парящих островах что рядом с нами»

Кстати, настоящее название фестиваля было «фестиваль лунного света, памяти и поминовения мёртвых». Он был назван так великим мудрецом, который же и создал его, и, как обычно для таких вещей, его название было трудно запоминаемым. Поэтому все просто называли его фестивалем памяти. Участвующие острова находились в общем районе 20-го, и каждый считал его основным в сезоне.

Теперь об истории фестиваля. Общая идея заключалась в том, что за зимой, периодом смерти, следует весна, период рождения. Другими словами, фестиваль провозглашал такую замечательную вещь как борьбу этого мира за процветание и отказ от своего неминуемого конца. Вот почему этот праздник отмечают все ... как минимум, по такой причине.

«Какая интересная маска. Она вырезана из камня?» Тиат жевала печенье, задавая вопрос; напоминание о соглашении, к которому они не так давно пришли.

«Я буду убеждена, только если ты угостишь меня шоколадным печеньем» сказала она. «И оно должно быть очень вкусным»

Как ей удалось сделать так, чтобы это прозвучало так, будто именно его заставляют уступить? Феодор почему-то чувствовал себя неудовлетворенным тем, как всё обернулось, но всё равно был вынужден проглотить любые жалобы.

«Нет, это просто дерево, покрытое белой краской. В конце фестиваля все маски бросают в костер, чтобы окончательно попрощаться с мёртвыми»

«Мёртвыми?» Ещё один её вопрос.

«Говорят, что наш мир соединяется с «другой стороной» в период между зимой и весной. Мёртвые теряют свои имена и лица, поэтому те из нас, кто живут по эту сторону, прячут свои лица и отбрасывают свои имена, чтобы походить на них. Таким образом, даже если покойного уже не достичь, мы можем вместе отпраздновать приход весны.»

Феодор пожал плечами, сухо усмехнувшись. «Честно говоря, такого рода суеверия можно встретить где угодно. Главное наслаждаться праздником от всего сердца, именно так они оправдывают эти привольности.»

«Угу...» неопределенно пробормотала девушка, идущая рядом с Феодором. Он не мог сказать, о чём она думает. «А где продаются эти маски?»

«Да везде. Обычно в это время года все магазины одежды и обуви заполняют свои полки подобными масками. Все модели разные, и есть множество масок для разных рас, поэтому обычно нужно обойти множество мест, пока не найдёшь что-нибудь стоящее твоего внимания.»

«Ага...» на этот раз в голосе Тиат прозвучало легкое любопытство.

«Если хочешь, я могу назвать тебе несколько магазинов в которые можно зайти»

«Ну... думаю, это кажется интересным, но, честно говоря, это было бы слишком странно.»

«А?»

«Это вещи, которые носят живые люди, потому что они хотят встретиться с кем-то, кто умер, верно? Если это так, то я не могу участвовать.»

«Опять ты с этой логикой?» Устало проворчал Феодор. Предположительно, Тиат и девушки вроде неё были феями. Было почти очевидно, что феи не обладают жизнью, будучи душами тех, кто уже умер. Вот почему было бы странно для неё присоединиться к стороне жизни во время фестиваля, где соединялись жизнь и смерть. Видимо она имела ввиду что-то такое.

Возможно, ей не стоит так думать. В то же время, чисто логический аргумент не может удовлетворить всех. Со своей стороны, Феодор от всего сердца отверг подобное как абсурдную причину для неучастия в фестивале.

Конечно, он знал об их происхождении. Феи - это просто природные явления, созданные бестелесными душами детей, который так и не поняли что они умерли. Они попадали в ту же категорию, что и дождь или гроза, которые могут образоваться в результате изменения атмосферного давления и влажности. Подобно шторму, они могли появиться, где угодно, лишь бы были соблюдены условия.

Но на этом сходство заканчивалось. Штормы не едят пончики, не размахивают мечами, не восхищаются старшими и не плачут, когда им грозит неминуемая смерть. Сейчас Феодор достаточно хорошо понимал девушек. Вот почему он никак не мог смириться с мыслью, что феи не были живыми.

