Пролог

 Я пишу это письмо из северной страны. Снежные земли такие же спокойные, как и глухая ночь. Поскольку здесь так холодно, я часто остаюсь дома, в связи с чем, я стала взрослой, которая любит кино и фантастические истории. Возможно картины, которые я нарисовала в своём сознании, смогут направить вас в море слов.

-Акацуки Кана

 

 

«Автозапоминающая Кукла». Прошло довольно много времени с тех пор как это название вызвало скандал.

Создатель был исследователем механических кукол, профессор Орланд. Его жена, Молли была писательницей легких романов, и всё началось, как только она потеряла зрение. После того, как она ослепла, Молли была крайне подавлена ​​из-за того, что не могла писать романы, бывшие смыслом её жизни, и с каждым днем ​​становилась всё слабее. Не в силах больше видеть жену такой, профессор Орлан создал первую Автозапоминающую Куклу. Она предназначалась для обработки всего сказанного голосом её хозяина, а также для записи слов, произнесенных человеческими голосами, другими словами, машина, которая служила «секретарём».

Хотя он только намеревался создать её лишь для своей любимой жены, позднее он стал известен благодаря поддержке большого количества людей. В настоящее время автозапоминающие куклы продаются по разумно низкой цене, и есть так же модели, которые можно взять напрокат или одолжить.

Том 1 

Глава 1 - Драматург и Автозапоминающая Кукла

Розуэлл был красивой сельской столицей, окруженной зеленью. Город был расположен у подножия горы, в окружении нескольких других высоких гор. Вся его территория была предметом для созерцания. Однако среди влиятельных людей Розуэлл был известен своими летними домиками - или, другими словами, своими виллами.

Весной горы и реки, переполненные цветами, развлекали глаза людей. Летом многие искали самый большой водопад, бывший туристическим пунктом, чтобы узнать местную историю. Осенью сердца всех были очарованы дождем падающих листьев. Зимой весь пейзаж был окутан тихим спокойствием. Поскольку переход между четырьмя сезонами был легко различимым, это была земля, которая могла предложить достаточно для удовольствия тех, кто посетил её в течение смены периодов ради осмотра достопримечательностей.

Было построено много вилл вблизи города, состоящих из деревянных коттеджей, окрашенных в разные цвета. От самых маленьких до самых больших лотов стоимость земли в этом районе была довольно большой суммой, и поэтому, наличие виллы, было показателем достатка.

Город был забит магазинами для туристов. В праздничные дни главная улица, соединенная с данными магазинами, всегда переполнена, а приятные мелодии без устали играют на заднем фоне. С таким ассортиментом никто не мог посмеяться над этим местом, даже если это была деревня. Люди, как правило, строили виллы в городе ради удобства, и любой, кто их строил в другом месте, рассматривался как эксцентричный изгнанник.

Нынешний сезон был осенью с дрейфующими облаками в далёком небе. Вдали от подножья горы, расположенной недалеко от озера, которое не считалось достопримечательностью, располагался одинокий коттедж. Это был дом в традиционном стиле с выдающимися чертами, как бы говоря, что он принадлежал успешному человеку. Но, в то же время он будто принадлежал невнимательному человеку, он был в плохом состоянии, и на первый взгляд казался заброшенным.

За его арочными воротами со стёртой белой краской располагался сад, наполненный сорняками и безымянными цветами, а также гниющая красная кирпичная стена, которая казалось никогда не будет отремонтирована. Черепица на крыше потрескалась тут и там, выглядело так, будто когда-то они были идеально выровнены, но были жестоко смещены. Рядом с входом в дом был качели, покрытые запутанными плющами, видимо, больше неподвижные. Можно было догадаться что когда-то здесь были дети, однако теперь их больше не было.

Собственником дома был мужчина средних лет по имени Оскар. По профессии он был писатель-драматург. Он был рыжеволосым и носили очки с толстыми линзами в чёрной оправе. У него были детские черты лица, а также он был согнут вперёд из-за чего выглядел моложе, чем был на самом деле, и всегда носил свитер, так как он был чувствителен к холоду. Он был совершенно обычным человеком, без намёков на то, что он мог бы стать главным героем какой-нибудь истории.

Этот дом не был виллой Оскара; он был построен с искренним желанием провести свою жизнь в этом месте. Не в одиночестве, а со своей женой и маленькой дочкой. У них было достаточно места для них троих, но в нем не было никого, кроме Оскара. Двое других уже давно скончались.

Причиной смерти жены Оскара была болезнь. Название было слишком длинным, до такой степени, что можно было отказаться от попытки произнести его. Проще говоря, это было быстрое свертывание крови и засорение кровеносных сосудов. Более того, это было наследственным, и его жена унаследовала это от своего отца. Поскольку она стала сиротой из-за высокой смертности в своей семье, он лишь случайно узнал суровую правду о своей жене, которая была одинокой из-за отсутствия у неё родственников после того, как она умерла.

«Она боялась, что, если бы ты знал, ты, возможно, не захотел бы жениться на больной женщине, поэтому она сохранила это в секрете».  Тот, кто сказал ему об этом, была её лучшая друга.

На её похоронах, с того момента, как он узнал правду, в голове Оскара постоянно повторялся один вопрос:  «Почему? Зачем? Зачем?"

Если бы она сказала ему раньше, независимо от того, сколько это стоило, они могли бы искать лекарство вместе. Они могли потратить любую сумму дополнительных денег, которые у них были на сложенных сбережениях, независимо от расходов.

Было очевидно, что жена Оскара вышла за него замуж не ради денег. Он впервые встретился с ней, прежде чем стал драматургом, и, когда их встречи проходили в библиотеке, которую он часто посещал, тот, кто впервые заметил её - бывшего библиотекаря, был сам Оскар.

- Я думал, что она ... прекрасным человеком. Уголок с новыми книгами, которым она руководила, всегда был интересным. В то время как я влюбился в эти книги, я также влюбился и в неё.

«Почему?» Повторялось несколько сотен миллионов раз. Всё остальное исчезло из его сознания.

Лучшая подруга его жены была благоприятным человеком, и когда он потерял дух со смертью своей жены, она активно заботилась о нем и его маленькой дочери. Она готовила теплые блюда для Оскара, который забывал поесть весь день, если оставался один, и заплетала волосы маленькой девочки, которая ревела и оплакивала отсутствие матери, которая раньше это делала. Возможно, в этом была небольшая односторонняя любовь.

Однажды, когда он был в постели с высокой температурой, той, кто отвёз его больную рвотой дочь в больницу, была она. Тот, кто впервые узнал, что у девочки было такое же заболевание, что и у её матери, был не отец, а лучшая подруга её матери.

То, что происходило потом, происходило медленно, но в глазах Оскара не было ничего что могло бы быть быстрее. Они полагались только на известных и непревзойденных врачей, в отличие от того, когда его жена пережила те же трудности. Из одной большой больницы в другую они склоняли головы многим людям, прося о помощи и собирали информацию о тестировании новых лекарств.

Лекарства и побочные эффекты были двумя сторонами одной монеты. Его дочь плакала каждый раз, когда принимала их. Поскольку он не мог позволить себе отвлечься от страданий своего любимого человека, его дни ухода за дочерью еще больше разъедали его уже разъеденное сердце.

Независимо от того, какие новые лекарства они пробовали, состояние его дочери не улучшилась. В конце концов, из-за нехватки ресурсов медики отказались и объявили её неизлечимой.

«Интересно, чувствует ли моя жена одиночество на том свете...» , и снова и снова такие глупые размышления проносились в его голове. «Пожалуйста, не забирай её с собой», - умолял он перед её могилой, но у мёртвых нет рта, чтобы ответить.

Оскар был морально истощен, но первым кто сломался, была лучшая подруга его жены, прошедшая с ними через многие больницы. Переутомлённая от заботы о его нестабильной дочери, она постепенно отдалялась от больницы, пока, наконец, Оскар и его дочь не остались сами по себе.

Из-за ежедневного приёма различных препаратов, щеки его дочери, которые раньше напоминали лепестки роз над белым молоком, стали желтоватыми и ужасно впалыми. Её волосы, которые обычно сладко пахли и выглядели как мед, быстро выпали.

Он не мог смотреть на неё. Это действительно было тем что он не мог вынести.

Наконец, у Оскара был спор с одним из врачей, после чего его дочери пришлось принимать только болеутоляющие средства. Он не хотел, чтобы оставшаяся часть её короткой жизни была поглощена несчастьем.

С тех пор начались спокойные дни. Простые дни. Он впервые увидел улыбку его дочери. Остатки их счастливых дней продолжались.

 

Погода была прекрасна в тот день, когда она скончалась - осень, раскрасила всё вокруг. Небо было ясным. Из окон можно было увидеть окрашенные в красный и жёлтый деревья.

В помещении больницы был фонтан, похожий на оазис, и на поверхности воды листья, попавшие из окрестных деревьев, тихо плавали. При падении они дрейфовали и колебались на воде, скапливаясь, будто притягиваемые магнитом. Его дочь говорила, насколько они были прекрасны.

«Желтый цвет листьев, смешанных с синим цветом воды, очень красив. Эй, интересно, смогу ли я пройти по ним, не упав?

Такая детская идея. Было очевидно, что листья скоро проиграют гравитации и собственному весу и затонут. Тем не менее, Оскар этого не сказал.

«Если бы у тебя был зонтик, ты бы могла использовать ветер, и вероятность сделать это увеличилась бы, хах?» - в шутку ответил он, желая хотя бы немного побаловать этого ребенка, которого уже не спасти.

Услышав его ответ, его дочь улыбнулась с сияющими глазами.

«Ты когда-нибудь покажешь мне это, верно? В том озере недалеко от нашего дома, когда осенние листья соберутся вместе на поверхности».

Когда-нибудь.

Когда-нибудь она покажет ему.

 

 

Позже его дочь, после приступа кашля внезапно умерла.

Когда он обнял её безжизненное тело, он понял, насколько же лёгким оно было. Даже для мёртвого тела, в котором больше не было души, оно был слишком легким. Пока он рыдал, Оскар спрашивал себя, действительно ли она жила или у него был просто долгий сон.

Он похоронил свою дочь на том же кладбище, что и его жену. После чего он вернулся в то место, где они втроём когда-то жили вместе и продолжил тихо жить. У Оскара было достаточно денег, чтобы не беспокоиться о своей жизни, поскольку написанные им сценарии использовались повсюду, поэтому сбережения, накопленные в результате гонораров, не позволили ему умереть от голода.

После долгих лет траура по его дочери и жены к нему пришёл коллега с его прежней работы, который спросил его, может ли он снова написать сценарий. Для Оскара, который оставил свое имя только в этой индустрии, а само существование его было стёрто из неё, запрос от театра который все почитали, был честью.

Ленивые, распутные, жалкие дни. Люди - это существа, которые легко устают от грусти или счастья, и не могут оставаться в одном состоянии вечно. Это их природа.

Оскар незамедлительно принял предложение, решив вновь взяться за перо. Однако с этого момента и начались его проблемы.