«Тебе действительно не следует говорить такие вещи.»

«Знаю, но я не собираюсь только ради тебя притворятся что мне интересно» равнодушно ответила она.

«Знаешь, большинство людей хотели бы, чтобы их начальство было довольно.»

«Хм, возможно, но ...» Тиат на минуту замолчала. «Я не особо хочу видеть тебя в хорошем настроении, и сомневаюсь, что сделать тебя счастливым было бы для меня хоть в малейшей степени вознаграждением. В общем, я считаю, что в этом нет необходимости.» Она сказала это честно, без тени иронии в голосе, как будто обсуждала погоду.

«Ты так сильно меня не любишь, да? …»

«Именно» Тиат одарила его звериной улыбкой, полной оскаленных зубов, словно рыча. «Я ненавижу тебя.»

Феодор цокнул языком. «Вот же»

Говорят, что Импы раса лжецов. Они не только сами были экспертами во лжи, но и умели ловко распознавать ложь, скрытую в словах, произносимых другими расами.

Но в словах Тиат не было лжи. Когда она говорила, что ненавидит его, она была абсолютно, недвусмысленно, прямолинейна и честна.

Эта фраза могла также нести в себе нежность, игривость, другие эмоции, близкие её сердцу. И все же из глубины этого самого сердца пришла истина: «я ненавижу тебя.»

Его охватило кипящее желание бросить эти слова обратно ей в лицо. Аналогично. Я абсолютно, безусловно, ненавижу тебя.

Но если бы он это сделал, то выглядел бы жалким неудачником. Поэтому Феодор сдержался.

***

Лайелл - умирающий город, цепляющийся за парящий остров, которому суждено погибнуть в самом ближайшем будущем.

Все жители бежали на другие острова. То, что когда-то было процветающим шахтерским центром, теперь было не более чем одиноким городом-призраком, всего лишь тенью того, чем он был когда-то.

С другой стороны, хотя город всё подбирался к вратам смерти, он ещё не был заброшен. Пока что Лайелл всё ещё остается городом. Хотя Лайелл ещё не пришел в упадок никто не знает, можно ли продолжать поддерживать этот внешний вид города. Население сильно сократилось, но ещё не упало до нуля. Инфраструктура поддерживается в рабочем состоянии послушными големами. Теперь ещё меньше дирижаблей может быть пришвартовано в порту, но общественные суда c людьми и товарами продолжают совершать свои рейсы.

Полмесяца назад инцидент в Лайелле привел к разрушению значительной части портового района.

Каждый парящий остров имеет порт, где могут садиться и взлетать дирижабли. Проще говоря, порты можно считать парадными дверьми островов. Поскольку дирижабли в принципе ограничены только прибытием и отбытием из порта, люди и товары, естественно, должны проходить через парадную дверь. Созданная таким образом структура была жизненно важна для острова.

Теперь осталась только половина портового района, и само собой разумеется, что и без того слабая связь между этим островом и другими островами сократилась почти до нуля.

Для других островов потеря порта была бы вопросом жизни и смерти. Однако состояние Лайелла и без того не радовало. Поток дирижаблей к острову, уже давно уменьшился, а экономика острова была не настолько здорова, чтобы задержка с прибытием товаров нанесла ей ещё больший вред. Для города, уже стоявшего на пороге смерти, не имело особой разницы, будет ли он пытаться выжить или сразу умрёт.

Незначительные трагедии уже не волновали жителей этого смертельно раненного города, ожидающего конца. Они были полны тишины и покоя, чего и можно было ожидать от спящих, и сегодня ничего не изменилось.

***

Они снова прошли мимо группы людей в белых масках.

«... Хм? Феодор остановился и повернулся к ним, заставив остановиться и Тиат. Он не был уверен почему; группа казалась слегка подозрительной, но не было никаких конкретных причин для этого. До начала фестиваля оставалось не так много времени, что едва ли было необычным видеть людей в масках. Единственное что, в наши дни, большие группы людей были редким зрелищем в Лайелле, но и только.

Надевая белые маски, живые прятали свои лица, чтобы быть ближе к мёртвым. Они скрывали все их отличительные черты, делая невозможным отличить одного человека от другого. Если этого не сделать, то живые и мёртвые не смогут встретиться.

Феодор понимал, что это всего лишь глупое суеверие, и у него не было причин менять своё мнение. И всё же где-то должна была быть какая-то основа для этой веры. Во всяком случае, тех, кто носил маски, невозможно было опознать. Сейчас центр Лайелла был заполнен, хотя на улицах было не так много людей, чтобы такое высказывание было точным, но бесцельно бродящего народа в масках было довольно много.

«Что случилось?» Спросила Тиат, жуя очередное печенье.

«Помнишь недавнее заявление военной полиции? После того, как Кроянс уничтожил часть портового района, они начали реорганизовывать все свои оперативные отчеты о передвижениях за последние полгода вплоть до этого момента.»

«Да, они упоминали что-то такое. Но почему ты об этом заговорил?»

Когда большое количество людей входило и выходило из порта, безопасность, естественно, становилась слабой или недостаточной в некоторых местах. Для контрабандистов было бы слишком легко воспользоваться такими пробелами, для проникновения и продажи своих нелегальных товаров.

«Они нашли огромное количество свидетельств, указывающих на изменение записей. После того, как все ошибки были исправлены и цифры подсчитаны снова, кажется, что они обнаружили дисбаланс. Как оказалось, пришло больше людей, чем ушло.»

«В этом есть смысл, да? Поползли слухи о обрушении части города, поэтому, количество прибывающих сюда людей должно было сократится...» пакет с печеньем, который несла Тиат, угрожал выскользнуть из её рук. «Ты хочешь сказать, что в Лайелле сейчас больше людей?»

«Именно это я и сказал, разве нет? Они даже решились влезть в официальные отчеты, чтобы проникнуть сюда.»

«Что? Значит ли это, что сейчас это место похоже на тайное туристическое направление?! Является ли Лайелл первым в списке городов, которые вы обязательно должны посетить, даже незаконными способами?!»

Это совершенно невозможно.

Лайелл был городом, переживающим свой конец. Уже на протяжении многих лет его жизнеспособность угасала по мере того, как все больше и больше домов пустели. По мнению Феодора, число жителей не увеличивалось. Знакомые пекарни закрывались одна за другой, и на смену им не приходило ничего нового. По главным улицам уже не ходили потенциальные посетителей, так что вряд ли обычный хлебный магазин, продающий пончики, будет поддерживаться свой бизнес.

Это означало, что неизвестная, безликая толпа тайно жила в этом городе, управляемом машинами.

Моя сестра тоже в этом замешана, хаа…

Он вспомнил женщину с серебряными волосами, которую встретил на днях, свою кровную старшую сестру. Она была самым настоящим Импом. Её личность была извращена, она превосходно умела лгать, она была быстра... её сильной стороной были стратегия и интриги. Но что она надеется сделать в этом ужасном месте?

«Так... что же происходит?»

«Неважно.»

Насчёт его сестры, это обязанности военной полиции - заботиться о подозрительных личностях. У Феодора не было причин обращать на них внимание. Довольно зловещее чувство терзало его, но оно не было достаточно сильным, чтобы заставить его действовать. Даже если бы ему было не всё равно, у него вряд ли бы нашлось свободное время для собственного расследования. Дело было только в том, что в городе скрывались подозрительные люди с неизвестными намерениями.

Как вскоре выяснил Феодор, так оно и было.

Глава 2. Часть 3 - Яблоко и Зефир

В последнее время из лесов на окраине Лайелла стал доноситься детский плач.

Даже если кто-то изо всех сил и старался не обращать на это внимания, плач не прекращался. Однако, даже если кто-то и ходил в лес искать, вышеупомянутых детей нигде не было видно.