Ради побега от уродливой реальности Оскар начал пить. Это также служило лекарством для хороших сновидений. Благодаря помощи врача он смог преодолеть зависимость от алкоголя и наркотиков, но у него осталась дрожь в руках. Независимо от того писал ли он от руки или на печатной машинке это мешало ему продвигаться вперёд. Однако желание писать осталось в его груди. Всё, что ему нужно было сделать, это найти способ выразить это словами.

Когда он попросил совета у старого коллеги, который сделал ему запрос, последний сказал ему: «Есть кое-что, что может сработать. Ты должен воспользоваться услугами Автозапоминающей Куклы».

"Что это?"

«Ты так отдалился от мира ... Нет, больше похоже на то, что твоё затворничество дошло до довольно тревожного уровня. Они знамениты. В настоящее время ты можешь арендовать их по относительно низкой цене. Правильно, ты должен заказать одно.

«Кукла ... может мне помочь?»

«Они специалисты-секретари».

Затем Оскар решил воспользоваться инструментом, имя которого он только что запомнил. «Автозапоминающая Кукла». Оттуда началась его встреча с ней.

 

Девушка поднималась по горной дороге. Её мягкие, плетеные волосы были подвязаны темно-красной лентой, а её тонкое тело было обёрнуто в белоснежное платье с лентой бабочкой на талии. Её гофрированная шелковая юбка изящно покачивалась, когда она шла, а изумрудная брошь на её груди переливалась на солнце. Жакет, который она носила поверх платья, был контрастирующим прусским синим. Длинные кожаные сапоги, надетые для практичности, были глубокого шоколадно-коричневого цвета.

Держа тяжелую дорожную сумку, она пробралась через белые арочные ворота Оскара. Прямо к тому моменту, когда она вошла в передний двор, порыв осеннего ветра шумно подул. Красные, желтые и коричневые опавшие листья затанцевали вокруг того места, где она стояла.

Возможно, из-за множества осенних листьев её поле зрения на мгновение закрылось. Девушка крепко схватила брошь на своей груди. Она произнесла что-то тихим голосом, тише, чем трепещущий звук дождя на листьях, растаявшим в воздухе без возможности быть услышанным кем-либо.

Когда озорной ветер успокоился, атмосфера настороженности девушки исчезла, и без колебаний она нажала на звонок дома пальцем, защищенным черной перчаткой. Звук звонка раздался, как крик из глубины ада, и через некоторое время дверь открылась. Владелец дома, рыжеволосый Оскар, показал своё лицо. У него был неряшливый вид, как будто он только что проснулся или же не спал вовсе.

Когда Оскар посмотрел на женщину, он был немного озадачен. Это потому, что у неё был столь причудливый наряд? Или это потому, что она была слишком великолепной? Что бы то ни было, ему пришлось сделать глубокий вдох.

«Ты ... Автозапоминающая Кукла?»

"Верно. Я спешу туда, куда хотят мои клиенты. Я из службы Автозапоминающих Кукол Вайолет Эвергарден". Блондинка, голубоглазая девушка, которая обладала красотой, которая, казалось, вышла прямо из сказки, ответила монотонно, без фальшивой улыбки.

 

 

Женщина по имени Вайолет Эвергарден была фигурой сдержанной и очаровательной, как настоящая кукла. Её голубые глаза, частично закрытые золотыми волосами, сияли, как океан, с щеками цвета цветущей розовой сакуры поверх молочно-белой кожи и блестящими румяными губами. Девушка с чистотой сравнимой с полной луной, не нуждающаяся ни в чём. Если бы не её моргание, она могла бы легко стать произведением искусства в какой-нибудь галерее.

У Оскара не было абсолютно никаких знаний относительно Автозапоминающих Кукол, и поэтому попросил своего старого коллегу по выбрать одну для него. «Она будет отправлена ​​к тебе в течение нескольких дней», - так ему сказали, и после ожидания, она пришла к нему.

- Я был уверен, что получу от почтальона коробку с маленькой роботизированной куклой. Не думал, что это будет андроид, похожий на человека ... Насколько сильно продвинулась цивилизация с тех пор, как я уединился здесь?

Оскар держался в дали от остального мира. Он не читал газет или журналов и редко встречался с кем-либо. Помимо его друзей, единственными людьми, с которыми он связывался, были кассир в продуктовом магазине и курьеры, который иногда приносил ему пакеты.

Вскоре он пожалел о том, что не искал информации и не организовал всё сам. Чтобы что-то похожее на человека было в его доме, когда-то предназначенном для троих, было крайне неуместным и каким-то образом вызвало горькое послевкусие.

- Похоже, я делаю что-то ужасное моей семье ...

Не пытаясь понять мысли Оскара, Вайолет села на большой диван в гостиной, в которую была направлена. После ей был предложен черный чай, который она аккуратно выпила, что, казалось, означало, что современные машины развивались великолепно.

«Что будет с черным чаем, который ты выпила?»

Поняв, что её спросили, Вайолет слегка наклонила голову. «Это будет в конечном счете выведено из моего тела ... и вернется в Землю?» - ответила она. Это был очень похоже на ответ механической куклы.

«Честно ... Я в шоке. Хм, ты немного отличаешься ... от того, что я себе представлял»

Вайолет оценила свою внешность взглядом затем посмотрела на Оскара, который смотрел на неё, не садясь на соседний стул. «Была бы дополнительная плата если бы я соответствовала вашим ожиданиям?»

«Нет ... это не совсем «ожидания»...»

«Если Мастер не против подождать, я могу попросить компанию отправить вам другую куклу».

«Это не то, что я имел в виду ... Нет, забудь об этом. Пока ты можешь работать, всё в порядке. Ты не выглядишь шумной.

«Если пожелаете, я могу дышать ещё тише».

«Ты не должна... заходить так далеко».

«Я пришла сюда, чтобы стать помощником Мастера. Я буду работать, чтобы угодить вам, так что я не запятнаю имя Автозапоминающих Кукол. Мне не важно какие инструменты мне предоставят, будь то ручка и бумага или же пишущая машинка. Пожалуйста, используйте меня как пожелаете.

Она произнесла это пристально смотря на него с её голубыми глазами, похожими на драгоценны камни и сердце Оскара забилось чуточку быстрее, и он кивнул, сказав «хорошо».

Период, на который она была нанята, составляла две недели. За это время они должны были закончить историю, несмотря ни на что. Оскар возобновил свою волю, отвёл её в кабинет и планировал немедленно начать работу. Однако закончилась всё тем что Вайолет начала не с письма, а с уборки комнаты.

В кабинете, который также был его спальней, была разбросана ношеная одежда Оскара, а также кастрюля с остатками от его последней трапезы. Прямо говоря, в этом месте нельзя было ступить и шагу.

Вайолет уставилась на него своими большими глазами. «Вы позвали мне суда, с подобными условиями?» - казалось говорили её глаза.

"Прошу прошения…"

Очевидно, что это не та комната, в которой кто-то будет работать. С тех пор, как он остался один, он прекратил использовать гостиную, поэтому она всё ещё была в хорошем состоянии, но спальня, в которую он часто входил и выходил, а также кухня и ванная были в ужасном состоянии.

Оскар был рад, что Вайолет была механической куклой. На вид ей было от 10 до 20 лет; он не хотел показывать что-то столь смущающее столь молодой девушке. Несмотря на то, что он становился старым, для мужчины это было довольно прискорбно.

«Мастер, я личный секретарь, а не горничная», - сказала она, в то же время противореча своим словам вытаскивая из своей сумки белый фартук, охотно продолжая всё убирать.

Первый день закончился подобным образом.

На второй день они расположились в кабинете и начали свою работу. Оскар лежал на кровати, а Вайолет села на стуле и использовала печатную машинку на рабочем столе.

"Она сказала…"

Согласно тому, как диктует Оскар, она молча записывала каждую букву с ужасающей скоростью слепым набором.

Он изумлённо наблюдал. «Довольно ... быстро, хах».

После комплимента, Вайолет сняла одну из черных перчаток, которые доходили до рукавов и показала одну из её рук. Она была металлической. Пальцы казались еще более жесткими и похожими на роботов, чем другие части её тела.

«Я нанят агентством, которое продает практичность. Это стандарты компании Эстерк, поэтому мои уровни выносливости высоки, и возможно выполнять движения и использовать уровень физической силы, на которые человеческое тело обычно не способно, что довольно очаровательно. Я могу записывать любые слова Мастера без упущений.

"Это так? Ах, эй, тебе не нужно записывать то, что я только что сказал, только слова, предназначенные для сценария.

Оскар продолжил диктовать. В процессе они сделали много перерывов, но на второй день все прошло хорошо. В конце концов, концепция истории хранилась лишь в нем, и он не мог записать её нигде.

Когда Оскар говорил, он понял, что Вайолет была хороша, как слушатель истории и секретарь. С самого начала она производила впечатление спокойствия, и во время работы это было еще более очевидно. Несмотря на то, что он не просил её об этом, он действительно не слышал её дыхание, только звуки пишущей машинки. Когда он отводил глаза, у него складывалось впечатление, что пишущая машинка печатала сама по себе. Всякий раз, когда он спрашивал, до какого места она записала, она зачитывала его ему, её умеренный голос и хорошая дикция поистине интересны, для слуха. С ней, в качестве рассказчика, все звучало как серьёзная фантастическая история.

- Ясно, конечно же это станет популярным.

Оскар смог в полной мере наблюдать за величием Автозапоминающих Кукол. Однако, хотя все шло гладко до третьего дня, начиная с четвертого дня, был период писательского застоя. Это было чем-то привычным среди писателей; когда содержание, которое должно быть написано, уже было задумано, но не было подходящих слов что бы всё описать.

Из своего многолетнего опыта Оскар имел способ справиться с неспособностью писать. Он просто не писал. Он знал, что ничего из того что будет написано через силу не выйдет достаточно хорошим. Поэтому, хотя он чувствовал себя неловко перед Вайолет, он должен был оставить её в ожидании. Чтобы не заставлять её сидеть сложа руки, он попросил её позаботиться о уборке, стирке и приготовлении пищи. Кажется, она функционировала только лишь за счёт своего трудолюбивого характера.

Прошло много времени с тех пор, как он последний раз ел тёплую еду, приготовленную кем-то другим. Он заказывал еду в службе доставки, но блюда, которые он готовил для себя, отличались от этих.

Омлет с рисом таял у него во рту. Гамбургер с тофу был приготовлен по-Восточному. Первоклассный плов с красивыми овощами поверх риса, смешанный с пряным соусом. Запеканка из морепродуктов, который трудно было найти на земле, окруженной горами. В качестве гарниров всегда были салаты и супы, и его всегда интересовало из чего они были сделаны. Он был немного тронут этим.

Пока Оскар ел, Вайолет только смотрела, ничего не пробуя. Она не сдвинулась с места, утверждая, что поест позже.