«Плач довольно далеко, так что он не причиняет никакого вреда. Но не важно, как вы на это смотрите, это довольно жутко... по крайней мере, я так слышал.»

Закончив объяснения, Армадо, возглавлявший 5-ю дивизию Крылатой Гвардии, обвёл взглядом собравшихся в зале людей. «Ваше мнение?»

«Хм...» задумчиво пробормотала девушка с ярко-зелёными волосами - Тиат. «Что думаете, девочки?» спросила она.

Панибал кивнула, колыхнув своими длинными пурпурными волосами. «Судя по сложившейся ситуации, вероятность этого высока.»

«Нам нужно поторопиться и выяснить это» - добавила Лакиш с обеспокоенным выражением лица. «Хорошо, если там никого нет, но, если вдруг есть, я хочу с ним встретиться.»

«Ага!» Колон подпрыгнула от возбуждения, высоко подняв руки. «Это будет Миссия Великого Захвата!»

«...Погодите-ка.» Стоя на небольшом расстоянии от четырёх девушек, Феодор нерешительно поднял руку. «Я не могу помочь и чувствую себя лишним. Вы четверо поняли что-то из этого объяснения, чего не понял я?»

Тиат вздохнула, на её лице было написано явное раздражение. Он ждал подобной реакции; с самого начала он не ожидал от неё ни малейшего дружеского отношения. С другой стороны, Колон залившаяся безудержным смехом, и Панибал поддержавшая её, весело похлопав его по спине.

«Ой, я и забыла!»

«Извини, я считала, что ты уже как член семьи.»

Обращение этих двоих также соответствовало его ожиданиям. Лакиш тоже извинилась и с виноватым видом начала объяснять: «Видишь ли, дело в том... что в лесу может быть кто-то, принадлежащий к той же расе, что и мы.»

Это тоже было тем, чего он ожидал – или, скорее, надеялся. Из четырех странных девушек только у Лакиш были нормальные навыки общения с людьми. Она всегда прибиралась за этой троицей, и Феодор привык видеть в ней прилежного собеседника.

Теперь, что касается деталей проблемы... «той же расы?»

«Д-Да, Лепрекон.»

Он немного подумал. «Прости, я не совсем тебя понимаю. Что именно ты имеешь в виду?»

«Возможно, это родилась наша младшая сестра, так что мы хотим поскорее найти её» Это объяснение только заставило Феодора ещё больше задуматься.

…Да. Я вообще ничего не понимаю.

«Понятно, понятно... значит, так оно и есть. Хозяин комнаты, командир 5-й дивизии, до этого момента хранивший молчание, кивнул головой, покрытой панцирем. «Обычно некий маг, специализирующийся на подобных вещах, своевольно прибывает, исследует и захватывает цель. Но на этот раз всё будет на вас, девчата.»

Его взгляд остановился на девушках, которые дружно кивнули.

«Да, доверить это на вам четверым будет не плохо.» Первый офицер снова кивнул. «Решено, а вам четвёртый офицер Джессман, я поручаю проконтролировать всё это. Если будет найден новый Лепрекон, немедленно захватите его и доставьте на базу.»

Понятно, так тому и быть.

Возможно, Феодор и не понимал, что ему делать, но формально он всё ещё был начальником над четырьмя девушками. Если бы им нужно было выполнить какое-то задание, то оно было бы дано в форме приказа, через него.

«Есть.» В глубине души его уже тошнило, но он, конечно, этого не показывал. Как всегда, он спрятал свое негодование за тщательно сфабрикованным выражением лица. «Я, четвёртый офицер Феодор Джессман, приступаю к исполнению.»

Примерно через три часа Феодор сидел на пне у внешнего края леса. Упомянутый лес находился на слегка возвышенной части острова, достаточно высокой, чтобы можно было смотреть вниз на часть Лайелла. Четвёрка фей ушли в самую глухую часть леса, оставив Феодора позади, и теперь он скучающе зевал и смотрел на небо.