Он уже убедился, что она могла употреблять жидкости, но могло случиться так, что она не могла есть ничего твердого. Если это так, что, если она пила масло, пока он не видел? Когда он попытался это представить, в голове вырисовалась сюрреалистичная картина.

- Не будет проблем, если мы будем есть вместе. - подумал он, не произнося этого вслух.

Она совершенно отличалась от его жены, но что-то в её силуэте со спины, когда она готовила, создавало знакомое ощущение. Когда он наблюдал за ней, по какой-то причине на него напала сильная грусть, и уголки его глаз стали горячими. Он очень хорошо осознал, каково это допускать постороннего человека в свою жизнь.

- Значит... мой образ жизни действительно одинок.

Приподнятое настроение от наблюдения за Вайолет возвращающейся домой с поручения. Облегчение, от осознания, что он не одинок, когда он засыпал ночью. Тот факт, что она будет там, когда он снова откроет глаза. Всё это заставило Оскара понять, насколько он одинокий человек.

У него не было никаких денежных или экономических проблем в его жизни. Тем не менее, это был не что иное, как психологический щит чтобы подсластить реальность и не дать ещё сильнее затвердеть его сердцу. Это не гарантировало исцеление любых ран. Быть с кем-то, о ком он ничего не знал, кроме её темперамента, так близко, и быть рядом с ней, когда он просыпался, пронзило, однажды закрытое сердце Оскара, который был одиноким столь долго.

Вайолет, пришедшая в его жизнь, была похож на рябь на воде. Небольшое изменение в неподвижном озере. Единственное, что попадалось в его потоке, была лишь незначительная галька, но для жизни, столь же безвкусной, как у его, это было похоже на значительную трансформацию для безветренного озера.

Было это хорошим или плохим изменением? Если бы ему пришлось решать, он бы сказал, что оно было хорошо. По крайней мере, слезы, льющиеся через край из-за печали, что он ощущал, когда она была рядом, были намного теплее, чем все, что он пролил до сих пор.

 

 

Спустя еще три дня его времяпрепровождения с Вайолет, Оскар снова встал на ноги. Он получил вдохновение, для специфической сцены.

История Оскара, которую писала Вайолет была о приключениях одинокой девушки. Девушка, которая покинула дом, посетила многие земли, связалась со многими людьми и стала свидетелем многих событий, таким образом становясь взрослее.

Образ девушки был взят с его больной дочери.

В конце концов, девушка вернется в дом, который она покинула. Её отец ждал её там и не мог сказать, была ли это действительно она, потому что она слишком сильно изменилась. Унылая девушка умоляла его вспомнить, напоминая ему об обещании данном ими когда-то в прошлом, - пересечь озеро рядом с их домом, пройдя по опавшим на воду листьям.

«Люди не могут ходить по воде».

«Я просто хочу представить. Я сделаю так, что ей окажет помощь благословение духа воды которое она получила во время своего путешествия».

«Тем не менее, я не подхожу для этого. Девушка из этой истории жива и невинна. В отличии от того, кем являюсь я».

Оскар попросил Вайолет надеть одежду, подобную той, что была на его главной героине и попросил её немного поиграть на берегу. Он уже заставлял её заниматься уборкой, стиркой и другими домашними делами, а вдобавок ко всему попросил о такой услуге. Как будто она была мастером на все руки.

Даже Вайолет бывшая девушкой профессионалом, она с удивлением подумала: «Что за проблематичный человек ...»

«Цвет твоих волос ... возможно немного отличается, но он светлый, как и у моей дочери. Если ты наденешь платье, несомненно...»

«Мастер, я всего лишь секретарь. Автозапоминающая Кукла. Я не ваша жена или наложница. Я так же не могу стать заменой».

«Я знаю это. У меня нет подобного интереса к такой девушке, как ты. Это просто ... твоя внешность ... если бы моя дочь была жива, я думаю ... она бы выросла похожей на тебя».

Вайолет, которая до этого твёрдо стоявшая на своём, заколебалась. «Я действительно думала, что ты слишком упрям ​​... Так значит твоя дочь скончалась?» Она слегка прикусила губу. На её лице читался внутренний конфликт.

В последние несколько дней Оскар смог понять одну вещь о ней. То, как Вайолет придерживалась того, что считалось «праведным», решая между хорошими или плохими вещами.

«Как Автозапоминающая Кукла ... Я хочу удовлетворить желания моего клиента ... но это нарушает мои рабочие правила ...»

Она вела себя так, как будто внутренне боролась сама с собой, и, хотя Оскар чувствовал себя виноватым в этом, он в последний раз попытался: «Если бы ты могла создать образ повзрослевшей девушки, вернувшейся домой и готовой выполнить её обещание, моя воля к письму скоро вернётся. Это правда. Если ты хочешь получить компенсацию, я могу всё компенсировать. Я могу заплатить в двое больше первоначальной цены. Эта история для меня очень дорога. Я хочу закончить писать и сделать это вехой в своей жизни. Пожалуйста."

«Но ... я ... не кукла для нарядов ...»

«Тогда я не буду фотографировать или что-нибудь в этом роде».

«Вы намеревались?»

«Я выжгу это в своей памяти и напишу историю лишь с этим. Пожалуйста»

После этого Вайолет подумала об этом ещё немного с угрюмым лицом после чего согласилась, проиграв упорству Оскара. Она возможно была тем типом, который становился слабым под давлением.

Оскар оставил свою затворническую жизнь, самостоятельно вышел наружу и прикупил модную одежду и зонтик для Вайолет. Наряд был из белой кружевной блузки с поясом-лентой на синем кружевном платье. Зонтик был голубым с белыми полосками, изобилующей излишествами. Казалось, он заинтересовал Вайолет, поскольку она крутила его, многократно открывая и закрывая его.