Описания фей в сказках часто гласили: «только чистые сердцем дети могут увидеть их.» Больше, чем просто слухи, оказалось, что это была уникальная особенность фей. Несмотря на то, что это не поддавалось никакому разумному объяснению, бесформенным Лепреконам было, по-видимому, трудно появиться рядом с кем-либо, кроме невинных детей или других фей.

«Э-эм, конечно, мы не хотели сказать, что твоё сердце испорчено или что-то в этом роде!» выпалила взволнованная Лакиш, заставив Тиат рассмеяться. «Это на всякий случай, так что, пожалуйста, не пойми нас неправильно!»

Феодор прекрасно сознавал, какая грязь таится в его сердце, и, в любом случае, не имел веской причины настаивать на участии. Он должен был следить за ними и не упускать их из поля зрения, но, учитывая все обстоятельства, это была просто формальность. И вот теперь он ждал их возвращения за пределами леса.

Сидя на том же месте, Феодор, погруженный в свои мысли, с удивлением обнаружил, что это был неплохой шанс поразмышлять. Вообще-то ему есть о чём подумать, а…

Ежедневные обязанности Крылатой Гвардии в течение трех месяцев, предшествующих решающей битве. Последствия недавнего инцидента с Кроянсом. Принимать ли какие-либо меры против растущего числа подозрительных личностей в Лайелле, но не как офицер Крылатой Гвардии, а как Феодор Джессман. И конечно, он не мог забыть проверить кондитерскую лавку на Уэст-стрит на предмет новых сезонных лакомств.

А теперь перейдем к планированию.

У Феодора Джессмана была цель.

Даже если это означало отбросить всё остальное, он должен был держаться за свою мечту. Все пять лет он посвящал этому все силы: вступил в ряды Крылатой Гвардии, играл роль образцового солдата, поднимался по карьерной лестнице.

Встреча с феями.

Хотя получение сведений о так называемом секретном оружии Крылатой Гвардии было чистой случайностью, это всё же был необходимый шаг к его цели. Это даже можно назвать удачей, значительно продвинувшей его планы к тому моменту, когда он мог перейти к следующему этапу.

Другими словами, взять под контроль это секретное оружие, а если это будет невозможно, обнаружить слабое место, чтобы снизить его эффективность.

У меня ещё есть время... но я не могу позволить себе расслабиться.

Феодор взглянул вверх, пытаясь успокоить растущее в его сердце нетерпение. Белая птица неизвестного вида пролетела над его взглядом в чистом голубом небе.

«…Есть хочется.» Слова, которые он пробормотал, слетели с его губ прежде, чем он осознал, насколько пуст был его желудок. Он порылся в карманах, но не нашел ничего подходящего, чтобы положить в рот. Обычно у него под рукой была пара леденцов, но сегодня он забыл пополнить запасы.

Затем Феодор порылся в сумке и нашел одно-единственное яблоко. «Думаю, сойдет» проворчал он; сладкая конфета сильнее бы изменила его настроение, но нищие не могут выбирать. «Радуйся, что у тебя есть хоть что-то поесть» сказал себе Феодор, доставая из кармана складной нож и начал чистить яблоко. Он более или менее привык обращаться с ножами; узкая полоска красной кожуры, свисавшая с плода, быстро удлинялась.

Рядом зашуршал куст. «Хм?» Феодор посмотрел в его сторону, думая, что это всего лишь кролик или какое-то другое маленькое лесное существо.

Маленький ребенок, у которого не было видно ни клыков, ни рогов, ни крыльев, ни чешуи, кто-то кого можно было бы назвать неотмеченным высунул личико из тени куста, пристально глядя на руки Феодора.

Он замер, когда ребенок наклонил голову. На какое-то время воцарилось странное молчание, скорее всего, ребенок боролся между осторожностью и любопытством. В конечном счете победило последнее. Куст зашуршал ещё раз, когда ребенок встал на свои короткие, пухлые ножки и убедительно направился к Феодору, не сводя глаз с яблочной кожуры, свисавшей с его рук.