«Зонтик странный?»

«Я впервые вижу такой очаровательный зонтик».

«Разве ты сама не носишь милую одежду? Разве она не соответствует твоему вкусу?

«Мы носим то, что предлагает нам начальник компании. Я сама не часто посещаю модные магазины».

Это было подобно ребенку, носящему то, что ему скажет мать.

- Может быть ... что она намного моложе, чем она сама думает. С таким мышлением, она слабо напоминала маленькую девочку, несмотря на её взрослый вид.

Пока Вайолет еще не передумала, как только Оскар сделал покупки, он, не теряя времени, попросил её примерить покупки.

Было уже поздний вечер, немного пасмурно. Казалось, что дождя не будет, но атмосфера подразумевает. Холодный воздух, который приносил ощущение, что осень близиться, но все еще недостаточно холодный, чтобы покалывать кожу.

Оскар был первым, кто вышел. Он сел на деревянный стул рядом с озером, покуривая трубку. Поскольку он немного позаботился о себе и не курил с тех пор, как приехал, чувство дыма, заполняющее всё до его живота, распространялось.

Прошло несколько минут во время которых он пускал в воздух кольца дыма. Затем передняя дверь открылась со скрипучим звуком.

«Извиняюсь за ожидание».

Он беспристрастно повернул голову. "Ты…"

«... не заставила меня долго ждать», - было то, что он собирался сказать, но слова не выходили, поскольку его дыхание остановилось на секунду. Он сглотнул, столь смутившись, как когда впервые увидел Вайолет.

Она была слишком великолепна, с её распушёнными волосами - красота, что украла момент признания у всего мира вокруг. Волосы, которые когда-то были заплетены, плавно ниспадали и слегка завивались на концах. Они были значительно длиннее, чем он себе представлял. И, самое главное ...

-Если бы ... моя дочь смогла вырасти ... она бы была именно такой.

Пришла ли она, чтобы показать ему свой наряд? Когда он подумал об этом, чувство теплоты разошлось в его груди.

«Мастер, достаточно ли хорошо я выгляжу в одежде, которую вы мне дали?» Посреди мира осенних цветов девушка нечеловеческой красоты схватила свою юбку и попыталась один раз прокружиться. «При этом мне просто нужно смоделировать, как будто я пересекаю это озеро, верно? Эх, но Мастер, это действительно то, что ты желаешь написать? Вместо того, чтобы просто бродить вокруг да около, даже если на несколько секунд, было бы лучше, если бы я действительно пробежала через озеро. Мастер, предоставь это мне. Я специализируюсь на физических занятиях, а также пусть и немного, но я способна удовлетворить ваши ожидания». Вайолет объясняла безразлично и равнодушно, как никогда, не обращая внимания на Оскара, который одновременно был переполнен множеством эмоций и не мог собраться и в ответ мычал что-то невнятное».

Та, кто стояла перед ним, была полной противоположностью его дочери. Несмотря на то, что у неё были такие же золотые волосы, её зрачкам не хватало того сладкого сияния.

Вайолет прижала к плечу закрытый зонтик и крепко сжала его. Она стояла на большом расстоянии от озера и смотрела на него, словно рассматривая водную гладь. Окрашенные в увядающие цвета осени опавшие листья плавали на ней.

Ветер был нестабилен, то дул, то останавливался. Оскар встревоженно наблюдал за ней, как она лизнула один из механических пальцев кончиком языка, подтверждая направление ветра.

Неуверенно отступив назад, она взглянула на Оскара с крошечной улыбкой. «Не волнуйся. Все ... будет согласно желания Мастера». Успокоив его своим сладким голосом, Вайолет высоко подпрыгнула.

Хотя она была далеко от него, она мгновенно пролетела мимо глаз Оскара. Такая скорость была подобна самому ветру. До того, как ступить на озеро, Автозапоминающая Кукла сильно оттолкнулась от земли. Воздействие было достаточно сильным, чтобы встряхнуть почву. Её прочные ноги действительно давали возможность прыгать на пугающую высоту. Казалось, она собиралась подняться по лестнице в небеса. Оскар стоял, разинув рот, от столь сверхчеловеческого действия.

С этого момента все происходящее казалось замедлилось. Достигнув критической точки, Вайолет подняла зонтик, который она взяла с собой и раскрыла его. Это было похоже на распустившийся в небе цветок. Украшения зонтика красиво раскачивались, и, словно предсказывая идеальный выбор времени, ветер подтолкнул её вперед. Её юбка и зонтик легонько приподнялись в воздухе, показав её нижнюю юбку. Её длинные сапожки мягко ступили на опавшие листья, плывущие по поверхности воды.

Этот момент. Эта секунда. Эта картина. Сцена запечатлелась в память Оскара так же ясно, как фотография. Девушка с покачивающимся зонтиком и развевающейся юбкой, ступающая по поверхности озера, прямо как волшебница.

Слова его дочери с того самого дня, когда её сердце остановилось, всплыли в его памяти.

"Когда-нибудь…"

«Ты когда-нибудь покажешь это мне, верно? В этом озере недалеко от нашего дома, когда осенние листья соберутся вместе на поверхности воды».

«Однажды ... Я покажу тебе это, папа».

Голос ... голос этой девочки, о которой он в конце концов забыл, отразился в его голове.

-Ты не знаешь, наверно? Я хотел, чтобы ты звала меня, ещё сотни раз.

«Ты когда-нибудь покажешь это мне, верно?»

«Папочка»  - сказал ласковый сладкий голос: « Я покажу тебе это, папочка».

- Твой голос приятнее слушать, чем что-либо другое.

«Я покажу тебе это когда-нибудь».

-Ах, верно. Ты, с таким голосом, будешь невинно развлекать меня. Ты сказала это, не так ли? Мы дали обещание. Я забыл. Я все забыл. Долгое время я не мог заставить себя вспомнить тебя должным образом, поэтому я рад, что мы встретились вновь. Даже как иллюзия, я рад, что встретил тебя. Моя милостивая маленькая леди. Моя, моя. Мое сокровище делилось с моим самым драгоценным человеком. Я знал ... что это не может быть исполнено. Но тем не менее мы это пообещали. Это обещание, твоя смерть ... они уничтожали меня, пока я продолжал жить до сих пор. И до сих пор я продолжал тянуться к жизни. Я жил грязно, ища следы, оставленные тобой. Я возмущался этим, но в этот момент ... момент, когда кто-то, кто не ты, был похож на тебя, случайным стечением, встречей и объятием. Я хотел увидеть это, думая, что это заставит меня хотеть жить по-настоящему. Ты, чьё имя я не могу даже прошептать от печали. Я ... хотел все это время снова увидеть тебя, милая. Последний член семьи, что у меня остался. Всегда, всегда ... Я постоянно хотел увидеть тебя вновь. Я любил тебя.

Он был так счастлив, что хотел улыбаться, и все же ...

«Фу ... э-э ...»

... только всхлипывали. Поток слёз, будто привёл в движение остановившееся для Оскара время.

«Ааах ... не могу ...»

Он слышал тиканье часов. Это был звук его прежде застывшего сердца.

«Я действительно, действительно ...» Когда он закрыл лицо руками, он понял, насколько морщинистыми они стали.

Сколько времени прошло с тех пор, как они исчезли?

«... хотел, чтобы ты ... не умирала ...» его лицо исказилось, когда он пробормотал голосом, полным слёз: «Я хотел, чтобы ты жила ... жила и ... росла ...»

- ... и показала мне, сколь прекрасной ты станешь. Я хотел увидеть тебя такой. И, увидев тебя такой, я хотел бы умереть раньше тебя. Раньше тебя, после того как ты заботилась обо мне я хотел умереть именно так. Не так ... что бы я заботился ... о тебе. Не так.

"Я хотел тебя увидеть…"

Слезы Оскара текли из его глаз по щекам и капали на землю. Звук Вайолет, ступающей по озеру, эхом отражался в его мире рыданий. Момент проблеска исчез, и голос его дочери, который он наконец, вспомнил, вскоре вновь забылся. Иллюзия улыбающегося личика также исчезла, как мыльные пузыри.

Оскар закрыл свои глаза не только руками, но и сомкнув веки. Он отрицал мир, которому она больше не принадлежала.

-Ах, было бы хорошо, если бы я умер прямо сейчас. Независимо от того, сколько времени я потратил в трауре, они не вернутся. Сердце, дыхание, пожалуйста, остановитесь. С тех пор, как умерла моя жена и дочь, я неотличим от мертвеца. Вот почему, сейчас ... прямо сейчас, в эту самую секунду ... Я хочу упасть на землю, как будто меня застрелили. Также как цветы, которые не могут продолжать дышать, если их лепестки опали.

Он умолял, но даже если бы он пожелал этого несколько сотен миллионов раз, ничего не изменилось бы. Он, уже желавший этого несколько сотен миллионов раз, знал это очень хорошо.

- Дай мне умереть, дай мне умереть, дай мне умереть. Если единственный вариант жить в одиночестве, позволь мне умереть вместе с ними.

Как бы он не умолял, ничего из этого не случилось. Ничего, однако...

"Мастер!"

... в мире, который он отбросил, он слышал голос человека, чьё время было таким же застывшем, как и его собственное. С неровным дыханием он направился к нему.

--Я жив.

Он всё ещё жил. И хотя он изо всех сил пытался исчезнуть, как и его близкие. Это была не та молитва, на которую можно было ответить, будучи сказанной, но с поглощенным тьмой взором куда солнечный свет не мог проникнуть, он все равно умолял: «Боже, пожалуйста ...»

- Если я не умру, по крайней мере, пусть моя дочь будет счастлива в этой истории. Пусть моя дочь будет удовлетворена этим. И рядом со мной…рядом со мной вечно. Даже если только внутри этой повести. Даже как воображаемая девочка. Будет рядом со мной. Он не мог не желать этого.

В конце концов, его жизнь продолжалась.

Перед Оскаром, который плакал, не беспокоясь о своём возрасте, стояла Вайолет, промокшая в озерной воде. Капли капали из её грязной одежды, которая теперь была испорчена. Тем не менее у неё было наиболее радостное выражение, которое можно было даже считать улыбкой, которую она когда-либо показывала.

«Ты видел? Я смогла пройти три шага.»

Не скрывая то, что он не мог смотреть на неё сквозь слезы, Оскар ответил, шмыгая носом: «Хм, я видел. Спасибо тебе, Вайолет Эвергарден». Он вложил свою благодарность и почтение в эти слова.

-Спасибо за то, что воплотила это в жизнь. Спасибо. Это действительно было как чудо.

Я не верю в Бога, но если он существует, то это определённо ты. Вайолет просто ответила: «Я всего лишь Автозапоминающая Кукла, Мастер», не отрицая и не подтверждая существование Бога.