Его растрепанные волосы были яркого красновато-коричневого цвета. Если судить о его возрасте, используя в качестве сравнения Импов, то ему должно быть около двух лет, хотя, конечно, у разных рас разная продолжительность жизни, и такие оценки не имеют никакого реального значения. Ребенок был голым, всё его тело подвергалось воздействию окружающей среды. Феодор ожидал, что он будет весь покрыт порезами, как это бывает от жизни в лесу, но, похоже, их не было. Он поколебался, затем быстро проверил пол. Это была девочка.

«Уваа...» глаза малышки следили за покачивающейся яблочной кожурой в его руках.

Довольно вероятно, что это её заинтересовало.

«...Здесь нет ни одного дома чтоб ребёнок мог сбежать и потеряться, верно? Что же за ужасное стечение обстоятельств...» Феодор замолчал, не поняв, к кому обращался. Естественно, никакого ответа и не последовало.

Девочка всё ещё пристально смотрела на него. Пристальный же взгляд на неё не оставлял никаких сомнений. Он задался неясным вопросом насчёт историй о том, что только чистые сердцем дети могут увидеть фей.

«Извини…» сказал он наконец «…но я тебе его не отдам. Это мой перекус.»

Девочка подняла голову и посмотрела Феодору в глаза. Она моргнула, как бы говоря «А?»

Для ребенка, ещё не научившегося рассуждать, не было большой разницы между шепотом ветра, журчанием ручья или угрюмым ворчанием человека. Интересно, что это был за странный шум – простое любопытство направило их внимание в сторону звуков.

Я действительно плохо лажу с детьми, да?

Признать подобное было трудно для потомков Импов, существ, полагавшихся на методы и опыт поверхностного уровня, чтобы сосуществовать в обществе, но Феодор должен был быть честен с самим собой.

Интересы ребенка доходили до крайности. В мире ребенка не существовало ничего, кроме того, что ему могло бы нравиться или не нравиться, и установить неутомимые умеренные отношения, удовлетворяющие обе стороны, было невозможно.

Сейчас он мог бы фальшиво улыбнуться и поднять ей настроение. Но если он это сделает, она неизбежно привяжется к нему и начнет повсюду следовать за ним. Если это случится ... он чувствовал раздражение, просто думая об этом.

«Возвращайся в лес» сказал он так холодно, как только мог. «Твои милые старшие сёстры ищут тебя. Возвращайся и дай им себя найти.»

«Уве?»

Ноль реакции. Глаза девочки вернулись к яблочной кожуре, она водила своими круглыми зрачками влево вправо, следуя за качающейся кожурой.

Лицо Феодора дёрнулось, он сдался и тяжело вздохнул. Величайшее оружие дьявольского лжеца оказывалось неэффективным против того, кто был равнодушен к словам. Что же мне теперь делать?

Ворча про себя, он продолжил чистить яблоко. По мере того как кожура становилась всё длиннее и длиннее, внимание ребенка всё больше и больше сосредотачивалось на ней.

«Я тебе его не отдам» холодно сказал он. Яблочная кожура упала на землю, когда он дочистил его. «Чёрт побери, где эти четверо вообще ищут?»

Она здесь.

Пока он продолжал тихо жаловаться, маленькая рука схватила его штанину. Маленькая девочка пыталась забраться к нему на колени. Её хватка была сильной, но нежной, и тепло её тела проникало сквозь ткань.

Её можно было бы с лёгкостью оттолкнуть, но, если бы он это сделал, ребёнок мог бы поранится. Феодор заколебался, и девочка воспользовалась случаем, чтобы забраться к нему на колени. Она радостно протянула свои короткие ручки к его яблоку.

«Эй, прекращай!» Её протянутая рука безрезультатно схватила воздух, когда Феодор отклонился назад, подняв яблоко и нож в руках к небу. «Перестань, это опасно! Перестань ёрзать и слезь с меня!»