 

 

Впоследствии Оскар согрел ванну для Вайолет, которая была полностью промокшая. Она не показывалась за едой, но каждый день принимала ванную и предположительно отдыхала в комнате, которую он ей выделил. Она была очень человекоподобной куклой.

- В наши дни цивилизация потрясает. Развитие науки просто удивительно.

Даже будучи искусственной девушкой, она не могла оставаться в мокрой одежде. Поскольку сменная одежда была необходима, она обернула халат вокруг своего предположительно идеального тела и направилась к ванной. Прошло некоторое время, так как никто, кроме Оскара, не использовал ванную, поэтому из-за пробела в памяти он зашел, не постучав и увидел её до того, как она надела что-либо на себя.

«Ах, мне жа...ль?» Он сглотнул из-за недоумения. «Эээе ?!»

То, что отразилось в глазах Оскара, было более привлекательнее, чем любая обнаженная женщина. Капли стекали с золотистых волос. Красивые голубые глаза сияли так что не передал бы ни один художник и тонкие губы под ними. Стройное тело с тонкой шеей, выступающими ключицами, округлыми грудями и женственными изгибами.

Её искусственные руки, состоявшие из металлических частей, шли от плеч до кончиков пальцев. Но лишь они. Несмотря на многочисленные шрамы, кроме рук, остальная часть её была исключительно из плоти и крови. С этим тонким телом она была совсем не похожа на механическую куклу, но на относительно нормального человека.

Со всем, во что он верил, до сих пор, с его шокирующем откровением, Оскар попытался подтвердить то, что он видел много раз.

«Мастер». Вайолет обратилась к нему с осуждающим голосом за то, что он продолжал рассматривать её.

«Ааааа! АААааа! ААААААААААА!» Как ни странно, крик исходил лишь от Оскара. С лицом одновременно красным от смущения и частично в слезах, он с криком выпустил весь воздух из лёгких: «Так ты всё же человек?!»

Обернув вокруг себя полотенце, Вайолет прямо ответила: «Мастер, действительно, проблематичный человек». Её щеки немного порозовели, когда она смущенно пробормотала это.

 

 

«Автозапоминающая Кукла». Прошло много времени с тех пор как название популяризовалось.

Создатель был исследователем механических кукол, профессор Орланд. Его жена Молли была романистом, и всё началось, как только она потеряла зрение. После того, как она ослепла, Молли была крайне подавлена ​​из-за того, что не могла писать романы, бывшие смыслом её жизни, и с каждым днем ​​становился все слабее. Не в силах больше видеть жену такой, профессор Орланд создал первую автозапоминающую куклу. Она предназначалась для обработки всего сказанного голосом её мастера, а также для записи слов, произнесенных человеческими голосами, другими словами, машина, которая служила секретарём.

Впоследствии некоторые из произведений Молли завоевали всемирные литературные призы, а изобретение Орланда стало известным как необходимым в истории. Хотя он только хотел сделать одну для своей любимой жены, позже она стала известна при поддержке большого количества людей. В настоящее время автозапоминающие куклы продавались по разумно низкой цене, и были типы, которые можно было арендовать или заимствовать. Тем не менее, были живые дышащие люди унаследовавшие подобные Автозапоминающим Куклам характеристики, и они даже унаследовали это же название.

Прощаясь с Вайолет, Оскар узнал от своего друга, что она очень известна в бизнесе. Когда друг узнал, что Оскар сначала принял её за настоящую Автозапоминающую Куклу, он лишь посмеялся. «Ты действительно, жил под скалой! Ты действительно считал, что такая симпатичная машина может существовать?

«Это потому, что ты сказал, что она механическая кукла ...»

«Технология нынешней человеческой цивилизации еще не достигла такого уровня. Однако есть настоящие механические куклы. Некоторые милые. Но я просто ... подумал, что она будет хорошим лекарством для такого, как ты, закрытого человека, которые не взаимодействует с людьми. Эта девушка ... не говорит много, но у неё есть сила восстанавливать людей. Она исполнила свою цель, верно?

"Да."

Она была, несомненно, молчаливой, но, на самом деле, она была действительно хорошей девушкой.

«Нет никого равного Вайолет Эвергарден, но в следующий раз я пришлю тебе секретаря, который не будет наполовину человеком, чтобы у тебя был постоянный помощник».

В конце концов, посылка была доставлена в дом Оскара. В ней была небольшая кукла, совершенно отличавшаяся от Вайолет Эвергарден. Это была механическая кукла, предназначенная для записи всего сказанного им с помощью пишущей машинки и обычно сидевшей на его столе, одетая в прекрасное платье.

--Ясно. Определенно, это необычно.

«Но это не может сравниться с ней ...» Оскар усмехнулся, глядя на комнату, которую он предоставил девушке, которой больше не было рядом. Если бы он сказал: «Я так одинок», он точно знал, как она ответит.

«Мастер ... такой проблемный человек» - раздался эхом сладкий голос. Его владелец говорил безэмоционально, и только уголки её губ немного приподнимались.

Даже если её не было здесь, у него было чувство, что он мог слышать её.

Проект Free Novel создан группой переводчиков энтузиастов и посвящён переводам интересных японских ранобэ и лайт-новел, некоторые из которых можно найти только здесь. 

Над переводами работает команда Free studio 

Перевод с японского: Dendi,West 

Перевод с английского: Dendi, West, Heretic699, Morte S S

Редактура: Dendi, West, Heretic699, Hiko18

Наши первые переводы можно найти: http://tl.rulate.ru/users/51327

Реквизиты для желающих отблагодарить переводчиков:  

Яндекс-деньги:41001434950332 

 

Сайт находиться в разработке

© 2018 сайт в разработке