Девушка не слушала его возражений. Она несчастно вскрикнула, схватившись одной рукой за грудь Феодора, а другой нетерпеливо потянувшись вверх. Снова и снова она не дотягивалась; снова и снова она отказывалась сдаваться, всё время хныча.

«А-а ... прекрати, чёрт возьми! Я тебе его не отдам, так что прекращай уже!» Повторил Феодор ещё раз слова, которые уже не доходили до девушки, чувствуя, что он говорит сам с собой.

«Мы вернулись.»

«Извини, что заставили тебя ждать!»

Феодор услышал за спиной холодный голос Тиат, а затем взволнованный голос Лакиш. Он медленно повернулся, с заторможенными движениями, словно ржавый механизм. Девочка потеряла равновесие, когда он двинулся, и чуть не падая с его колен, вцепилась ему в шею.

На границе леса стояли владельцы услышанных им голосов, его спутницы. И…

А?

На руках у Лакиш лежала спящая девочка, завернутая в одеяло. На вид ей было около двух лет, и волосы у неё были небесно-голубые.

«...Кажется, произошло что-то странное» только и смог сказать Феодор.

«Эта девочка ...» Тиат прищурилась. «Она... твоя?» неловко спросила она. По правде говоря, казалось, что она была смущена странной ситуацией, и решила задать смехотворно неуместный вопрос, который совершенно не касался данной проблемы.

«...Неужели я выгляжу таким старым?» Феодор ответил на её неуместный вопрос неуместным ответом. С поднятыми руками и голым малышом, висящим у него на шее, он мог только горизонтально покачать головой. Девушка подняла на него взгляд, её алые глаза блеснули, словно задавая вопрос.

***

Конечно, синеволосая девочка, которую четвёрка нашла в лесу, была недавно рожденной феей. Это означало, что красноволосая девушка, висевшая у него на шее, была такой же.

Случай одновременного рождения двух фей не был чем-то, что можно было бы считать обычным, но и не был совершенно неслыханным. Две жизни были созданы в процессе, в котором обычно рождается одна. Феодор полагал, что это схоже с другими расами, рождение близнецов.

«Рантолк и Нофт родились одновременно» сказала Тиат. «Но ты, наверное, этого не знал, да?»

Естественно. Эти имена он слышал впервые. «Когда это происходит, наверняка возникает какая-нибудь проблема, верно? Это ... история, которую вы можете услышать довольно часто, она про то, что при рождении сила одного человека разделяется между двумя и оба ребенка рождаются слабыми, или что-то в этом роде?»

«А, всё в порядке» беззаботно ответила Тиат. «Возможно, и будет такой эффект, но этого будет недостаточно, чтобы мы увидели какую-то особую разницу.»

Феодор оглянулся на Колон и Панибал, которые несли на спинах двух спящих детей. Лакиш немного отставшая от них, мягко улыбалась.

«До того, как феи рождаются, у них нет физического тела, они не едят и не спят» сказала Тиат. «Такой сон - доказательство того, что они крепко держатся за свои тела, как Лепреконы. Тебе не нужно беспокоиться о них.»

Не то чтобы я волновалась или что-то в этом роде. У меня просто был маленький – крошечный – интерес. Это всё. На самом деле меня беспокоит... кое-что другое.

«Эти двое ... они скоро станут такими же, как вы, да?»

«А?»

«Девушками-самоубийцами, размахивающими огромными мечами?»

«Аааа. Ты в этом смысле, это немного грубо.» Тиат рассмеялась, ничуть не обидевшись.

Ответа он так и не получил.

Проект Free Novel создан группой переводчиков энтузиастов и посвящён переводам интересных японских ранобэ и лайт-новел, некоторые из которых можно найти только здесь. 

Над переводами работает команда Free studio 

Перевод с японского: Dendi,West 

Перевод с английского: Dendi, West, Heretic699, Morte S S

Редактура: Dendi, West, Heretic699, Hiko18

Наши первые переводы можно найти: http://tl.rulate.ru/users/51327

Реквизиты для желающих отблагодарить переводчиков:  

Яндекс-деньги:41001434950332 

 

© 2020